Теория установки узнадзе

Теория установки Д.Н. Узнадзе

Д.Н. Узнадзе обнаружил в основании всей классичес­кой психологии одну «роковую предпосылку» — «посту­лат непосредственности». Общетеоретические построения Д.Н. Узнадзе вдохновлялись пафосом противопоставления развиваемого им подхода — классической психологии, опиравшейся на этот постулат. Поэтому для лучшего по­нимания теории установки стоит вглядеться в методоло­гический облик классической психологии. Это тем более важно, что автор другой психологической школы, которую нам предстоит анализировать в этой главе, А.Н. Леонтьев, также строил свою теорию в контексте напряженного методологического оппонирования той же «традицион­ной» психологии.

Если попытаться развить идею Д.Н. Узнадзе о «постула­те непосредственности» как едином корне традиционной психологии, можно выдвинуть историко-психологическую гипотезу о том, как собственно из этого корня вырастают все основные направления классического психологичес­кого мышления.

Выделим в «постулате непосредственности» две части — формально-логическую и содержательно-теоретическую. Формально-логический аспект «постулата непосредствен­ности» фиксирует тип детерминизма, преобладавший в классической парадигме, а именно представление о про­стой и однозначной причинно-следственной связи как универсальной схеме психологического события.

В содержательном своем аспекте постулат непосред­ственности можно истолковать как ту философему классической психологии, согласно которой мир «делит­ся на два» — на физические и психические явления.

Соединяя формальный и содержательный аспекты этого постулата, то есть полагая, а) что единицей психологичес­кого исследования выступает простое событие, состоящее из двух элементов — «причины» и «следствия», и б) что «причинным» элементом психологического события могут считаться и психические, и физические явления, равно как и «следствием» в составе психологического события могут быть все те же (иного в онтологии просто нет) физические или психические явления; соединяя, повторю, эти а) и б), получаем типологию вариантов «постулата непосредствен­ности».

Таблица 1

Типология вариантов «постулата непосредственности»

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОБЫТИЕ СЛЕДСТВИЕ
Психическое Физическое
ПРИЧИНА Психическое Тип 1 Тип 3
Физическое Тип 2 Тип 4

Эта типология логически выводит из постулата непосредственности общую картину всей психологии XIX — началаXX века. Отдельные ее направления резко противостояли друг другу, являлись абсолютными антиподами (например, интроспекционизм и бихевиоризм), а между тем на уровне «философского генотипа» были кровными братьями. Каж­дый из этих вариантов постулата непосредственности послу­жил методологическим «архетипом» для одного из базовых направлений классической психологии. Перечислим их.

Тип 1. Причина — психическое, следствие — психичес­кое. Первый тип репрезентирует основную проблематику интроспективной психологии, все ее системы, в основе которых лежит убеждение, что причины психических яв­лений следует «искать не где-нибудь за ними, а в них же самих, полагая, что психические явления обусловливают­ся психическими же причинами» (Узнадзе, 1966, с. 159).

Тип 2.

Причина — физическое, следствие — психичес­кое. Второй тип задает основную схему классической пси­хофизики

Тип 3. Причина — психическое, следствие — физичес­кое. В третьем типе фиксируются классические представ­ления о психомоторике.

Тип 4. Причина — физическое, следствие — физическое.Четвертый тип выражает собой парадигму ортодоксального бихевиоризма и рефлексологии, этих «психологии без психики».

Всякое психическое явление непосредственно и одно­значно вызывается другим психическим явлением (тип 1) или явлением физическим (тип 3). Всякий двигательный акт непосредственно и однозначно определяется некоторым психическим явлением (например, желанием) (тип 2) или физическим явлением (внутренним — возбуждением не­рвных клеток или внешним — стимулом) (тип 4). Таковы четыре варианта «постулата непосредственности».

Во всех этих случаях игнорируется роль субъекта — и в этом главный, с точки зрения Д.Н. Узнадзе, порок тради­ционной психологии (Прангишвили, 1960). Ее объяснения психики и поведения строились так, будто «…поведение осуществляется помимо существенного соучастия субъекта» (Узнадзе, 1966, с. 328), а психические процессы являются самодостаточными и самодействующими сущностями. Вследствие этого классическая психология оказалась не­способной адекватно поставить и решить проблемы пси­хического отражения и целесообразной деятельности (Узнадзе, 1966).

Д.Н. Узнадзе противопоставил старой психологии но­вые онтологические представления, в рамках которых эти проблемы могли быть поставлены и решены. В текстах ос­нователя грузинской психологической школы может быть выявлена последовательная система процедур введения понятия установки, каждая из которых направлена про­тив того или иного варианта «постулата непосредствен­ности». Не излагая здесь всю эту систему, коснемся лишь важнейшей из этих процедур, которая осуществляется с помощью понятий «потребность» и «ситуация». Необхо­димым и действительным условием возникновения уста­новки, повторял Д.Н. Узнадзе, следует считать единство актуальной потребности субъекта и ситуации ее удовлет­ворения (Узнадзе, 1966, с. 157, 168). Попытаемся реконст­руировать из этого положения онтологию, лежащую в основе теории установки.

Субъектный полюс онтологии конкретизирован в дан­ном случае понятием «потребность». Но потребность — это всегда потребность в чем-то, она определена не через са­мое себя, а через объект. Следовательно, в понятии потреб­ности, хотя оно и является представителем субъектного полюса онтологии, уже имплицирована связь субъектно­го и объектного полюсов, вне которой это понятие бес­смысленно. Точно так же обстоит дело и с понятием ситуации. Хотя ситуация удовлетворения потребности — это нечто объективное, существующее независимо от произвола и воображения субъекта, но собственно ситуацией она не может стать вне отношения к живому существу, к субъекту. Ситуация — это не само по себе чисто внешнее объективное обстояние, взятое в себе, безотносительно к жизнен­ному состоянию субъекта, но и не это состояние, взятое само по себе вне отношения к объектам, ситуация — это единство обстояния и состояния. Стало быть, и понятию ситуации внутренне присуща связь субъектного и объек­тного полюсов.

Но если понятия потребности и ситуации сами лишены односторонности и каждое из них несет идею неразрывной связи субъекта и объекта, то ясно, что понятие установки, возникающей на основе единства потребности и ситуации, выражает эту связь не просто в усиленной степени, а явля­ется, по существу, таким понятием, которое указывает уже не на связьмежду субъектом и объектом, определенными будто бы до и вне этой связи, а на связь, объемлющую субъект и объект, которые только внутри нее и получают определение и выделяются как отдельные моменты. Отсюда следует, что онтологическая суть категории установки со­стоит не просто в обнаружении опосредующего звена меж­ду психическим и физическим мирами, а в создании представления о едином «жизненном мире», сущностно пред­шествующем своим моментам — субъекту, объекту и их вза­имодействию. Таково, на наш взгляд, наиболее абстрактное значение категории установки, конституирующее главную онтологическую идею психологической теории Узнадзе.

Как же определяет эта психология свой предмет? В про­тивоположность традиционной психологии Д.Н. Узнадзе полагает, что к познанию психики можно подойти не пря­мо, а опосредованно — через изучениечеловеческой дея­тельности. Это и есть предмет психологии как науки.

«…Наша наука, — писал Д.Н. Узнадзе, — призвана поставить вопрос о психологическом анализе и изучении закономерностей человеческой деятельности» (Цит.по:Прангишвили, 1960, с. 128).

В силу того, что главный порок классической психо­логии Д.Н. Узнадзе видел, как уже говорилось, в том, что она отвлекалась от самого действующего индивида, от целостного субъекта, основным объектом изучения в рам­ках общего предмета психологии он избираетсубъекта деятельности.

Что же является «единицей» анализа субъекта деятель­ности и соответственно центральным предметом конк­ретных исследований?»Установка, понимаемая как модификация целостного субъекта» (Узнадзе, 1966), отра­жающая в себе конкретное состояние «жизненного мира», возникшее в результате «встречи» потребности и ситуа­ции. Всякий психический и поведенческий акт должен быть объяснен, согласно теории установки, по преиму­ществу изсубъекта, как реализация определенного его состояния или «модуса» — установки, но само это состо­яние понимается не как внутри самого субъекта и только из него вызревшее субъективное состояние, а как объек­тивное субъектное состояние, детерминированное един­ством потребности и предмета, ее удовлетворяющего (Узнадзе, 1966, с. 322).

Таким образом, онтология, которую Д.Н. Узнадзе про­тивопоставил онтологии классической психологии, мо­жет быть названа»онтологией жизненного мира» (см. Василюк, 1984). Предметом психологии становитсячело­веческая деятельность, а основным объектом изучения в рамках этого предмета выступаетсубъект деятельности.Единица анализа субъекта деятельности и, соответствен­но, центральный предмет конкретных исследований — это определенная»модификация целостного субъекта», илиустановка.

Важным направлением в советской психологии явилась ʼʼтеория установкиʼʼ, основанная грузинским психологом Дмитрием Николаевичем Узнадзе(1886–1950).

Д. Н. Узнадзе рассматривал психологию как науку о целостной личности, мотивы и поступки которой могут быть неосознаваемы (его подход к бессознательному долгое время определял отечественные разработки в данном направлении). Всякое поведение, по Узнадзе, есть реализация конкретной подготовленности, ни одно действие не возникает на ʼʼпустом местеʼʼ; центральным объяснительным понятием в теории Д. Н. Узнадзе стало понятие установки , означающее неосознаваемую готовность субъекта к восприятию будущих событий и действию в определенном направлении; эта неосознаваемая готовность – основа целесообразной избирательной активности человека.

Концепция Д. Н. Узнадзе в теоретическом плане была противопоставлена так называемому ʼʼпостулату непосредственностиʼʼ, наиболее ярко выраженному в классической психологии сознания (явления сознания непосредственно определяют друг друга) и в бихевиоризме – (внешние раздражители непосредственно определяют поведение).

Явление установки было изучено в многочисленных экспериментальных исследованиях.

Основная методика строилась примерно следующим образом˸ испытуемому предъявлялась экспериментальная задача – например, ᴇᴦο просили с закрытыми глазами оценить наощупь, какой из двух предъявленных шаров больше (при этом в одну руку вкладывался больший шар, в другую меньший).

Такая задача предъявлялась 10–15 раз (и каждый раз больший шар оказывался в той же руке, что и прежде), с тем, чтобы установка – готовность оценивать шары как больший и меньший – зафиксировалась.

Затем в очередном предъявлении шары заменялись равновеликими; испытуемый же – в силу сформировавшейся готовности – оценивал один из шаров как больший или меньший относительно другого.

В таких, на первый взгляд, простых опытах было выявлено несколько принципиальных характеристик установки. Так, оказалось, что установка – не частный психический процесс, но нечто целостное, носящее центральный характер.
Это проявляется, в частности, в том, что она переходит, будучи сформирована в одной сфере, на другие˸ так, установка, созданная в гаптической (ʼʼнаощупьʼʼ) сфере при оценке величин шаров, проявляется в сфере зрительного восприятия, влияя на оценку сравнительной величины кругов.

Установка возникает при взаимодействии индивида со средой, при ʼʼвстречеʼʼ потребности с ситуацией её удовлетворения; на базе установки, выражающей состояние всего субъекта как такового, деятельность должна быть активизирована помимо участия ᴇᴦο эмоциональных и волевых актов. Но, полагал Узнадзе, деятельность в плане ʼʼимпульсивнойʼʼ установки человеку хотя и свойственна, но не отражает ᴇᴦο сути˸ специфически человеческим является явление объективации, то есть акт выделения действия из единства с субъектом, переживание действительности как существующей независимо от субъекта. Объективация возникает тогда, когда установка не обеспечивает адекватного действия; тогда возникает план осознания, благодаря чему опять–таки вырабатывается новая готовность к деятельности, то есть установка.

Психология установки Узнадзе.

Узнадзе Дмитрий Николаевич (1886-1950) — грузинский психолог и философ, автор общепсихологической теории установки и глава грузинской психологической школы, директор Института психологии АН Грузии.

Автор трудов по теоретической и экспериментальной психологии установки, а также исследований по теории познания, общей и возрастной психологии, университетских учебников по психологии и др.

Концепция личности Узнадзе строится на понятии установки, которую он считал главным психологическим образованием. Установка считается основным регулятивным механизмом поведения человека, определяя его направленность и избирательную активность. Однако сущность личности не сводится к функционированию установки, а определяется наличием таких основополагающих проявлений, как сознание и способность к объективации, согласно которой человек противопоставляет себя внешней среде, начинает сознавать действительность такой, какая она есть, и объективировать свое поведение. В зависимости от способности чел. к объективации Узнадзе описывает три типа личностей: 1) динамический; 2) статичный; 3) вариабельный.

Характерной особенностью личности является осуществление далекой мотивации, совершение действий и поступков, цель которых в удовлетворении потребностей, предназначенных для будущей жизни. Высшие потребности – интеллектуальные, моральные и эстетические – соответствуют Я-концепции человека. Установка же проявляется в настоящем времени.

Поведение личности может протекать на двух уровнях – как импульсивное и регулируемое сознанием. В первом случае направленность поведения определяется установкой, возникающей при взаимодействии потребностей человека и ситуации, в которой они актуализируются. На более высоком уровне поведения человек не подчиняется импульсу, а находит такой вид поведения, за который может взять на себя ответственность.

Одной из важнейших характеристик личности в теории установки является ответственность, благодаря которой человек может становиться выше своих потребностей, выступая как субъект воли. Смысл мотивации состоит в нахождении деятельности, соответствующей основной, закрепленной в процессе жизни установке личности. Период подготовки цели делится на две ступени: 1) выбор; 2) мотивация. Волевое поведение – это способность личности подчинить свою активность не только личностной ценности, но и объективной необходимости.

Изучением личности с позиции теории установки занимались многие ученики школы Узнадзе: Ш. А. Надирашвили, В. Г. Норакидзе, А. С. Прангишвили, Н. И. Сарджвеладзе, Г. И. Цинцадзе, Ш. Н. Чхартишвили, А. Е. Шерозия и др.

55. Лененградская школа психологии (Ананьев, Мясищев)

Значительный вклад в развитие КП внесла «ленинградская школа», в основании которой стояли В. М.Бехтерев, затем В. Н.Мясищев, которую сохранили и развили их ученики: М. М.Кабанов, Б. Д.Карвасарский, Л. И.Вассерман и благодаря которым была создана и функционирует до сих пор проблемная комиссия «Медицинская психология» РАМН (с 1985 года Г. В.Залевский является ее членом).

В 1907 г. Бехтерев организовал Психоневрологический институт, на базе которого была создана сеть научно-клинических и научно-исследовательских институтов, в том числе и первый в России Педологический институт. Это позволило Бехтереву связать практические и теоретические исследования, что было особенно необходимо в тот период, период формирования экспериментальной психологии в России. Развитие экспериментального подхода, его глубокое изучение и освоение в процессе профессиональной подготовки психологов выявили особенности и преимущества ленинградской школы, на фоне которой оказали несомненно большое влияние идеи Бехтерева Владимира Михайловича.В 1918 г. — им был создан институт по изучению мозга и психологии деятельности. Бехтерев работал в области невропатологии и психиатрии. Им были исследованы многочисленные симптомы, относящиеся к патологии чувствительности, в ряде работ делается попытка теоретического осмысления природы гипноза. Для диагностики и повышения эффективности лечения широко использовал эксперимент. Работа этих институтов продолжалась и после революции, причем в 20-е годы были созданы лаборатории индивидуальной и генетической рефлексологии, которые возглавили ученики Бехтерева – В. Н. Мясищев и Н. М. Щелованов.

В. Н. Осипова и В. Н. Мясищев одними из первых попытались дать классификацию трудных детей, исходя из их личностных особенностей, под которыми они понимали не только индивидуальные черты, но и тип воспитания в семье. Подчеркивая важность семьи и типа семейного воспитания для анализа причин появления трудностей и их коррекции, В. Н. Мясищев совместно с П. Г. Бельским провели классификацию типов семей и определили виды коррекционной работы с детьми и родителями. При этом В. Н Мясищев, как и П. П. Блонский, был одним из тех, кто начал изучение трудных детей в условиях педагогического процесса. В трудах учеников и сотрудников Бехтерева – Б. Г. Ананьева (1907 — 1972) и В. Н. Мясищева (1893 — 1973) закладывались основы комплексного исследования человека, его психофизической природы, его отношений с миром. Возглавляя в 20-е годы лабораторию индивидуальной рефлексологии, Мясищев открыл важные закономерности становления индивидуального стиля деятельности, выделили и описал несколько типов личности. Он доказывал, что психология личности должна основываться на данных типологии и дифференциальной психологии. Во время ВОВ Мясищев возглавил цикл анатомо-физиологических исследований микроструктурных изменений головного мозга, изучая последствия мозговых травм и ранений, их связь с нарушениями психической деятельности. Не прекращались и его исследования психологии личности. Мясищевым был предложен новый подход, названный им Психологией отношений. При этом отношения понимались как сознательные, избирательные связи человека с окружающим миром и с самим собой, которые влияют на его личностные качества и реализуются в деятельности. Такой целостный подход к личности, по мнению Мясищева, обеспечивал динамическое понимание личности как единства субъекта и объекта. В последних работах Мясищев развивал важную мысль о том, что настоящее, превращаясь постоянно в прошлое, в опыт, одновременно становится потенциалом будущего поведения личности.

Б. Г. Ананьев (1907 — 1972) – выдающийся ученый психолог, педагог и организатор науки. В качестве аспиранта начал свою деятельность в области психологии в институте мозга еще при жизни В. М. Бехтерева.

Автор фундаментальных научных работ по теории психологии, по проблемам общей и педагогической психологии. По праву считается основателем и руководителем ленинградской, теперь санкт-петербургской, психологической школы, в которой были воплощены многие бехтеровские идеи. Воспитал талантливых ученых. Инициатор создания факультета психологии в Ленинградском (Санкт-Петербургском) государственном университете. Ананьев также выступал за целостный подход к проблемам психики, отразившийся в его исследованиях системного характера чувственного познания, прежде всего в исследованиях восприятия пространства и времени. На основе анализа методологии и истории развития психологии он доказывал необходимость комплексного изучения психики, разрабатывал принцип междисциплинарного подхода к проблеме человека. В основу его программы была положена идея об индивидуальности как системе, интегрирующей разноуровневые свойства индивида, личности и субъекта. Комплексный подход позволил ему пересмотреть исследования детского развития, включив их в общую картину целостного жизненного цикла человека. Взаимовлиянием онтогенетического и биографического развития объясняются, по его мнению, многие закономерности психического становления. Он также одним из первых начал изучение проблем зрелости и старения. В исследованиях, проводимых Ананьевым и его коллегами, были получены данные о гетерохронности и неравномерности психического развития, особенностях протекания психических процессов в период зрелости. Тем самым было положено начало психологической акмеологии в нашей стране.

Опубликовал труды по:

— Психологии чувственного познания;

— Психологии воли;

— Психологии характера;

— Нейропсихологической регуляции;

— Половому диморфизму;

— Психологической эволюции человека.

В 1927 г. Ананьев был принят в лабораторию рефлексологии детства Института мозга, а в 1929 г. стал аспирантом этого института. В те годы Бехтерев и его последователи развивали комплексный подход к изучению мозга и его деятельности. Идея комплексности была воспринята Ананьевым и стала принципом его научных исканий, проявившись затем в системном подходе в психологии. В начале 30-х гг. он отошел от рефлексологии. Им были высказаны теоретические положения об опосредовании фило — и онтогенеза человека социогенезом. В это же время Ананньев проводит исследования развития темперамента, характера и способностей школьников и социально психологических отношений учащихся в классе под влиянием педагогической оценки. На основе полученных данных он опубликовал свою первую монографию – «Психология педагогической оценки»; подготовлена рукопись «Экспериментальное изучение школьников» и позднее, в 1941 г. издана книга «Воспитание характера школьника». С точки зрения Ананьева, характер – это единство жизненной направленности и образа действий человека. Он образуется через переход внешних отношений во внутренние черты Þ Основа структуры характера – коммуникативные черты. В декабре 1941 г. Ананьев эвакуировался из блокированного Ленинграда в Казань. Здесь, а затем в Тбилиси он работал в госпиталях, где психологическими методами восстанавливалось нервно-психическое здоровье бойцов. В 1944 г. Ананьева пригласили в Ленинградский университет для руководства вновь созданным отделением и кафедрой психологии. В университете возникла самостоятельная психологическая школа Б. Г.Ананьева, основанная на его оригинальной концептуальной системе. Эта система – более личностное образование, нежели научная программа. Она содержит в себе результаты конкретных научных исследований ученого, плоды его философских размышлений, жизненных обобщений.

Психология установки. Экспериментальные исследования установки.

Наука » Психология » Возрастная психология

Разрабатывал проблему установки Узнадзе Дмитрий Николаевич и его школа. Установку можно отнести к одному из классов неосознаваемых процессов. Относится к группе неосознаваемых механизмов сознательных действий, которая характеризуется тем, что сознательный компонент как бы отсутствует.
Установка – готовность организма или субъекта к совершению определенного действия или к реагированию в определенном направлении.
Речь идет именно о готовности к предстоящему действию. Навык относится к периоду осуществления действия, установка – к периоду, который ему предшествует.
Компоненты установки:
1. Когнитивный – представляет знания об объекте своей установки;
2. Аффективный – (эмоциональный) выражает собой эмоциональные отношения, чувства человека по отношению к объекту своей установки;
3. Поведенческий – потенциальные действия, которые человек готов совершить.
Данные компоненты рассматриваются как разные по следующим причинам: сами по себе могут быть различными и динамичными, не зависят друг от друга; каждый из компонентов может меняться независимо друг от друга.
Виды установок:
1. Моторная установка – готовность к выполнению действия (спринтер на старте находится в состоянии готовности к рывку).
2. Перцептивная установка – готовность воспринимать то, что вы ожидаете увидеть, услышать и др. («у страха глаза велики»).
3. Умственная (интеллектуальная) установка – готовность решать интеллектуальные задачи с помощью известных и доступных вам способов (пример тригонометрический – установка решать его с помощью тригонометрических формул).
Состояние готовности (установка) имеет очень важное функциональное значение.

Установка позволяет субъекту подготовится к выполнению действия, осуществить его быстро и точно, т.е. более эффективно.
Но существуют «ошибки установки» («иллюзии установки»), которые проявляются в ошибочных действиях, восприятиях или оценках. Необходимо отметит, что не всякая установка неосознаваема. Можно сознательно ждать страшное – и действительно видеть страшное.
Опыты Узнадзе. Эксперименты с фиксированной установкой: Испытуемым предлагалось на ощупь оценить, какой из двух шаров больше, хотя шары были разного объема. Такая задача предъявлялась 15 раз. Установка закреплялась (получило название «фиксированной установки»). На 16й раз предъявили два равновеликих шара. В результате испытуемые оценивали один из шаров как больший. ВЫВОД: Зафиксированная установка определяла или направляла перцептивный процесс.

Теория установки» Д. Н. Узнадзе.

Важным направлением в советской психологии явилась теория установки, основанная грузинским психологом Дмитрием Николаевичем Узнадзе (1886–1950). Он рассматривал психологию, как науку о целостной личности, мотивы и поступки которой могут быть неосознаваемы.

Всякое поведение есть реализация конкретной подготовленности, ни одно действие не возникает на «пустом месте». Центральным объяснительным понятием в теории Узнадзе стало понятие установки, означающее готовность субъекта к восприятию будущих событий и действиям в определенном направлении.

Эта неосознаваемая готовность – основа целесообразной избирательной активности человека.

Явление установки было изучено в многочисленных экспериментальных исследованиях. Выявлено несколько принципиальных характеристик установки. Так, оказалось, что установка – не частный психический процесс, но нечто целостное, носящее центральный характер. Это проявляется, в частности, в том, что она переходит, будучи сформирована в одной сфере, на другие.

Установка возникает при взаимодействии индивида со средой, при «встрече» потребности с ситуацией ее удовлетворения. На базе установки, выражающей состояние всего субъекта, как такового, деятельность может быть активизирована помимо участия его эмоциональных и волевых актов. Но, полагал Узнадзе, деятельность в плане «импульсивной» установки, хотя и свойственна человеку, но не отражает его сущности.

Специфически человеческим можно считать явление «объективации», т. е. акт выделения действия из единства с субъектом, переживание действительности, как существующей независимо от субъекта. Объективация возникает тогда, когда установка не обеспечивает адекватного действия; тогда возникает план осознания, в результате чего, опять – таки, вырабатывается готовность к деятельности, т. е. установка.

По Узнадзе существует:

1. диффузная установка, возникающая лишь при первом воздействии и характеризующаяся неопределенностью, она не способна ориентировать активность в определенном, нужном направлении;

2. фиксированная установка (дифференцированная).

Кроме того, выделяется такое понятие как генерализация установки (способность распространяться на похожие ситуации); также одно из свойств установки — иррадиация (разные модальности характеризуются повторением установки).

Узнадзе отнес понятие установки к общепсихологической категории, благодаря которой можно объяснить непрямое влияние внешней среды на психические реакции индивида и феномены, определяющие характер поведения человека как целенаправленный, настойчивый и волевой.

Теория установки не была принята многими учеными, возникло большое количество дискуссий, споров, было написано множество научных работ в опровержение теории Узнадзе.

Однако сущность личности не сводится к функционированию установки, а определяется наличием таких основополагающих проявлений, как сознание и способность к объективации. Характерная особенность личности – осуществление далекой мотивации, совершение действий и поступков, цель которых в удовлетворении потребностей, предназначенных для будущей жизни

Высшие потребности – интеллект, моральные и эстетические – соответствуют Я-концепции человека Установка же проявляется в настоящем времени, хотя и является определенной формой антиципации.

Поведение личности может протекать на двух уровнях:

1) импульсивное – направленность поведения определяется установкой, возникающей при взаимодействии потребностей человека и ситуации, в которой они актуализируются.

2) регулируемое сознанием – человек не подчиняется импульсу, а находит такой вид поведения, за который может взять на себя ответственность. Это происходит благодаря механизму объективации, согласно которому человек противопоставляет себя внешней среде, начинает сознавать действительность такой, какая она есть, и объективировать свое поведение.

Три типа личностей в зависимости от способности человека к объективации:

1) динамический – личность, имеющая развитую способность к объективации и обладающая готовностью легко переключаться в направлении объективированных целей.

2) статичный – личность, проявляющая гиперобъективацию, которая состоит в постоянной задержке импульсов своих установок и выборе целесообразных видов деятельности лишь на основе значит, волевых усилий.

3) вариабельный – личность, обладающая достаточной легкостью объективации, но не имеющая достаточных волевых способностей для ее реализации.

Одна из важнейших характеристик личности – ответственность, благодаря которой человек может становиться выше своих потребностей, выступая как субъект воли. Смысл мотивации состоит в нахождении деятельности, соответствующей основной, закрепленной в процессе жизни установке личности.

Две ступени периода подготовки цели:

1) выбор – интеллектуальный акт, осуществляемый на основе личностной ценности поведения для данного субъекта.

2) мотивация – волютивный процесс.

Волевое поведение – это способность личности подчинить свою активность не только личностном ценностям, но и объективной необходимости.

Теория отношений Мясищева

отношения и личность Раскрывая сущность понятия «отношение» в психологии, В.Н. Мясищев указывал на то, что психологический смысл отношения состоит в том, что оно является одной из форм отражения человеком окружающей его действительности. Формирование отношений в структуре личности человека происходит в результате отражения им на сознательном уровне сущности тех социальных объективно существующих отношений общества в условиях его макро — и микробытия, в котором он живет. Это макро — и микробытие, по-разному способствуя формированию и проявлению потребностей, интересов и склонностей человека, действуя в нерасторжимой связи с особенностями его организма и прежде всего нервной системы, создает в каждом случае ту субъективную «призму», через которую неповторимо, своеобразно в каждом случае преломляются все воздействия, которым подвергается живой, действующий человек. Восприятие им действительности, его память, его мышление, его воображение, его внимание, хотя и фиксируют всегда особенности объективного мира, но на всех этих его психических процессах постоянно лежит печать отношения его к разным сторонам мира, частицей которого он является. Меняется мир, в котором живет и действует человек, изменяется его роль и положение в этом мире, и, как их следствие, неотвратимо более или менее значительно перестраиваются имеющаяся у него «картина мира» и его отношение к разным сторонам этого мира. Не отрицая великую роль деятельностей, которые постоянно выполняет живущий человек, для формирования его как знатока своего дела, умельца-мастер а, В.Н. Мясищев вместе с тем неоднократно указывал на то, что сама по себе деятельность — игра, учение, труд — для формирования основных психических качеств, составляющих нравственное ядро личности, может оказаться процессом нейтральным, если между ее участниками не организованы отношения, требующие сотворчества, сотрудничества, взаимопомощи, коллективизма, если не происходит постоянного «подкрепления» хода деятельности провоцированием взаимоотношении, побуждающих к нравственным поступкам. В.Н. Мясищев для подтверждения этой своей научной позиции любил опираться на проверенные громадным практическим опытом мысли А.С. Макаренко о том, что выключить личность, изолировать ее, выделить ее из отношений невозможно и что «дефектные» отношения, в которые оказывается включенной личность, ведут к отклонениям в ее формировании и, наоборот, социально и педагогически нормальные отношения развивают нравственно и психологически здоровые качества, составляющие структуру личности. Одной из центральных проблем в научном наследии В.Н. Мясищева является проблема развития личности, которую он с успехом разрабатывал многие годы.В.Н. Мясищев считал, что отношения личности — ее потребности, интересы, склонности — являются не продуктом каких-то абстрактных исторических условий, а прежде всего результатом того, как человеку удается взаимодействовать с совершенно конкретной для него окружающей средой и насколько эта среда дает простор для проявления и развития его индивидуальности — и в предметной деятельности, и при взаимодействии с другими людьми. В связи с этим источником нарушений в личности, многих форм ее патологии (и прежде всего при неврозах) являются опять же совершенно конкретные общественные, производственные, социально-бытовые, семейные, личные и другие коллизии, которые человек переживает в своей жизни и которые грубо ломают дорогие его сердцу планы, встают неодолимым препятствием к достижению субъективно значимых для него целей и т.д. Таким образом, по В.Н. Мясищеву, личность — не некое застывшее, однажды сформированное и неизменяющееся с определенного возраста психическое образование, а динамичное, подверженное многочисленным внешним и, прежде всего, социальным воздействиям изменяющееся формирование. Истинные отношения человека к действительности, не раз подчеркивал в своих работах В.Н. Мясищев, до определенного момента являются его потенциальными характеристиками и проявляются в полной мере тогда, когда человек начинает действовать в субъективно очень значимых для него ситуациях. В.Н. Мясищева опять же в неразрывной связи с отношениями глубоко интересовала и проблема общения людей. В ряде своих работ он последовательно раскрывал взаимозависимости, которые связывают познание людьми друг друга — обращение их друг с другом, когда им приходится совместно трудиться, учиться, отдыхать и просто вместе жить. И он показал, насколько непростыми в реальной жизни оказываются эти взаимозависимости, иногда, например, один человек испытывает по отношению к другому человеку безоглядную любовь или с трудом подавляемую ненависть или когда он, скажем, совсем неадекватно оценивает себя. Одним из фундаментальных трудов В.Н. Мясищева является его исследование во всей ее сложности проблемы характера. До настоящего времени в отечественной психологической литературе не имеется более глубокого и емкого освещения данной проблемы. Раскрывая сущность такого сложного психического образования, каким является характер, В.Н. Мясищев убедительнейшим образом показал, что характер — это устойчивая в каждой личности система отношений к разным сторонам действительности, проявляющаяся в типичных для личности способах, выражения этих отношений в ее повседневном поведении. Он с большой научной аргументированностью предложил основы типологии и классификации характеров. Привлекая огромный фактический материал, В.Н. Мясищев психологически тонко и разносторонне проанализировал конкретные разновидности формирования человеческого характера, постоянно сопрягая обнаруживающиеся в них различия с действием политических, экономических, идеологических, общекультурных, национальных и иных факторов, которые всегда проецируются на конкретные условия повседневного, будничного бытия человека, опосредованно определяя становление его характера.

Добавить комментарий

Закрыть меню