Убийство Глеба и Бориса

Жизнеописание

Братья Борис и Глеб были младшими единокровными братьями Святополка Окаянного и Ярослава Мудрого, являлись сыновьями киевского князя Владимира Святославича и его жены, византийской царевны Анны из Македонской династии, единственной сестры правящего императора Византии Василия II Болгаробойцы (976—1025), и внучки императора Константина VII. Источники разделяют имена братьев: Борис и Глеб — имена, полученные при рождении, Роман и Давид — при крещении. Однако имя Борис к тому времени уже перестало быть языческим и могло использоваться для наречения при крещении (в X веке уже был канонизирован князь Борис I, крестивший Болгарию). Имя Глеб относится к языческим именам и известно по рассказу Иоакимовской летописи об убийстве Святославом Игоревичем своего брата Глеба за христианские убеждения. Около 987—989 гг. Борис получил от отца Ростов, а Глеб — Муром.

Гибель братьев

Оба брата, согласно общепринятой версии, были убиты Святополком Окаянным во время борьбы за власть.

Когда увидел дьявол, исконный враг всего доброго в людях, что святой Борис всю надежду свою возложил на Бога, то стал строить козни и, как в древние времена Каина, замышлявшего братоубийство, уловил Святополка. Угадал он помыслы Святополка, поистине второго Каина: ведь хотел перебить он всех наследников отца своего, чтобы одному захватить всю власть. Сказание о Борисе и Глебе

Убийство Бориса

Каноническая версия, известная, как из летописного материала, так и по древнерусским агиографическим сказаниям, рассказывает множество подробностей о гибели братьев. В 1015 году заболел отец братьев — великий князь Владимир Святославич, и Борис был призван в Киев.

Вскоре по его прибытии стало известно о вторжении печенегов, и отец послал его с дружиною для отражения их набегов. Борис нигде не встретил печенегов и, возвращаясь обратно, остановился на реке Альте. Здесь он узнал о смерти отца и о занятии великокняжеского стола единокровным братом Святополком. Дружина предложила идти на Киев и овладеть престолом, но Борис не хотел нарушать святости родовых отношений и с негодованием отверг это предложение, вследствие чего дружинники отца покинули его и он остался с одними своими отроками.

Между тем Святополк, который, извещая Бориса о смерти отца, предлагал быть с ним в любви и увеличить его удел, хотел убийством сыновей Владимира (сам он должен считаться сыном Ярополка, так как его мать, которую Владимир отнял у своего брата, была в тот момент беременна — поэтому его называют то сыном Владимиру, то племянником) устранить соперников по обладанию княжеством. Святополк отправил Путшу и вышегородских бояр для убийства брата — так как симпатии к Борису народа и дружины делали его опасным соперником. Путша с товарищами пришёл на Альту, к шатру Бориса, ночью на 24 (30) июля; услыхав пение псалмов, доносившееся из шатра, Путша решился дождаться, пока Борис ляжет спать. Как только Борис, вдвойне опечаленный и смертью отца и слухами о злодейском намерении брата, окончил молитву и лёг спать, ворвались убийцы и копьями пронзили Бориса и его слугу венгра Георгия, пытавшегося защитить господина собственным телом.

Кто убил Бориса и Глеба?

Виталий Топчий

(средневековый детектив)
В Чернигове на Валу рядом со Спасским собором стоит однокупольный Борисоглебский собор. Храм построен на фундаменте более древней церкви черниговским князем Давидом Святославичем (н. XII ст.) как родовая усыпальница Давыдовичей и является памятником черниговской архитектурной школы периода Киевской Руси. И сейчас в северной и южной части собора посетители могут увидеть хорошо сохранившиеся 6 ниш-усыпальниц (аркасолей) для княжеских захоронений. Храм назван Борисоглебским в память первых руських святых, князей Бориса и Глеба (Роман и Давид в крещении), младших сыновей великого киевского князя Владимира 1, Крестителя. После смерти отца, последовавшей в 1015 году, Борис и Глеб были преступно умерщвлены братом Святополком в разгоревшейся жестокой борьбе за власть. За это тяжкое преступление прозвали князя Святополка “Окаянным” (совершил “Каинов грех”). С этим клеймом он навсегда вошёл в отечественную историю. Позже руськая православная церковь канонизировала невинно убиенных братьев и причислила к сонму общеславянских святых, почитаемых во всём православном мире. О трагических событиях кровавой войны 1015-1019 гг. рассказывает “Повесть временных лет”, составленная киево-печерским монахом Нестором. В борьбе за Киев князь Святополк потерпел сокрушительное поражение от новгородского князя Ярослава. И в большом страхе бежал, но бесславно сгинул в Карпатах, на пути в Польшу.
В исторической науке дореволюционной России и в советское время, следуя уже устоявшейся традиции, Святополка Окаянного считали зачинателем гражданской войны на Руси. Убийцей своих братьев. Иная точка зрения, (например, Н.Ильина) считалась тенденциозной и учёными мужами от истории серьёзно не воспринималась. В настоящее время (всё течёт, всё изменяется) палитра мнений о событиях “давно минувших дней” стала широко освещаться в специальной литературе, и даже выплеснулась на страницы периодической печати. Ряд исследователей (А.Головко, А.Хорошев, А.Назаренко и др.) вслед за Н.Ильиным высказывают сомнение, что к гибели князей Бориса и Глеба причастен Святополк Окаянный. Считают виновным в их гибели Ярослава Мудрого, может быть, Мстислава Тмутараканского (Н.Котляр). В своих исследованиях они опираются на западные источники: скандинавскую “Эймундову сагу” и “Хронику” саксонского епископа Титмара Мерзебургского.
Оказывается, Святополк Окаянный вовсе не “окаянный”, его незаслуженно оклеветали в истории, а Ярослав Мудрый совсем не “мудрый” князь, а хитрый и жестокий интриган. Ради жажды власти он пошёл на убийство младших братьев. А осуществив задуманное, поспешил обелить себя. Поэтому “Повести временных лет” особенно доверять не стоит. Нестор-летописец сознательно фальсифицировал события в угоду князю Ярославу.
Любая точка зрения имеет право на существование, тем более, если она научно аргументирована. Но как бы “с водой не выплеснули и ребёнка”, слишком уж стали верить западным источникам, и подвергли сомнению отечественный.
Древнескандинавские саги – источник фольклорный, легендарный, опыт устного народного творчества. Слово “сага” переводится как “то, про что рассказывают”. “Эймундова сага” с любовью отзывается о главном герое Эймунде, который привёл в Новгород к князю Ярославу свою варяжскую дружину. И вспоминает Ярослава как не очень мудрого военачальника. Да и “мягкостью на пенязь”— щедростью, он не славился. К тому же нужно помнить, что сага была записана лишь в XIII ст. и дошла к нам в единственном списке XIV ст. в составе исландского свода. Она претерпела долгий путь, прежде чем стала широко известна. И вряд ли ей можно безоговорочно доверять. Ведь недаром среди историков нет единого мнения, кому принадлежит имя “Бурислеф” в саге – Святополку Окаянному, его тестю королю польскому Болеславу Храброму или князю Борису? Если князю Борису, тогда не был он убит сразу после смерти отца, как об этом повествует нам Нестор. А некоторое время княжил в Киеве. Бежал из Киева после битвы с Ярославом к печенегам. Но не успокоился и пытался с ними вернуться на Русь. И тогда Ярослав решил избавиться от него. Послал в стан к Борису лазутчиков – Эймунда с дружиной. Варяги хорошо знали своё дело. Бурислейф-Борис был убит, а голову его Эймунд привёз Ярославу. Так в саге. И получается, что в смерти своего младшего брата виновен только хитроумный князь Ярослав.
Не лучше обстоит дело и с ”Хроникой” немецкого епископа Титмара Мерзебургского. Он являлся современником событий, но не участником, и писал свою “Хронику” со слов саксонских рыцарей, отряд которых участвовал в походе польского короля Болеслава Храброго на Киев. Вот с каких древних времён была уже направлена польская агрессия (читай: католицизма) на восток. И тут хочется обратить внимание на существенный момент: раскол христианства на западное и восточное вероисповедание, которое существовало уже давно, но юридически было оформлено только в 1054 году. Год смерти Ярослава Мудрого. А поводом, чтобы “расчищать дороги и стелить мосты” на Русь стало изгнание из Киева Святополка. И тут исследователи обратили внимание на существенный момент в рассказе хрониста. Оказывается, Святополк в последние годы жизни великого князя Владимира находился в заключении. После смерти отца сумел вырваться из неволи (видимо, не без помощи своих доброжелателей) и поспешно, бросив семью, бежал в Польшу. Вернулся Святополк на Русь с польским войском своего тестя (1018). Тогда получается, что к гибели князей Бориса и Глеба он не имеет никакого отношения!
И ещё один немаловажный факт, касающийся “Хроники” Титмара. Г.М.Филист, известный белорусский историк, в своё время (1990) отметил “мы не знаем перевода хроники на русский язык, не нашли её и на немецком”. Оригинал погиб в 1945 году в Дрездене (видимо, во время бомбёжки города американцами). Может, за прошедшие годы появился перевод “Хроники” на украинский язык? Без знакомства с первоисточником, перепевая его с чужих слов и явно тенденциозно, трудно согласиться с добросовестностью его якобы “исследователей”.
Князь Владимир имел 12 сыновей. После его смерти старшим в роду оставался Святополк, князь Туровский. Интересна история его рождения. В междоусобной борьбе за первенство в Руськой земле князь Владимир убил своего брата Ярополка. Силою взял в жёны его беременную жену и усыновил родившегося мальчика. Злые языки на Руси говорили, что Святополк родился от двух мужей. Поэтому он вряд ли испытывал родственные чувства к своему дяде. И уж не в раннем ли возрасте у князя зародился смелый и коварный план отомстить убийце отца? Князь Владимир, видимо, чувствовал скрытую неприязнь приёмного сына. И когда пришло время повзрослевшему Святополку дать удел, посадил недалеко от себя, тут же, в Киевской земле, в Турове на Припяти. Женился Святополк на дочери польского короля Болеслава Храброго. Духовником семьи стал епископ Рейнберн. Именно он склонил Святополка к принятию догм христианской веры западного толка. Святополк отошёл от восточной христианской церкви, что ещё больше укрепило его неприязнь к приёмному отцу. Время для заговора созрело. Но слишком неосторожно действовал молодой князь. Заговор был раскрыт, а Святополк с женою и духовником были вызваны в Киев и посажены в поруб-тюрьму. И только неожиданная смерть князя Владимира позволила вырваться ему на волю. И думается, не без действенной поддержки своих сторонников.
Святополк не бежал в Польшу, как утверждает хронист Титмар, а активно включился в борьбу за Киев. Ночью он тайно(?), завернув в ковёр, хоронит Великого князя в Десятинной церкви, а утром задабривает киевлян щедрыми обещаниями. С большой неохотою киевляне соглашаются признать новую власть. С неохотою может быть потому, что среди горожан распространился слух: князь Владимир не умер, а убит в результате заговора (поэтому и похоронен тайно). И Святополк причастен к нему. А признавать, скрепя сердце, всё-таки приходилось. После смерти отца Святополк по праву старшинства претендовал на престол. Да и не хотели киевляне кровопролития!
Как говорится: “Из грязи да в князи”, из тюрьмы да на киевский престол! Склонить киевлян на свою сторону было лишь только полдела; оставались ещё братья, которые могли предъявить свои права на Киев. Реальную угрозу представлял новгородский князь Ярослав. Ещё при жизни отца в полной мере он проявил свой непокорный нрав и отказался платить дань Киеву. Такая “вольность” вызвала гнев великого киевского князя, и рассудила их только его неожиданная смерть. Оставались ещё братья Борис и Глеб, рождённые от византийской принцессы Анны (возможно, болгарки – есть и такая версия). И хотя они были младшие в роду, шансы на княжеский стол у них были предпочтительнее, всё-таки в жилах у них текла царская кровь. Туманное же происхождение Святополка (непонятно, чей он всё-таки сын?) ставило под сомнение законность его претензий на верховную власть.
Вот и получается, что честолюбивый Святополк был заинтересован в смерти младших братьев, представлявших угрозу его неуёмной жажде власти. С чистыми руками и мягким сердцем к власти не рвутся! Если хочешь быть первым – нужно отбросить сентиментальность (никаких родственных чувств!) и убирать с дороги своих соперников, иначе самого уберут. Борьба за власть вполне в духе времени. Так поступил в своё время князь Владимир.
Победителей, как известно, не судят. Постулат этот со всей очевидностью подтвердил князь Ярослав. Можно предположить, что и ему по тем же самым причинам мешали младшие братья. В развернувшемся противостоянии князья Борис и Глеб были убиты, бесславно сгинул “в бегах” и другой брат – князь Святослав. Святополк борьбу проиграл, оказался изгоем на Руси, и современники его осудили: “От греховного корня зол плод бывает”. А к имени ещё и присовокупили эпитет “Окаянный”. Князь Ярослав оказался победителем в четырёхлетней братоубийственной войне. Память народная, к сожалению, недолговечна, даже всё тяжёлое забывается быстро.

Прошло время, и для потомков князь предстал “Мудрым” (есть утверждение, что впервые его так назвал историк Н.М. Карамзин).
Память о тех печальных событиях князь Ярослав пронёс через всю свою жизнь. Совесть, видимо, сильно мучила. И когда пришлось умирать, он завещал сыновьям: “Имейте между собою любовь, так как вы есть братья единого отца и единой матери; да если будете в любви между собою, и Бог будет в вас, и покорит вам врагов ваших, и будете мирно жить; если будете ненавистью жить, в распрях наказаны будете, сами погибнете, и землю…погубите”.
История не знает сослагательного наклонения, к тому же изобилует легендами. Возможно, князь Ярослав уже при жизни сотворил себе легенду справедливого борца за власть и строгого блюстителя ещё только зарождавшихся православных традиций. Однако в отечественную историю он вошёл как просвещённый монарх, радетель земли Руськой. При Ярославе Русь достигла расцвета своего экономического и военного потенциала, стала страной “знаемой во всех концах света”. И стоит ли ниспровергать героев с пьедестала только лишь потому, что были времена, когда их привыкли считать безгрешными, а иные точки зрения подвергались обструкции? Как бы там ни было, “вину” Ярослава за давностью лет доказать невозможно. Да и вряд ли стоит её доказывать. В реальной жизни случилось так, как случилось.
Но “худа без добра не бывает”. Печальная эта история оказала неоценимую услугу православной церкви. Стране, только недавно принявшей христианство, нужен был культ общеруських святых. Невинно убиенные братья Борис и Глеб вполне подходили для этой цели. Появились летописная повесть “Об убиении Борисове”, “Сказание о Борисе и Глебе”. По версии церкви они знали свою участь и с кротостью приняли смерть. И смиренно молились о спасении души своих убийц. Жизнь братьев стала воплощением высоких принципов христианской морали: спасительной веры в Бога; горячей любви к ближнему; почитания старших; кротости и смирения. Борисоглебский культ получил широкое признание во всех православных странах. На Руси как первые руськие святые Борис и Глеб были признаны патронами Руськой земли.
Церковь верна своим традициям и в настоящее время поминает страстотерпцев Бориса и Глеба 15 мая и 6 августа – в день их убиения.

© Copyright: Виталий Топчий, 2009
Свидетельство о публикации №209102200999

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Виталий Топчий

Рецензии

Написать рецензию

Здравствуйте, уважаемый Виталий.
Хроника Титмара переведена на русский и есть в Интернете:
http://www.vostlit.info/haupt-Dateien/index-Dateien/T.phtml?id=2059
Лично для меня является загадкой, почему из Титмара делают «свидетеля обвинения» против Ярослава Мудрого. Он более подходит на роль «свидетеля защиты».
Как «частный литературный детектив» я постараюсь доказать невиновность Ярослава Владимировича.
Андрей Иванович Ляпчев 09.10.2013 17:20 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо, обязательно прочитаю хронику Титмара. Очень приятно, что есть люди, которых интересует роль Ярослава Мудрого во всей этой истории с Борисом и Глебом.
Виталий Топчий 09.10.2013 20:10 Заявить о нарушении

У Титмара очень мало информации, а обвинители Ярослава используют её непорядочно. Титмар вообще не упоминает о гибели кого-либо из братьев…
Когда изложу свою версию — жду Вас на моей странице.
Постскриптум: Я не верю, что там было братоубийство.
Андрей Иванович Ляпчев 10.10.2013 16:13 Заявить о нарушении

Кто убил Бориса и Глеба — вряд ли это теперь доказательно. Просто, опираясь на известные нам документы, можно сделать какой-то логический вывод.Всё-таки шла борьба за власть, из истории известно множество случаев вот в такой борьбе убийств отцом сына, сыном — отца и т. д., и т. п. Взять хотя Золотую Орду или Турцию, и в Западная Европа тут не отставала. И в этом смысле братоубийственная борьба за власть на Руси не является во всемирной истории чем-то из ряда вон выходящим.
Конечно, каждый имеет право на свою точку зрения, просто её нужно убедительно аргументировать.
С уважением,
Виталий Топчий 10.10.2013 21:35 Заявить о нарушении

Согласен с Вами, уважаемый Виталий, но с двумяо говорками: конкретных заказчиков убийства установить уже невозможно, но можно доказать, что обвинения в адрес Ярослава явно подтасованы и были силы, способные нанятьубийц и без согласия Святополка…
Андрей Иванович Ляпчев 11.10.2013 17:19 Заявить о нарушении

Доказывайте, интересно будет почитать!
С уважением,
Виталий Топчий 11.10.2013 18:28 Заявить о нарушении

Не знаю, насколько получилось аргументированно для читателей, но работал честно: http://www.proza.ru/2013/10/18/1498
Было бы интересно узнать Ваше мнение.
Андрей Иванович Ляпчев 19.10.2013 04:50 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Виталий Топчий

1015 – Убийство князей Бориса и Глеба

Уже при жизни Владимира братья, посаженные отцом по основным русским землям, жили недружно, а Ярослав, сын Рогнеды, сидевший в Новгороде, даже отказался везти в Киев обычную дань. Владимир хотел наказать отступника, собрался в поход на Новгород. Ярослав же для сопротивления отцу срочно нанял варяжскую дружину. Но тут Владимир умер – и поход на Новгород не состоялся. Сразу же после смерти Владимира власть в Киеве взял его старший сын – Святополк Владимирович. Почему-то его не любили киевляне, свое сердце они отдавали другому сыну Владимира – Борису. Его матерью была болгарка, а к моменту смерти Владимира Борису было 25 лет. Он сидел на княжестве в Ростове и в момент смерти отца шел по его поручению с дружиной на печенегов. Заняв стол отца, Святополк решил избавиться от Бориса. В принципе, действительно Борис был потенциально опасен для Святополка. Ведь в то время Борис находился в походе с боевой дружиной и, пользуясь поддержкой киевлян, мог захватить Киев. Но Борис решил иначе: «Не подниму руки на брата своего старшего». Однако христианское смирение почти никогда не приносит политику успеха. Святополк подослал к брату убийц, которые настигли Бориса на берегу реки Альмы. Зная, что убийцы стоят у шатра, Борис горячо помолился и лег в постель, т. е. сознательно пошел на мученическую смерть. В последний момент, когда убийцы стали протыкать княжеский шатер копьями, его слуга-венгр Георгий пытался спасти господина, закрыв его телом. Юношу убили, а раненого Бориса прикончили уже потом. Заодно убитых ограбили.

Чтобы снять с шеи Георгия золотую гривну – подарок Бориса, злодеи отрезали юноше голову. Вызванный из Мурома в Киев младший брат Бориса, Глеб, узнал от сестры Предславы, что Борис убит, но все-таки продолжил путь. Окруженный под Смоленском убийцами Святополка, он, как и брат, не сопротивлялся им и погиб: его зарезал повар Торчин. Глеб вместе с Борисом за свое христианское смирение стали первыми русскими святыми. Ведь не каждый убитый русский князь – мученик! С тех пор братья-князья почитаются заступниками Русской земли. Впрочем, есть версия, что истинным вдохновителем убийства братьев был не Святополк, а Ярослав, который, как и брат, тоже жаждал власти в Киеве.

Убийство Бориса и Глеба

В это время в Киев возвращался из похода князь Борис со своей дружиной. На реке Альт ему сообщили печальные известия о смерти его отца и о том, что брат его захватил власть в Киеве. Дружина, которой руководил Борис, состоявшая, главным образом, из старых воинов Владимира, предложила молодому князю силой отобрать власть. Воспитание и братские чувства не позволили молодому человеку обнажить оружие на старшего брата. Такое поведение молодого князя было воспринято, как малодушие и трусость, поэтому большая часть дружины Бориса отправилась в Киев служить тамошнему князю.

Святополк тем временем отправился в Ижгород, чтобы лично убедиться в преданности тамошних бояр. Не веря простым словам, он потребовал от бояр в качестве доказательства их преданности принести ему голову Бориса. Бояре согласились и отправились на реку Альт, где стоял стан Бориса. Молодой князь молился в своем шатре. Убийцы дождались, пока он уснет, и убили его. Тело завернули в простыни и отправили Святополку. Так Борис был убит собственным братом.

Святополк Окаянный продолжал свои злодеяния. После убийства Бориса, он отправил гонцов в Муром, которым правил другой его брат — Глеб. Гонцы передали князю весть о том, что Владимир тяжело болен, и хочет видеть своего сына. Обман сработал, и Глеб с малым войском отправился в Киев. Святополк велел организовать засаду и умертвить своего брата. Недалеко от Смоленска Глеб со своей дружиной был остановлен посланниками Ярослава, которые сообщили ему весть о смерти отца и предательстве брата. Глеб оплакивал отца. В это время его окружили убийцы. Малая дружина не смогла спасти князя, его убил собственный повар, в надежде угодить киевскому правителю. Убийство Бориса и Глеба было подлым шагом, а сами братья позже были причислены православной церковью к лику святых. Самого же Святополка народ за эти злодеяния окрестил «окаянный».

Новые злодеяния

Древлянский князь Святослав, узнав о случившемся, пришел в отчаяние. Не видя возможности противостоять Святополку, он решил бежать в Венгерское государство. Однако, Святополк предвидел это и его войско уже выдвинулось во владение Святослава. Вблизи Карпат они догнали князя и, как свидетельствуют летописцы, жестоко убили его. Так, Святополк окаянный, как народ начал называть его, умертвил уже трех своих братьев. Он не чувствовал за собой вины, но знал, что народ его может не простить. Поэтому он часто собирал людей и раздавал им деньги, меха и одежды, пытаясь купить их уважение.

Противостояние Святополка и Ярослава

В 1016 году Ярослав отправился наказать брата. Впервые они встретились возле города Любеч. Силы были равны, Святополк окаянный нанял для войны половцев. Однако, Ярослав, грамотный тактик, нанес поражение своему брату и въехал победителем в Киев. Святослав же бежал в Польшу и просил помощи у местного короля Болеслава. Польский король согласился предоставить свое войско и лично отправился в военный поход на Киев. У реки Буга Ярослав со своим войском встретил неприятеля. Поляки, войско которых состояло главным образом из немецких и венгерских наемников, храбро сражались и нанесли руссим поражение.

С небольшой горсткой солдат Ярославу удалось добраться до Новгорода. Оттуда молодой князь хотел отправиться в Швецию, дабы там найти соратников в борьбе с Болеславом и Святополком. Новгородцы отговорили его от бегства. Одновременно с этим Болеслав со своим войском подошел к Киеву. Сопротивлялся город недолго и 14 августа 1018 года киевляне сдались. Болеслав, король Польши, въехал в Киев, чтобы провозгласить Святополка новым князем Киевским.

Польский король, находя задачу решенной, отпустил по домам все наемное войско. Поляки же из его дружины были расквартированы по южным городам. Не знал еще Болеслав о коварстве и предательстве своего «ставленника», который боясь за посягательство поляков на свой престол, тайно отдал приказ убить всех воинов, с которыми пришел польский король. Резня была ужасной. Практически все навемное польское воиско было уничтожено, только Болеславу удалось спастись бегством.

В это время Ярослав собрал новое войско и отправился с ним в Киев. Святополк Окаянный не верил в преданность киевлян, а союзного войска поляков у него уже не было. Это вынудило его бежать к половцам, среди которых он и завербовал свою новую армию, с которой и отправился на Русь. Два войска сошлись на реке Альт в 1019 году, на том самом месте, где убийцы, подговоренные коварным Святополком, убили князя Бориса. В ходе битвы Святополк был вынужден отступить, но был настигнут одним из варяг, который и доставил его голову Ярославу.

Добавить комментарий

Закрыть меню