Турция и Америка

Об американо-турецких отношениях

Турция не всегда являлась удобным партнером для США, принимая во внимание курдскую проблему, турецко-греческие отношения, проблему Кипра, амбиции Турции в отношении ряда стран Ближнего Востока – Сирии, Ирака, Ирана, армянский вопрос и другие.
Весной 2006 года состоялись два ключевых события в американско-турецких отношения: состоялся знаковый визит ГосСекретаря Кондолизы Райс в Турцию (апрель) и заседание Американско-турецкого Совета (The American-Turkish Council’s annual conference, Washington, D.C.

March 2006). В ходе визита К.Райс было принято решение подготовить документ «об общем видении стратегии». В начале апреля вновь избранный президент Б.Обама посетил Турцию, заявив, что США намерены поддержать включение Турции в ЕвроСоюз и готовы продолжить стратегическое сотрудничество с ней. Данные политические события имели высший представительный уровень, содержали обсуждение кардинальных проблем американско-турецких отношений. По различным оценкам, формально США и Турции удалось достичь важных договоренность в отношении перспектив развития отношений, но в действительно, данные события только усилили противоречия, выявили уязвимые места в отношениях и поставили целый ряд вопросов. Турция продолжает курс на усиление внешнеполитической самостоятельности, что постоянно наталкивается на барьеры, в качестве конкретных задач США в регионе. Данная ситуация достаточно парадоксальна, так, как и США и Турция стремятся преодолеть возникшие проблемы в отношениях между ними, но даже при данных обстоятельствах, постоянно возникают новые проблемы, которые все более носят системный характер. То есть, данные проблемы возникают из системных условий в политике США и Турции.
Исследования Турции и различной турецкой проблематики США имеют давние традиции, в разное время ими занимались видные американские исследователи и аналитики. В таких ведущих исследовательских учреждения, как «Центр стратегических и международных исследований», «Вашингтонский институт стратегических исследований», «РЭНД-крпорейшн», «Институт Среднего Востока», Фонд «Наследие», «Центр оборонной информации», «Вашингтонский институт стратегических исследований», а также, в ряде университетов существуют либо программы турецких исследований, либо отдельные темы по Турции. Турецкая тематика регулярно, в различных аспектах, обсуждается в СМИ, на представительных конференциях, в элитарных клубах, публикуется немало книг. Турецкое направление является одним из приоритетных и сложных в разведывательной деятельности. На протяжении нескольких десятилетий Турция, являясь надежным партнером США, не представляла проблемы для получения информации, но турецкое общество и политический класс всегда предъявляли США немало сюрпризов. Разведывательным и аналитическим службам США далеко не всегда удавалось адекватно прогнозировать то, что происходило в общественно-политической жизни Турции. Турция не всегда являлась удобным партнером для США, принимая во внимание курдскую проблему, турецко-греческие отношения, проблему Кипра, амбиции Турции в отношении ряда стран Ближнего Востока – Сирии, Ирака, Ирана, армянский вопрос и другие. Наиболее сложными и неудобными для США являются отношения между Турцией и Европейским Союзом. Но все эти проблемы рассматривались США, как вполне терпимыми, пока в конце 80-тых и начале 90-тых годов выявились новые, неприятные тенденции в политике Турции, но особенно в общественных настроениях в отношении США. Несмотря на не очень хорошие ожидания американцев в части партнерства Турции во время иракской войны 2003 года, но отказ Турции пропустить 4 дивизию к иракской границе стало шоком для американского истеблишмента и привел к принципиальному пересмотру отношений с Турцией.
Американские исследователи и аналитики неохотно высказываются по проблеме об американско-турецких отношениях. Американцы предпочитают не говорить об одном из блоков в их стратегической политике, особенно, принимая во внимание долголетнее столь тесное сотрудничество с геостратегическим партнером в столь проблемном регионе. По высказыванию одного из ведущих американских политологов Энтони Кордесмана (CSIS), «многое, что можно услышать от американских экспертов о Турции, несомненно, правда, но это, только, часть правды, а не вся правда». Данная формулировка, во многом, отражает положение в американской политологии и аналитике, так, как многие американские исследователи на протяжении многих лет тесно связаны с Турцией, прежде всего с турецким правительством. Даже, если данное сотрудничество осталось в прошлом, американские исследователи ощущают ответственность не только за прошлые обязательства, но и из-за неспособности верно спрогнозировать те процессы и события, которые произошли в Турции.
Большинство американских (как и британских) экспертов не возражают против предложенной им следующей формулировки – «в американско-турецких и турецко-американских отношениях нет глубокого кризиса, данные отношения продолжаются оставаться предсказуемыми и ровными, но существующие проблемы имеют тенденцию к усугублению, нет надежд на их скорое решение, что не может позволить США и далее рассматривать Турцию, как надежного партнера». Вместе с тем, данная формулировка не совсем адекватна и не достаточно точна, что требует ее расшифровки и развития анализа данных процессов.
По оценке Энтони Кордесмана, экспертам, представляющим такие регионы, как Кавказ, Ближний Восток, Балканы, Россию характерно переоценивать роль Турции в американской политике. Турция, действительно важная страна для США и продолжает оставаться ведущим партнером США в регионе Ближнего Востока. США связывают с Турцией ряд задач в регионах, окружающих Черное и Каспийское моря, на Ближнем Востоке. Но проблемы, возникающие в отношении с Турцией не являются приоритетными во внешней политике США. «Если провести один день в Совете национальной безопасности, то о Турции можно вообще не услышать или услышать наряду с двумя десятками других проблем». По мнению эксперта, Турция хорошо представлена различными программами в ведущих институтах и аналитических центрах, Турция довольно часто упоминается в публикациях, касающихся большого спектра проблем, связанных с рядом регионом и проектов. Все это создает впечатление того, что для США Турция является ключевой проблемой. По оценке Энтони Кордесмана, экономические связи и экономические отношения США в Турции незначительны. Энергокоммуникационная конфигурация в регионе, в соответствии с планами США, по существу, завершена. Проекты, которые связаны с Турцией имеют абсолютное политическое обеспечение. Другие проекты межрегионального значения, планируемые США, в среднесрочной перспективе не предусматриваются. Существующий уровень отношений, вполне, устраивает США, но не устраивает Турцию. Поэтому, со стороны Турции поступают различные предложения и претензии, которые не всегда могут быть приемлемы для США.
Данное мнение разделяют некоторые другие американские эксперты. Вместе с тем, следует принять во внимание, что имеются различные оценки ведущих экспертов, касающихся американско-турецких отношений. Ряд экспертов, например Вэйн Мерри (E.Wayne Merry), Бюлент Алиреза (Bulent Aliriza), Сонер Кагатай (Soner Cagaty), Джеймс Джатрас (James George Jatras), Фиона Хилл (Fiona Hil), Джон Ситилидис (John Sitilides) и некоторые другие придерживаются мнения о том, что проблематичность в турецко-американских отношениях возрастает, и, что данные проблемы, несомненно, носят системный характер. По их оценкам, проблемы нарастали последнее десятилетие и США не сумели вовремя осмыслить происходящие события, надеясь на своих традиционных партнеров – турецкий генералитет, который сам подвержен новым политическим веяниям. Игнорирование новых тенденций в Турции, привело к провалу в американской политике в отношении этой страны, что привело не к какой-то коррекции в тактических планах, а к необходимости пересмотра ряда «опорных» партнеров в регионе. Данная группа экспертов считает, что, если, даже Турция сохранила бы лояльность США, в частности в отношении военной операции в Ираке, все равно произошли бы изменения в американско-турецких отношениях, так, как это обусловлено тенденцией спада интереса США к этой ближневосточной державе, как региональному партнеру. В 90-тых годах Турция ощутила потерю интереса США к ней, что совпало с нарастающими амбициями Анкары. Другая группа экспертов, Свэнт Корнелл (Svante E.Cornell), Питер Розенблат ( Peter R.Rosenblatt), Пол Сандерс ( Paul J.Saunders), Джудит Киппер (Judith Kipper), Зено Баран (Zeyno Baran), Патрик Клаусон (Patrick Clawson), представляющие не только видные исследовательские институты и центры, но и влиятельные политические группировки американского истеблишмента, более оптимистично смотрят на перспективу американско-турецких отношений. По их мнению, несмотря на провал в данных отношениях, обе стороны стремятся стабилизировать отношения, наполнить их новым содержанием и главное – придти к определенным договоренностям по правилам консультаций и согласованию по вопросам внешней политики. США и Турция понимают, что возвращение к прежним отношениям не произойдет и необходимо построить новые отношения. Данные новые отношения должны включать такие вопросы, как региональные направления политики, вооружения и модернизация вооруженных сил, сотрудничество в отношении других партнеров – НАТО и Европейского Союза, по внутренним проблемам Турции и общим проблемам безопасности. По мнению отдельных экспертов, в наибольшей степени заинтересовано в развитии отношений с Турцией оборонное ведомство США, которому необходимо выполнять ряд задач в регионе, что предусматривает сотрудничество с Турцией. (В Пентагоне значительной мере проблемами Турции был занят предыдущий посол США в Турции Эрик С. Эдельман – Заместитель Министра Обороны по Политике, Главный Советник Министра Обороны в администрации Дж.Буша. Э. Эдельман заменил на этом посту Дугласа Файта. Он карьерный дипломат, служил послом в Турции с июля 2003 по июнь 2005. До этого работал помощником по национальной безопасности вице-президента Чейни с февраля 2001 по июнь 2003 года.
В Конгрессе Турция крайне не популярна, а так называемого про-турецкое лобби, по существу, распалось. Причем, наиболее рьяные ранее защитники интересов Турции заняли откровенно анти-турецкую позицию. По признанию армянских и греческих лоббистов, блокировать решения Конгресса о поставках вооружений Турции стало менее сложным. В отношении кипрской программы, США без больших возражений восприняли позицию руководства Республики Кипр по отношению к инициативам ООН и Европейского сообщества. Обычно, в Конгрессе имеется значительная инерция в отношении анти-американских решений, принимаемых странами и международными организациями.
В американской и британской политической литературе проблемы Турции стали рассматриваться, как достаточно принципиальные и в определенном смысле, Турция по отношению к интересам и политике США, стала «Францией» Востока, то есть, будучи союзником США, она стала «камнем на дороге», о который США постоянно спотыкаются. В большинстве данных публикаций содержат определенные клише, системно повторяемые мысли и выводы, при этом, чаще всего, отсутствуют содержательные рекомендации и предложения. Большинство экспертов, занимают позицию сожаления по поводу происходящих событий и неудач в попытках урегулирования данных отношений. Создается впечатление, что США, в целом, смирились с этим положением и не стремятся применить оригинальные, новые решения и, тем более, принципиально новых инициатив в развертывании политики на Ближнем Востоке или в Евразии, в рамках которой Турция обнаружила бы свое «почетное» место.
США, которые на протяжении десятилетий культивировали пантюркизм, как геополитическую и политико-идеологическую доктрину, в начале 90-тых годов, в значительной мере, пересмотрели доктрину пантюркизма, пытаясь представить ее, как культурную концепцию. В ряде турецких программ, которые включены в исследовательские планы ведущих аналитических институтов и центров США, пантюркизм выглядит, как некие мероприятия, направленные на решение культурных, лингвистических и социальных проблем тюркоязычных стран и народов. Американские эксперты считают, что пантюркизм может быть модернизирован и лишен политических, идеологических, и тем более, расистских элементов. Однако, эти аргументы не всегда выглядят убедительно. Если в Центральной Азии пантюркизм, как геополитическая и идеологическая доктрина Турции потерпела полное фиаско, так, как народы данного региона существенно отличаются от анатолийского культурно-исторического типа, то в Азербайджане доктрина пантюркизма, по прежнему, популярна, хотя к ней относятся иждивенчески, а политическая ментальность азербайджанского общества во многом имеет подражательный характер в отношении анатолийского социо-культурного и политического типа. Американцы в своей пропаганде всячески стараются избегать обсуждения и даже упоминания данного понятия. В отношении внешнеполитической ориентации Азербайджана, у американских экспертов сложилось два мнения. Одни считают, что имеются две угрозы или, как принято выражаться, неприятные перспективы, что связано с исламским влиянием и с идеями пантюркизма. Другие эксперты считают, исламизм и пантюркизм вымышленные угрозы и азербайджанское общество уже вполне определенно сделало выбор – самая радикальная европеизация, при этом выброс, как аппендицита, все нетипичные, азиатские элементы и черты, когда будут отбрасываться многие этно-культурно-религиозные традиции. Оба мнения, несомненно, являются крайними, но азербайджанцы на самом деле будут удивлять мир, попытками самой радикальной европеизации, когда исламские и пантюркистские идеи всегда будут в маргинальном состоянии. Турция не имеет существенных проблем в Азербайджане и не нуждается в применении нарочитой пантюркистской пропаганды. Вместе с тем, Турция ощущая, что пантюркистские идея не воспринимаются США, как приемлемые, может использовать их в качестве контр-аргумента. Таким, образом, пантюркизм это «законсервированная» доктрина, но которая может быть успешно актуализирована, что может стать единую цель борьбы для США и России. США и Россия заинтересованы в ослаблении политических и военных отношений Азербайджана с Турцией, хотя, при определенных обстоятельствах США попытаются привести турецкое влияние в качестве аргумента в диалоге с Россией. Российское-турецкое сближение, которое очень беспокоит США, может привести к временной поддержке военных усилий Турции в Азербайджане. Вместе с тем, любые усилия США вывести Турцию из-под влияния России, не исключают, а напротив подтверждают намерения США проводить политику сдерживания турецких амбиций, прежде всего, в регионах.
P.S. В Вашингтоне развернута довольно широкая дискуссия по турецкой теме, которую инициируют, вовсе не администрация или экспертное сообщество США, а сама Турция, ее правительство, с помощью ряда американских экспертов – этнических турок. Ведущий специалист по Турции в США Ян Леззер из Фонда Германа Маршала, утверждает, что турки очень хотят выдать данную дискуссию, как организованную американцами, но это не так, и администрация вовсе не пытается придать Турции большее значение, чем она собой представляет. Администрация США приняли тактику не превращать отношения с Турцией в супер-важные, и надеются, что, внутренняя ситуация в этой стране изменится. Одновременно, США не пытаются предпринять усилия по сдерживанию экспансии Турции в направлении регионов, но только в тактическом формате. США, несомненно, надеются на то, что Турция встретит противодействие со стороны соседей и соперников в регионах, что создаст более благоприятный фон для развертывания американской политики. Но нет сомнений в том, что США уже располагают разработками на случай радикальных действий Турции.
Игорь Мурадян «Иравнук де Факто» (Ереван)
Источник: «Геополитика.Ру «

Добавить комментарий

Закрыть меню