Влияние французской революции на Европу

Влияние Французской революции 1789-1794 гг. на развитие Европы.

Вели́кая францу́зская револю́ция (фр. Révolution française) — крупнейшая трансформация социальной и политической систем Франции, произошедшая в конце XVIII века, в результате которой был уничтожен Старый порядок, и Франция из монархии стала республикой де-юре свободных и равных граждан. Девиз — «Свобода, равенство, братство».

Началом революции стало взятие Бастилии 14 июля 1789 года, а её окончанием разные историки считают 27 июля 1794 (Термидорианский переворот) или 9 ноября 1799 года (переворот 18 брюмера).

Франция в XVIII веке была монархией, опиравшейся на бюрократическую централизацию и регулярную армию. Существовавший в стране социально-экономический и политический режим сложился в результате сложных компромиссов, выработанных в ходе длительного политического противостояния и гражданских войн XIV—XVI вв. Один из таких компромиссов существовал между королевской властью и привилегированными сословиями — за отказ от политических прав государственная власть всеми бывшими в её распоряжении средствами охраняла социальные привилегии этих двух сословий. Другой компромисс существовал по отношению к крестьянству — в течение длительной серии крестьянских войн XIV—XVI вв. крестьяне добились отмены подавляющего большинства денежных налогов и перехода к натуральным отношениям в сельском хозяйстве. Третий компромисс существовал в отношении буржуазии (которая в то время являлась средним классом, в интересах которой правительство тоже делало немало, сохраняя ряд привилегий буржуазии по отношению к основной массе населения (крестьянству) и поддерживая существование десятков тысяч мелких предприятий, владельцы которых и составляли слой французских буржуа). Однако сложившийся в результате этих сложных компромиссов режим не обеспечивал нормального развития Франции, которая в XVIII в. начала отставать от своих соседей, прежде всего от Англии. Кроме того, чрезмерная эксплуатация все больше вооружала против себя народные массы, самые законные интересы которых совершенно игнорировались государством.

Постепенно в течение XVIII в. в верхах французского общества зрело понимание того, что Старый порядок с его неразвитостью рыночных отношений, хаосом в системе управления, коррумпированной системой продажи государственных должностей, отсутствием четкого законодательства, «византийской» системой налогообложения и архаичной системой сословных привилегий нужно реформировать. Кроме того, королевская власть теряла доверие в глазах духовенства, дворянства и буржуазии, среди которых утверждалась мысль, что власть короля является узурпацией по отношению к правам сословий и корпораций (точка зрения Монтескье) или по отношению к правам народа (точка зрения Руссо). Благодаря деятельности просветителей, из которых особенно важны физиократы и энциклопедисты, в умах образованной части французского общества произошёл переворот. Наконец, при Людовике XV и в ещё большей мере при Людовике XVI были начаты реформы в политической и экономической области, которые неизбежно должны были привести к краху Старого порядка.

Но событие это получило громадное значение в истории других западноевропейских государств. Подобно тому, как немецкая реформация в XVI в., объясняясь из местных причин и в свою очередь объясняя дальнейшую историю Германии, вместе с тем находилась в тесной связи с более общими условиями всей западноевропейской истории и потому оказала сильное влияние на другие страны, – так и французская революция, имея особое отношение к месту своего происхождения, получает и более общий смысл с точки зрения всей западноевропейской истории. Вот те два главные исторические факта, к которым она имеет отношение: разрушение феодализма, поскольку последний господствовал в социальной сфере и даже окрашивал отношения политические,с одной стороны, и внесение в государственную и общественную жизнь начал свободы политической и индивидуальной,с другой. Постепенное разрушение феодализма – один из основных фактов западноевропейской истории; другой не менее важный факт – рост личного и общественного самосознания, соединенный с стремлением к самоопределению в сферах индивидуальной и национальной жизни. То, что вытекало во Франции из условий, общих для неё и для других стран Западной Европы, и что, по местным причинам, совершилось в ней ранее, чем в этих других странах (хоть и позднее, чем в Англии), должно было – в иных только формах – произойти везде, где историческая жизнь развивалась из таких же точно основ. Но в истории действует еще и пример: распространение французских идей среди разных народов подготовило почву для того, чтобы и пример приложения этих идей к жизни, поданный Францией, мог также найти подражание.

Таким образом, общие условия быта и общие политические идеи сами по себе были условиями, благоприятными для перехода движения, начавшегося из Франции, в другие страны, подобно тому, как это уже было с переходом реформации из Германии к другим народам католической Европы. Но в данном случае на сцену выступил и еще один фактор.

В 1792 г. между революционной Францией и монархической Европой началась война, почти беспрерывно продолжавшаяся около четверти века. В этой борьбе победа была на стороне Франции. В конце концов она отстояла свои новые учреждения и произвела целый переворот в самой этой Европе, принудив даже её монархические правительства вступать в сделки с правительством, вышедшим из недр революции. Французская революция была началом целого ряда крупных перемен:в период, о котором идет речь, не только была переделана политическая карта Европы, но и во внутренней жизни разных государств под прямым или косвенным влиянием Франции происходили значительные изменения. Вся новейшая западноевропейская история развивается поэтому в направлении, которое ей даль толчок, вышедший из Франции. «Великая» революция разрушала не только старую Францию, но и вообще старую Европу. Борьба между новыми началами и стариною тотчас же получила международный характер, как то было и в эпоху борьбы реформации и католической реакции. Одним из ближайших результатов французского переворота было то, что королевская власть и клерикально‑феодальные элементы, не особенно между собою ладившие в эпоху просвещенного абсолютизма, теперь одинаково подвергаясь опасности со стороны конституционного и демократического движения, начинают сближаться между собою. Союз этот одерживает победу в 1814 г.; но победою этою он был обязан новой силе, впервые проявленной опять-таки Францией, силе наций, пробудившихся к исторической жизни под влиянием все тех же великих событий эпохи. Старый феодальный строй разлагал нации на обособленные сословия, а при политическом режиме нового времени нация поглощалась в государстве, но вот и для этих отношений наступали новые времена.

Б. С.Итенберг

РОССИЯ

И

Великая

Французская

Революция

РЕДАКЦИЯ ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ СССР

Рецензент: доктор исторических наук Цамутали А. Н.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нужна ли еще одна книга—’’Россия и Великая французская революция”? Нужна ли она, когда в 1956 г. вышла весьма содержательная работа М. М. Штранге ’’Русское общество и Французская революция 1789—1794 гг.”, а в 1972 г. в Киеве появилась документально насыщенная книга К. Е. Джеджулы ’’Россия и Великая французская буржуазная революция конца XVIII века”? Осведомленный читатель добавит к этому брошюру М. Балабанова, серию статей и документальных публикаций о том, как встретила Россия революционные события во Франции в конце XVIII в.1

Действительно, мы имеем большую исследовательскую литературу, освещающую названную тему.

Но все дело в том, что отношение России к французской революции изучалось локально: выяснялось лишь, как в конце XVIII в. самодержавные власти и общественность страны встретили революцию во Франции. Складывалось впечатление, что проявление реакции различных кругов России на это величайшее событие ограничивалось хронологическим периодом самой революции — 1789-1794 гг.

А что дальше? Разве влияние идей Великой французской революции прекратилось? Разве ее опыт (а XIX век дал ряд крупнейших монографий о революции) не был в дальнейшем поучительным для России? Разве русские образованные и мыслящие люди забыли о таком глобальном социальном перевороте, имеющем колоссальное международное значение?

Нет, не забыли. И на протяжении всего XIX в., и в начале XX столетия идеи французской революции, ее опыт и последствия находились в центре внимания мировой общественности, в центре внимания духовной жизни России.

Напомним в этой связи замечательные слова В. И. Ленина: ’’…весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии…”2

В чем же причина столь долголетнего влияния ’’знака французской революции”, которая вызывала глубокий интерес и у правителей государств, и у передовой общественности всех стран, включая и Россию? Объяснялось это влияние широтой и многогранностью поставленных и решенных проблем социальных преобразований. Прежде всего— победа революционной буржуазии над феодальным абсолютизмом. Как актуальна была эта проблема для России! Выясняя ее, проникая в ее сущность, образованная общественность направляла свое внимание на историю загнивания королевского правления, обострения социальных противоречий, на роль буржуазии и народа в общественной борьбе, характер их взаимоотношений на различных этапах революции, А как важно было для революционно-демократической России изучить само развитие революции, борьбу течений, роль лидеров движения, проблему насилия, оценить и понять значение революционного террора!

Великая французская революция давала ответы на многие вопросы общественного бытия, а потому не могла быть предана забвению.

Мысль проследить влияние французской революции на общественную жизнь России XIX в. возникла сразу после Великой Октябрьской социалистической революции. В 1918 г. профессор Н. И. Кареев выступил на страницах популярного журнала ’’Нива” с очерком на тему ’’Французская революция и русское общество”. Он рассмотрел отношение к революции декабристов и Пушкина, Герцена и западников, рассказал об историках французской революции. Заявив, что он ’’только наметил” ряд проблем большой темы, Кареев пришел к весьма верному выводу: ”В конце XVIII века Французская революция для русского общества была делом посторонним, чужим, далеким, но, когда у нас самих началось освободительное движение с эпохи декабристов, русские люди стали всматриваться в эту революцию, чуя, что нечто подобное не минует и Россию, и даже будучи уверены в том, что это был единственный путь для ликвидации старого порядка. В течение целого века такое настроение, хотя и медленно, хотя и с перерывами, все более и более нарастало. Какие бы чувства при этом ни возбуждались—чувства энтузиазма, надежды, опасений, прямого страха,—эпоха привлекала к себе внимание все большего и большего количества русских людей”3.

§ 4. РОССИЯ И ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1789 г.

ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ РАЗДЕЛЫ ПОЛЬШИ

Одновременно с событиями русско-турецкой войны Европу потрясла грандиозная эпопея Французской буржуазной революции. В России, как и в других странах Европы, события во Франции прежде всего приковали внимание и вызвали восхищение всех представителей русской демократической общественной мысли. В то же время российское дворянство отнеслось к ним очень настороженно, а потом проявило открытую враждебность. В петербургских придворных кругах вначале попросту не поняли серьезности происходящих во Франции событий, а поняв, затаили злобу. Придворное общество немедленно выбросило из своего обихода все «просветительские игрушки» в виде сочинений французских энциклопедистов, скульптурных портретов Вольтера и проч. Сама Екатерина II, поняв грозу революции, прониклась глубокой ненавистью к любым течениям революционной Франции — и радикальным, и умеренным. Всем подданным России было приказано немедленно покинуть Францию. Внутри страны царила реакция. Екатерина беспощадно расправилась с А. Н. Радищевым, Н. И. Новиковым, Иоганном Мельманом и т. д. Более того, царизм впервые взял на себя активную роль в организации интервенции монархических государств против революционной Франции.

Французская контрреволюция возлагала на русскую императрицу большие надежды и держала ее в курсе всех своих политических комбинаций. Екатерину II просили «впредь руководить всеми их демаршами». Русская царица способствовала ликвидации раздоров между королевской «партией» и «партией принцев». Она оказывала щедрую финансовую поддержку контрреволюции, выделив лишь на наем войска неслыханно большую сумму в 2 млн руб. Она организовала общий дипломатический демарш европейских держав с требованием свободы Людовику XVI.

С окончанием войны со Швецией Екатерина II сумела договориться со шведским королем Густавом III о походе его войск против Франции, оказав ему помощь денежной субсидией. К России и Швеции примкнула Австрия, а потом целый ряд европейских держав (Пруссия, Испания, Сардиния, Неаполь). Англия гарантировала свой нейтралитет. Так сформировалась первая коалиция против революционной Франции. Густав III, Леопольд II и Екатерина II разработали план интервенции.

Но так случилось, что Леопольд II в разгар подготовки неожиданно умер (по слухам, его отравили), а буквально спустя две недели в середине марта 1792 г. в результате заговора погиб другой вдохновитель интервенции Густав III. Это сильно задержало выступление интервентов. К тому же революционная Франция сама объявилавойну Австрии и Пруссии.

Тем временем в 80-х гг. отношения России и Польши весьма осложнились. В Польше быстро падало русское влияние. Прусские дипломаты неустанно трудились над дальнейшим ухудшением польско-русских отношений. Польский сейм в конце 80-х гг. упразднил так называемый Постоянный совет, резко увеличил военные силы. Россия вынуждена была вывести из Польши войска и продовольственные склады. Польша запретила проход войск России через свою территорию к границам Турции. Сейм единолично ликвидировал русские гарантии польского государственного строя и заключил союз с Пруссией, направленный против России. В 1791 г. новая конституция в Польше отменила пресловутое liberum veto и тем самым серьезно укрепила государственный строй страны. Все это внушало тревогу Екатерине И. Великодержавная стратегия царизма не могла примириться с произошедшим. В итоге царизм решился на новый раздел несчастной Польши.

С окончанием русско-турецкой войны царское правительство вновь готово было ввести свои войска в Польшу, о чем вело переговоры с Австрией, но смерть Леопольда II временно вывела Австрию из игры. Последовало быстрое русско-прусское сближение. Участие Пруссии в интервенции против Франции было обусловлено разделом Польши. Летом 1792 г. между Пруссией и Россией подписан союзный договор, а в январе 1793 г. последовал договор о втором разделе Польши. Пруссия получила коренные польские земли — Гданьск, Торунь и часть Великой Польши, а Россия — Белоруссию и Правобережную Украину.

Тем временем события, связанные с интервенцией против Франции, развивались следующим образом. Прусско-австрийские войска вторглись на территорию Франции 17 августа 1792 г., но 20 сентября австро-прусские войска потерпели от революционных сил грандиозное поражение под Вальми. Коалиция против Франции развалилась. Однако борьба еще не была окончена.

Известие о казни Людовика XVI в январе 1793 г. потрясло русское придворное общество. Екатерина II «слегла в постель и больна и печальна», двор оделся в траур. С Францией окончательно были порваны дипломатические и торговые отношения. Все французы, признавшиереспублику, должны были в трехнедельный срок покинуть Россию. При ввозе книг в Россию была установлена строжайшая цензура в Петербурге, Москве, Риге, Одессе и Радзивилловской таможне. Были запрещены и многие русские издания, например трагедия Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский» и др.

Успехи революционной Франции встревожили Англию, которая выставила перед французским Конвентом ряд невыполнимых требований. 1 февраля Франция объявила войну Англии, а 25 марта заключено было англо-русское соглашение по координации действий против Франции. Для французских судов были закрыты все порты этих держав, приняты меры и для воспрещения торговли Франции с нейтральными державами. В Россию для переговоров об организации новой интервенции прибыл граф д’Артуа, младший брат Людовика XVI. В Лондон отправились русские военные корабли для усиления морской блокады Франции.

После нового поражения войск интервентов в июне 1794 г. державы Тройственного союза, заключенного между Англией, Россией и Австрией в конце 1795 г., предприняли организацию нового похода против Франции. В нем должен был принять участие 60-тысячный экспедиционный корпус русских войск, и только внезапная смерть русской императрицы помешала реализации этого плана.

События борьбы монархических держав Европы с Французской революцией тесно переплетались, как мы уже видели, с польским вопросом. В Польше второй раздел усилил национально-освободительное движение. Весной 1794 г. вспыхнуло мощное крестьянское восстание, во главе которого встал Тадеуш Костюшко. Движение приняло широкий размах и носило вместе с тем ярко выраженный антифеодальный характер, так как одним из требований восставших была свобода от крепостной зависимости. Однако своекорыстная позиция польской шляхты, не желавшей таких уступок, ослабила общее движение и предопределила его поражение.

Вслед за подавлением восстания в 1795 г. Россия, Австрия и Пруссия предприняли третий и последний раздел Польши. Отныне Польша как государство прекратила свое существование. По третьему разделу к России отошли Западная Белоруссия, Литва, Курляндия и часть Волыни. Австрия и Пруссия захватили собственно польские земли, включая Варшаву и Краков. Русский царизм, хотя и не захватил коренные польские территории, однако нес полную ответственность за историческую трагедию польского государства. Вместе с тем объединение великорусских, белорусских и украинских земель являлось несомненным прогрессивным актом для развития этих народов.

Добавить комментарий

Закрыть меню