Средневековый город

Средневековые города Европы

Решающей гранью в переходе европейских стран от раннефеодального общества к сложившейся системе феодальных отношений является XI столетие. Характерной чертой развитого феодализма было возникновение и расцвет городов как центров ремесла и торговли, центров товарного производства. Средневековые города оказывали громадное влияние на экономику деревни и содействовали росту производительных сил в сельском хозяйстве.

В Западной Европе средневековые города раньше всего появились в Италии (Венеция, Генуя, Пиза, Неаполь, Амальфи и др.), а также на юге Франции (Марсель, Арль, Нарбонн и Монпелье), так как здесь начиная уже с IX в. развитие феодальных отношений привело к значительному росту производительных сил и отделению ремесла от сельского хозяйства.

В Восточной Европе древнейшими городами, рано начавшими играть роль центров ремесла и торговли, были Киев, Чернигов, Смоленск, Полоцк и Новгород. Уже в X—XI вв. Киев был очень значительным ремесленным и торговым центром и поражал современников своим великолепием. Его называли соперником Константинополя. По свидетельству современников, к началу XI в. в Киеве было 8 рынков.

Большим и богатым юродом являлся в это время и Новгород. улицы Новгорода были замощены деревянными мостовыми уже в XI в. В Новгороде в XI—XII вв. существовал и водопровод: вода шла по выдолбленным деревянным трубам. Это был один из самых ранних городских водопроводов в средневековой Европе.

Города древней Руси в X—XI вв. имели уже обширные торговые связи с многими областями и странами Востока и Запада — с Поволжьем, Кавказом, Византией, Средней Азией, Ираном, арабскими странами, Средиземноморьем, славянским Поморьем, Скандинавией, Прибалтикой, а также со странами Центральной и Западной Европы — Чехией, Моравией, Польшей, Венгрией и Германией. Особенно большую роль в международной торговле с начала X в. играл Новгород. Значительны были успехи русских городов в развитии ремесла (особенно в обработке металлов и изготовлении оружия, в ювелирном деле и др.).


Значительным центром ремесла и торговли в Европе была Прага. Известный арабский путешественник географ Ибрахим ибн Якуб, побывавший в Чехии в середине X в., писал о Праге, что она «является богатейшим из городов в торговле».

Средневековые города весьма отличались по своему внешнему виду от современных городов. Они были обычно окружены высокими стенами — деревянными, чаще каменными, с башнями и массивными воротами, а также глубокими рвами для защиты от нападения феодалов и нашествия неприятеля. Жители города — ремесленники и купцы несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение. Стены, окружавшие средневековый город, со временем становились тесными и не вмещали всех городских построек. Вокруг стен постепенно возникали городские предместья — посады, населенные главным образом ремесленниками, причем ремесленники одной специальности жили обычно на одной улице. Так возникали улицы — кузнечные, оружейные, плотничьи, ткацкие и т. п. Предместья в свою очередь обносились новым кольцом стен и укреплений.

Размеры европейских городов были весьма невелики. Как правило, города были малы и тесны и насчитывали лишь от одной до трёх-пяти тысяч жителей. Только очень крупные города имели население в несколько десятков тысяч человек.

7. Города Европы в эпоху возрождения. Города Италии.

Накануне великих географических открытий крупнейшими в Европе были города Италии, сложившиеся на главных путях восточной торговли. Венеция распологала крупнейшим флотом, развитой промышленностью, связанной с обширными торговыми операциями. Исключительно велико было значение Флоренции – крупнейшего в Европе центра суконной промышленности и торгово-финансовой деятельности, учености и искусств. Вторым после Венеции центром восточной торговли была Генуя., располагавшая многочисленными опорными пунктами на ее традиционных путях, в том числе в очень отдаленных местах. Важным центром производства оружия, шелковой и суконной промышленности был Милан. Одним из крупнейших городов Средиземноморья был Неаполь. Всеевропейское значение Рима определялось особой ролью католической церкви. Итальянские города, развивавшиеся на транзитной торговле, не были заинтересованы в политическом единстве. В архитектуре на смену готическим соборам, каменным сооружениям мантиям ратуш и дворцов приходят ясные, спокойные, гармоничные решения, ориентированные на масштаб и пропорции человеческого тела. Архитекторы возвращаются к античному ордеру, стремясь восстановить его тектоническое значение, выявляющее подлинную конструкцию сооружения, обращаются к центрической композиции церковных зданий с купольным завершением, широко применяют аркады и оконные арочные проемы, стремятся к спокойным, ритмичным уравновешенным горизонтальным членениям, строгой, геометрически правельной форме зданий, математической точности пропорций.

В 16в. в Италии утверждается сложный и пышный стиль барокко, в котором католическая церковь окружала себя ореолом могущества, роскоши, великолепия, а протестанты были обречены на простоту оголенных церквей освобождавшихся от лишних украшений и декора. В планеровке городов возникает стремление к прямолинейным перспективам улиц, таковы овальная площадь перед собором Св. Петра. Переходной от ренессанса к барокко является сооруженная Микеланджело сравнительно небольшая трапециевидная площадь Капитолия с палаццо Сенаторов в центре и фланкирующими зданиями палаццо Консерватории и Капитолийским музеем и многочисленными античными скульптурами с аллегорическими сюжетами.Спокойные силуэты невысоких трех- и пятиэтажных домов, мосты, ювелирные лавки. В риме сооружаются крупнейшие храмы, многочисленные ансамбли и дворцы, прокладываются новые магистрали. После великих географических открытий положение итальянских городов резко изменилось под воздействием смещения торговых путей к Атлантическому океану, наиболее япрко это проявилось в судьбе Венеции – сильнейшей морской и колониальной державе с самым большим в Европе флотом, огромными богатствами, уникальной государственной организацией. После 1587г торговое значение Венеции быстро падает.

8) Средневековые города Востока. Термин «Средние века» употребляется для обозначения периода истории стран Востока первых семнадцати веков новой эры. Естественным верхним рубежом периода принято считать XVI – начало XVII вв., когда Восток становится объектом европейской торговой и колониальной экспансии, прервавшей характерный для азиатских и североафриканских стран ход развития.

Географически Средневековый Восток охватывает территорию Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Средней Азии, Индии, Шри-Ланки, Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока.

Переход к Средневековью на Востоке в одних случаях осуществлялся на основе уже существующих политических образований (например, Византия, Сасанидский Иран, Кушано-Гуптская Индия), в других – он сопровождался социальными потрясениями, как это было в Китае, и почти повсеместно процессы получали ускорение благодаря участию в них «варварских» кочевых племен. На исторической арене в этот период появились и возвысились такие безвестные дотоле народы, как арабы, тюрки-сельджуки, монголы. Рождались новые религии и на их основе возникали цивилизации.

Страны Востока в Средние века были связаны с Европой. Носительницей традиций греко-римской культуры оставалась Византия. Арабское завоевание Испании и походы крестоносцев на Восток способствовали взаимодействию культур.

Однако для стран Южной Азии и Дальнего Востока знакомство с европейцами состоялось лишь в XV-XVI вв.

Становление средневековых обществ Востока характеризовалось ростом производительных сил – распространялись железные орудия, расширялось искусственное орошение и совершенствовалась ирригационная техника, ведущей тенденцией исторического процесса как на Востоке, так и в Европе – было утверждение феодальных отношений. Различные же итоги развития на Востоке и Западе к концу XX в. обусловливались меньшей степенью его динамизма.

Среди факторов, обусловливающих «запаздывание» восточных обществ, выделяются следующие: сохранение наряду с феодальным укладом крайне медленно распадавшихся первобытнообщинных и рабовладельческих отношений; устойчивость общинных форм общежития, сдерживавших дифференциацию крестьянства; преобладание государственной собственности и власти над частным землевладением и частной властью феодалов; безраздельная власть феодалов над городом, ослабляющая антифеодальные устремления горожан.

Переодизация истории средневекового Востока. С учетом этих особенностей и исходя из представления о степени зрелости феодальных отношений в истории Востока выделяют следующие этапы:

I-VI в. н.э. – переходный период зарождения феодализма;

VII-Х вв. – период раннефеодальных отношений с присущим ему процессом натурализации экономики и упадка древних городов;

XI-XII вв. – домонгольский период, начало расцвета феодализма, становление сословно-корпоративного строя жизни, культурный взлет;

XIII вв. – время монгольского завоевания, прервавшего развитие феодального общества и обратившее некоторые из них вспять;

XIV-XVI вв. – послемонгольский период, который характеризуется замедлением общественного развития, консервацией деспотической формы власти.

9. Города Испании и Португалии.В пер половине 16 в. П, затем И-могущественные государства Европы. Их колониальные империи огромны. Лиссабон, Севилья-величайшие порты и города Европы. Лиссабон в н.15 в. был захолустной столицей маленькой полунищей страны, но после открытий и завоеваний в Африке, Азии, Л. Америке и возникновения в к.15-н.16в. огромной колониальной империи Португалия на короткое время становится одной из богатейших держав Европы, а Лис. Одной из крупнейших европ. Столиц (здесь богатства Востока разгружаются для распределения по всему миру). Севилья, расположенная на р. Гвадалквивир, в пер пол. 16 в. обгоняет по торговому обороту все крупнейшие европ. порты. Испанские короли предоставили городу монополию на колониальную торговлю, действующую с15 до н.18в. Столица Испанского г-ва, располагавшаяся в Толедо в 1561 была переведена в Мадрид, насчитававший в это время едва 20 тыс. Севилья больше подходила для роли столицы, чем Мадрид, и в этом одна из причин ранней потери Испанией ее владений, но это довольно спорная мысль. Огромные богатства, стекающиеся в Ис.(прим тоже относится и к П), не приводили к развитию ее х-ва. Королевская власть стали направлять свои огромные доходы на содержание двора строительство роскошных дворцов.
В застройке испанских городов исторические напластования разных эпох, смешение архитектурных стилей. Ис. Города, обычно располагавшиеся на возвышенностях, унаследовали от средневековья крайне запутанную сеть улиц, поднимавшихся к воротам крепостных стен: лишь в некоторых местах в эту среденевековую сеть врезаны регулярно спланированные площади (н-р, Пласа Майор в Мадтиде). От мавров (арабов и берберов) сохранились не только здания в мавританском стиле, но и традиции декоративности, пышности сооружений. Мавританские архитекторы сочетали мусульманские традиции с готикой (мудехар)

10. Города Англии, Франции, Германии в 17 – начале 20вв.

Во второй половине 17в. ведущее положение в европейской торговле и в борьбе за колонии захватывает Англия. Роль Англии как первой промышленной, торгово-финансовой и колониальной державы мира радикально изменила экономико-географическое положение ее столицы – Лондона и способствовала развитию в стране интенсивных процессов урбанизации. Лондон до начала великих географических открытий был одним из крупных, но далеко не крупнейших городов Европы. Но после открытия новых торговых путей через Атлантику Лондон оказался в центре обширного северо-западного фронта Европы, обращенного к океану. Для Лондона важным было положение в естественных узлах, от которых расходились речные и сухопутные пути в глубь страны. Лондон расположен на Темзе, самой крупной судоходной реке Англии связанной со всей страной разветвленной системой притоков и каналов.

Историческое ядро Лондона – Сити, знаменитая «квадратная миля» у Лондонского моста, обнесенная стенами во времена римского Лондониума и позднее – в эпоху Шекспира, когда Лондон был еще не очень большим средневековым городом. Наряду с Лондоном в Англии после промышленного переворота формировались крупнейшие скопления промышленных городов. (Манчестер, Ливерпуль, Глазго, Ньюкасл, Шеффилд)

Францияна европейской политической сцене заняла особое место еще в средние века. Это была самая многонаселенная страна Европы. После Великой Французской революции 1789г Франция уступив Англии экономическое первенство оставалась одной из ведущих мировых держав. В лице Парижа Франция создала город мирового значения – крупнейший центр науки, культуры,искусства и центр монополистического капитала. Основные этапы развития Парижа: 1. историческое ядро Парижа – остров Сите 2. средневековый париж 17в. 3. Париж 18в ограниченный внешними бульварами, соединающими площади Шарля де Голля, Ла-Виллет, Нации, Италии проложенными на месте снесенных городских стен конца 18в 4. Париж 19в в черте «бульваров маршалов»

Германия.Длительное время в Центральной Европе не складывались условия для развития крупных городов, сохранялась унаследованная от средневековья плотная сеть относительно небольших городских поселений, лишь некоторые из которых достигли более менее значительных размеров. Экономические связи между разными частями Германии были весьма слабыми и не создавали предпосылок для развития крупных городов. Процессы урбанизации в Германии резко усилились лишь во второй половине и особенно в конце 19в. Характер и особенности этих процессов могут быть показаны на примере Берлина. В 1850-1900 гг. население Берлина увеличилось в 5 раз превысив 2,7 млн чел. Быстро расширяется застройка города. Складывается несколько зон различающиеся по характеру застройки: 1. капиталистический деловой центр города с большой концентрацией правительственных учреждений, дворцов, банков, отелей, торговых учреждений. 2. так называемое «кольцо Вильгельма» с плотно застроенными кварталами домов-казарм, с регламентированной высотой 20м и крайне малыми размерами дворцов-колодцев, окруженных задними фасадами домов. 3. внешняя зона включающая с одной стороны крупные промышленные предприятия и рабочие предприятия а с другой – коралевскую резиденцию и буржуазные пригороды с котеджной застройкой среди озер и лесопарков.

В средневековье, в период господства натурального хозяйства, и в Европе и на Востоке, рынок и товарно-денежные отношения сыграли двоякую роль: разрушали хозяйственную замкнутость феодальных хозяйств и создавали необходимые условия для перехода к новому индустриальному обществу. Основными физическими носителями-субъектами рыночных отношений были жители средневековых городов.

Начало немецких завоеваний не обещало ничего хорошего для галло-римских городов. После падения Западной Римской империи 476 городов опустели, ремесло стало придатком к сельскому хозяйству, аграризация всей экономической жизни ввела в глубокий кризис производственную и культурную жизнь западноевропейских городов. Исчезали из обращения римские деньги — ареусы, в каждом крупном городе стали чеканиться свои серебряные монеты, как правило, мелких номиналов, удобных для повседневных расчетов, ведь крупные оптовые операции стали редкостью.

В этот период в Европе (VIII—XI ст.) появилась прослойка свободных горожан, бюргеров. Но уже в IX в. возникли феодальные города, классические формы которых развивались в Италии (Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Неаполь), на юге Франции (Марсель, Тулуза). Короли, герцоги, графы получали во владение города на основе феодального права, но хранили некоторые традиции античной городской жизни. Южные приморские города, которые развиваются на околицах феодального мира, где не было большого давления имперской власти, имели больше возможности для сохранения и развития торговых связей с Византией и Востоком. Именно здесь во второй половине IX в. началось отделение городских республик — Венеции, Генуи, Флоренции — от империи. В XI—XII ст. в Италии, раньше, чем где-нибудь в Европе, начинает развиваться наемный труд в ремесленном и сельскохозяйственном производстве. Здесь же, в Италии, появились первые европейские частные коммерческие банки с полным комплексом активных и пассивных операций. В Италии (а вслед и во всей Европе) начинает развиваться крупная оптовая ярмарочная торговля. Первая крупная Флорентийская ярмарка, о которой известно из литературных источников, относится к 1024 г. Распространение ярмарочной торговли относится к XII—XIII ст. Известные ярмарки общеевропейского уровня в Шампанье, Кельне, Женеве, Лионе.

В островной Британии, где феодальные отношения не дошли до классических форм и территории были менее замкнуты, торговля развивалась интенсивнее, чем, например, во Франции.

В X-XIII ст. западноевропейские города стали локомотивами экономического подъема, здесь оформляется корпоративный строй, купцы объединяются в гильдии, возникают элементы самоуправления. Для европейских городов XI—XIII ст. — это героическое время коммунальных революций, когда города покупают или завоевывают относительную свободу от феодальной зависимости. Возникают коммуны городов с выборными должностями, собственным законодательством, вооруженными силами, относительной независимостью во внешнеэкономической деятельности. Это был переходный период от аграрной экономики к индустриальной.


Восточный город развивался иначе, чем европейский. Вообще-то восточные цивилизации в Средние века были урбанизированными намного более европейских. Городское население в восточных империях до конца XVI столетия достигало 10—20% по сравнению с 5—7% в странах Западной Европы. В Китае были миллионные города, тогда как в Европе численность населения городов не превышала нескольких десятков тысяч (за исключением Милана, население которого уже в XIII в. достигло 200 тыс. жителей). Но это не значит, что качественная сторона городской жизни отвечала количественной.

В арабском мире расцвет городской жизни приходится на тот период, когда начал распадаться Арабский халифат. По-видимому, при ослаблении давления центральной власти активизируются более инициативные и завзятые горожане, расцветают наука и культура, сосредоточенные в городах. Но в X-XIII ст., когда в Европе появляются элементы демократии, на арабском Востоке не было никаких политических свобод и правовых гарантий. Главы многочисленных корпораций подчинялись городской администрации, намеснику — хакиму, градоначальнику — раису, надзирателю — мухтасибу.

В XV—XVI ст. в городах Турции и подвластных территорий возникает система цехов. Большинство городского населения были иноверцами. Что-то подобное цехам формировалось и в других странах Ближнего Востока (аснафи), вЯпонии (дза), в Китае (ханы). В Индии городская жизнь организовывалась кастовыми старостами. Но город в большинстве стран Востока оставался объектом прямого администрирования со стороны центральной власти. Руководители цехов, гильдий и каст назначались либо сверху, либо по согласованию с властями. И если, скажем, в Индии в раннем Средневековье и складывались относительно самостоятельные торговые корпорации, то до XVI столетия эта самостоятельность не только не получила развития, но, напротив, исчезла без следа. Нет ничего удивительного в том, что в таких условиях городская жизнь Востока, за исключением Японии, переживала застой в канун колониального подчинения.

До XVI столетия мелкое ремесленное производство исчерпало свои возможности. Цеховой строй стал препятствием техническому прогрессу и рыночной конкуренции. Развитие внутреннего рынка и расширения внешнеэкономических связей затребовали новые объемы производства относительно стандартизированных продуктов. Мануфактура стала временным способом решения проблемы. Несмотря на длительность существования мануфактуры, период их бурного развития в разных отраслях (текстильной, деревообрабатывающей, металлургической, производстве огнестрельного оружия, часов, книгопечатании) приходится на XV—XVIII ст. И именно этот период в Европе может быть назван временами прединдустриальной цивилизации.

По своему происхождению западноевропейские средневековые города делятся на два типа: одни из них ведут свою историю с глубокой древности, от античных городов и поселений (например, Кельн, Вена, Аугсбург, Париж, Лондон, Йорк), другие возникли сравнительно поздно — уже в эпоху средневековья. Бывшие античные города в раннем средневековье переживают полосу упадка, но все же остаются, как правило, административными центрами небольшой округи, резиденциями епископов и светских правителей; через них продолжают поддерживаться торговые связи, прежде всего в районе Средиземноморья. В 8—10 вв. в связи с оживлением торговли на Севере Европы появляются протогородские поселения на Балтике (Хедебю в Шлезвиге, Бирка в Швеции, славянский Волин и др.).

Однако период массового возникновения и роста средневековых городов приходится на 10—11 вв. Раньше всего сформировались города, имевшие античную основу, в Северной и Средней Италии, в Южной Франции, а также по Рейну. Но очень быстро сетью городов и городков покрылась вся Европа севернее Альп.

Новые города возникали у замков и крепостей, на пересечениях торговых путей, у переправ через реки. Их появление стало возможным благодаря подъему сельского хозяйства: крестьяне оказались в состоянии прокормить значительные группы населения, не занятые непосредственно в аграрном секторе.

К тому же хозяйственная специализация вела ко все более интенсивному отделению ремесла от сельского хозяйства. Население городов росло за счет притока деревенских жителей, которых привлекала возможность получить в городе личную свободу и воспользоваться привилегиями, имевшимися у горожан. Большинство пришедших в город включались в ремесленное производство, но многие не бросали окончательно и сельскохозяйственных занятий. У горожан были участки пахотной земли, виноградники и даже пастбища. Состав населения был весьма пестрым: ремесленники, купцы, ростовщики, представители духовенства, светские сеньоры, наемные солдаты, школяры, чиновники, артисты, художники и музыканты, бродяги, нищие. Такое многообразие связано с тем, что сам город играл множество важнейших ролей в социальной жизни феодальной Европы. Он был центром ремесла и торговли, культуры и религиозной жизни. Здесь концентрировались органы государственной власти и строились резиденции сильных мира сего.

На первых порах горожанам приходилось платить многие поборы сеньору города, подчиняться его суду, находиться от него в личной зависимости, иногда даже работать на барщине. Сеньоры часто покровительствовали городам, так как получали от них немалые выгоды, но плата за это покровительство со временем стала казаться окрепшим и разбогатевшим горожанам слишком обременительной. По всей Европе прокатилась волна столкновений, подчас вооруженных, горожан с сеньорами. В результате так называемого коммунального движения многие западноевропейские города получили право самоуправления и личную свободу для своих граждан. В Северной и Средней Италии крупнейшие города — Венеция, Генуя, Милан, Флоренция, Пиза, Сиена, Болонья — добились полной независимости и подчинили себе большие территории за пределами городских стен. Там крестьянам приходилось работать на городские республики точно так же, как раньше на сеньоров. Большой самостоятельностью пользовались и крупные города Германии, хотя они, как правило, признавали на словах власть императора или герцога, графа или епископа. Немецкие города нередко объединялись в союзы с политическими или торговыми целями. Самым знаменитым из них был союз северогерманских купеческих городов — Ганза. Расцвет Ганзы приходится на 14 в., когда она держала в своих руках всю торговлю на Балтике и в Северном море.

В свободном городе власть чаще всего принадлежала выборному совету — магистрату, все места в котором делились между патрициями — членами богатейших семейств землевладельцев и купцов. Горожане объединялись в товарищества: купцы — в гильдии, ремесленники — в цехи. Цехи следили за качеством продукции, защищали своих членов от конкуренции. Не только работа, но и вся жизнь ремесленника была связана с цехом. Цехи устраивали для своих членов праздники и пирушки, они помогали «своим» беднякам, сиротам и старикам, а в случае необходимости выставляли военные отряды.

В центре типичного западноевропейского города обычно располагалась рыночная площадь, а на ней или же неподалеку от нее стояли здания городского магистрата (ратуша) и главной городской церкви (в епископских городах — собора). Город окружали стены, причем считалось, что внутри их кольца (а иногда еще и снаружи на расстоянии 1 мили от стены) действует особое городское право — здесь судятся по своим законам, отличным от принятых в округе. Мощные стены, величественные соборы, богатые монастыри, пышные ратуши не просто отражали богатство обитателей города, но и свидетельствовали о всевозрастающем мастерстве средневековых художников и строителей.

Жизнь членов городской общины (в Германии их называли бюргерами, во Франции — буржуа, в Италии — пополанами) резко отличалась от жизни крестьян и феодалов. Бюргеры, как правило, были мелкими свободными собственниками, они славились своей расчетливостью, деловой смекалкой. Рационализм, укреплявшийся в городах, способствовал критическому взгляду на мир, свободомыслию, порой сомнению в церковных догмах. Поэтому городская среда с самого начала стала благоприятной для распространения еретических идей. Городские школы, а затем и университеты лишили церковь исключительного права на подготовку образованных людей. Купцы отправлялись в далекие странствования, открывали пути в неизвестные страны, к чужим народам, с которыми налаживали торговые обмены. Чем дальше, тем больше города превращались в мощную силу, которая способствовала росту в обществе интенсивных товарных связей, рационалистического осмысления мира и места в нем человека.

Освобождение от власти сеньоров (его удалось добиться далеко не всем городам) не устранило почву для внутригородских конфликтов. В 14—15 вв. в городах Европы произошли так называемые цеховые революции, когда ремесленные цехи вступили в борьбу с патрициатом. В 14—16 вв. городские низы — подмастерья, наемные работники, бедняки — восставали против власти цеховой верхушки. Плебейские движения стали одной из важнейших составляющих Реформации и раннебуржуазных революций 16—17 вв. (см. Нидерландская буржуазная революция 16 е., Английская буржуазная революция 17 в.).

Первые ростки раннекапиталистических отношений в городах появились еще в 14—15 вв. в Италии; в 15—16 вв. — в Германии, Нидерландах, Англии и некоторых других районах заальпийской Европы. Там появились мануфактуры, возникла постоянная прослойка наемных рабочих, стали складываться крупные банкирские дома (см. Капитализм). Теперь мелочная цеховая регламентация все чаще начинает препятствовать капиталистическому предпринимательству. Организаторы мануфактур в Англии, Нидерландах, Южной Германии были вынуждены переносить свою деятельность в деревню или в маленькие городки, где цеховые правила не были так сильны. К концу средневековья, в эпоху кризиса европейского феодализма, в городах начинают происходить трения между нарождающейся буржуазией и традиционным бюргерством, в результате чего последнее все больше оттесняется от источников богатства и власти.

Существенна роль городов и в развитии государства. Еще в период коммунального движения в ряде стран (прежде всего, во Франции) начинает оформляться союз между городами и королевской властью, сыгравший важную роль в укреплении королевской власти. Позднее, когда в Европе возникают сословно-представительные монархии, города не только оказываются широко йредставленными в средневековых парламентах, но своими денежными средствами в значительной степени способствуют укреплению центральной власти. Постепенно усиливающаяся монархия в Англии и Франции подчиняет себе города и упраздняет многие их привилегии и права. В Германии наступление на вольности городов активно вели князья. Итальянские города-государства эволюционировали к тираническим формам правления.

Средневековые города сделали решающий вклад в формирование новой европейской культуры эпохи Возрождения и Реформации, новых экономических отношений. В городах окрепли первые ростки демократических институтов власти (выборность, представительство), здесь сформировался новый тип человеческой личности, исполненной чувства собственного достоинства и уверенной в своих творческих силах.

Фото 1 – средневековый город вдоль реки

Города в средневековой Европе были небольшими по современным меркам. В столицах (Лондоне, Париже) жило 40-50 тысяч человек, в других крупных городах – 15-20 тысяч, а в типичном среднем городке – 5-7 тысяч.

Фото 2 – средневековый Брюгге (Бельгия)

Города строились на берегах рек, вокруг замков или вдоль крупных трактов. В последнем случае участок дороги становился главной городской улицей. Также главная улица могла вести от замка сеньора к реке или тянуться вдоль берега.

Фото 3 – гравюра средневекового города

Практически любой средневековый город был окружен стенами.

Причем, чем крупнее и богаче город, тем они были более мощными и высокими.

Фото 4 — фрагмент стен вокруг города

В худшем случае защитой от непрошеных гостей служила земляная насыпь с деревянным частоколом на ней, в лучшем – высокие каменные стены с башнями и бойницами, где дежурили караульные.

Фото 4а – нормандская крепость 10-11 веков (Франция)

Городские ворота запирались на закате и отпирались с восходом солнца. Обязанности по возведению укреплений и поддержанию их состояния распределялись между всеми горожанами. Они либо занимались строительными работами, либо платили денежный взнос.

Фото 5 – городское строительство

Городские стены ограничивали рост поселений, поэтому дома стояли вплотную друг к другу, а улицы были не более двух метров в ширину.

Фото 6 – узкая улочка Стокгольма

Фото 7 – средневековая площадь старого Таллина

Одна из улиц в Брюсселе называлась «улицей одного человека», потому что там не могли разойтись даже двое.

Фото 8 – «Улица одного человека» в Брюсселе

Верхние этажи зданий выступали над нижними, что еще больше сужало пространство средневековых улиц.

Фото 9 – улочка итальянского города

О ночном освещении, водопроводе, канализации и других удобствах жители не могли и мечтать. Для современного человека жизнь в средневековом городе показалась бы сложной и опасной. Мусор выбрасывался прямо на улицы, во время ночных прогулок приходилось брать с собой фонарь.

Фото 10 – гравюра улиц средневековых городов

Большинство домов были деревянными, а крыши – соломенными, и во время пожара огонь быстро перекидывался на соседние дома, что приводило к разрушению целых кварталов.

Фото 11 – средневековая городская площадь

Из-за тесноты и грязи часто возникали и распространялись инфекционные болезни, от которых умирало много людей.

Богатые люди укрывались от эпидемий в загородных поместьях. Когда опасность заражения исчезала, они возвращались, но перед этим пускали в дом какого-нибудь бродягу или бедняка. Если тот оставался здоров, то хозяева въезжали в дом без опасения.

Фото 12 – эпидемия чумы

В домах бедных горожан были маленькие окна, которые зимой затыкали сеном или тряпками. Чтобы согреться, разводили огонь, дым от которого выходил через отверстие в потолке или открытую дверь, но частично он оставался внутри помещения.

Фото 13 – фрагмент картины Брейгеля (старшего)

Вся обстановка в доме простых людей состояла из грубо сколоченного стола, скамей вдоль стен, кровати и сундука. В сундуке хранилась одежда, которая была дорогой, и поэтому ее берегли и передавали из поколения в поколение.

Фото 14 – средневековый город картина работы Е.Е. Лансера (народный художник РСФСР)

Основную часть населения средневекового города составляли торговцы, ремесленники, подмастерья, цирюльники.

Фото 15 – зажиточные горожане средневековья

В крупных городах селилась аристократическая знать, феодалы, чиновники, врачи, юристы, Дома знати выделялись внешним видом, убранство в них было богаче и отражало их социальное положение.

Фото 16 – работы в сельской округе

Многие горожане продолжали заниматься сельским хозяйством. Они возделывали поля за городскими стенами, пасли стада овец, коров. Ближайшая сельская округа считалась принадлежащей к городу.

В настоящее время многие города Западной Европы, сохранившие облик и дух Средневековья объявлены ЮНЕСКО объектами мирового культурного наследия.

Фото 17 – набережная французского города Нант

Жители городов бережно сохраняют памятники и архитектуру уникальных древних уголков средневековой истории Европы.

Фото 18 –средневековая улочка испанского городка в наше время

Введение

Под эпохой средних веков принято понимать довольно длительный исторический период, в рамки которого входит зарождение и становление европейской средневековой цивилизации и продолжительный процесс ее трансформации — перехода к Новому времени. Эпоху Средневековья начинают обычно с условной даты — с падения Западной Римской империи в 476 г.

Однако, по мнению современных медиевистов, более справедливо проводить границу где-то в к.VI — нач.VII столетия, после вторжения в Италию лангобардов.

Окончанием периода средних веков в отечественной историографии традиционно принято считать Английскую буржуазную революцию середины XVII в., хотя последние века перед ней имеют особые, далеко не средневековые черты.

Поэтому современные исследователи склонны выделять период сер. XVI — нач. XVII вв. как самостоятельную эпоху раннего Нового времени и ограничивать его кануном историю собственно средних веков.1 Таким образом, Средневековье — это период VII-XV вв., хотя и эта периодизация во многом условна.

Именно в этот период формируется Европейский мир в современных его пределах и этнических границах, начинается полоса географических и научных открытий, появляются первые зачатки современной демократии — системы парламентаризма.

В качестве одной из центральных тем современной медиевистики была и остается проблема развития средневекового города. В середине XX в. появилась особая отрасль в медиевистике — урбанистика.

Но уже в начале века была проделана большая работа в этой области, активно шел поиск новых основ изучения города как исторического феномена. В этой связи очень интересны работы русского историка Николая Петровича Оттокара (1884 — 1957 гг.), ученика И.М. Гревса, впоследствии профессора Флорентийского университета.

Происхождение и роль городов в средние века

«Эволюцию средневекового города необходимо проследить внимательно, ибо нет возможности сознательно усвоить современное городское хозяйство вне его связи с длительным и сложным муниципальным процессом средневековья, при котором впервые сложился город как самостоятельная “коммунальная” единица.

Краткое и упрощенное изложение общего хода развития средневекового города представляет почти непреодолимые трудности, во-первых, в виду необыкновенной мозаичности истории средних веков, с присущими ей различными географическими и национальными влияниями, во-вторых, в виду разобщенности отдельных феодальных гнезд и связанных с ними городов которые, на первый взгляд, возникали в силу той или иной исторической случайности и развивались индивидуально по каким-то своим законам вне ясной связи с целым, и, наконец, в виду разнообразия научных теорий, ведущих нескончаемые споры, особенно по вопросам правовым, а также цехового ремесла в городах.

В первый период, который имел в разных странах различное и разновременное течение, экономически город еще собственно не конституирован: обособление ремесла от земледелия еще только начинается.

Сельские жители, переселившиеся в город, сохраняют свои прежние хозяйственные навыки и преимущественно заняты чистым земледелием – хлебопашеством, расчисткой участков, разведением садов и огородов.

По словам путешественников, “жители распахивают одну половину города, а в другой живут сами”. Как указывает целый ряд исследователей (Белов, Maunier, Gomme, Green), очень многие города не скоро избавляются от этой “деревенской атмосферы”. Соответственно и правовые отношения в городах этого периода пало чем отличаются от деревенских: в организации управления наблюдается полное сходство с сельской общиной.

Наконец – и это важнее всего – территория города составляет еще целиком полную (аллодиальную) собственность сеньера, а очень часто нескольких феодальных владельцев, на смежных землях которых вырастал город.

Вообще феодальное господство над городами первого периода, особенно во Франции, является зрелой сложной системой отношений, вызвавших огромную научную литературу (Флах, Кейтген, Белов, Ницш, Зом). О свободе городов в то время, за немногими исключениями, не может быть и речи. “До X века городами преимущественно владеет светский сеньер (граф или князь), а с этого времени (особенно в Германии и Италии) епископ, управляя ими при помощи целого ряда должностных лиц (praefectus urbis, advocatus, monetae magister).

«В более крупных городах проводилось их расчленение на отдельные укрепленные кварталы (главные и второстепенные), и в каждом была своя особая предержащая власть феодального характера. Епископы и графы в каждом квартале, в свою очередь, нередко передают часть власти своим вассалам (видамам, виконтам), а последние – шателенам (начальникам замков), причем сохраняется и крепостная зависимость большей части горожан. Упомянутым отношениям “господства” соответствуют отношения земельной собственности.

Весь этот городской сеньериальный строй, подчас еще более сложный, чем деревенский, в тех или иных его разновидностях существовал в рассматриваемом периоде почти повсеместно и целой паутиной опутывал городскую жизнь. Стратегически он опирался на “бурги”, т.е. укрепленные замки, которые, с одной стороны, служили для защиты населения, но с другой – были главными оплотами угнетения городских обывателей, особенно невыносимого во время обычных междоусобий между сеньерами.

Второй период эволюции характеризуется более значительным обособлением города от деревни и освобождением городов от феодальной зависимости, а горожан от крепостной зависимости и приобретением ими большей или меньшей самостоятельности в хозяйственном и политически-правовом отношениях. В корне этого явления, как и всегда, лежат трудовые процессы, а именно быстрый и решительный переход городов от земледелия к промыслам, ремеслам и торговле. Переход этот нетрудно объяснить: с ростом городского населения усиливается земельная теснота, препятствующая развитию земледелия.

С другой стороны, ремеслам и торговле благоприятствует укрепленность и защищенность городов. Наконец, развитию промыслов и торговли способствуют прогрессирующая техника ремесла, рост потребностей и интенсивная специализация труда. В городах все больше оседают ремесленники, “странствующие” или же специально приглашенные владельцами города; на городской рынок все чаще являются не только окрестные крестьяне, но и иноземные купцы.

Указанное коренное изменение производственно-трудового базиса в городах изменяет и их политически-правовую надстройку. Действительно, в городах переход разных элементов господского двора к самостоятельным промышленным занятиям обыкновенно происходил на условиях личного освобождения от крепостной зависимости, так как владельцы городов прямо выигрывали от такой перемены: освобождение крепостных с избытком искупалось выгодами от тех же освобожденных как жителей на городской территории, ибо городское хозяйство открывало для владельцев перспективу огромных доходов в виде чиншевых повинностей за места для торговли (лавки, столы, лари), платы за пользование городскими мерами и весами, акцизов с напитков, пошлин с привозимых товаров»2.

«Выгоды владельцев городов были тем значительнее, чем больше развивались городские промыслы и торговые обороты, а это непосредственно зависело от роста городского населения. Феодальная аристократия на территории городов по упомянутым причинам охотно освобождала не только городских жителей, но и тех из своих крепостных, которые переселялись в города. Как выяснили Каутский, Плеханов, Богданов, сильно способствовало этому освободительному процессу еще и развитие денежного хозяйства. Натуральные повинности и барщина не способствовали развитию среди жителей города торговой и ремесленной деятельности.

Денежный же оброк, в котором сеньер нуждался больше, чем в натуральных продуктах, заменил эти повинности.

Владельцы города постепенно перестают иметь дело с отдельными лицами, отбывающими барщину, а обкладывают все зависимое от них городское население денежным оброком. Оброк устанавливается “чохом” на весь город, и раскладки между отдельными горожанами сеньера не интересуют.

Таким образом, “горожане из суммы жителей, лично, непосредственно зависимых от сеньера, постепенно превращаются в оброчную общину, в городскую самоуправляющуюся “коммуну”, которая, как таковая, противостоит сеньеру и прикрывает своих членов от власти сеньера” (Богданов).

Кроме того, в рассматриваемый период происходило массовое бегство сельских жителей в города от усиливающегося в деревне крепостного гнета.

Таким образом в результате всего этого процесса развивались городские вольности, и в средневековые городские статуты заносились знаменитые фразы: “Luft in der Stadten frei mache” (городской воздух делает свободным) или “Kein Huhn fliegt uber die Mauern” (ни один петух не перелетает через городские стены).

Эти вольности между прочим особенно ярко выявились еще в X и XI веках во вновь основанных городах центральной Германии, которым “основатели” этих городов – князья, графы и епископы – считали выгодным предоставить значительную автономию, выдавая им особые хартии. Весь изложенный процесс феодализации городов в первый период и раскрепощения их во второй – всецело относится к континенту Европы – к Франции, Германии, Фландрии и, с некоторым отличием, к Италии; в Англии же развитие сеньериального режима во многих случаях ограничилось одними поместьями, и поэтому города боролись там за свою автономию чаще всего непосредственно с центральной государственной властью.

Впрочем, известно, что и Лондона не миновала в свое время феодальная зависимость, и значительная часть территории этой мировой столицы до сих пор принадлежит нескольким лордам и сдается ими городским жителям по участкам, на чиншевом праве, для постройки домов, что является весьма любопытным пережитком давно исчезнувших отношений.

Необходимо отметить, что описанное нами выше “обоюдное соглашение” города с феодальными владельцами происходило далеко не всегда. Некоторые владельцы шли в разрез с упомянутым стихийным экономическим процессом того периода, и в этих случаях возникала острая классовая борьба с ними рядовых горожан, которая в конечном счете неизменным образом кончалась в пользу последних»3.

» На севере Франции, например, мак это документально установил Огюстен Тьерри, в эпоху крестовых походов происходила настоящая коммунальная революция в форме длительной вооруженной борьбы против сеньеров. Многочисленные примеры таких же восстаний городов мы встречаем и в Германии, где городские жители стремились в первую голову разрушить ненавистный укрепленный замок феодала и укрепленные жилища его вассалов, как видимые источники и символы гнета.

Как бы то ни было, – путем ли добровольного соглашения с феодалами, путем ли вооруженных восстаний, или путем сохранения древних вольностей, как это было в исключительных случаях в Италии, или, наконец, путем непосредственной борьбы с государственной властью (в Англии), – но ко времени XIII–XIV столетий мы находим в Западной Европе почти повсеместно более или менее автономные города, самоуправляющиеся городские общины, организованные на особых правовых устоях, и свободных городских жителей. Правда, этот процесс раскрепощения шел в разных странах и даже в отдельных городах далеко не одновременно.

Торговые города Ганзейского союза (Гамбург, Любек), а также промышленные города на крупных водных артериях (Франкфурт-на-Майне) фигурируют как вольные уже в XII веке, другие остаются “владельческими” или “смешанными” еще в XVв. Важно то, что общее направление и содержание муниципально-освободительного процесса, охватывающего второй период, становится ясным.

Третий период в эволюции средневекового города характеризуется дальнейшим развитием ремесла и торговли, организацией городского населения по ремесленным цехам и борьбой этих цехов за доминирующую роль в управлении городом, а также переходом в большинстве случаев городской земли и домов в полную собственность купцов и цеховых ремесленников.

Средневековой город заканчивает свое развитие и окончательно обособляется от деревень и как самостоятельная экономическая и правовая единица (коммуна), играющая свою важнейшую роль в общественном хозяйстве. Количество городов растет особенно в третий период. Так, известно, что в Германии в XIII веке было основано около 400 городов, в XIV – около 300 и в XV – свыше 100″4.

«По мнению Бюхера, в конце средневековья их было не менее 3000 в одной Германии, причем один город приходится на каждые 2–21/2 кв. мили в юго-западной Германии, на 3–4 – в средней и на 5–8 – в восточной. В прочих западноевропейских странах количество городов было только немногим меньше.

Добавить комментарий

Закрыть меню