Женщины в исламе

Обладают ли женщины в Исламе правами? Оправданы ли обвинения в адрес Ислама о дискриминации женщин? Постараемся найти ответы на эти и другие вопросы, связанные с женщинами.

Если в наши дни провести опрос, в какой из религий у женщины меньше всего прав, несомненно, большинство людей ответили бы – в Исламе. Это по той простой причине, что почти целый век враги ислама рисуют образ женщины в чадре и кричат о ее дискриминации. А мы, некогда могущественные и прогрессивные мусульмане, сегодня идем у них на поводу – на поводу своих недоброжелателей. Мы руководствуемся навязанными нам идеями, а посему утратили и былую славу и величие, которым нас одарил Аллах. Мы перестали руководствоваться религией в своей повседневной жизни. Наша жизнь и наши семьи, увы, устроены по западному образцу. От этого во все горло кричат феминистки, что ислам лишает женщину прав, что женщины в Исламе узницы в своих домах, они не обладают правами, что они угнетены. Больше всего их задевают головные уборы мусульманок и одежды, покрывающие тело мусульманки. То в одной, то в другой европейской стране часто стали зачинать скандалы вокруг хиджаба.

Что говорить о Европе, если до недавнего времени в такой мусульманской стране как Турция ношение платка было запрещено. А в Марокко до сих пор обсуждают вопрос о запрещении ношения хиджаба. Законодательство нашего государства, к счастью, не запрещает религиозную атрибутику, но слабоверные мусульмане умудряются осуждать и презирать девушек, которые носят одежду в соответствии с религией Аллаха. Какие же глупцы! Как можно осуждать тех, кто проявляют покорность Господу?

Кто хочет огульно ругать Ислам, пусть посмотрит на положение женщины среди других народов, и каково ее положение в других верованиях. Что в Византии, что в Персии, в Индии и в Китае, в иудаизме и в христианстве, что в среде доисламских арабов у женщин было и остается очень даже незавидное положение. Полистайте книги по истории, и вы увидите, что женщины не обладают никакими правами, что они подобны животным, что они не обладают душой и т.д. Сколько унижений претерпевали женщины до прихода Ислама!

Например, доисламские арабы заживо хоронили своих новорожденных дочерей, боясь нищеты и позора. Вот что говорится в Коране об этом: «Когда кому-либо из них сообщают весть о девочке, лицо его чернеет, и он сдерживает свой гнев. Он прячется от людей из-за дурной вести. Оставит ли он себе ребенка с позором или же закопает ее в землю? Воистину, скверны их решения!» (Коран. 16:58-59)

Но с приходом Ислама женщина обрела права. Она стала достойно называться женщиной. Она уравнялась в правах с мужчинами, ведь Пророк, мир ему, сказал: «Поистине, женщины являются сестрами мужчин». (Приводится у Ахмада, Абу Давуда, Тирмизи и ибну Маджа).

С приходом Ислама права матери превзошли права отца. Об этом свидетельствует хадис, который приводит Абу Хурайра:

«Один человек спросил Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Кто из людей наиболее достоин моего хорошего отношения к нему?», Посланник Аллаха ответил: «Твоя мать». Человек спросил: «А затем кто?» Он ответил: «Твоя мать». Человек спросил: «А затем кто?» Он ответил: «Твоя мать». Человек спросил: «А затем кто?» Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Твой отец».

Ислам пришел с тем, что предостерег мужчину от несправедливости в отношении женщины. В прощальном хадже Пророк, мир ему, заповедовал: «Страшитесь гнева Господа, от того, чтобы относиться к женщинам несправедливо, поистине, вы женились на них и они – дар вам от Аллаха, и через слово Аллаха они стали вам дозволены».

В хадисе у Ахмада приводятся слова Пророка, мир ему, говорившего: «Высокая степень веры у того, кто обладает благим нравом, а наилучшие из вас те, кто наилучшим образом относится к своим домочадцам

Ислам сделал внимание, уделенное дочерям залогом благополучия человека в День Суда: «Кто содержит двух девочек, пока они не достигнут зрелости, то я и он придем в Судный день – вместе». – говорит Посланник Аллаха, мир ему. (хадис передал Муслим)

С приходом Ислама слово «женщина» стало звучать гордо и часто упоминаться, так как этим словом названа одна из больших сур Корана – «Ан-Ниса’».

Религия Аллаха дала право женщине на наследство, так же объявила имущество женщины неприкосновенной.

Это лишь некоторые из прав, которыми Ислам наделил женщину.

Феминистские организации требуют свободу женщине, а мы же видим что та свобода, за которую они борются, губит их, потому что нельзя обладать безграничной свободой. Что дает та самая свобода самым свободным женщинам? Торговлю телом? Алкоголизм? Наркоманию? Беспорядочные половые связи? К чему такая свобода? Кому нужна такая свобода? Кому нужна красота этой «свободной женщины», и кому нужна она сама, когда она будет дряблой старухой? Она доживает свои дни в одиночестве, ее бросают дети и навещают раз в полгода или раз в год.

Как-то, будучи в Москве я несколько дней жил у друга. Спускаясь вниз, на лестничной площадке я увидел старую женщину лет 80 в дверях. В руках у нее была кружка с какой-то жидкостью. Она тихо позвала меня и попросила подогреть «чай». А в кружке у нее была вода и несколько листочков чая. Я поднялся в квартиру, вымыл ее засаленную кружку, заварил чай, залил, подсластил сахаром. Взял фрукты, конфеты, хлеб, сахар, чай и вернулся к этой женщине. Она все еще стояла в дверях. Когда я протянул ей чай и пакет с провизией, она заплакала. В ее квартире стоял тяжелый воздух. Было грязно. Мне стало жало старушку, и я спросил ее, почему она одна и где ее дети. Сквозь слезы она сказала, что вот уже несколько лет никто ее не посещает. Про нее все забыли. Как могут дети бросить свою мать? А может она виновата во всем этом?

В противоположность этому приведу цитату из одной газеты. Автор статьи пишет, что в Европе он встретил женщину принявшую Ислам, и когда он спросил ее о том, какие изменения в ее жизни произошли после принятия Ислама, она ответила: «Я хочу обратиться ко всем женщинам мира и сказать: нет никакой религии, и нет никаких законов, которые делают женщину счастливой в полной мере, кроме Ислама!»

Задумайтесь! Женщина отказалась от мнимой свободы в пользу свободы в Исламе и она счастлива оттого, что нашла то, что миллионы и миллионы обманутых женщин не могут найти. Задумайтесь и внемлите ее призыву, дорогие женщины!

Если мужчина возводит дом из камня и кирпича, то это строение на благо этого мира, а уют, тепло и то воспитание, которым праведная женщина заполняет этот дом, является благом для этого мира и для будущей жизни.

Дом – это крепость мусульманина. Если не женское участие в строительстве этой крепости, то нет в нем блага. Счастливы те семьи, в которых поминается имя Аллаха, в которых обучаются Исламу, и в которых воспитываются праведные мусульмане.

«Поистине женщина смотрительница дома своего мужа, и она несет ответственность за этот дом» – говорится в хадисе.

Мать – это та женщина, которая воспитывает героев, ученых, праведников. И наши матери, которые знакомят нас с настоящей жизнью – это благонравные, верующие, знающие, терпеливые, молящиеся, кающиеся матери.

Из числа таких женщин та, с которой Пророк, мир ему и благословение, жил в мире и согласии, как до пророчества, так и после. Первая из уверовавших, первая совершившая молитву с пророком, первая обрадованная раем, первая услышавшая Коран – Хадиджа, да будет доволен ею Аллах. Ее Господь приветствовал через ангела Джабраила. Она потратила все свое богатство на пути Аллаха. Когда люди отвернулись от Пророка, она уверовала в него; когда люди обвиняли во лжи, она подтвердила его правоту; когда люди оставили без поддержки, она помогала ему, и Аллах почтил Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, детьми от Хадиджи.

И та, которая родилась от Хадиджи, мать Хасана и Хусейна, жена Али, да будет Аллах доволен ими всеми, Фатима. Поистине она пример для всех женщин, и для всех матерей.

О благочестии матери Исы (библ. Иисус) Марьям (библ. Мария) упоминается во многих аятах Корана. Более того, в честь нее названа сура в Коране.

Это и Асия, жена фараона. Несмотря на неверие мужа, она обладала высокой верой в Аллаха. Она воспитала Мусу (библ. Моисей).

Если изучить истории великих ученых, учителей, станет ясно: они стали ученными во многом благодаря своим матерям, которые побуждали их с малого возраста стремиться к знаниям. Среди них Абу Ханифа, Имам Шафии и т.д.

Призадумайтесь! Разве не благодаря Исламу женщина обрела особый статус? Разве не ее называют мужья хранимой жемчужиной? И эта честь выпадает именно той женщине, которая покорна Господу, выполняет Его веления и сторонится запретов. И на нас, на мужчинах, есть обязанности по отношению к четырем женщинам: это мать, сестра, жена, дочь. Аллах непременно спросит у нас о каждой из них. Соблюдали ли мы их права. Проявляли ли мы благосклонность к матери, слушались ли ее, радовали ли ее. Были ли заступниками своей сестры, были ли справедливым мужем для жены, и дали ли правильное воспитание дочери.

Недавно весь мир праздновал 8 марта, которое назвали праздником женщин. Существуют совершенно разные версии происхождения этого праздника. Но не хотелось бы обижать дорогих для нас женщин тем, что мы готовы всего лишь один день в году уделить им, чтобы поздравить их с этим вымышленным праздником. Если инициаторы этого праздника и нуждаются в этом единственном празднике, то нам — мусульманам подобает каждый день устраивать праздник для женщин. Разве не праздник для твоей мамы, если ты будешь послушным и вежливым сыном, будешь помогать и радовать ее. И разве не праздник для твоей сестры, если ты будешь укреплять с ней родственные отношения, звонить ей и навещать. Разве не будет праздником для твоей жены, если ты будешь справедливо относиться к ней, не будешь грубить, а будешь ласковым и внимательным.

Не будет ли радостью для твоей дочери то, что ты воспитаешь ее в хороших традициях и привьешь ей благой нрав?

Да братья, так оно и есть. Если мы – мужчины будем отдавать должное каждой из этих женщин, то семейные узы упрочатся, а вместе с этим и общество, в котором мы живем, станет намного лучше.

В заключение проповеди хотел бы напомнить вам слово Аллаха: «О люди! Бойтесь вашего Господа, Который сотворил вас из одного человека, сотворил из него пару ему и расселил много мужчин и женщин, произошедших от них обоих. Бойтесь Аллаха, именем Которого вы просите друг друга, и бойтесь разрывать родственные связи. Воистину, Аллах наблюдает за вами». (Коран. сура Женщины, аят 1).

Положение и статус женщины по адату и шариату

Кафедра юридических дисциплин

ДГУ Филиал г.Избербаш

Положение и статус женщины по адату и шариату

Развитие социально-экономической и политико-конфессиональной жизни современного Дагестана показывает о возрождении традиционных институтов, в том числе ислама,о чем отражено в трудах современных ученых. В этом плане интересным кажется статус положения женщины по адату и шариату, что легло в основу моей статьи.

Однозначно в Дагестане отношение к женщине не только по исламу, но и по адату было разным. Обратим внимание на положение женщины по адату

Распространено мнение, что былое относительно свободное положение кавказской женщины, в особенности горянки, резко ухудшилось с распро­странением ислама и укоренением шариата. В этом есть доля истины, но в целом дело обстоит намного сложнее.

Адаты в том виде, в котором они зафиксированы в ХУШ-Х1Х вв., при всех своих модификациях восходят к патриархальным порядкам распада первобытных и формирования примитивных классовых обществ, а следо­вательно, отражают их социальный строй и семейный быт. Как известно, это было время господства мужчины, ставшего основным добытчиком жизненных средств и собственником средств производства. Какой бы ни была степень участия женщины в трудовом процессе в стенах и за стенами дома, она считалась иждивенкой мужчины. Отсюда разительное ее нера­венство с мужчиной в имущественном, наследственном и процессуальном обычном праве, а подчас и лишение ее этих прав.

По адатам, неполноправие женщины начиналось уже с ее вступления в брак. По обычаю гипогамии (брак с лицом более низкого статуса) у многих народов Кавказа женщине не полагалось вступать в брак с вышестоящим мужчиной, иначе потомство считалось неполноценным. За женщину в обя­зательном порядке вносился брачный выкуп. Он поступал родителям и ближайшей родне или опекунам невесты. В чистом виде такой выкуп со­хранился у кавказских христиан — армян, грузин (преимущественно гор­ных), осетин. Исследовательница семейного быта армян Э.Т. Карапетян приводит слова одного из современников: «Крестьянин продает свою дочь в полном смысле этого слова, продает так, как свою лошадь, вола, т.е. от­дает тому, кто больше денег даст за нее». Правда, повсеместно существо­вал и встречный платеж — приданое, но по обычному праву оно, в отличие от брачного выкупа, не было регламентировано и могло быть меньше платы за невесту Однако много столетий назад приданое вошло в традицию, и постепенно распространилось убеждение, что оно является чем-то вроде эквивалента брачного выкупа. В 1870 г. одна из жительниц селения Нальчикское жаловалась начальнику Кабардинского округа: «Отец мой Палуан Карданов выдал меня замуж за на стоящего мужа моего Уважуко Батова, от которого и требует за меня ка­лым в 100 руб., но я не желаю отдавать ему такового, так как он не содер­жал меня в своем доме и не справлял никакой одежды…»Практика брачного выкупа влекла за собой многочисленные последст­вия. Если родители при выборе невесты еще могли посчитаться с желанием юноши, то с желанием девушки, как правило, не считались. Су­ществовали преднатальный (дородовой) и колыбельный сговор, а также сговор малолетних — все это давало возможность растянуть во времени уп­лату брачного выкупа.Получил развитие обменный брак. Те же цели преследовали левират (брак с вдовой умершего брата) и сорорат (брак с сестрой умершей жены).

В этих случаях раз, заплаченный брачный выкуп не уходил из семьи или не должен был уплачиваться снова. Одним из последствий брачного выкупа было умыкание девушек без их согласия или без согласия их род­ни. Адаты, рассматривавшие девушек как собственность их семей, не ви­дели разницы между двумя названными видами умыкания. Так, в 1890 г. дове­ренные от девяти сельских обществ Малой Кабарды, обсудив вопрос об увозе девушек «без их родителей, родственников или опекунов, не платя калыма», постановили: «За увоз недосватанной девицы, заявит ли она о том, что сама согласилась на увоз, или не заявит о том, и пожелает ли выйти за него в замужество или не пожелает… подвергать денежному штрафу жениха (похитителя) в размере двухсот рублей и удалению из общества на три года». Хотя при этом могла возникнуть кровная месть или, как мы видели, грозил немалый штраф, малоимущим людям приходилось идти на риск. У адыгов, по свидетельству Н.Ф. Дубровина, если жених был не в состоянии уплатить большой выкуп, он прибегал к умыка­нию, так как похищенная считалась опозоренной и ее родственники со­глашались на меньший платеж. Существовали и другие издержки брачного выкупа: богатые старики женились на молодых девушках или за малолет­него сына брали взрослую девушку, чтобы в доме была работница Прибе­гали и к многоженству, главным образом при нетрудоспособности или без­детности жены.

Адаты ущемляли имущественные и наследственные права женщины. По обычному праву все семейное имущество делилось на две части: об­щесемейное и личное имущество членов семьи. Общесемейными были земля, основная масса скота, сельскохозяйственный двор, жилые построй­ки, домашний хозяйственный инвентарь, транспорт и т.п. В большой семье это равным образом касалось имущества наследственного и благопри­обретенного, в том числе приобретенного на сторонние заработки членов семьи. Пользовались им уравнительно. Личное имущество членов семьи приобреталось путем наследования, дарения или находки. Это были преж­де всего предметы личного пользования: у мужчин — одежда, оружие (кро­ме особо ценимого фамильного), нередко также верховой конь с убранст­вом, музыкальные инструменты, подчас несколько голов скота; у женщин -также одежда, украшения, подаренный им скот. Однако женщины имели право на свое приданое, которое состояло из одежды невесты, предметов домашней утвари, а также включало скот или деньги, изредка — участок земли. Сюда же относились так называемые сверх приданные вещи, со­стоящие из подарков жениха и гостей на свадьбе. Казалось бы, что имущество женщины было больше, чем имущество мужчины. Но так обстояло дело только формально. Например, домашняя утварь фактически поступала в общесемейную собственность, а из прида­ного женщине оставалась только одежда и украшения.

Скотом, даже если он был частью приданого, распоряжался глава семьи — мужчина.

Кроме того, поскольку скот выпасали мужчины, им шла часть приплода, а то и весь приплод.

Главное же 4 состояло в том, что женщина, в отличие от мужчины, не имела доли в общесемейной собственности. Об этом свидетельствуют семейные выделы и разделы.

Как пишет ка­бардинский исследователь Х.М. Думанов, «в дележе наследственного иму­щества участвовали только мужчины». Заметим, что это была общекавказ­ская обычноправовая норма.

Предполагалось, что невестки должны до­вольствоваться своим приданым, мать же и дочери переходили на обеспе­чение отца, а чаще одного из братьев, которым в данном случае давалось что-нибудь из общесемейного имущества.

Норма эта была настолько не­преложна, что даже при отсутствии прямых наследников-мужчин женщи­ны не наследовали

. На всем Северном Кавказе по адатам «по пресечении мужского колена в одной из линий какой-либо фамилии недвижимое иму­щество, не переходя в женское колено, возвращается в мужское поколение другой линии» .

Надо, однако отметить, что в XIX в. этого правила строго придерживались только в высших сословиях, не желавших допустить дробления земли.

Что касается личных прав женщины, то глава дома — мужчина властво­вал над нею так же, как над детьми.

Хотя у народов Кавказа считалось по­стыдным поднять руку на женщину, серьезные проступки составляли ис­ключение из этого правила.

По обычному праву адыгов и многих других народов Кавказского региона, за нарушение супружеской верности мужу не возбранялось убить или изувечить жену, хотя возможность мести со стороны ее родственников делала такие поступки нечастыми .

Развод — оп­равданный или неоправданный фактически был прерогативой мужчины, хотя здесь ему подчас приходилось остерегаться родни жены. Адаты ущемляли женщину и в процессуальных правах.

У одних наро­дов она вообще не допускалась к судоговорению, а ее интересы защищали родственники-мужчины, у других — свидетельство двух женщин приравни­валось к одному мужскому свидетельству.

Теперь рассмотрим положение женщины по шариату

Сходным образом и в то же время несколько иначе, чем с христиан­ским правом, обстояло дело с шариатом. Шариат, несмотря на свою гене­тическую близость арабским адатам, представляет собой своего рода мо-нонорматику, так как содержит не всегда расчлененные правовые нормы. нравственные максимы и даже этикетные пред писания. Это сделало ша­риат всепроникающим поведенческим кодексом. Адатам тех народов, ко­торые приняли ислам, было труднее противостоять шариату, чем адатам других народов — христианскому праву. И все же они противостояли.

Вплоть до первой четверти XX в. в одних областях жизни (и слоях населе­ния) действовали адаты. в других — шариат, в иных — смещение того и дру­гого, часто по выбору заинтересованных сторон Применительно к положе­нию кавказской мусульманки шариат играл двойственную, но, видимо, в большей степени положительную, чем отрицательную роль.

Некоторые положения шариата сразу же отпадали как неприменимые в местных условиях Таков, в частности, установленный в более жарком климате и при более раннем физическом созревании минимальный брач­ный возраст в 12 и 9 лет (при наличии признаков половой зрелости) соот­ветственно для лиц мужского и женского пола. По данным Первой всеоб­щей переписи населения 1897 г., на всем Кавказе сверхранних женитьб практически не было, а сверхранних замужеств (в возрасте 10-12 лет) на­считывалось 0.1% . Более всего их было у ставропольских ногайцев и у азербайджанцев.

В отличие от адатов, шариат формально не требовал изогамии (браков между людьми одного социального статуса), так как согласно Коран) все равны перед Богом.

Зато мусульманское право запрещало браки мусуль­ман с иноверцами, к чему адаты относились нейтрально.

Оно могло быть дано непосредственно или через представителей бра чующихся — вали. Однако эта норма проводилась в жизнь не всегда после­довательно: духовенство закрывало глаза на нередкие случаи принуждения девушек к браку их родителями или опекунами. Известен случай, когда суд санкционировал право отца распорядиться дочерью «несмотря на ее сопротивление». Похищение невест шариат запретил, но эта норма приви­лась слабо.

Шариат сыграл положительную роль в регламентации брачного выку­па: выкуп должен платиться не семье невесты, а ей самой как ее обес­печение на случай вдовства или развода по инициативе мужа. Однако и здесь шариатская норма вошла в противоречие с обычно правовым пред­писанием. В результате почти у всех кавказских мусульман возник компромисс: часть выкупа (калым) выплачивалась семье, другая часть (кебин) -самой невесте.

Шариат освятил право женщины на личную собственность («мужчи­нам — доля из того, что приобрели, а женщинам — доля из того, что они , приобрели » — Коран, 4, 36) и предоставил ей, хотя и ущемленное, право на общесемейную собственность, в том числе земельную. Шариат допускает разные толкования, но в общих чертах он рассматривает женщину как на­следницу в половинной доле. К примеру, жена после смерти мужа получа­ет от восьмой до четвертой части наследства (в зависимости от наличия детей и внуков), мать при тех же обстоятельствах — от шестой части до тре­ти, единственная дочь или внучка — половину, несколько дочерей или вну­чек — половину и т.д. На деле нормам наследования по шариату часто при­ходилось бороться с обычноправовыми нормами. Так, даже у таких давних мусульман, как азербайджанцы, дочери беспрепятственно получали свою д9олю движимости, но недвижимое имущество доставалось им только при отсутствии сыновей. Женщины из высших сословий или их родня нередко возбуждали судебные иски в разделе наследства не по адатам, а по шариа­ту или по законам Российской империи. В результате администрация стала повсеместно предлагать, чтобы сами наследники выбирали тот или другой принцип наследования, и переплетение адатов, шариата и российских за­конов расширило практику такой компромиссной формы, как маслагат -миролюбивой сделки, соглашения между сторонами.

У части народов региона шариат несколько улучшил положение жен­щины при разводе. Там, где прежде бракоразводная инициатива женщины вообще не допускалась (например, ингуши),- теперь она была юридически разрешена. Упорядочение и расширение имущественных прав женщины почти повсеместно ограничило бракоразводный произвол мужчины. Муж, отпуская жену- без серьезных на то причин, должен вернуть ей кебин и приданое, что не всегда было для него легко. Кроме того, шариатом уста­новлен определенный срок (от полугода до года), по истечении которого

развод считается окончательным. Это дает инициатору расторжения брака время одуматься под влиянием родни и общины, в принципе осуждавших распад семей. Словом, и здесь шариат, не ставя мужчину и женщин в рав­ное положение, до некоторой степени нивелировал неравенство полов. «

В чем состояло отрицательное воздействие шариата на положение кавказской женщины? Разумеется, не в сохранении привилегированного статуса мужчины, а в том, что шариат усилил сегрегацию полов. Если взять, к примеру, адыгов, то все описания их быта первой половины XIX в. подчеркивают отличие положения черкешенки от положения восточной женщины. «Женщины у черкесов не так ограничены, — сообщал Г.-Ю. Кла-прот, -как у других азиатов». По словам И.Ф. Бларамберга, «у черкесов женщины не находятся в таком заточении, как у других азиатских наро­дов». «Женщины у черкесов, — вторил им К. Кох, — не отделены так от муж­чин, как это принято на Востоке, и они принимают участие во всех празднествах и прочих увеселениях» .Лишь во второй половине века под влиянием шариатского движения в Кабарде и активной деятельности му­сульманского духовенства положение стало меняться. Так, народный ка­дий Нальчинского округа провел на сходе крестьянских представителей постановление о «воспрещении всем от 10-летнего возраста женщинам появляться на улицах, а также танцах, с обнаженными головами, т.е. без платков, а также воспрещении девицам во время танцев брать мужчин за ладонь рук».

Женская половина дома была так же недоступна чужим мужчинам, как мужская — женщинам, выйти на улицу с наступлением темноты можно бы­ло только с разрешения старших и в сопровождении кого-нибудь из родст­венников, не поощрялось и просто совместное пребывание мужчин и женщин. Покрывала в крестьянском быту были не в ходу, но под влиянием шариата женщина при старших или посторонних мужчинах теперь чаще прикрывала концом головного платка нижнюю часть лица.

С полным вхождением Кавказа в состав Российской империи регион подпал под имперскую юрисдикцию. В 1830 г. Указом Николая 1 на хри­стиан Закавказья формально распространилось общеимперское законода­тельство, но фактически дело свелось к признанию законов Мхитара Гоша и Вахтанга VI. Мусульманскому населению предоставлялась возможность руководствоваться шариатом, но не во всех сферах правовой жизни. Уго­ловные нормы шариата (отсечение руки за воровство, побиение камнями женщин за прелюбодеяние и др.) были заменены российским законода­тельством. Однако гражданские и брачно-семейные нормы за немногими изъятиями (в основном связанными с умыканием невест) сохранились. По­степенно обычное право вытеснялось армяно-грузинским законодательст­вом, шариатом и российскими правовыми нормами. Характерно, что у христианских народов Закавказья этот процесс шел быстрее и менее бо­лезненно, чем у мусульманских народов региона.

Совсем другая ситуация возникла с установлением на Кавказе совет­ской власти. Народные обычаи и конфессиональные традиции, а также связанные с ними правовые нормы ломались решительно и без раздумий. На Северном Кавказе уже в 1927 г. были запрещены шариатские суды, го­дом позже — суды медиаторов, рассматривавшие дела по адатам. Уже в первом Уголовном кодексе РСФСР (а затем и республик Закавказья) со­держалась глава «Преступления, составляющие остатки местных обычаев», где устанавливались санкции не только за умыкание невест, но и за полу­чение и дачу брачного выкупа, брак с лицами, не достигшими минималь­ного брачного возраста, принуждение и воспрепятствование к вступлению в брак и 13многоженство. Знаменательно, что новые установления вызывали противодействие самих женщин, считавших, что отмена, например, брач­ного выкупа ущемит их материальные интересы. Местным властям при­ходилось принимать постановления о сохранении хотя бы умеренного ка­лыма или кебина. Дискуссии отпали сами собой в начале 30-х годов в ус­ловиях сталинского террора.

Естественно, что в это время большинство традиций, ставших право­нарушениями, приобрело скрытый характер. Это относится прежде всего к брачному выкупу.

На рубеже 20-х и 30-х голов Черкесская областная про­куратура сообщала в краевой центр: «Такой формы, которая существовала раньше, когда к каждой горской девушке-невесте был чуть ли не подвешен ярлык с обозначением ее стоимости… в данное время нет. Соглашение о калыме производится тайно и тайно же уплачивается». Выкуп теперь чаще платил» деньгами — так было легче скрыть его от посторонних глаз. Другая распространившаяся в это время форма, — замещение калыма и кебина крупным брачным залогом, а также ценным» свадебными подарками не­весте (осетины, горные грузины, армяне и др.). Брак с девушками, не до­стигшими минимального брачного возраста, не регистрировался до их со­вершеннолетия или же регистрировался в тех республиках, где этот воз­раст был официально ниже.

Из-за гонений на религию и духовенство воз­ник своего рода вакуум легальной брачности: религиозное оформление женитьб и замужеств почти прекратилось, а к гражданскому оформлению население прибегало далеко не во всех случаях.

Предоставленным женщине имущественным и наследственным равно­правием она (в особенности в сельской местности) пользовалась чаще все­го при разводах. При этом инициатива обращения к новым законам, как правило, принадлежала не самой женщине, а ее родне. Такое положение удерживалось в основном до 1960-х годов, когда произошла определенная либерализация общественно-политической жиз­ни.

В заключении можно подвести отметит, что положение женщины по адату и шариату было разным. В силу ряда факторов традиции женского движения слабо трансформировались в социальное поведение всего женского населения. Этому процессу препятствовали отсутствие демократических прав и свобод, низкий правовой статус женщин, неграмотность, политическая пассивность женщин, сложившиеся стереотипы в обществе. Порой она лишалась имущественных и наследственных прав.

Добавить комментарий

Закрыть меню