Стилистическая фигура речи

ТРОПЫ И ФИГУРЫ РЕЧИ
Тропы (от греч. trope — поворот, перемена) — это обороты речи, в которых слова или выражения употреблены в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. Троп — это любое изменение смысла и значения слова, всякое использование слова в его неосновном значении.

Соотношение прямого и переносного значений основывается или на сходстве сопоставляемых явлений, или на их близком соот­ношении, или на их контрасте. Тропы усиливают высказывание благодаря тому, что к логическому содержанию добавляются эмо­ционально-экспрессивные оттенки.

Наиболее распространенная классификация тропов такова. Они делятся на д в е группы.

В первую входят тропы слов. Это метафо­ра, метонимия, синекдоха, антономазия, ономатопея, катахреза, ме-талепсис и др. Вторую группу составляют тропы предложений. К ним относятся: аллегория, эпитет, эмфаза, перифраза, ирония, гипербо­ла и др.

Дадим характеристику наиболее часто употребляемым тропам слов.

Метафора есть перенесение свойств одного предмета (явления) на другой по принципу их сходства в каком-либо отношении или контрасту (иногда говорят: метафора — это сокращенное подобие). Возможны четыре варианта такого перенесения свойства:

а) вещи на живое существо («твердый человек», «каменное серд-це», «мысли колеблются»);

б) живого существа на неодушевленный предмет («угрюмое море»,»лицо земли», «лучи смеются», «жаждущие пустыни», «необуздан-ные ветры»);

в) неживого предмета на неживой («в волнах кипящий песок»,»небо звездами расцвечено»);

г) живого существа на действие или процесс («алчный взор»,»летящие мысли»).
Метонимия — замена одного слова другим на основе связи их значений по смежности. Сущность ее в том, что употребляется на­звание одного предмета вместо названия другого предмета на основе внешней или внутренней связи между ними. Между прямым и переносным значениями существует какая-либо вещественная зави­симость. Обычно выделяют несколько типов таких зависимостей:

а) между предметом и материалом, из которого сделан предмет(«Наши спортсмены с международных соревнований привезли золото и серебро», т.е. золотые и серебряные медали);

б) между содержимым и содержащим («Он съел две тарелки»);

в) между действием и орудием этого действия («Он жил своимпером»);

г) между автором и его произведением («Он любил Чайковского»);

д) между местом и людьми, находящимися на этом месте («Аудитория слушала оратора, затаив дыхание»).

Синекдоха — вид метонимии, употребление названия части вме­сто названия целого, единичного вместо общего или наоборот. Используются следующие ее варианты:

а) вид вместо рода («цветок» вместо «роза»);

б) целое вместо части («египтяне Нилом жажду свою утоляют»вместо «водой из Нила»);

в) часть вместо целого («сто голов» вместо «сто человек»);

г) множественное число вместо единичного («он говорит краснееЦицеронов» вместо «Цицерона»);

д) единственное число вместо множественного («русский воинторжествует» вместо «русские воины»);

е) вещество вместо предмета, сделанного из этого вещества(«пронзен железом» вместо «мечом»).
Антономазия — это замена имени собственного нарицательным или наоборот. Типичные случаи употребления:

а) имя собственное употребляется вместо нарицательного («Геркулес» вместо «сильный», «Цицерон» вместо «красноречивый»);

б) нарицательное вместо собственного («Апостол говорит» вместо «Павел»; «стихотворец» вместо «Вергилий»);

в) предки или основатели взамен потомков («славене» вместо»славяне»);

г) вместо имени собственного наименование места рождения(«арпинянин», т.е. уроженец Арпина, вместо «Цицерон»; «троянин»,т.е. житель Трои, вместо «Эней»);

Рассмотрим некоторые из тропов предложений.

Аллегория — это запечатление чего-то отвлеченного, какой-нибудь идеи в конкретном образе, тип образности, основанный на иноска­зании. Практически все притчи, с которыми Иисус Христос обра­щается к своим ученикам, основаны как раз на этом тропе. К при­меру, притча о блудном сыне (очевидно, что здесь подразумевается раскаявшийся грешник или же вновь обращенный язычник).
Эпитет — образное «определение», выделяющее или одно из существенных свойств («гордый конь»), или метафорически пере* носящее свойство («живая вода»), или выделяющее неизменный признак (обычно в сказках, былинах, песнях: «добрый молодец», «красна девица»).
Перифраза — замена прямого названия многословным описани­ем, в котором содержатся признаки не названного прямо человека, предмета: «гениальный автор романа «Война и мир» вместо «Лев Николаевич Толстой», «первый космонавт планеты Земля» вместо «Ю.А. Гагарин»).

Указанные тропы не исчерпывают всего их списка. При необхо­димости более глубокого их изучения следует обратиться к специ­альной литературе.

При этом важно иметь в виду, что использование тропов пред­полагает не только знание их видов и содержания каждого из них, но и механизма образования тропов, в основе которого находится умение преобразовывать понятия. Все метафоры, например, осно­ваны на умножении понятий. Метонимия и синекдоха предполага­ют умение образовывать родовые понятия, находить их виды. Объе­диняющей все тропы структурой является пропорция.

Для примера рассмотрим метафору «кисть винограда». Запишем ее в виде пропорции:

виноград кисть

род лиан часть руки

Пропорция читается так: отношение винограда к роду лиан рав­но отношению кисти к части руки. Из пропорции следует: вино­град — это род лиан, обладающий свойством кисти руки. В полу­ченном определении видовой признак «обладать свойствами кисти руки» не является собственным для родового понятия «род лиан», т.е. не свойственно ему по основному смыслу. Следовательно, мета­фора представляет собой определение, в котором видовой признак не является собственным для родового.

Если метафора требует знания всех членов пропорции, строится посредством умножения ее членов, то при метонимии и синекдохе задан, как правило, только один член пропорции. Отношение его Частей и составляет суть данных тропов.

Рассмотрим метонимию «съесть тарелку супа». Она образуется Пропорцией:
супсодержимое

тарелка содержащее

Уподобление содержащего вместо содержимого и создает дан­ный троп.

Синекдоха «иметь колеса» образуется пропорцией:

колесо часть

автомобиль целое

Уподобление части вместо целого образует данный троп. Если с помощью тропов изменяются значения слов, то с помо­щью фигур изменяется значение словосочетаний и предложений.
Фигура речи — это синтаксическая конструкция, имеющая эмо­ционально-экспрессивную окраску. Риторической фигурой называется любое отступление от некоторой общепринятой нормы. Различаются фигуры слова и фигуры мысли. Первые меняются от пересказа иными словами, вторые не меняются.
Фигуры слова обычно подразделяются на три группы:

  1. фигуры прибавления;
  2. фигуры убавления;
  3. фигуры расположения или перемещения.

В первую группу входят: анафора, эпифора, симплока, ана-диплосис, градация и полисиндетон.
Анафора — это фигура, возникающая тогда, когда для большей экспрессии и убедительности одно слово (или несколько слов) по­вторяются в начале каждого смыслового периода или мысли. Вот пример анафоры из стихотворения выдающегося русского поэта В. Хлебникова:
Когда умирают кони — дышат, Когда умирают травы — сохнут, Когда умирают солнца — они гаснут, Когда умирают люди — поют песни.
Эпифора — повтор слова или группы слов в конце нескольких стихов или фраз. Эту фигуру, к примеру, использовал О. Мандель­штам в эпиграмме на художника Н.И. Альтмана:
Это есть художник Альтман,
Очень старый человек.
По-немецки значит Альтман —
Очень старый человек.
Симплока — фигура, представляющая собой соединение анафо­ры и эпифоры. В качестве примера приведем следующие строки П. Васильева:
Что же ты, песня моя, Молчишь?
Что же ты, сказка моя, Молчишь?
Анадйплосис — повтор последнего слова (или последних слов) стиха или ритмико-интонационной единицы (колона) в начале сле­дующего:
О, весна без конца и без краю — Без конца и без краю мечта!
(А. Блок)
Полисиндетон — повторение союза, которое воспринимается как избыточное, но создающее определенный эффект возвышенно­сти стиля:
И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь.
(А. С. Пушкин)

Во вторую группу (фигуры убавления) входят эллипсис, силлепс, асиндетон.

Эллипсисом называется пропуск слов или предложений, которые легко подразумеваются. Применение этой фигуры создает эффект экспрессии. Например: «Он закурил у бензоколонки — покойнику было 22 года» (американский анекдот).
Силлепс — объединение элементов текста, по сути своей необъ-единяемых: «Пил чай с коньяком и поручиком» (А.П. Чехов).
Асиндетон — такое построение предложений, при котором для усиления экспрессии опускаются союзы. Примером служат следую­щие строки А.С. Пушкина:
Швед, русский колет, рубит, режет, Бой барабанный, крики, скрежет.

Третью группу (фигуры расположения или перемещения) со­ставляют различные виды инверсии и параллелизма, а также хиазм.

Инверсия — нарушение «естественного» порядка слов. Основные ее виды — анастрофа и гипербатон. Анастрофа — это перестановка смежных слов для выделения их, усиления выразительности речи. Например: «Колокольчики мои, цветики степные…» Гипёрбатон — разъединение смежных слов для выделения их, усиления вырази­тельности речи. Вот как этой фигурой воспользовался АС. Пушкин: «И смертью чуждой сей земли не успокоенные гости» (т.е. гости сей чуждой земли, не успокоенные даже смертью»).

Параллелизм — тождественное или сходное расположение эле­ментов речи в смежных частях текста для создания единого поэти­ческого или художественного образа. Он структурно подразделяется на изоколон, антитезу, гомеотелевтон.
Изоколон — это фигура параллельного расположения частей речи в смежных предложениях. Например, у В. Каменского имеется такой изоколон:
Я Странный странник странных стран.
Антитеза — фигура, в основе которой лежит резкое противо­поставление образов и понятий. Например: «К добру и злу постыд­но равнодушны» (М.Ю. Лермонтов).
Гомеотелевтдн — это подобие окончаний, своего рода зародыш рифмы. Обычно широко используется в ритмической прозе. В каче­стве примера приведем следующие строки знаменитого персидского поэта Саади:
Страшись! Когда рыдает сирота, Колеблется над миром высота. Склонись к нему, о мудрый, милосердный. Утешь его, ходи за ним усердно.
Хиазм — фигура, заключающаяся в том, что в двух соседних предложениях, построенных на параллелизме, второе предложение строится в обратной последовательности членов. Иначе говоря, хиазм — это перекрестное расположение параллельных членов в двух смежных предложениях одинаковой формы. В отрывке из записных книжек К.С. Станиславского содержится сразу два хиазма:
Есть люди, которые умеют брать только дурное от искусства. Они вредны искусству, и искусство вредно им. Но есть люди, которые умеют брать или по крайней мере стремятся брать только высокое от искусства Эти люди нужны искусству, и искусство нужно им.
Фигуры мысли не имеют такой четкой классификации, как фи­гуры слова. Поэтому ограничимся характеристикой наиболее распро­страненных из них.
Определение. Очень важно подчеркнуть принципиальное отличие этой фигуры от определения в логике с его строгими правилами. Здесь речь идет о воздействии на слушателей, и поэтому определение (как фигура риторики) имеет качественно новый смысл. Вот опреде­ление науки, которое М.В. Ломоносов приводит в качестве образца, характеризующего эту фигуру:
Наука есть ясное познание истины, просвещение разума, непорочное увеселение в жизни, похвала юности, старости подпора, строительница градов, полков крепость, утеха в несчастии, в счастии украшение, везде верный и безотлучный спутник.

В явном соответствии с требованиями риторики (но не логики) дает свое определение театра К.С. Станиславский:

Театр — это большая семья, с которой живешь душа в душу или ссоришься на жизнь и на смерть. Театр — это любимая женщина, то капризная, злая, уродливая и эгоистичная, то обаятельная, ласко­вая, щедрая и красивая. Театр — это любимый ребенок, бессозна­тельно жестокий и наивно прелестный. Он капризно требует всего, и нет сил отказать ему ни в чем Театр — это вторая родина, которая кормит и высасывает силы. Театр — это источник душевных мук и неведомых радостей. Театр — это воздух и вино, которыми надо по­чаще дышать и опьяняться.

I
Изречение — это краткое изложение общих идей, обычно с на­зидательной целью. Например: «Счастие сильных боится, ленивых угнетает», «Что трудно терпеть, то сладко вспоминать», «Быстрота — мать успеха», «Ясность — вот лучшее украшение истинно глубокой мысли», «Философия — микроскоп мысли».

Вопрошание, или риторический вопрос. В этом случае вопрос за­дается не для выяснения чего-то неизвестного, а для более силь­ного, яркого изображения вещей или событий, безусловно, из­вестных. К примеру, риторические вопросы можно найти в стихах А. Ахматовой:
И если я умру, то кто же Мои стихи напишет вам, Кто стать звенящими поможет Еще не сказанным словам? Опущение, или паралепсис, — это фигура, когда, по словам античного ритора Деметрия, оратор, «высказав все, что хотел, все же говорит, что он это упускает, словно у него есть и другое, более сильное, что он мог бы сказать1. Классический пример — третья филиппика Демосфена (речь, разоблачающая агрессивность и коварство македонского царя Филиппа II):
Я не буду говорить ни об Олинфе, ни о Метоне, ни об Аполлонии, ни о тех тридцати двух городах, что лежат на пути во Фракию.
Просопопёйя. Посредством нее слушателей заставляют предста­вить, что со словами, которые произносит оратор, к ним обращается родина, предки, мать и т.д. Деметрий приводит такой пример:
Представь себе, что эти слова и упреки эти обращают к вам ваши предки, или Эллада, или родина, только приняв вид женщины.
Умолчание — это преднамеренный обрыв мысли, за которой на­чинается новый смысловой период, подчеркивающий значимость того, что пропущено. Блестяще воспользовался этой фигурой Цицерон, обращаясь к Гереннию:
Ты ли ныне сие говорить дерзаешь, который недавно чужому дому?., сказать не смею, для того, чтобы, сказав что тебе пристойно, не мол­вить, что мне неприлично.

Назовем еще некоторые фигуры мысли, суть которых должна быть понятна без подробного объяснения. Это — ответствовате (себе самому задается вопрос, на который и дается ответ), обращение, указание, сообщение, вольность, сомнение, желание, мольба, восхищение, восклицание и т.д.

Фигуры стилистические (греч. schema, лат. figura — очертание, внешний вид; оборот речи), система исторически сложившихся способов синтаксической организации речи, применяемых преимущественно в пределах фразы и реализующих экспрессивные (главным образом эмоционально-императивные) качества высказывания. Ф. с. используются в речи как нехудожественной (в обиходно-бытовом и газетно-публицистических стилях), так и художественной (особенно в поэзии).

Изучение Ф. с. имеет длительную историю (первые суждения относятся к эпохе античности). До недавнего времени Ф. с. рассматривались преимущественно в учебно-дидактическом плане; в практических пособиях по риторике, стилистике и поэтике демонстрировались образцы фигурированной речи, взятые, как правило, из произведений далёкого прошлого; приводились разнообразные классификации Ф. с. (их насчитывали от 20 до 70); соответствующие наставления исходили из предположения о том, что Ф. с. не более чем искусственные и внешние приёмы «украшения» речи, осваиваемые посредством подражания. С современной точки зрения, Ф. с. — обычные, «естественные» способы использования выразительных возможностей языка, применяемые говорящим (пишущим) при осуществлении конкретных актов речи и являющиеся одним из важнейших компонентов индивидуального стиля.

Ф. с. можно подразделить на три типа, каждый из которых существует в двух противоположных вариантах.

I. Ф. с. протяжённости делятся на: 1) Ф. с. убавления — эллипс — результат выбора конструкции с меньшим количеством составных частей; могут отсутствовать начало, середина, конец фразы. «Ворон ворону в ответ» (А. С, Пушкин). 2) Ф. с. добавления — результат выбора конструкции, в которой неоднократно используется одно и то же слово в одной и той же форме. Сюда относится прежде всего точный повтор («Еду, еду — следу нету» — загадка). Может повторяться начало фразы — анафора или конец — эпифора, повтор может состоять также из конца предыдущей и начала последующей фразы — стык («О, весна без конца и без краю — Без конца и без краю мечта! » — А. А. Блок). В большинстве случаев повторы неточные: повтор слова в одном и том же значении, но в разных падежах — многопадежность, или полиптотон («Человек человеку — Друг, товарищ и брат»); повторение одного и того же слова в разных значениях — «обыгрывание» многозначности, или дистинкция («У кого нет в жизни ничего милее жизни, тот не в силах вести достойный образ жизни» — сентенция); определение дублирует определяемое — тавтология («тёмный мрак»); перечисление близких по значению элементов — ампфликация («Во саду ли, в огороде…» — народная песня); вслед за каким-либо словом следует другое, противоположное по значению — антитеза («Я — царь, я — раб, я — червь, я — бог» — Г. Р. Державин).

II. Ф. с. связности делятся на: 1) Ф. с. разъединения — результат выбора конструкции со слабой связью составных частей. Сюда относятся: дистантное употребление слов, непосредственно связанных по значению («Где взгляд людей обрывается куцый…», — В. В. Маяковский); парцелляция (реализация единой синтаксической конструкции более чем одной фразой: «Я жаловаться буду.

Губернатору.» — М. Горький); аттракция (устранение согласования: «Началась у них драка-бой великая» — фольклор); вводные элементы («И тут появляется — кто бы вы думали? — она…»); перестановка частей высказывания («Умрём и бросимся в бой» — Вергилий) и др. 2) Ф. с. объединения — результат выбора конструкции с тесной связью составных частей: градация, синтаксический параллелизм, отнесение слова одновременно к двум членам предложения («И горный зверь, и птица… Глаголу вод его внимали» — М. Ю. Лермонтов), повторение союзов и др.

III. Ф. с. значимости делятся на: 1) Ф. с. уравнивания — результат выбора конструкции с относительно равноценными составными частями: прямой порядок слов; контактное употребление слов, непосредственно связанных по значению; равномерность распространения второстепенных членов; приблизительно одинаковая длина фраз и абзацев. 2) Ф. с. выделения — результат выбора конструкции с неравноценными составными частями: инверсия (слово занимает не вполне обычную и потому «сильную» для него позицию — либо в начале, либо в конце фразы: «И долго милой Мариулы Я имя нежное твердил» — Пушкин), градация (особенно нарастающая; начала строф стихотворений Ф. И. Тютчева: «Восток белел… Восток алел… Восток пылал…»). Существуют Ф. с., усиливающие и выделяющие фразу в целом на фоне её окружающих: риторическое обращение (т. е. к неодушевлённому предмету: «А ты, вино, осенней стужи друг…» — Пушкин), риторический вопрос («Знаете ли вы украинскую ночь?» — Н. В. Гоголь), риторическое восклицание («Какой простор!»); значимость фразы резко повышается также в результате отождествления её с абзацем («Море — смеялось» — Горький). Названные простые Ф. с. способны синтезироваться в целостном тексте, образуя сложные фигуры.

Использование в речи Ф. с. (как и тропов) — частный аспект проблемы мастерства писателя. Простое наличие или отсутствие Ф. с. вовсе не определяет стилистических достоинств текста. Углублённое изучение Ф. с. предполагает объединение усилий различных специалистов: в первую очередь лингвистов, литературоведов, психологов.

Лит.: Античные теории языка и стиля, М. — Л., 1936: Бэн А., Стилистика и теория устной и письменной речи, пер. с англ., М., 1886; Балли Ш., Французская стилистика, пер. с франц., М., 1961; Горнфельд А. Г., Фигура в поэтике и риторике, в сборнике: Вопросы теории и психологии творчества, 2 изд., т. 1, Хар., 1911; Жирмунский В. М., Композиция лирических стихотворений, П., 1921; Рыбникова М. А., Введение в стилистику, М., 1937; Квятковский А., Поэтический словарь, М., 1966; Корольков В. И., К теории фигур, в кн.: Сборник научных трудов Моск. гос. пед. института иностранных языков им. М. Тореза, в. 78, М., 1974; Staiger Е., Die Kunst der Interpretation, Z., 1957; его же, Grundbegriffeder Poetik, 8 Aufl., Z. — Freiburg i Br., 1968; Lausberg Н., Handbuch der literarischen Rhetorik. Eine Grundlegung der Literaturwis-senschaft, , Münch., 1960: Todorov Т., Tropes et figures, в сборнике: To honor R. Jakobson. Essays on the occasion of his seventieth birthday, v. 3, The Hague — P., 1967.

В. И. Корольков.

Стилистические фигуры

Образной выразительности речи способствуют особые приемы построения фраз и предложений, получившие название синтаксических фигур.Их называют также стилистическими или поэтическими фигурами.

Алогизм – фигура мысли, умышленная нелепость, сочетание несоединимых понятий: Причешите мне уши!

(В.Маяковский).

Анафора, или единоначатие,– повторение отдельных слов или оборотов в начале отрывков, из которых состоит высказывание: Клянусья первым днём творенья, Клянусьего последним днём… (Л.).

Эпифора, или концовка, – повторение слов или выражений в конце смежных отрывков (предложений): Мне бы хотелось знать, отчего я титулярный советник? Почему именно титулярный советник? (Г.).

Антитеза(греч.antithesis – противоположение) – стилистический прием контраста, противопоставления явлений, понятий, положений, образов, состояний: Где стол был яств, там гроб стоит (Держ.).

Бессоюзие или асидетон(греч. asyndeton– «бессоюзие»)– стилистическая фигура, состоящая в намеренном пропуске соединительных союзов между членами предложения или между предложениями. Если предложения и фразы строятся без соединительных союзов, то речь ускоряется. Приобретает динамичность и стремительность. Классический пример бессоюзия находим в поэме А. С. Пушкина «Полтава»:

Горит восток зарёю новой.

Уж на равнине, по холмам

Грохочут пушки. Дым багровый

Кругами ходит к небесам

Навстречу утренним лучам.

Полки ряды свои сомкнули.

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли хладные штыки.

Многосоюзие или полисиндетон(греч. polysyndeton– «многосоюзие»)– стилистическая фигура, состоящая в намеренном использовании повторяющихся союзов для логического и интонационного подчёркивания соединяемых союзами членов предложения: Тонкий дождь сеялся и на леса, и на поля, и на широкий Днепр.

Градация (от лат. gradus– ступень, степень)– стилистическая фигура, состоящая в таком расположении слов, при котором каждое последующее слово содержит усиливающееся (восходящая градация) (реже уменьшающееся – нисходящая градация) значение, благодаря чему создаётся нарастание (реже ослабление) производимого ими впечатления: Осенью ковыльные степи совершенно изменяются и получают свой особенный, самобытный, ни с чем не сходный вид (Акс.).

Именительный представления– стилистическая фигура, при которой субъект, выраженный существительным, обозначающим предмет мысли, вынесен на первое место в высказывании для обособленного выделения с последующими его дублированием личным или другим местоимением.

Москва!Как многов этом звукедля сердца русского слилось!

Любовь… Каждый представляет её себе по-своему, у каждого свои воспоминания.

Инверсия (от лат.inversio – перестановка, переворачивание) – расположение членов предложения в особом порядке, нарушающем обычный, прямой порядок, с целью усилить выразительность речи. Слова, поставленные на непривычном месте, привлекают внимание читателя и приобретают большую смысловую и эмоциональную выразительность.

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далёкой?

Что кинул он в стране родной?

Благодаря инверсионной постановке выделенных сказуемых и определений они имеют особую смысловую весомость, а конструкция предложений становится более оригинальной и запоминающейся, чем при обычном порядке слов.

Композиционный стык или анадиплозис (греч. anadiplosis – «удвоение») – фигура речи, состоящая в повторении слова, находящегося в конце одной части высказывания, в начале его второй части: И вот наступает Новый год – год новых надежд и новых, пока еще неизвестных событий или Нас охватывает возмущение – возмущение всеми творимыми вокруг безобразиями.

Климакс – высказывание в виде цепи, в котором какое-то слово предыдущей части повторяется в следующей несколько раз.

Оксиморон (оксюморон) – стилистическая фигура, в которой сочетаются слова со взаимоисключающими значениями, что придаёт выражению оригинальность и необычность, соответствующие необычности названного им явления или переживания.

Но красоты их безобразной

Я скоро таинство постиг.

(М. Ю. Лермонтов).

Риторический вопрос– стилистическая фигура, состоящая в том, что вопрос ставится не с целью получить на него ответ, а только для того, чтобы привлечь внимание читателя или слушателя к тому или иному явлению: Знаете ли вы украинскую ночь? (Г.) А также для того, чтобы утвердить мысль, в которой содержится вопрос: «И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «чёрт побери, всё!» — его ли душе не любить её? Её ли не любить. Когда в ней чудится что-то восторженно-чудное» (Г.).

Риторическое обращение –речевой оборот в форме обращения к предметам или существам, которые не могут ответить на это обращение: Цветы, любовь, деревья, праздность, поле!

Риторическое восклицание -оборот речи с подчёркнуто – восклицательной интонацией. Риторическое восклицание выделяет, усиливает смысловое и эмоциональное значение тех слов, на которые падает восклицательная интонация:

Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Симплока (греч.symploke – «сплетение») – фигура речи, сочетающая анафору и эпифору: Какие книги больше всего читаются и раскупаются? Романы и повести. Какие книги пишут все наши литераторы, признанные и непризнанные? Романы и повести (Белинский В.Г.).

Синтаксический параллелизм (от греч. рarallelos– «идущий рядом»)– одинаковое синтаксическое построение соседних предложений или отрезков речи: Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почёт (Л. – К.).

Умолчание – оборот речи, заключающийся в том, что автор сознательно не до конца выражает мысль, предоставляя читателю или слушателю догадываться о невысказанном. К умолчанию говорящий ( или пишущий) прибегает тогда. Когда он или находится в состоянии предельной взволнованности, или боится до конца высказать свою мысль перед слушателями (или даже перед самим собой):

Но мне ли, мне ль, любимцу государя…

Но смерть… но власть… но бедствия народны…

Синтаксические фигуры особенно широко употребляются в лирических произведениях, придавая речи задушевность и выразительность. В прозе они чаще всего встречаются в речи персонажей, особенно в тех сценах и эпизодах, в которых герой переживает сильные чувства и душевные потрясения.

Хиазм – фигура, в которой повторяются два элемента, причём при повторе они располагаются в обратном порядке.

Эллипсис– стилистическая фигура, заключающаяся в пропуске, какого – либо подразумеваемого члена предложения: Мы сёла – в пепел, грады – в прах, в мечи – серпы и плуги. Использование эллипсиса придаёт высказыванию динамичность, взволнованный характер интонацию живой речи, повышает художественную выразительность, кроме того, речь, в которой много пропусков, отличается большой сжатостью.

Лексические повторы– повторение одного и того же слова, словосочетания. Лексический повтор отличается очень мощным эмоциональным зарядом. Путем повторения слова в тексте выделяется ключевое понятие: И вот мама приготовила на три дня три обеда, три завтрака и три ужина и показала мальчикам, кА их нужно разогревать (Е. Шварц).

Парцелляция(от франц. рarcelle – частица) – стилистический прием, состоящий в выделении из предложения какого-либо члена – чаще всего второстепенного – и оформление его (после точки) в виде самостоятельного неполного предложения: Во всем мне хочется дойти до самой сути. В равботе. В поисках пути. В сердечной смуте. (Б. Пастернак).

7. Богатство речи – это максимально возможное насыщение речи разными, не повторяющимися средствами языка, необходимыми для выражения содержательной информации.

Структурно-языковые пласты речи, создающие её богатство:

Лексический

О богатстве любого языка свидетельствует, прежде всего, его словарный состав. Известно, что 17- томный «Словарь современного русского литературного языка» включает 120480 слов. Но в нем отражена далеко не вся лексика общенародного языка: не включены топонимы, антропонимы, многие термины, устаревшие, просторечные, областные слова. «Словарь живого великорусского языка» В. И. Даля содержит 200 тыс. слов, хотя и в нём зафиксированы далеко не все слова, употреблявшиеся в русском языке середины XIX века. Определить с максимальной точностью количество слов в современном русском языке невозможно, т. к. он постоянно обновляется и обогащается.

Словарный запас отдельного человека зависит от ряда причин: уровня его общей культуры, образованности, профессии, возраста. Ученые считают, что современный образованный человек активно употребляет в устной речи примерно 10-12 тысяч слов, а в письменной – 20-24 тысячи.

Однако богатство языка и речи определяется не только и даже не столько количественными показателями словарного запаса, сколько семантической насыщенностью словаря, широкой разветвленностью значений слов. Около 80% слов в русском языке многозначны; причем, как правило, это наиболее активные, частотные в речи слова.

Богатство языка определяется и смысловой насыщенностью слова, которая создается явлениями многозначности, омонимии, синонимии и др.

В русском языке немало многозначных слов. Причем число значений одного слова бывает самым различным. Так, в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова глагол идти имеет 40 значений.

Очень богат наш язык синонимами. Они делают речь красочнее, разнообразнее, помогают избегать повторения одних и тех же слов, позволяют образно выразить мысль. Например, понятие о большом количестве чего-либо передается словами: много, тьма, пропасть, прорва, туча, рой, океан, море, лес.

Немало в русском языке слов, которые передают положительное или отрицательное отношение говорящего к предмету мыли, т. е. обладают экспрессией. Так, слова блаженство, роскошный, великолепный, неустрашимый, очаровать заключают в себе положительную экспрессию, а слова болтун, недотепа, бестолковщина, мазня характеризуются отрицательной экспрессией.

Фразеологический

Фразеологизмы русского языка многообразны по выражаемым значениям и стилистической роли, они являются важным источником речевого богатства. Богатая русская фразеология представлена во «Фразеологическом словаре русского языка» под редакцией А.И. Молоткова. В нем содержится 4 тыс. Словарных статей.

ОСНОВНЫЕ ВИДЫ СТИЛИСТИЧЕСКИХ ФИГУР

Анафора — повторение слов или выражений в начале смежных фрагментов текста.

Нас водила молодость в сабельный поход,

Нас бросала молодость на кронштадтский лед. (Э. Багрицкий)

Эпифора — повторение слов или выражений в конце смежных фрагментов текста.

Боевые лошади уносили нас,

На широкой площади

Убивали нас (Э. Багрицкий).

Хиазм — синтаксическое построение, в котором начало следующего фрагмента зеркально отражает концовку

предыдущего.

Не погибла молодость –

Молодость жива! (Э. Багрицкий).

Параллелизм — одинаковое синтаксическое строение смежных конструкций:

Молодым везде у нас дорога,

Старикам везде у нас почет (Лебедев-Кумач).

Инверсия — нарушение обычного порядка слов:

Звонков раздавались нестройные звуки (М.Ю. Лермонтов)

Антитеза — противопоставление двух смежных конструкций, одинаковых по строению, но противоположных по смыслу:

Я царь — я раб,

Я червь — я Бог (Г.Р. Державин).

Оксюморон — соединение в одной конструкции слов, противоречащих друг другу по смыслу:

«Живой труп» (название пьесы Л. Н. Толстого).

Градация — такое расположение слов, при котором каждое последующее усиливает значение предыдущего (восходящая градация) или ослабляет его (нисходящая градация):

Иди, беги, лети и мсти за нас (Пьер Корнель).

Эллипсис — намеренный пропуск какого-либо подразумеваемого члена предложения с целью усиления экспрессивности речи:

Мы села — в пепел,

Грады — в прах,

В мечи — серпы и плуги (В.А. Жуковский).

Умолчание — намеренное прерывание высказывания, дающее возможность читателю (слушателю)

самостоятельно домыслить его:

Нет, я хотел… быть может, вы… я думал,

Что время уж барону умереть (А.С. Пушкин).

Многосоюзие — намеренное использование повторяющихся союзов:

И снег, и ветер, и звезд ночной полет (Л. Ошанин).

Иль чума меня подцепит,

Иль мороз окостенит,

Иль мне в лоб шлагбаум влепит

Непроворный инвалид (А.С.

Пушкин).

Бессоюзие — намеренный пропуск союзов:

Швед, русский — колет, рубит, режет (Пушкин).

Риторические вопросы, восклицания, обращения — вопросы, восклицания, обращения, не требующие ответа, предназначенные для того, чтобы привлечь внимание читателя (слушателя) к изображаемому:

Москва! Москва!

Люблю тебя как сын (М.Ю. Лермонтов).

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном? (М.Ю. Лермонтов).

Период — кругообразно замыкающееся синтаксическое построение, в центре которого анафорический параллелизм:

За всё, за всё тебя благодарю я:

За тайные мучения страстей,

За горечь слез, отраву поцелуя,

За месть врагов и клевету друзей,

За жар души, растраченный в пустыне,

За всё, чем я обманут в жизни был.

Устрой лишь так, чтобы тебя отныне

Недолго я еще благодарил (Лермонтов).

Добавить комментарий

Закрыть меню