Тургенева записки охотника

Охотник Иван Тургенев

Евгений Ванькин

Охотник — Иван Сергеевич Тургенев.
«…на тысячу верст кругом
Россия — родной край».
И.С.Тургенев «Деревня».
Охота – это волшебное слово, многих из нас заставляет забывать обо всем. Быстрее вырваться на просторы родных полей, побродить по таинственному сумраку леса, ощутить пленительный трепет охотничьего волнения, ожидания и азарта, всей этой гаммой эмоций мы обязаны своему увлечению, выражающегося простым и емким словом охота.
И в ряду увлеченных этой страстью немало имен русских классиков — С.Аксаков, Н.Некрасов, Л.Толстой, И.Тургенев, А.Фет. Особое место, конечно, принадлежит Ивану Сергеевичу Тургеневу, порой целыми сезонами не выпускавшего ружья из рук, исходившего тысячи верст по многим губерниям Центральной полосы России. Любовь к природе, к познанию окружающего мира, вот истоки его литературного вдохновения и творчества.
«Русские люди, говорил он, с незапамятных времен любили охоту. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем. Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах… Вообще охота свойственна русскому человеку: дайте мужику ружье, хоть веревками связанное, да горсточку пороху, и пойдет он бродить, в одних лаптишках, по болотам да по лесам, с утра до вечера. И не думайте, чтобы стрелял одних уток: с этим же ружьем пойдет он караулить медведя на «овсах», вобьет в дупло не пулю, а самодельный, кое-как сколоченный жеребий – и убьет медведя, а не убьет, так даст медведю себя поцарапать, отлежится, полуживой дотащится до дому и, коли выздоровеет, опять пойдет на того же медведя с тем же ружьем».
Охоту почитал Тургенев «одним из главнейших занятий человека».

И именно она привела его к литературной известности. С «Записками охотника» он вошел в большую литературу, где были и острые социальные обличения эпохи и потрясающие по своей поэтичности описания природы. Вот, из рассказа «Ермолай и мельничиха», описание тяги:
— «Но, может быть, не все мои читатели знают, что такое тяга. Слушайте же господа.
За четверть часа до захождения солнца, весной, вы входите в рощу, с ружьем, без собаки. Вы отыскиваете себе место где-нибудь подле опушки, оглядываетесь, осматриваете пистон, перемигиваетесь с товарищем. Четверть часа прошло. Солнце село, но в лесу еще светло; воздух чист и прозрачен; птицы болтливо лепечут; молодая трава блестит веселым блеском изумруда. Вы ждете. Внутренность леса постепенно темнеет; алый свет вечерней зари медленно скользит по корням и стволам деревьев, поднимается все выше и выше, переходит от нижних, почти еще голых, веток к неподвижным, засыпающим верхушкам…Вот и самые верхушки потускнели; румяное небо синеет. Лесной запах усиливается, слегка повеяло теплой сыростью; влетевший ветер около вас замирает. Птицы засыпают — не все вдруг- по породам: вот затихли зяблики, через несколько мгновений малиновки, за ними овсянки. В лесу все темней и темней. Деревья сливаются в большие чернеющие массы; На синем небе робко выступают первые звездочки. Все птицы спят. Горихвостки, маленькие дятлы одни еще сонливо посвистывают. Вот и они умолкли. Еще раз прозвенел над вами звонкий голос пеночки; где-то печально прокричала иволга, соловей щелкнул в первый раз. Сердце ваше томится ожиданьем, и вдруг – но одни охотники поймут меня, — вдруг в глубокой тишине раздается особого рода карканье и шипенье, слышится мерный взмах проворных крыл, — и вальдшнеп, красиво наклонив свой длинный нос, плавно вылетает из-за темной березы навстречу вашему выстрелу.
Вот что значит стоять на тяге».
Охота и литература- два любимых занятия Тургенева, неразрывно связанные между собой, и которым, он преданно служил всю свою жизнь. Но откуда подобная увлеченность охотой в дворянском сословии? Сделаем небольшой экскурс в охотничью историю России.
Охота, как определяет В.Даль, это страсть, слепая любовь к занятию, забаве; также — ловля, травля и стрельба диких животных, как промысел и как забава; и, наконец, старорусское обозначение охоты, наполненное ароматом древности, это — полеванье, лесованье, лешня, полешня.
Охотиться человек стал с незапамятных времен, и она стала неизменным развлечением аристократии во многих странах. Одна из форм светского досуга, охота становится частью придворного ритуала. В средневековой Руси бытовала поговорка, подчеркивавшая социальную иерархию того времени, что «охота соколиная- забава боярская, псовая- дворянская, прочая- холопская».
Период расцвета соколиной охоты — правление царя Алексея Михайловича, знатока и страстного ее поклонника. Охота с белым кречетом считалась самой красивой и престижной из соколиных охот. Его книга » Урядник или Новое уложение и устранение чина «Сокольничьи пути» стала основополагающим трудом 17 века, и положившего начало охотничьей тематике в русской беллетристике.
Но со времен царя-подростка Петра II ( умер в 15-летнем возрасте), и царицы Елизаветы Петровны, охотившихся как с соколами и ястребами, так и с помощью вошедших в моду английских собак на зайцев и лисиц, наметилась явное преобладание псовой охоты над ловчими птицами. К середине 19 века увлечение псовой охотой среди дворянского сословия, особенно в провинции, достигает своего апогея. Она стала не просто забавой, а некой сословной привилегией и ритуалом, свидетельствовавшим о дворянской принадлежности. Содержание псарни становится традицией барских усадеб.
Иван Сергеевич Тургенев, родившийся в 1818 году в г.Орле, детство свое проводит в имении своей матери Спасское-Лутовиново, Мценского уезда Орловской губернии, где сейчас располагается государственный мемориальный музей-заповедник писателя. Мать его, Варвара Петровна, сама неоднократная участница псовых охот, старательно прививает сыну любовь к дворянскому занятию, дарит ему борзых и гончих. Предаваясь в молодые годы конной псовой охоте, Тургенев, позднее о ней скажет, что «она не лишена привлекательности, но слишком много в ней шума, отчего он предпочитает охотиться с легавой». Но увлечение псовой охотой, ее поэзия и терминология, оставила свой след во многих рассказах.
Вот как он описывает в «Малиновой воде» графскую охоту:
— «Покойный граф – царство ему небесное! – охотником отродясь, признаться не бывал, а собак держал и раза два в год выезжать изволил. Соберутся псари на дворе в красных кафтанах с галунами и в трубу протрубят; их сиятельство выйти изволят, и коня их сиятельству подведут; их сиятельство сядут, а главный ловчий им ножки в стремена вденет, шапку с головы снимет и поводья в шапке подаст. Их сиятельство арапельником этак изволят щелкнуть, а псари загогочут да и двинутся со двора долой. Стремянной-то за графом поедет, а сам на шелковой сворке двух любимых барских собачек держит и этак наблюдает, знаете…И сидит-то он, стремянной-то, высоко, высоко, на казацком седле, краснощекий такой, глазищими так и водит…И забава и почет соблюден…».
Охотничьи тропы Тургенева, в годы проживания в России, пролегали в основном в Орловской и прилегающей к ней губерниях, Тульской, Калужской, Курской и др. Центральная полоса в прошлом веке представляла собой еще девственную, не тронутую технической цивилизацией природу. Обилие дичи хоть и радовало сердце охотника, но бездумное ее истребление поражает и сейчас. Это отражается и в тургеневской прозе: «и зайцев сотнями травили» — стихотворение «Старый помещик»; «к обеду лодка наша через край наполнилась дичью» рассказ «Льгов» из «Записок охотника» и т. д.
И хотя земли были все частные, в большинстве случаев, на охотников «по перу» смотрели как на чудаков, а на дичь как на «божье создание» принадлежащее всем. Хотя иногда и случались неприятности. Вот описание подобной встречи в рассказе «Чертопханов и Недопюскин»:
— «Мы въехали в кусты. «Э,- заговорил он, — да здесь должны быть тетерева…..Собака моя наткнулась на выводок. Я выстрелил и начал было заряжать ружье, как вдруг позади меня поднялся громкий треск, и, раздвигая кусты руками, подъехал ко мне верховой. «А па-азвольте узнать, — заговорил он надменным голосом, — по какому праву вы здесь а- ахотитесь, мюлсвый сдарь?»
-Я не знал, то здесь запрещено стрелять, отвечал я.
— Вы здесь, милостивый государь, на моей земле.
— Извольте, я уйду.
— А па-азвольте узнать, — возразил он, — я с дворянином имею честь объясняться?
Я назвал себя.
— В таком случае извольте охотиться. Я сам дворянин, и буду рад услужить дворянину».
Среди охотников были не только дворяне, но и крепостные крестьяне. Частым спутником Тургенева на охоте бывал крепостной егерь помещика П.И.Черемисинова, чье поместье было недалеко, в Чернском уезде Тульской губернии, Афанасий Алифанов, «соловьятник», с которым в округе никто не мог сравняться в ловле, в полую воду, рыбы, доставать руками раков, отыскивать по чутью дичь, вынашивать ястребов, добывать соловьев с «лешевой дудкой», с «кукушкиным перелетом». Он послужил прообразом Ермолая, описанного в рассказах «Записок охотника». Писатель привязался к Алифанову, выкупил его за тысячу рублей (по тем временам большие деньги); Афанасий поселился в лесу, недалеко от Спасского, в пяти верстах. К нему, нередко, посидеть за чашкой чая, поговорить об охоте, приходил Тургенев. Афанасий обладал необыкновенным даром рассказчика охотничьих историй. Рассказ Тургенева «О соловьях» записан им со слов Алифанова.
Спутниками писателя на охоте были Лев и Николай Толстые, Н.Некрасов, А..Фет, Л.Виардо, Г.Лессинг, К.Мюллер. Он охотился и с представителями царствующих домов России и Германии — Великим князем Николаем Николаевичем и принцем Гессенским.
Охотничий диапозон И.Тургенева – от охоты «по перу» до стрельбы медведей, на которых принимал неоднократное участие и его близкий друг Луи Виардо. Чаще всего, конечно, Тургенев охотился с ближайшими соседями по имениям. Ближайшее имение Лобаново, принадлежало родственнику писателя — Льву Васильевичу Кривцову, описавшего в своих воспоминаниях охоты с Тургеневым. Любимыми местами охоты И.Тургенева были Бежин луг, Парахинские кусты. Сегодня Бежин луг входит в охранную зону музея-заповедни-ка, а Парахинские кусты еще в конце 19 века были распаханы.
В молодые годы И.Тургенев охотился с соседом Н.Г.Ермоловым, державшего стаю борзых, с Д.И.Трубицыным, владевшего гончими.
Занимаясь охотой, пристально всматриваясь в окружающую жизнь, Тургенев также живо интересовался и вопросами зоологии, орнитологии. Любил читать охотничью литературу, разбор которой, стал популярен в толстых журналах того времени. На его книжных полках представлены книги от трудов Ж.Бюффона до А..Черкасова «Записки охотника Восточной Сибири», и доныне не потерявшей своей актуальности.
И.С.Тургенев написал три работы, посвященные охоте:
— «О записках ружейного охотника Оренбургской губернии С.Т.Аксакова», «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», «Пятьдесят недостатков ружейного охотника или пятьдесят недостатков легавой собаки».
Первые две работы являются рецензией на книгу С.Т.Аксакова, получившего заслуженное признание за глубокое чувство природы в своих произведениях, посвященным охоте:
«…вы будете смеяться, но я вас уверяю, что когда я прочел статью о тетереве, мне, право, показалось, что лучше тетерева жить невозможно…», — так восторженно пишет И.С.Тургенев в рецензии на его работу.
«Пятьдесят недостатков ружейного охотника…..» и сегодня не утрачивает своего значения, и с интересом может быть прочитана для понимания охотничьей этики.

Вот например, отдельные недостатки, указуемые И.С.Тургеневым:
1. Не любит вставать рано.
2. Скоро устает на охоте.
3. Нетерпелив, легко раздражается, досадует на себя, теряет хладнокровие и неизбежно начинает дурно стрелять.
30. Не стыдится стрелять в лежачего зайца или лежачую птицу.
36. Когда долго ничего не попадается, стреляет по галкам, по маленьким птичкам, по ласточкам – бесполезная жестокость!
45. Слишком много ест и пьет на охоте.
50. Не дает товарищам хвастаться или даже прилыгать в своем присутствии — негуманная черта.
Расскажем о собаках и охотничьях ружьях И.С.Тургенева. Конечно, его привязанности, во многом отражались и модой. Уже в рецензии «О записках ружейного охотника…» он пишет: «….французские, курляндские собаки не пользуются прежней известностью, ….английские пошли в гору, особенно пойнтеры».
Недаром становится любимейшей собакой английский пойнтер Диана, английский сеттер Пегас. За почти полувековой охотничий стаж у Тургенева были десятки собак, в основном, чистокровные.
Но тот же Пегас, которому посвящен замечательный рассказ «Пэгаз», и с которым Тургенев охотится в Шварцвальде (Германия) в 70-х годах 19 в. на фазанов, зайцев, лисиц, являет помесь английского сеттера с немецкой овчаркой. Любимейшей собакой была Диана, которую писатель похоронил под собственноручно посаженным дубом в Спасском. Пойнтеры Наполитан-1, Наполитан-2, с ними Тургенев охотится в молодые годы, и о них упоминает в письмах его мать; пойнтер Дон-Дан, подарок Некрасова; легавая Султан, с которой он охотится вместе с Л.Виардо во Франции; а также Фламбо, Пиф, Зима, Ночка, Осень, Шамиль и др.
Законодательницей охотничьей моды, как и во многом другом, в начале Х1Х в. была Франция, и прошло немало времени, чтобы это положение начало меняться. И какая охотничья страсть без оружия.
«….английские ружья Мантона, Мортимера, Пордея заменили Мон-генротов и Штарбусов, но даже Лепажей; немецкие, венские и пражские ружья совсем вышли из употребления,…….но если не наши тульские, то варшавские, Беккера, стоят, конечно, выше их».(«О записках ружейного охотника…»). Можно с гордостью констатировать, что уже в то время, наши «туляки» ставились Тургеневым намного выше многих зарубежных фирм. Единственное, дошедшее до нас ружье, принадлежавшее И.Тургеневу – раннее курковое шомпольное ружье пражского оружейного мастера А.В.Лебеды, с длинным стволом, свыше 760 мм., с солидным весом 4 кг., и достаточно распространенным в те времена «10» калибром, что позволяло увеличивать дробный заряд. Изделия этого мастера были популярны в России. Ружье фирмы «Лепаж» Тургенев дарит, после одной из охот на тетеревов, возле источника «Малиновая вода», в 1852 г. Д. Колбасину. Также у Тургенева были ружья французского мастера
К. Лефоше, изобретателя казнозарядного устройства; немецкого мастера Нагеля, и, конечно же, высококлассного английского Мортимера.
По отзывам современников Тургенев бывал часто нервным на охоте, и частенько давал промах. «Ермолай стрелял, как всегда, победоносно, я – довольно плохо, по обыкновению» (из рассказа «Льгов»). Но за этой самокритикой, здесь больше уважения к товарищу, чем истинное положение дел. Иногда он обстреливал и всех спутников по охоте.
Охота помогала Тургеневу проникать в тайны природы, тайны жизни. И хочется закончить эту небольшую заметку об охотничьем увлечении И.С.Тургенева, словами одного из его героев (рассказ «Хорь и Калиныч»): «…был он страстным охотником, следовательно, отличным человеком».
Е.Ванькин
________________________
При написании статьи использовались отдельные сведения из статьи В.Шапочки «Мое любимое занятие»
Фотографии автора.
1. Усадьба Спасское-Лутовиново ( Государственный мемориальный и природный музей-заповедник И.С.Тургенева «Спасское-Лутовиново»).
2. Картина художника Н.Дмитриева «И.С.Тургенев на охоте» (из экспозиции музея Спасское-Лутовиново»).
3. Ружье И.С.Тургенева мастера А.Лебеды, и охотничьи принадлежности писателя – пороховница, ягдташ (из экспозиции музея Спасское-Лутовиново).
4. Незабываемый «Бежин луг» — одно из любимых мест охот И.С.Тургенева.

© Copyright: Евгений Ванькин, 2015
Свидетельство о публикации №215042901018

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Евгений Ванькин

Рецензии

Написать рецензию

Спасибо, очень интересно!
Елена Бовина 22.11.2018 15:03 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Евгений Ванькин

Первый рассказ это «Хорь и Калиныч»

Рассказ идет о встрече с Полутькиным, этот человек был барином и любителем провести время на охоте. Рассказчику Полутькин предложил ночлег в его доме. Так как дорогу туда была долгая, то они заехли к помещику Хорю, но его не оказалось дома. Хорь имел шесть сыновей и один из них встретил и принял приехавших гостей. На следующий день рассказчик и Полутькин отправились на охоту, по дороге они захватили с собой ещё одного знакомого Калиныча. Его автор описывает веселым, простым человеком. После охоты Калиныч привез показать свою пасеку и накормить мёдом. На следующий день, рассказчик поехал сам на охоту, так как Полутькин отправился по своим делам. Далее автор показывает сравнение между тем как живут люди из Калужской и Орловской губернии. Так, первый тип имеет большие и просторные имения, если описывать внешность, то видно что эти люди высокого роста, смелые, в богатой одежде. Орловский человек же имеет маленький рост, угрюмый вид и живет в обычных избах из осины, на ногах у него лапки.

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Толстой Хаджи Мурат

    Хаджи-Мурата – один из сильнейших чеченских воинов имама Шамиля. Он ведет борьбу с ним за освобождение своей семьи из плена.

  • Краткое содержание Уильямс Трамвай Желание

    Основным место действия всех событий пьесы является нищая, ни чем не привлекательная окраина Нового Орлеана. Автор сделал так, что уже в самом описание этого места читатели могут ощутить что-то ужасное, безысходное, пропащее и так далее.

  • Краткое содержание Муха-Цокотуха Чуковский

    Сказка «Муха-Цокотуха» всем известная сказка. Муха устроила пышный пир для своих друзей, но ее выкрал паук.

  • Краткое содержание Скребицкий Лесной голосок

    Летним, теплым днем, рассказчик прогуливается в березовом перелеске и наблюдает за солнечным светом, который играет солнечными зайчиками в березовых листьях, зеленой траве и дороге. От солнечного света на душе тепло и радостно.

  • Краткое содержание Чехова Налим

    Случай нелепый, казусный. Пять мужиков долгое время ловили и упустили в воду налима. Улыбаться начинаешь уже с первых строк. Колоритные плотники Любим и Герасим посланы строить для барина купальню в реке

Анализ произведений Тургенева – Записки охотника

Здесь представлена целостная картина России, освещенная любовным, поэтическим отношением автора к родной земле, раз­мышлениями о настоящем и будущем ее талантливого народа. Тут нет сцен истязаний, но именно обыденные картины крепостни­ческой жизни свидетельствуют об античеловеческой сущности всего общественного строя.В этом произведении автор не предлагает нам ярких сюжет­ных ходов с активным действием, а большое внимание уделяет портретным характеристикам, манерам, привычкам и вкусам ге­роев. Хотя общий сюжет все же присутствует. Рассказчик совер­шает вояж по России, но география его весьма необширная — это Орловская область. Он встречается по пути с различными типами людей, в результате чего вырисовывается картина рос­сийского быта.Тургенев придавал большое значение расположению расска­зов в книге. Так появляется не простая подборка тематически од­нородных рассказов, а единое художественное произведение, внутри которого действуют закономерности образной взаимосвя­зи очерков. «Записки охотника» открываются двумя тематически­ми «фразами», каждая из которых включает в себя три рассказа. Сначала даны вариации на тему народного характера — «Хорь и Калиныч», «Ермолай и мельничиха», «Малиновая вода». В сле­дующих трех рассказах развивается тема разоряющегося дворян­ства — «Уездный лекарь», «Мой сосед Радимов», «Однодворец Овсяников». Следующие рассказы: «Льгов», «Бежин луг», «Кась­ян с Красивой Мечи» — снова развивают тему народа, но в них появляются и все более настойчиво звучат мотивы разлагающе­гося вредного влияния крепостного права на души людей, осо­бенно это ощущается в очерке «Льгов».

В рассказах «Бурмистр», «Контора» и «Бирюк» продолжена тема дворянства, однако в резко обновленном варианте. В «Бурмист­ре», например, представлен тип помещика новой формации, здесь же дан образ барского слуги. В «Конторе» даны курьезные итоги перенесения старых дворянских привычек хозяйствования на но­вые формы общественных учреждений и новые типы конторских служителей из крестьян. В очерке «Бирюк» описан странный, загадочный человек, олицетворяющий собой могучие стихийные силы, которые пока неосознанно бродят в душе русского чело­века.

В следующих далее восьми рассказах тематические фразы смешиваются, и происходит своеобразная тематическая диффу­зия. Однако в самом конце цикла элегическая нота двух расска­зов о дворянине Чертопханове сменяется народной темой в очер­ках «Живые мощи» и «Стучит».

В «Записках охотника» изображается провинциальная Россия, но ощущается мертвящее давление тех жизненных сфер, кото­рые тяготеют над русской провинцией и диктуют ей свои условия и законы.

Первый рассказ данного цикла называется «Хорь и Калиныч». Автор-рассказчик знакомится с помещиком Полутыкиным, страст­ным охотником, который приглашает его к себе в имение, где знакомит со своими крестьянами, которых достаточно высоко ценит. Первый персонаж — Хорь, в образе которого заложен оп­ределенный типаж, довольно распространенный в народе. Хорь хорошо был знаком с практической стороной дела, в его поступ­ках и работе просматривается здравый смысл. Он находится в положении крепостного крестьянина, хотя у него есть возмож­ность откупиться от своего барина.

Его приятель Калиныч является полной его противоположно­стью. У него когда-то была жена, а сейчас живет один. Охота ста­ла смыслом его жизни, давая ему возможность контактировать с природой.

Герои по-разному смотрят на жизнь, воспринимают различ­ные ситуации, даже манеры их абсолютно противоположны.

Автор не идеализирует крестьян. Тургенев увидел в народных типажах людей здравого смысла, трагедия которых состоит в том, что они не могут реализовать свои таланты и возможности. Хорь много видел, знал и хорошо понимал психологию людских отно­шений. «Толкуя с Хорем, я в первый раз услышал простую умную речь русского мужика». Но читать Хорь не умел, а Калиныч — умел, но он лишен был здравого смысла. Эти противоположности в реальной жизни не противоречат друг другу, а дополняют и тем самым находят общий язык.Здесь автор выступил как зрелый мастер народного расска­за, тут определился своеобразный крепостнический пафос всей книги, изображавшей сильные, мужественные, яркие народные характеры, существование которых превращало крепостное право в позор и унижение России, в общественное явление, несовмес­тимое с национальным достоинством русского человека.В очерке «Хорь и Калиныч» характер помещика Полутыкина набросан лишь легкими штрихами, вскользь сообщается о его пристрастиях к французской кухне, а также упоминается о бар­ской конторе. Но отнюдь не случайной оказывается эта стихия. В очерке «Контора» представлены подобные французские при­страстия в образе помещика Пеночника, а разрушительные по­следствия данной стихии показаны в рассказе «Бурмистр».

В данном произведении беспощадно разоблачаются разруши­тельные экономические последствия так называемой цивилиза­торской деятельности верхов. Их манера хозяйствования подры­вает основы труда крестьянина на земле. В очерке «Два помещи­ка», например, рассказывается о хозяйственной деятельности одного важного петербургского сановника, который решил засе­ять маком все свои поля, «так как он стоит дороже ржи, поэтому сеять его выгоднее».С деятельностью этого сановника перекликается хозяйствова­ние на земле помещика Пантелея Еремеевича Чертопханова, ко­торый начал перестраивать крестьянские избы по новому плану. Кроме того, приказал всех своих подданных пронумеровать и на­шить каждому на воротнике его номер. В подобных бесчинствах провинциального помещика видны другие поступки всероссий­ского, государственного масштаба. Здесь автор намекает на дея­тельность Аракчеева — организатора крестьянских военных по­селений.

Постепенно в книге развивается художественная мысль о не­лепости векового крепостнического уклада. Например, в расска­зе «Однодворец Овсяников» дана история превращения неграмот­ного французского барабанщика Леженя в учителя музыки, гу­вернера, а затем и в русского дворянина.

В «Записках охотника» есть рассказы, которые тяготеют к са­тире, так как в них звучит антикрепостническая тема. Например, в рассказе «Льгов» говорится о крестьянине по прозвищу Сучок, который за свою жизнь служил у господ кучером, рыболовом, поваром, актером в домашнем театре, буфетчиком Антоном, хотя его настоящее имя было Кузьма. Имея несколько имен и про­звищ, личность оказалась полностью обезличенной.

Разные судьбы, сочетаясь и перекликаясь с другими, участ­вуют в создании монументального образа крепостного ига, кото­рое оказывает губительное влияние на жизнь нации.

Данный образ дополняет и усиливает природа. Через всю кни­гу красной нитью проходит безжизненный пейзаж. В первый раз он появляется в очерке «Хорь и Калиныч», где упоминается об орловской деревне, расположенной рядом с оврагом. В рассказе «Певцы» деревня Колотовка рассечена страшным оврагом прямо по середине улицы. В очерке «Бежин луг» заблудившийся охот­ник испытывает «страшное чувство», попав в лощину, похожую на котел с пологими бокалами. Образ страшного, проклятого людь­ми места неоднократно появляется в повести. Пейзажи подобного рода концентрируют в себе вековые народные беды и невзгоды, связанные с русским крепостничеством.

(function(w, d, n, s, t) { w = w || ; w.push(function() { Ya.Direct.insertInto(86107, «yandex_ad», { stat_id: 3, site_charset: «utf-8», ad_format: «direct», font_size: 1, type: «horizontal», limit: 3, title_font_size: 1, site_bg_color: «FFFFFF», header_bg_color: «FFFFFF», title_color: «295485», url_color: «666666», all_color: «295485», text_color: «000000», hover_color: «CC0000» }); }); t = d.documentElement.firstChild; s = d.createElement(«script»); s.type = «text/javascript»; s.src = «http://an.yandex.ru/system/context.js»; s.setAttribute(«async», «true»); t.insertBefore(s, t.firstChild); })(window, document, «yandex_context_callbacks»); Данное произведение лишено патриархального благообра­зия, так как в нем затронут всероссийский социальный конф­ликт, а также сталкиваются и спорят друг с другом два наци­ональных образа мира, две России — официальная, мертвя­щая жизнь, и народно-крестьянская, живая и поэтическая. Кро­ме того, все герои тяготеют к двум разным полюсам — мертво­му или живому.В создании целостного образа живой России активную роль также играет природа. Лучшие герои этого произведения не про­сто изображены на фоне природы, но и выступают как ее про­должение. Таким образом достигается в книге поэтическое ощу­щение взаимной связи всего живого: человека, реки, леса, степи. Душой этого единства является личность автора, слитая с жиз­нью народа, с глубинными пластами русской культуры. Природа тут не является равнодушной к человеку, наоборот, она очень строга в своих отношениях с ним, так как она мстит ему за слиш­ком бесцеремонное и рациональное вторжение в ее тайны, а так­же за чрезмерную смелость и самоуверенность с ней.Особенность национального характера раскрывается в расска­зе «Смерть», где перечисляются трагические истории о смерти подрядчика Максима, крестьянина, мельника Василя, разночинца-интеллигента Авенира Соколоумова, старушки-помещицы. Но все эти истории объединены одним общим мотивом: перед лицом смерти в русском человеке проявляются сердечные струны. Все русские люди «умирают удивительно», так как в час последне­го испытания они думают не о себе, а о других, о близких людях. В этом заключается источник их мужества и душевной выносливости.

Многое привлекает писателя в русской жизни, но и многое отталкивает. Однако есть в ней одно качество, которое автор ста­вит очень высоко, — это демократизм, дружелюбие, живой та­лант взаимопонимания, который не истребили из народной сре­ды, а только, наоборот, заострили века крепостнического права, суровые испытания русской истории.

Имеется в «Записках охотника» еще один лейтмотив — музы­кальная одаренность русского народа, который впервые заявлен в «Хоре и Калиныче». Калиныч поет, а деловитый Хорь ему под­певает. Песня объединяет в общем настроении даже такие проти­воположные натуры. Песня является тем началом, которое сбли­жает людей в радостях и горестях жизни.

В очерке «Малиновая вода» у персонажей есть общие черты: все они неудачники. И в конце очерка на другом берегу незнако­мый певец затянул унылую песню, которая сближает людей, так как через отдельные судьбы ведет к общерусской судьбе и род­нит тем самым героев между собой.

В рассказе «Касьян с Красивой Мечи» среди полей слышен скорбный напев, который зовет в путь-дорогу, прочь от земли, где царят неправда и зло, в страну обетованную, где все люди живут в довольстве и справедливости.

В такую же страну зовет героев песня Якова из рассказа «Пев­цы». Здесь поэтизируется не только пение Якова, но и та духов­ная связь, которую его песня устанавливает в очень разных по положению и происхождению персонажах. Яков пел, но вместе с ним пели и души людей, окружающих его. Песней живет весь Притынный кабачок.

Но Тургенев является писателем-реалистом, поэтому он пока­жет, как такой порыв сменяется душевной депрессией. Далее сле­дует пьяный вечер, где Яков и весь мир в кабачке становятся совершенно другими.

В сборнике имеются рассказы, проникнутые особым лириз­мом. Например, «Бежин луг» по изяществу резко отличается от других новелл данного цикла. Автор много внимания уделяет здесь стихии природы. Путешественник ближе к вечеру сбился с доро­ги и решил выбрать себе ночлег. Выходит на костер, горящий воз­ле реки, у которого сидят крестьянские ребятишки, пасущие коней. Охотник становится свидетелем их разговора. Он в восторге от тех народных повестей, с которыми он познакомился при этом. Интересен рассказ Кости о Гавриле, слободском плотнике, кото­рый столкнулся с русалкой. Он пошел навстречу ей, но внутрен­няя сила остановила его, он положил крест, после чего она пере­стала смеяться и заплакала, сказав: «Убиваться же тебе до кон­ца дней». Здесь сатанинская сила побеждена крестным знамени­ем, но она способна внедрить в человека печаль.

Заканчиваются «Записки охотника» очерком «Лес и степь». Здесь нет героев, но есть тонкое лирическое описание природ­ной стихии, красоты природы и бытия человека в ней.

Эти две противоположности не теснят, не мешают, а взаимно дополняют друг друга. И лес, и степь вызывают восторг у путешественника, они ему одновременно нравятся. Человек должен тоже гармони­чески вписаться в природу. Очерк проникнут жизнеутвержда­ющим оптимистическим настроением, так как все это важно для здорового существования людей.

Таким образом, центральный конфликт данной книги сложен и глубок. Бесспорно, социальные антагонизмы здесь обрисованы довольно остро. Безусловно, бремя крепостничества ложится в первую очередь на плечи крестьянина, потому что именно ему приходится терпеть физические истязания, голод, нужду и ду­ховные унижения. Однако Тургенев смотрит на крепостное пра­во с более широкой, общенациональной точки зрения, как на яв­ление, мучительное одновременно и для барина, и для мужика. Он резко осуждает жестоких крепостников и сочувствует тем дворянам, которые сами оказались жертвами крепостнического ига. Ведь совсем не случайно пение Якова Турка вызывает из глаз Дикого Барина «тяжелую слезу».

У Тургенева национально русскими чертами наделены не толь­ко крестьяне; русскими по натуре являются и некоторые поме­щики, избежавшие растлевающего влияния крепостного права. Петр Петрович Каратаев не менее русский человек, чем кресть­яне. Национальные черты характера подчеркнуты и в моральном облике Чертопханова. Он помещик, но не крепостник. Такова же Татьяна Борисовна, патриархальная помещица, но в то же время простое существо, с «прямодушным чистым сердцем».

Автор видит живые силы нации как в крестьянской, так и в дворянской среде. Восхищаясь поэтической одаренностью или, наоборот, деловитостью русского человека, писатель приходит к выводу о том, что крепостное право противоречит националь­ному достоинству, и в борьбе с ним должна принять участие вся живая Россия, не только крестьянская, но и дворянская.

Добавить комментарий

Закрыть меню