Всплытие подводной лодки, видео

Тайна «Курска» раскрыта

Утверждение о том, что тайна гибели «Курска» была раскрыта и известна давно, принадлежит учёному-оружейнику, доктору технических наук, лауреату Государственной премии СССР Дмитрию Александровичу Власову, которое он высказал ещё в декабре 2000 года. Сегодня Дмитрий Александрович знает о трагедии «Курска» много больше. Попробуем и мы вместе с ним разобраться в этом нелёгком вопросе. Как известно, трагедия с «Курском» случилась 12 августа 2000 года. Интересно, что погибшая лодка лежала на грунте с поднятыми перископами.

А ведь по плану учений «Курск» должен был находиться под водой на глубине до 50-70 метров и не подниматься на перископную глубину. А это значило, что командир лодки осуществлял всплытие, дабы сообщить нечто очень важное и срочное в штаб флота. Чтобы читателю было понятно, поясню: на подводных лодках, кроме оптического перископа, имеются и другие выдвижные устройства, как, например, радиолокационный перископ, служащий для отслеживания загоризонтных объектов и целей. Они могут подниматься как по отдельности, так и вместе.
Принципиальным здесь является лишь то, что командир лодки обязан был своё сообщение зашифровать. Но в том-то и дело, что Лячин своё сообщение не зашифровал, а передал открытым текстом. У него просто времени не было на зашифровку.
Существует ли документальное тому подтверждение? Если даже предположить, что в наших штабах и нет якобы документированного официального доклада Лячина, зато существует текст его сообщения в бюллетене американского географического общества. Там говорится, что командиру лодки Лячину был сделан радиотелефонный доклад из первого, то есть торпедного отсека. Сообщалось, что в отсеке находится аварийная торпеда. Причём американцы располагают не вымыслом, а записью голоса самого Лячина. Вот каким был текст переданного Лячиным сообщения: «Докладываю, что, по сообщению командира торпедного отсека, на борту лодки — аварийная торпеда. Прошу «добро» отстрелить её за борт».
«Добро» на флотском жаргоне в данном случае означало «разрешение». Ответ из штаба флота был таким: «Решение правильное — действуйте». Как мы теперь знаем, действовать не пришлось — не успели. Поэтому для нас сейчас будет важным знать, а в чём заключалась аварийность торпеды? К сожалению, вот этого никто никогда не сможет узнать, поскольку внутри лодки телефонные доклады не всегда фиксируются на ленте и чёрных ящиков не существует. Однако, Лячин оценил ситуацию, как смертельно опасную. И потому моментально дал команду на экстренное всплытие под перископ и одновременно — на досылку аварийной торпеды в аппарат для последующего отстрела. Это известно следователям и командованию флота, ведь все радиопередачи проверяются и хронометрируются. На всплытие лодки под перископ потребовалось 12 секунд. А в следующий момент Лячин сообщил прямым текстом на командный пункт флота, располагавшийся на крейсере «Пётр Великий», что на борту у него аварийная торпеда и что им принято решение о пуске этой торпеды. Принять решение на отстрел торпеды было правом только командира лодки. Но согласно флотским регламентам применение любого оружия подводной лодкой во время учений возможно лишь с санкции вышестоящего начальника.
Почему же могла произойти авария торпеды и по какому признаку офицер торпедного отсека смог определить, что торпеда — аварийна и надо её отстрелить?
Чтобы понять случившееся, необходимо хотя бы иметь представление об устройстве морской торпеды. На торпеде имеется два специальных баллона, в которых по отдельности содержатся перекись водорода, как окислитель, и керосин, как горючее, то есть топливо, нужное для работы торпедного движка, на валу которого находится ходовой винт.
Так как в живых не осталось никого, кто бы видел эту аварийную торпеду, то остаётся предположить, что баллоны после долгих плаваний в Средиземном море, где «Курск» постоянно нёс боевую службу, могли постепенно повредиться, особенно в местах соединений трубопроводов. А это значит, что могла нарушиться их целостность и, как следствие, жидкости в баллонах соединились между собой и произошла химическая реакция с возгоранием и выделением большого количества тепла, когда температура возгорания достигала 2000-2100оС. Но до начала такого горения всегда появляется дым. Вот этот дым и был замечен торпедистами, о чём сразу же было доложено на центральный пост, командиру.
Вспомним и предположения о том, что произошло столкновение с чужой подлодкой. Мог ли взорваться боевой заряд от удара чужой лодки в корпус «Курска»? Учёные и специалисты считают, что нет. Для подрыва боевой части торпеды требуется срабатывание сразу двух её взрывателей: головного и донного.
Чтобы утвердиться во мнении специалистов, после того, как случилась трагедия с «Курском», эту боевую часть много раз бросали с высокой вышки в порядке эксперимента, и ни разу эти взрыватели не срабатывали. Другим достоинством торпеды является то, что боевая часть её включает 500 килограммов смеси: гексоген, тротил, алюминий и другие горючие вещества. И, когда эта смесь взрывается, то последствия взрыва становятся подобными аду. Взрывы на «Курске» были зафиксированы акустическими станциями. Вот почему наши конструкторы утверждают, что если бы боевая часть торпеды взорвалась внутри отсека, то акустический сигнал шумов взрыва не вышел бы за пределы лодки. А это означает лишь одно: взрыв аварийной торпеды произошёл, когда она уже находилась в аппарате, в толще воды между прочным и лёгким корпусами. Это также значит, что торпеда уже была дослана в аппарат.
Любопытно знать прочностные данные указанных корпусов на АПЛ «Курск»:
* прочный корпус (толстая сталь) выдерживает давление в 40 атмосфер; * лёгкий корпус (тонкая сталь) выдерживает давление в 10 атмосфер.
Большая часть аварийной торпеды находилась между корпусами лодки, и потому сигнал взрыва свободно ушёл от лодки и был зафиксирован акустическими наблюдателями. Конечно, зная, что последует за взрывом злосчастной торпеды, разумнее было бы её сразу отстрелить, не дожидаясь трагедии. Но вновь вспомним о правах командира, ведь ему нужно было получить разрешение командования, а для этого требовалось всплытие, так как другого способа радировать на берег у него не было.
Команда первого отсека не могла закрыть крышку торпедного аппарата, поскольку уже шёл выброс пламени горящей торпеды, а при открытой крышке исключалась возможность подачи сжатого воздуха для отстрела торпеды. Ещё о том, почему торпедисты не смогли закрыть крышку аппарата, говорит важная деталь от аппарата, хранящаяся сейчас во дворе ЦКБ «Рубин» в Петербурге. Люди не только не смогли закрыть крышку, но сразу же покинули свой отсек. А об этом свидетельствует уже то, что в торпедном отсеке не было найдено ни одного тела. Информация об этом имеется у тех, кто занимался извлечением останков подводников из затонувшей лодки. Вот почему можно считать, что все люди 1-го отсека, когда появился мощный выброс пламени из аварийной торпеды, сразу же ринулись к переборке между 1 и 2 отсеками, спасаясь от огня и стремясь пройти через переходной люк во второй отсек. Люк остался не задраенным, а это значит, что, либо моряки не смогли, либо не захотели этого сделать. О причинах этого можно лишь догадываться. Возможно, моряки искали спасение от смерти или получилось так, что когда все люди перешли во второй отсек, раздался взрыв торпеды и, как следствие, — гигантский напор пламени взрыва с температурой в 2100оС.
Что касается известного всем второго взрыва, который был примерно в пять раз сильнее первого, то именно он и стал гибельным для экипажа лодки. Начём опять-таки с аварийной торпеды. Мы уже знаем, что на ней горели баллоны с перекисью водорода и керосином. Известно и то, что в одном из взрывателей торпеды находится гремучая ртуть, способная легко самодетонироваться от нагревания при температуре 150оС. А температура была — 2100оС. Сработал взрыватель, и взорвался 500 килограммовый заряд, сигнал взрыва которого прошёл сквозь лёгкий корпус лодки и был зафиксирован соответствующими приборами на других кораблях. Далее начался пожар в первом отсеке, и этот пожар за минуту дошел до переборки с переходным люком. Но ведь в первом отсеке кроме этой торпеды были ещё пять таких торпед- «толстушек». И не только эти — были ещё несколько 40-сантиметровых по диаметру торпед.
Взрыв аварийной торпеды привёл к большому выбросу горящей смеси керосина и перекиси водорода, которая моментально заполнила огнём весь первый отсек. Мало того, сразу же после взрыва торпеды вовнутрь лодки стала поступать забортная вода. Но так как горючая смесь легче воды, то она начала гореть на поверхности воды, образуя горящий слой с достаточно высокой температурой. Пламя горения этого слоя стало «облизывать» и остальные торпеды. Когда они разогрелись до нужной температуры, их заряды, начинённые гексогеном, стали самодетонироваться и взрываться. Поступление забортной воды в первый отсек вызвало ощутимый дифферент лодки на нос и потому, будучи на ходу, «Курск» через 104-135 секунд уткнулся носом в грунт дна моря. Произошедший общий второй взрыв торпед мог совпасть с ударом лодки о грунт, а мог произойти немного раньше. Что касается 40-сантиметровых торпед, то они могли взорваться, даже находясь под слоем воды. Вот почему носовая часть лодки практически оказалась отрезанной.
Со взрывом торпед — «толстушек» в центральные отсеки (2, 3 и 4) ворвался огненный смерч, шум которого был замечен гидроакустической станцией крейсера «Пётр Великий». Это явление также зафиксировали норвежские станции и даже на Аляске, где оценили давление взрыва в 100-150 тысяч атмосфер. А далее было следующее: ударная волна от взрывов торпед пошла по отсекам, как огненная лавина. Поэтому центральные отсеки моментально оказались выжженными и всё живое в них сразу погибло. Люди в этих отсеках, умирая, не мучились. Они просто не понимали, что с ними происходит. Огненная лава закончила свой бег между 4 и 5 отсеками. Об этом говорит то, что крылатые ракеты, находившиеся в шахтах 5 и 5 «бис» отсеках, оказались неповреждёнными. Что касается ядерных реакторов 6 отсека, то они работали в автоматическом режиме и в отсеке никого не было. «Погашение» их произошло автоматически.
Завершая рассказ о трагедии на «Курске», можно сказать, что люди там сразупоняли, что случилась непоправимая беда. Поэтому оставшиеся в живых после взрыва ринулись в 9 отсек — убежище, где находился аварийно-спасательный люк (АСЛ). Но дело в том, что вскоре вода и туда поступила, а вместе с водой и раскалённые продукты горения. Вот тогда-то Колесников и написал свою предсмертную записку, которая до сих пор нигде не публиковалась и не оглашалась полностью.
Тут возникает и другой вопрос: почему моряки не воспользовались АСЛ? Дело в том, что, когда «Курск» ударился о грунт моря, крышку люка просто заклинило и её невозможно было открыть как изнутри, так и спасателям. Известно также, что один из членов экипажа лодки выстукивал сигнал «SOS», о чём сообщал Колесников. На крейсере «Пётр Великий» эти стуки хотя и были зарегистрированы, но их приняли за сигнал, идущий от какой-то зарубежной лодки, якобы ударившей наш «Курск» и самой пострадавшей от этого удара. Исследуя причины гибели «Курска», отметим и такой факт, что в момент трагедии в 9 отсеке люди в количестве 23 человек прожили от начала поступления туда воды и газов где-то порядка 5-7 часов в надежде на спасение. Но надежда не оправдалась — вечером 12 августа в отсеке случилось что-то непредвиденное, и в одно мгновение все там погибли. Горько сожалея о случившейся беде, нам, россиянам, ничего не остаётся, как только низко склонить свои головы перед подвигом и памятью моряков-мучеников «Курска». Б.МАНГАСАРОВ

Изобретение относится к области подводного кораблестроения.

Способ аварийного всплытия при потере плавучести подводной лодки предусматривает расположение дополнительных надувных гибких емкостей, прикрепляемых к наружной стороны корпуса в районе кормового отсека.

Известны устройства, системы и способы повышения надежности всплытия подлодок в критических ситуациях и регулирования их плавучести, например, с применением полых цилиндров с поршнями, прикрепляемыми с помощью крепежных шин к наружной поверхности корпуса подлодки. Также известны устройства, обеспечивающие аварийное всплытие подводных аппаратов за счет использования надувных гибких емкостей, которые заполняются воздухом или газом под высоким давлением (Патент России №1761588 А1 от 15.09.92, Бюл. №34).

Существующие способы и системы аварийного всплытия подлодок путем продувания цистерн главного балласта (ЦГБ), например, с помощью парогазовой смеси (Патент России №2131212 от 25.08.98, Бюл. №22), в исключительных случаях не срабатывают, так как оборудование выходит из строя из-за больших разрушений и ударных нагрузок в районе носового или центрального отсека, поэтому необходимо установить дополнительное оборудование в районе кормового отсека, чтобы оно срабатывало автоматически по сигналу датчиков, рассчитанных на превышение допустимых ударных нагрузок на корпус или оборудование, или датчиков, срабатывающих при превышении температуры выше предельно допустимой.

Количество и объем дополнительных кормовых гибких надувных емкостей определяется расчетным путем таким образом, чтобы суммарная подъемная сила указанных емкостей и группы кормовых балластных цистерн превышала величину водоизмещения всей подводной лодки.

К наиболее близким из известных технических решений для поднятия подводных аппаратов с больших глубин (кроме перечисленных выше патентов России) относится аварийное продувание балластных цистерн с помощью твердотопливных ракетных двигателей, однако, при внезапных разрушениях в носовом отсеке корпуса подлодки или пожаре, когда управление плавучестью нарушено, подводная лодка тонет даже в шельфовой акватории моря на глубинах, сопоставимых с длиной корпуса самой подлодки, например АПЛ «Курск».

Цель изобретения заключается в повышении надежности способа аварийного всплытия подводной лодки и обеспечении спасения экипажа при потере плавучести.

Добавить комментарий

Закрыть меню