Упанишады в философии

Упанишады

Упанишады – это философские тексты на санскрите, которые подытоживают учения отдельных глав четырёх Вед и обычно встречаются в завершающих частях брахман и араньяк. Многие упанишады сохранились до наших дней, и на них написаны комментарии представителей различных школ веданты. Упанишады не следует воспринимать как однообразные книги – каждый текст связан с той Ведой, в которой он встречается, и поучения той или иной упанишады зачастую подаются в контексте соответствующего специфического ведического гимна или ритуала. В традициях веданты упанишады упоминаются как шрути-прастхана, или богооткровенные священные писания, благодаря постижению которых обретается знание Брахмана (Абсолюта).

Главные упанишады

Упанишады, которые были прокомментированы Шанкарой и другими известными учителями, приобрели особое значение как главные, или более или менее «канонические» упанишады. Это:

Эти десять упанишад – наиболее важные и основополагающие. Современные учёные полагают, что они также относятся к старейшим из всех текстов упанишад. Некоторые добавляют Каушитаки и Шветашватару к списку главных упанишад, а некоторые добавляют к ним ещё и Майтраяни.

Другие упанишады

Многие другие упанишады сохранились до наших дней. В традиции индуизма упанишады относятся к шрути, которые считаются вневременными, вечными и апаурушея (не имеющими конкретного автора). По этой причине датировка составления различных упанишад не имеет для индуистов никакого значения и представляется им бессмысленным занятием. Некоторые из текстов, которые называются упанишадами, не могут быть соотнесены с определёнными традициями. Однако в действительности всё дело сводится к признанию статуса шрути для каждого конкретного текста, а не выяснения даты его составления. Современные учёные пытаются установить периоды составления всех этих текстов. Само собой разумеется, что дата составления этих текстов, включая главные упанишады, не имеет совершенно никакого значения в традиции веданты.
Чаще всего упанишады классифицируют согласно их тематике. Таким образом, имеется большое количество упанишад, в которых излагаются общие темы веданты, в дополнение к тем, в которых преподаётся йога и в которых детально описываются предписания саньясы. Упанишады, которые так или иначе посвящены тому или иному божеству из числа главных божеств индуизма, обычно классифицируются как шайва (шиваитские), вайшнава (вишнуитские) и шакта (шактийские) упанишады.
Список 108 упанишад в том виде, в каком он приводится в Муктика-упанишаде, приводится ниже в таблице. Колонка Яджурведы содержит два ряда в каждом заголовке – тексты Кришнаяджурведы находятся в верхнем ряду, а тексты Шуклаяджурведы – в нижнем.

108 упанишад

74 упанишады доступны на русском языке,
10 из них переведены специально для сайта http://scriptures.ru / http://upanishads.ru

* Доступны в академическом переводе.

Классификация упанишад на основе их тематики кажется разумной, и, помимо 10 главных, большинство упанишад, процитированных самыми ранними комментаторами, подпадает под категорию саманья-веданты. Однако некоторые упанишады вполне могли бы быть классифицированы более чем в одной категории. Например, Вараха-упанишада и Пашупатабрахма-упанишада классифицируются как йога-упанишады, а не как вайшнава- и шайва- соответственно.

Аналогичным образом Ганапати-упанишада отнесена к шайва-упанишадам, в то время как Сканда-упанишада – нет. Таким же образом Хамса-упанишада называется йога-упанишадой, а не саньяса-упанишадой, в то время как Парамахамса считается саньяса-упанишадой. Точно так же Махавакья-упанишада и Брахмавидья-упанишада с не меньшим основанием могли бы быть включены в состав саньяса-упанишад.

В любом случае вполне очевидно большое перекрывание в тематике «йога-упанишад» и «саньяса-упанишад», указывающее на тесные связи между практикой йоги и институтом саньясы. Это также невольно порождает возможность того, что традиционная ассоциация йоги с философией санкхьи в терминах шести даршан (здесь: философий) может немного вводить в заблуждение. В этой связи интересно обратить внимание на то, что наиболее важные тексты по системе йоги написаны учителями адвайта-веданты, начиная от Шанкары и двигаясь далее вглубь веков, хотя все эти комментаторы истолковывают йогу более или менее в терминах санкхьи. Другое интересное наблюдение в этой связи – то, что адвайта-ведантисты полностью впитали в себя практику йоги как помощь для медитации и осознания недвойственного Брахмана.

В начале и конце каждой упанишады всегда имеется небольшой стих — мангалам («благоприятный, приносящий удачу»), или мангала-шлока. Цель этого стиха — настроить читателя на тот круг мыслей, которому посвящена упанишада, и умиротворить его ум. По своему объёму это всегда небольшой молитвенный стих с обращением к Брахману и/или другим известным божествам, таким как Индра, Брихаспати и др. У каждой из Вед существует своя мангала-шлока. У Яджурведы их две — одна для Кришнаяджурведы (тёмной Яджурведы), вторая — для Шуклаяджурведы (светлой Яджурведы). Кроме того, в некоторых школах индуизма существуют собственные мангала-шлоки — но, как правило, они известны только в пределах своей школы.

В конце любой мангала-шлоки присутствует фраза «auṃ shaantiH shaantiH shaantiH» («Ом Шанти Шанти Шанти»), где слово «shaantiH» можно перевести как «мир», «покой», «умиротворённость». Эта фраза со временем обрела статус самостоятельной мантры. После «революции хиппи» её неоднократно исполняли различные индийские и западные исполнители как в традиционной манере, так и в современной обработке. Благодаря своей ритмической и текстовой простоте мангала из Шуклаяджурведы за последние десятилетия также обрела большую популярность. Она широко применяется в пудже различных шиваитских и шактийских школ и музыкальных композициях стиля нью-эйдж.

Принадлежность мангала-шлоки к Веде Санскрит в романской кодировке ITRANS Перевод
Ригведа auṃ vaaN^me manasi pratishhThitaa .
mano me vaachi pratishhThitam.h .
aaviraaviirma edhi .
vedasya maa aaNiisthaH .
shrutaM me maa prahaasiiH .
anenaadhiitenaahoraatraansandadhaami .
R^ita.n vadishhyaami .
satya.n vadishhyaami .
tanmaamavatu .
tadvaktaaramavatu .
avatu maamavatu vaktaaram.h .
auṃ shaantiH shaantiH shaantiH ..
Ом. Да будет мой ум основан на речи.
O Лучезарный, открой мне Себя.
Да принесут они оба (ум и речь) ко мне знание Вед.
Да не покинет меня всё то, что я усвоил.
Я присоединю (то есть уничтожу различие между) день к ночи этими занятиями.
Я произнесу то, что словесно истинно;
Я произнесу то, что ментально истинно.
Да защитит меня То (Брахман);
Да защитит То говорящего (то есть учителя),
Да защитит То меня;
Да защитит То говорящего – да защитит То говорящего.
Ом! Покой! Покой! Покой!
Кришнаяджурведа auṃ saha naavavatu .
saha nau bhunaktu .
saha viirya.n karavaavahai .
tejasvi naavadhiitamastu .
maa vidvishhaavahai ..
auṃ shaantiH shaantiH shaantiH ..
Да защитит Он нас обоих (учителя и обучаемого), вместе, (открыв знание).
До защитит Он нас обоих, (одарив плодами знания).
Пусть мы вместе достигнем силы. Пусть изучаемое нами будет воодушевляющим.
Пусть мы не будем искать недостатки друг в друге.
Ом! Покой! Покой! Покой!
Шуклаяджурведа auṃ puurNamadaH puurNamidaM puurNaat.h puurNamudachyate .
puurNasya puurNamaadaaya puurNamevaavashishhyate ..
auṃ shaa.ntiH shaa.ntiH shaa.ntiH ..
Ом. То – бесконечность (полнота), и это – бесконечность. Бесконечность исходит из бесконечности,
Обретая бесконечность бесконечного, она остаётся лишь бесконечностью. Ом! Покой! Покой! Покой!
Самаведа auṃ aapyaayantu mamaa~Ngaani vaakpraaNashchakshuH shrotramatho balamindriyaaNi cha ..
sarvaaNi sarvaM brahmopanishhadaM maahaM ..
brahma niraakuryaaM maa maa brahma niraakarodaniraakaraNamastvaniraakaraNaM mestu tadaatmani nirate ya upanishhatsu dharmaaste ..
mayi santu te mayi santu ..
auṃ shaantiH shaantiH shaantiH ..
Пусть конечности, речь, жизненная сила, глаза, уши, а также сила и все органы будут хорошо развиты в моём теле.
Всё есть Брахман, явленный в упанишадах.
Да не отвергну я Брахман; да Брахман не отвергает меня. Да не будет отклонения (меня Брахманом); да не будет неприятия (Брахмана) мной.
Пусть все достоинства (обсуждаемые) в упанишадах будут во мне, занятом поисками своего «я»; пусть они будут во мне.
Ом! Покой! Покой! Покой!
Атхарваведа auṃ bhadra.n karNebhiH shR^iNuyaama devaaH .
bhadraM pashyemaakshabhiryajatraaH .
sthiraira~NgaistushhTuvaamsastanuubhirvyashema devahita.n yadaayuH .
svasti na indro vR^iddhashravaaH .
svasti naH puushhaa vishvavedaaH .
svasti nastaarkshyo arishhTanemiH .
svasti no bR^ihaspatirdadhaatu ..
auṃ shaantiH shaantiH shaantiH ..
Ом! Пусть наши уши слушают то, что благоприятно, о боги.
Пусть наши глаза видят то, что благоприятно, о достойные поклонения!
Пусть мы будем наслаждаться сроком жизни, отведённым богами,
Непреклонно восхваляя их с помощью наших тел и конечностей!
Пусть славный Индра благословит нас!
Пусть всеведущее Солнце благословит нас!
Пусть Таркшйа, гроза для злых и порочных, благословит нас!
Пусть Брихаспати ниспошлёт нам процветание и удачу!
Ом! Покой! Покой! Покой!

Большая часть вайшнавских (9 из 14), шиваитских (6 из 14) и шактийских (5 из 9) упанишад соотнесены с Атхарваведой. Однако необходимо отметить, что остальные три Веды также содержат существенную долю «поздних» текстов упанишад. Три шактийские упанишады относятся к Ригведе, в то время как в ней нет ни одной вайшнавской и только одна шиваитская упанишада. Аналогичным образом ни одна шиваитская или шактийская упанишада не соотнесена с Шуклаяджурведой, но значительное количество шиваитских (5 из 14) упанишад включено в состав Кришнаяджурведы. Шактийские упанишады сгруппированы вместе, хотя некоторые из них учат поклонению Сарасвати, Лакшми или Парвати, а в других описывается Шричакра-упасана, где Шакти отождествляется скорее с Самим Брахманом, чем с отдельными шакти таких божеств, как Брахма, Вишну или Шива.

Соперничество между различными течениями индуизма нередко приводило к многократной переделке текстов уже имеющихся упанишад и написанию новых, что особенно часто происходило в средние века. В качестве примера может служить Шарабха-упанишада. Всем изучавшим индуизм известна история бхакты Прахлады, демона-титана Хираньякашипу и Нарасимхи (Нрисимхи, аватары Вишну). В Шарабха-упанишаде описывается продолжение этой истории, в которой Шарабха-Вирабхадра, воплощение Шивы, делает с Нарасимхой примерно то же самое, что сделал Нарасимха с Хираньякашипу. При этом в шактийских текстах имеется своё продолжение истории Шарабхи, в которой, в свою очередь, грозная форма Дэви – Пратьянгира – усмиряет Шарабху, что, по замыслу шактийских авторов этой истории, должно служить примером верховенства Дэви и шактизма над остальными течениями индуизма.

Оригинальные священные тексты индуизма на санскрите имеют множество разночтений и редакций в дошедших до нашего времени разных версиях манускриптов, что недвусмысленно говорит о продолжительной конкурентной борьбе представителей разных индуистских школ и течений между собой. При изучении этих текстов важно не забывать, что слова об исключительности поклонения тому или иному божеству – это результат значительного временного влияния тех или иных религиозных групп внутри индуизма, выдававших своё божество или свой культ за главный. В то же время первые философские тексты упанишад были проявлены древними мудрецами в качестве вершин духовной мудрости, призванной помочь искреннему искателю в его духовном поиске.

Упанишады, не входящие в список 108 упанишад:

Наиболее полное собрание упанишад на русском языке.– кнопка 88х31

Упанишады в аудиокнигах (mp3), текст читает Илья Журавлёв (АЙЦ-Москва)

Celextel’s Online Spiritual Library – тексты 108 упанишад на английском

Тексты упанишад на санскрите

Свами Вивекананда «Раджа-йога»

ФИЛОСОФИЯ УПАНИШАД

I. УПАНИШАДЫ

Упанишады являются заключительной частью вед и потому называются веда-анта, или окончание вед,-название, наводящее на мысль, что в упанишадах выражена сущность ведийского учения. Они являются фундаментом, на котором покоится большинство позднейших философий и религий Индии. «Нет сколько-нибудь значительной формы индуистской мысли, включая и неортодоксальный буддизм, которая не имела бы корней в упанишадах».

Более поздние системы философии обнаруживали прямо-таки страстные стремления согласовывать свои доктрины со взглядами упанишад, если уж нельзя было полностью выводить их из упанишад. Каждое возрождение идеализма в Индии находит в учении упанишад источник своего происхождения. Их поэтичность и возвышенный идеализм все еще не утратили своей силы волновать умы и сердца людей. Упанишады содержат в себе самые ранние рукописи индийской теоретической мысли.

Гимны и литургические книги вед касаются больше религии и практики, чем мышления арийцев. Мы находим в упанишадах уже известный прогресс по сравнению с мифологией санхиты, брахманистским мелочным педантизмом и даже теологией араньяки, хотя все эти стадии в них и встречаются. Авторы упанишад преобразуют прошлое, с которым они имеют дело, и изменения, вносимые ими в ведийскую религию, свидетельствуют о смелости сердца, которое бьется только для свободы. Цель упанишад заключается не столько в достижении философской истины, сколько в том, чтобы принести умиротворение и свободу мятущемуся человеческому духу. Попытки решения метафизических вопросов предлагаются в форме диалогов и диспутов, хотя упанишады по существу являются поэтическими декларациями философски настроенных умов перед лицом явлений жизни. Они выражают беспокойство человеческого ума и его стремление понять истинную природу реальности. Не будучи систематической философией или произведением одного автора или даже произведением одного и того же века, они содержат в себе многое, что является противоречивым и ненаучным; но если бы все только этим и ограничивалось, нам не было бы смысла изучать упанишады.

Они установили основные концепции, здоровые и удовлетворительные, и это создало средства, с помощью которых могут быть исправлены их собственные наивные ошибки, превращенные чрезмерным подчеркиванием в ошибочные философские построения. Несмотря на то, что упанишады имеют различных авторов, и, несмотря на тот период времени, который потребовался на составление этих полупоэтических и полуфилософских трактатов, во всех их есть единство цели, живое чувство духовной реальности, которое становится ясным и отчетливым, когда мы рассматриваем события того времени. Они раскрывают нам богатство размышляющей религиозной мысли того времени. В сфере интуитивной философии их достижения значительны. Ничто из того, что было до упанишад, по объему и силе, по воздействию и удовлетворению не может сравниться с ними. Их философия и религия удовлетворяли некоторых величайших мыслителей и исключительно возвышенные души.

Мы не согласны с оценкой Гау, что «во всем этом мало духовного» или что «эта пустая интеллектуальная концепция, лишенная духовности, является высшей формой, на которую была способна индийская мысль».

Профессор Д. С. Маккензи, поняв более правильно, говорит, что «ранней попыткой конструктивной теории космоса и, конечно, одной из наиболее интересных и замечательных является та, которая содержится в упанишадах».

II. УЧЕНИЕ УПАНИШАД

Нелегко установить, о чем учат упанишады. Современные исследователи упанишад читают их в свете той или иной предвзятой теории. Люди так мало привыкли доверять своим собственным суждениям, что прибегают к авторитету и традиции. Хотя это довольно надежное руководство для поведения и жизни, истина требует также проницательности и самостоятельности суждения. Многие ученые в наше время склоняются ко взглядам Шанкары, который в своих комментариях к упанишадам, Бхагавадгите и Веданта-сутре разработал весьма тонкую систему недуалистической метафизики. Другие с не меньшей страстностью утверждают, что Шанкаре не принадлежит последнее слово в этом вопросе и что философия любви и преданности является логическим выводом из учения упанишад.

Различные комментаторы, отправляясь от своих собственных убеждений, навязывают свои взгляды упанишадам и насилуют их язык так, чтобы он соответствовал их собственным теориям. Когда возникают споры, все школы обращаются к упанишадам. Благодаря как их неясности, так в той же степени и богатству их, благодаря как мистической дымке, так равно и наводящим на размышления достоинствам упанишад комментаторы получили возможность использовать их в интересах своей собственной религии и философии. Упанишады не ставят на обсуждение какую-либо теорию философии или догматическую схему теологии. Они намекают на истину в жизни, но пока еще не в науке или философии. Так многочисленны в них указания на истину, так разнообразны их догадки о боге, что почти каждый может искать в них то, чего желает, и находить то, чего он ищет, и каждая школа догматизма может поздравить себя с обнаружением своих собственных доктрин в сказаниях упанишад. В истории мысли часто случается, что философия приносится в жертву традиционному толкованию, которое было дано в более ранний период и потому мешает критикам и комментаторам рассматривать ее в должной перспективе. Система упанишад не избежала этой судьбы. Западные толкователи, в общем, следовали тому или другому комментатору. Гау следует интерпретации Шанкары. В своем предисловии к «Философии упанишад» он пишет: «Величайшим толкователем философии упанишад является Шанкара, или Шанкарачарья. Учение самого Шанкары представляет собой естественное и законное истолкование философии упанишад».

Макс Мюллер принимает ту же самую точку зрения: «Мы должны помнить, что ортодоксальные взгляды веданты — это не то, что мы называем эволюцией; скорее их следует назвать иллюзией. Эволюция Брахмана, или паринама , является ересью; иллюзия, или виварта , — вот ортодоксальная веданта. Изображая это метафорически, мир, согласно ортодоксальным ведантистам, развивается из Брахмана не как дерево из зерна, но как мираж из солнечных лучей». Таких же взглядов придерживается и Дойссен. Мы попытаемся установить тот смысл, который имели в виду авторы упанишад, а не тот, что приписывали им более поздние комментаторы. Последние дают нам приблизительно верное представление о том, как упанишады были истолкованы в более позднее время, но не дают нам достаточно правильного понимания философского синтеза, которым обладали древние исследователи. Но возникает проблема, согласуются ли между собой философские идеи упанишад? Все ли они имеют своим источником общепризнанные принципы всеобщего устройства мира? Мы не имеем смелости ответить на этот вопрос утвердительно.

Эти сочинения содержат в себе так много скрытых идей, так много возможных значений, так богаты они источниками фантазий и предположений, что можно легко себе представить, каким образом различные системы могли черпать свое вдохновение из одного и того же источника. Упанишады не содержат в себе каких-либо философских синтезов как таковых — типа систем Аристотеля, или Канта, или Шанкары. Они имеют скорее интуитивную, чем логическую, последовательность и являют собой известные основные идеи, представляющие, так сказать, первоначальные наброски философской системы. Из этих идей могла получить развитие какая-либо цельная, стройная и последовательная теория. Однако в связи с неясностью многих мест трудно быть уверенным в том, что разработка элементов, в которых нет ни методичности, ни системы, будет правильной. Тем не менее, мы будет рассматривать идеи упанишад о вселенной и о занимающем в ней место человеке с точки зрения высших идеалов философской мысли.

III. КОЛИЧЕСТВО И ДАТИРОВКА УПАНИШАД

Обычно считают, что имеется 108 упанишад, из которых около десяти являются главными, причем к ним имеются комментарии Шанкары. Эти упанишады — самые старые и наиболее авторитетные. Мы не можем установить их более или менее точную дату. Самые ранние упанишады, несомненно, относятся к предбуддистскому периоду, а несколько из них — ко времени после Будды. Вероятно, они были составлены в период между завершением ведийских гимнов и ростом буддизма (что происходило в VI веке до н. э.). Общепринятой датой для ранних упанишад являются 1000-3000 год до н. э. Некоторые из более поздних упанишад, к которым имеются комментарии Шанкары, — послебуддистского происхождения и относятся приблизительно к 400-м или 300-м годам до н. э. Самые старые упанишады изложены в прозе. Они не являются сектантскими. Айтарея, Каушитаки, Тайттирия, Чхандогья, Брихадараньяка и части Кены представляют собой ранние упанишады, в то время как стихи 1-13 Кены и IV.8-21 Брихадараньяки образуют переходную ступень к метрическим упанишадам и могут считаться более поздними дополнениями. Катха упанишада является более поздней формой. Мы находим в ней элементы систем санкхья и йога.

В ней свободно цитируются другие упанишады и Бхагавадгита. Мандукья является самой последней из досектантских упанишад. Атхарваведа упанишады также представляют собой более поздние произведения. Мойтраяни упанишада заключает в себе элементы как системы санкхья, так и системы йога. Шветашватара была составлена в период, когда отдельные философские теории находились в состоянии брожения. Это во многих местах видно из знакомства с техническими терминами ортодоксальных систем и из упоминания о многих их выдающихся теориях. Заметен интерес к изложению теистического синкретизма веданты, санкхьи и йоги. В более ранней прозе упанишад преобладали чистые спекуляции, в то время как позже в них было больше религиозного почитания и набожности. Изложение философии упанишад мы будем основывать главным образом на добуддистских упанишадах, а затем подкреплять полученные таким путем точки зрения ссылками на послебуддистский период. Основными упанишадами для наших целей являются Чхандогья и Брихадараньяка, Тайттирия и Айтарея, Каушитаки и Кена; затем следуют Иша и Мандукья.

УПАНИШАДЫ

УПАНИШАДЫ (санскр. upa-ni-sad — сидеть около, т.е. у ног Учителя, получая наставления в духовных беседах с целью познания истины; отсюда — сокровенное знание, тайное учение) — древнеиндийские произведения религиозно-философского характера, относящиеся к классу шрути («откровения»), примыкающие к Ведам как объяснение их эзотерического (тайного) смысла. В толковании Шанкары, У.

происходят от корня sad — «уничтожение». Отсюда У. — «разрушающие узы незнания» и «приближающие к Брахману». У. иногда называются ведантой («конец Вед»), т.к. составляют заключительную часть Вед и являются главным источником системы Веданта. Насчитывают около 200 текстов У. Классическими признаны 108 — собрание Муктика (от mukti -освобождение). Древнейшие из У. записаны, видимо, около 6 в. до н.э. (добуддийский период). Последние — в 14-15 вв. Из основных У. наиболее ранний слой образуют: «Брихадараньяка», «Чхандогья», «Тайттирия», «Айтарея», «Кена», «Каушитаки». Несколько позже составлены «Катха», «Ища», «Шветашва-ра», «Мундука». Более поздние У.: «Прашна», «Майтри», «Ман-дукья». Уходя корнями в древне-ведийскую мудрость, У. касаются глубоких, метафизических вопросов о происхождении Вселенной, о природе и сущности Непроявленного Божества (Брахмана) и проявленных Богов (Вишну, Яма и др.), о единстве духа и материи, об универсальности ума и природы человеческой «души» и «Эго» (Атмана). Одна из центральных мыслей У. — тождество Брахмана (высшей объективной Реальности, Абсолюта) и Атмана (субъективного, индивидуального начала, «огненного зерна» человека). У. развивают учение о Пуру-ше (Вселенском Человеке, ср. каббалистический Адам-Кадмон); излагают миф о «яйце Брахмана» («Brahmanda»), из которого произошел существующий мир; дают понятие «праны» (ргапа) — «жизненного дыхания», наполняющего весь мир; раскрывают учение о четырех состояниях человека: 1) бодрствование, 2) сон, 3) глубокий сон без сновидений, 4) трансцендентальное, невыразимое состояние слияния с высшей Реальностью. У. формулируют понятие кармы, непосредственно связанной с учением о цепи перерождений. Важное место в У. занимает нравственный кодекс жизни, в первую очередь обращающий внимание на внутренний мир человека, высокую культуру мыслей, утонченность чувств, развитость сердца, любовь к Истине. Высшая цель человека, согласно У., — единение с Брахманом. На этом пути главным является не обрядовая практика, культовые служения, а подвижничество, внутренний подвиг человека, самоотверженно вступившего на путь познания Сущего. У., изложенные в системе веданты, имеют много параллелей с йогой (в методах духовного пути), санкхьей (учение о Вселенной, Пуруше), буддизмом (учение о карме, отказе от желаний, очищении сознания) и др. индийскими даршанами (школами). Значительное влияние У. прослеживается в «Бхагават-Гите». Идеи У. впервые были систематизированы Бадараяной в «Брахмасутре». Особое развитие получили у Шанкары и Рамануджи. Влияние У. сказалось на взглядах Р. М. Роя, Вивекананды, Ганди и др. Значительный след в европейской философии У. оставили, начиная с Шопенгауэра.

Источник: Новейший философский словарь на Gufo.me

индийские прозаические и стихотворные религиозно-философсие трактаты. Часть ведической литературы (см. Веды). Термин «У.» понимается в Индии как «сокровенное знание», доступное только посвященным. Возникли в древности (приблизительно в 7–3 вв. до н. э.); значительную философскую и художественную ценность имеют т. н. главные У., непосредственно связанные с разными ведическими школами. В центре У. – философские проблемы ведической религии, познание человеком самого себя и окружающего мира; толкования жреческого ритуала оказываются в них на втором плане. Главная доктрина У. – учение о единстве Брахмана (абсолютного и объективного начала Вселенной) и Атмана (субъекта, индивидуума). Отвлечённые идеи поясняются с помощью пр…

Упанишады`Большой энциклопедический словарь`

УПАНИШАДЫ (санскритское — сокровенное знание) — заключительная часть вед, их окончание («веда-анта»); основа всех ортодоксальных (принимающих авторитет вед) религиозно-философских систем Индии, в т. ч. веданты. Из св. 200 упанишад ок. 10 считаются главными. Время создания 7-3 вв. до н. э. — 14-15 вв. н. э. Разнообразное содержание упанишады подчинено практическим целям достижения духовного освобождения. В центре упанишады — учение о тождестве брахмана и атмана.

Упанишады`Исторический словарь`

— сокровенное знание — религиозно-философские комментарии в Ведам, составлялись с VII—III вв. до н. э., делятся на ранние и поздние. Основное назначение — обоснование брахманизма и ряда идеи, легших в основу буддизма (учение об ахимсе, т. е. непричинении зла, о том, что жизнь есть страдание). В У. выдвигается представление о том, что сама жизнь человека есть жертвоприношение. Учение о слиянии атмана (индивидуальной души) и брахмана (божественной души) составило догмат мокша — освобождение от цепи индивидуальных рождений.

Упанишады`Индуизм`

произведения, составляющие завершающий цикл канонич. свода Вед, сложившийся в осн. в VII-VI вв. до н. э.; объединяется с араньяками названием Веданта. Слово «упанишад» означает «сокровенное учение» (букв, подсаживание (ученика к учителю)), доступное лишь избранным.

Выделяют 6 древнейших прозаич. У.: «Брихадараньяка», «Чхандогья», «Тайттирия», «Айтарея», «Каушитаки» и «Кена» (наполовину стихотворная). Позднее сложились стихотворные «Катхака», «Иша», «Шветашватара», «Мундака» и «Маха-Нараяна», еще позднее — прозаич. «Прашна», «Майтраяния» и «Мандукья». Название У. носит еще около 200 произведений, но они создавались много позже (на всем протяжении ср. веков) в подражание древним У. Формально У. продолжают традицию Вед, но содержание их не ограничивается ритуальными, мифологич. и космогонич. темами предшествующей лит-ры. Не отрицая традиционные ритуальные толкования брахман и развивая их, они проповедуют новые идеи и учения, основывающиеся на положении о предпочтении «внешнему» ритуалу «в…

Упанишады`Советская историческая энциклопедия`

(санскр. упанишад, букв. — сидение около (наставника), в дальнейшем — сокровенное знание, тайное учение) — др.-инд. трактаты преим. этико-филос. характера, складывавшиеся, по-видимому, с 8-6 вв. до н. э. вплоть до 14-15 вв. н. э. как комментарии к текстам вед. Известно св. 200 У. При всей неоднородности воззрений У. для них характерно монистич. осмысление мира (идея о тождестве высшего объективного начала — Брахмана, и высшего индивидуального начала — Атмана). Воздействие У. прослеживается в религ.-филос. системах буддизма, йоги, санкхьи; на их основе была создана система веданты. Философия У. оказала влияние на взгляды крупнейших инд. Мыслителей — Шанкары (8-9 вв.), Рамануджи (11 в.) и др., вплоть до 20 в. (Р. Тагор). У. — один из важнейших памятников по истории инд. культуры; содержат интересный материал по древней истории Индии.

Публ. в рус. пер.: Брихадараньяка упанишада, М., 1964; Чхандогья упанишада, М., 1965; Упанишады, М., 1967; Keith А. В., The religion a…

УПАНИШАДЫ`Словарь кроссвордиста`

1. Комментарии к ведам.

Упанишады`Энциклопедия Брокгауза и Ефрона`

Упанишады

(санскр. upanishad = тайное учение) — древнейшие философские и теософские трактаты индусов, восходящие к более поздней ведийской эпохе, но во всяком случае возникшие еще задолго до начала христианской эры (самые древние — в VII — VI вв. до Р. Хр.). Индусы причисляют их к так называемому Шрути, т. е. словесным памятникам, сообщенным человечеству путем непосредственного божественного откровения. У. составляют третье подразделение ведийской литературы (первое — веды, т. е. самые стихотворные их сборники, или так называемые самгиты, второе — брахманы, третье араньяки и У., тесно связанные друг с другом). Большею частью У. написаны прозой, со стихотворными вставками, но некоторые из них целиком изложены стихами, нередко в форме диалога ме…

Глава четвертая

ФИЛОСОФИЯ УПАНИШАД

Введение. – Текучий и неопределенный характер учения упанишад. – Западные ученые об упанишадах. – Даты. – Ранние упанишады. – Великие мыслители века. – Сравнение гимнов Ригведы и доктрины упанишад. – Упор на монистической стороне гимнов. – Перемещение центра тяжести с объекта на субъект. – Пессимизм упанишад. – Пессимистический смысл концепции сансары. – Протест против внешней обрядовости ведийской религии.

– Субординация ведийского знания. – Основные проблемы упанишад.-Первичная реальность. – Природа Атмана, отделенного от тела, сознание во сне со сновидениями и эмпирическое я. – Различные виды сознания – бодрствующего, сна со сновидениями, сна без сновидений и экстаза. – Влияние анализа упанишадами я на последующую мысль. – Подход к реальности с объективной стороны. – Материя, жизнь, сознание, ум и ананда. – Шанкара и Рамануджа о статусе ананды. – Брахман и Атман. – Тат твам аси. – Позитивный характер брахманизма. – Интеллект и интуиция. – Брахман и мир. – Творение. – Доктрина майи. – Рассмотрение взглядов Дойссена.- Степени реальности. – Являются ли упанишады пантеистическими? – Конечное я. – Этика упанишад. – Природа идеала. – Метафизические основы этической теории. – Моральная жизнь. – Ее общие черты. – Аскетизм. – Интеллектуализм. – Джняна, карма и упасана. – Мораль и религия. – По ту сторону добра и зла. – Религия упанишад. – Различные формы. – Высшее состояние свободы. – Неясные мнения об этом в упанишадах.

– Зло. – Страдание. – Карма. – Ее оценка. – Проблема свободы. – Будущая жизнь и бессмертие. – Психология упанишад. – Неведантические тенденции в упанишадах. – Санкхья. – Йога. – Ньяя. – Общая оценка философии упанишад. – Переход к эпическому периоду.

I. УПАНИШАДЫ

Упанишады являются заключительной частью вед и потому называются веда-анта, или окончание вед,-название, наводящее на мысль, что в упанишадах выражена сущность ведийского учения.

Они являются фундаментом, на котором покоится большинство позднейших философий и религий Индии. «Нет сколько-нибудь значительной формы индуистской мысли, включая и неортодоксальный буддизм, которая не имела бы корней в упанишадах» .

Более поздние системы философии обнаруживали прямо-таки страстные стремления согласовывать свои доктрины со взглядами упанишад, если уж нельзя было полностью выводить их из упанишад. Каждое возрождение идеализма в Индии находит в учении упанишад источник своего происхождения. Их поэтичность и возвышенный идеализм все еще не утратили своей силы волновать умы и сердца людей. Упанишады содержат в себе самые ранние рукописи индийской теоретической мысли. Гимны и литургические книги вед касаются больше религии и практики, чем мышления арийцев. Мы находим в упанишадах уже известный прогресс по сравнению с мифологией санхиты, брахманистским мелочным педантизмом и даже теологией араньяки, хотя все эти стадии в них и встречаются. Авторы упанишад преобразуют прошлое, с которым они имеют дело, и изменения, вносимые ими в ведийскую религию, свидетельствуют о смелости сердца, которое бьется только для свободы. Цель упанишад заключается не столько в достижении философской истины, сколько в том, чтобы принести умиротворение и свободу мятущемуся человеческому духу. Попытки решения метафизических вопросов предлагаются в форме диалогов и диспутов, хотя упанишады по существу являются поэтическими декларациями философски настроенных умов перед лицом явлений жизни. Они выражают беспокойство человеческого ума и его стремление понять истинную природу реальности. Не будучи систематической философией или произведением одного автора или даже произведением одного и того же века, они содержат в себе многое, что является противоречивым и ненаучным; но если бы все только этим и ограничивалось, нам не было бы смысла изучать упанишады. Они установили основные концепции, здоровые и удовлетворительные, и это создало средства, с помощью которых могут быть исправлены их собственные наивные ошибки, превращенные чрезмерным подчеркиванием в ошибочные философские построения. Несмотря на то, что упанишады имеют различных авторов, и, несмотря на тот период времени, который потребовался на составление этих полупоэтических и полуфилософских трактатов, во всех их есть единство цели, живое чувство духовной реальности, которое становится ясным и отчетливым, когда мы рассматриваем события того времени. Они раскрывают нам богатство размышляющей религиозной мысли того времени. В сфере интуитивной философии их достижения значительны. Ничто из того, что было до упанишад, по объему и силе, по воздействию и удовлетворению не может сравниться с ними. Их философия и религия удовлетворяли некоторых величайших мыслителей и исключительно возвышенные души.

Мы не согласны с оценкой Гау, что «во всем этом мало духовного» или что «эта пустая интеллектуальная концепция, лишенная духовности, является высшей формой, на которую была способна индийская мысль».

Профессор Д. С. Маккензи, поняв более правильно, говорит, что «ранней попыткой конструктивной теории космоса и, конечно, одной из наиболее интересных и замечательных является та, которая содержится в упанишадах» .

1 Перевод глав IV, V и VI сделан А. В. Радугиным.

2 Слово «упанишада» состоит из упа ни шад, «сидящий около». Это значит «сидящий около» учителя, чтобы получить наставления. Постепенно это приобрело значение, что мы получаем от учителя нечто вроде тайного учения, или рахасьям. Иногда это означало, что мы получаем способность устранять ошибку и приближаться к истине. Шанкара в своем введении к Тайттирия упанишаде говорит: «Познание Брахмана называется упанишадой потому, что для тех, кто посвятил себя ему, узы зачатия, рождения, разложения и т. д. развязываются, или потому, что оно разрушает все, или потому, что оно подводит ученика очень близко к Брахману, или потому, что в нем помещается верховное божество». См. Pandit, March, 1872, р. 254.

Добавить комментарий

Закрыть меню