Социология в России

  • 1. Особенности и этапы развития социологии в России
  • 2. Основные положения социологического наследия П. Сорокина
  • ЛЕКЦИЯ № 12. Социология в России

    1. Особенности и этапы развития социологии в России

    Становление и эволюция социологии России были обусловлены особенностями самой России, порожденными уникальностью ее географического положения между Западом и Востоком, масштабностью, обычаями, традициями, и пр.

    Интерес к человеку в обществе, к совместной участи людей, их будущему проявлялся на двух уровнях: массово-житейском (в народных сказаниях и легендах, к примеру, в «Сказании о граде Китеже»; в произведениях писателей и поэтов,) и профессиональном (в теориях специалистов-исследователей – философов, историков).

    В основе российской социологической мысли есть как идеологизированные, так и академические наработки. Первые были связаны с революционной традицией России, вторые – непосредственно с наукой. Отечественная социологическая мысль не была лишена социальных утопий. Так, в XIX – начале ХХ вв. с утопиями выступали представители демократической тенденции в революционной традиции России (А. Радищев, А. Герцен, Н. Чернышевский, М. Бакунин, Г. Плеханов, В. Ульянов-Ленин и др.).

    Отечественная социологическая мысль была тесно связана с французским просвещением, английской экономической школой и немецким романтизмом. Двойственность истоков определила противоречивость социологической мысли России, проявлявшуюся в противоборстве ориентаций на Запад (западники) и на собственную самобытность (русофилы). Это противоборство характеризует и современную социологию. Тем не менее, российская социологическая мысль стала частью европейской культуры.

    Социология как наука прошла свое становление в России во второй половине XIX в. Она напрямую зависела от социально-политических условий в стране, от уровня ее демократичности, поэтому пережила периоды подъема и упадка, запрета, гонений и подпольного существования.

    В развитии отечественной социологии выделяют два этапа: дореволюционный и послереволюционный (рубеж 1917 г.). Второй этап, как правило, подразделяют на два периода: 20—60-е гг. и 70– 80-е гг. XX в., хотя почти каждое десятилетие имело свои особенности.

    Первый этап характеризуется богатством социологической мысли, разнообразием теорий и концепций развития общества и человека. Наибольшую известность получили:

    1) теория о «культурно-исторических типах» Н. Данилевского. По его мнению, цивилизации развиваются наподобие биологических организмов;

    2) субъективистская концепция о всестороннем развитии личности как мериле прогресса Н. Михайловского, обличавшего марксизм с позиций крестьянского социализма;

    3) географическая теория Мечникова, объяснявшего неравномерность общественного развития изменением географических условий и считавшего общественную солидарность критерием общественного прогресса;

    4) учение о социальном прогрессе М. Ковалевского – историка, юриста, социолога-эволюциониста, занимавшегося эмпирическими исследованиями;

    5) теории социальной стратификации и социальной мобильности социолога П. Сорокина;

    6) позитивистские воззрения русского социолога Е. Роберти – последователя О. Конта.

    В дореволюционной социологии сосуществовали пять основных направлений: политически ориентированная социология, общая и историческая социология, юридическая, психологическая и систематическая социологии. Теоретическая социология конца XIX в. испытала на себе влияние идей К. Маркса, но оно не было всеобъемлющим. Социология в России развивалась как наука и как учебная дисциплина. По своему уровню в это время она не уступала западной.

    Второй этап развития отечественной социологии сложен и неоднороден.

    Первое десятилетие (1918–1928 гг.) было временем признания социологии новой властью и периодом ее определенного подъема: осуществлялась институализация науки. Создавались кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах, открыты Социологический институт (1919 г.) и первый в России

    факультет общественных наук с социологическим отделением в университете Петрограда (1920 г.). Была введена научная степень по социологии, стала издаваться обширная социологическая литература (как научная, так и учебная). Своеобразие социологии этих лет заключалось в еще сохраняющемся авторитете немарксистской социологии и в то же время в усилении марксистского направления и ожесточенных дискуссий в нем по поводу соотношения социологии и исторического материализма. В эти годы изучаются проблемы рабочего класса и крестьянства, города и деревни, народонаселения и миграции, проводятся эмпирические исследования, получившие международное признание.

    В 1930-е гг. социология была объявлена буржуазной лженаукой и запрещена. Фундаментальные и прикладные исследования были прекращены до начала 1960-х гг. Социология была одной из первых наук, ставших жертвой сталинского режима. Возрождение социологических исследований началось с наступлением «хрущевской оттепели», да и то под прикрытием экономической и философской наук. Социологические эмпирические исследования получили «право гражданства», однако признавались только те результаты, которые не шли вразрез с «политикой партии» и содержали позитивный аспект социального развития страны, в то время как тревожные сигналы о состоянии советского общества игнорировались и даже осуждались.

    В 1970—1980-е гг. отношение к отечественной социологии было противоречивым. С одной стороны, она получила полупризнание, с другой – всячески тормозилась, оказавшись в прямой зависимости от партийных решений. Но организационное становление социологии продолжалось. В 1968 г. был создан Институт социологических исследований, в 1988 г. – Институт социологии АН, появились отделы социсследований в институтах Москвы, Новосибирска, Свердловска и других городов.

    Стали издаваться учебные пособия для вузов; с 1974 г., выходить журнал «Социологические исследования» (позднее «Социс»). К концу данного периода административно-бюрократическое вмешательство в социологию стало усиливаться, причем механизмы были почти те же, что и в 30-е гг. XIX в. Теоретическая социология вновь отрицалась, снизилось количество и качество исследований.

    Последствия этого второго «вторжения» в социологию могли быть самыми трагическими для науки, если бы не новая обстановка в стране. Социология была восстановлена в гражданских правах в 1986 г. Вопрос о ее развитии решался на государственном уровне – была поставлена задача развертывания фундаментальных и прикладных исследований в стране. Социология современной России укрепляется содержательно и организационно, она возродилась как учебная дисциплина. Социология сегодня нарабатывает материал об обществе на переломном этапе и прогнозирует дальнейшее развитие.

    2. Основные положения социологического наследия П. Сорокина

    Питирим Александрович Сорокин (1889–1968) считается американским социологом, однако он начинал свою научную деятельность в России. Выдающимся вкладом П. Сорокина в социологию является создание им социальной аналитики, социальной механики (рассматривающей процессы взаимодействия людей), социальной генетики (занимающейся рождением и развитием социальной жизни и ее институтов), практической социологии (в рамках которой была разработана теория стратификации и социальной мобильности – вертикальной и горизонтальной).

    Социокультурная динамика П. Сорокина объясняла исторический процесс как движение типов культур, основанное на чувственном, рациональном и идеалистическом познании реальности. Он выдвигал проблему социального равенства людей перед законом, осуждал разрушение, которое несет в себе революция, подчеркивал, что главное – создание ценностей и созидательный труд. В последние годы жизни выдвинул теорию конвергенции, т. е. слияния капитализма и социализма в единое общество.

    П. Сорокин занимался вопросом о классах в рамках проблемы социальной мобильности. Он считал, что классы возникли в новое время в связи с образованием избыточного продукта и ростом неравенства, переходом к товарному капиталистическому производству и борьбой между производителями благ и владельцами продукта производства. Все теории классов П. Сорокин разделил на 2 большие группы: монистические, когда классы определяли на основании одного признака, и плюралистические, когда за основу брали много признаков.

    П. Сорокин выделил формы проникновения людей из одного слоя в другой – индивидуальные и коллективные переходы, разделил мобильность по видам (на экономическую, политическую, профессиональную), по типам, выявил горизонтальную и вертикальную мобильность. Горизонтальная мобильность – это перемещение индивида или объекта из одной группы в другую, находящуюся на одном и том же уровне (смена семьи, религии, работы, места жительства). А вертикальная – это переход по восходящей или нисходящей из одного слоя в другой (например, человек получил высшее образование, и его статус стал выше). В тоталитарном обществе, где передвижение ограничено, а люди прикреплены к одному месту жительства и работы, социальная мобильность может быть нулевой. Она может быть интенсивной в демократическом обществе, где ценится инициатива и предприимчивость работника. П. Сорокин выяснил, что интенсивность социальной мобильности меняется во времени и пространстве, но постоянных тенденций нет. Закономерность общественного развития состоит в балансировке страт.

    ВВЕДЕНИЕ

    1. РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ В РОССИИ СЕРЕДИНЫ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

    2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

    3. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    ВВЕДЕНИЕ

    Понятие «российская социология» не совсем привычное понятие для нас, так как мы привыкли, что социология – это, конечно же, только в Европе и США. Да, возникла она на Западе, основоположником является О. Конт. Интерес к учению Конта в России возник немного позже, российские социологи того времени дали свою оценку этой теории. Социология данного периода получила развитие и приобрела свои особенные черты, стала идти по своему направлению, оставила после себя богатейшее наследие.

    Актуальность Данной работы заключается в том, что социология в настоящее время занимает ведущее место среди других наук. Знание истории возникновения этой науки в России необходимо т. к. без этого невозможно проследить весь процесс становления.

    Цель работы: рассмотреть развитие социологии как науки в данный период.

    Задачи:

    1. Охарактеризовать развитие общественной мысли в России, в связи со сложившейся в то время экономической и политической ситуацией

    2. Описать основные направления в развитии науки

    3. Рассмотреть основные идеи социологии

    Рассматривали эту тему в своих работах такие известные социологи, как Б. А. Кистяковский, Н. И. Кареев, А. А. Галактионов,И. А. Голосенко,Г. Я. Миненков и другие.

    Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

    1. РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ В РОССИИ СЕРЕДИНЫ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

    60-е годы XIX века, времена правления Александра III, начинаются великие реформы. Эти реформы были вынужденными, их диктовал ход экономического развития. Общество было почти готово к решительным действиям, что признавал даже новый царь Александр II. Борьба вокруг готовящейся реформы по поводу меры уступок крестьянам и величины потерь землевладельцев – помещиков привела к чёткой поляризации общественных сил. Из западничества выделилась революционная демократия во главе с Чернышевским, другая часть западников сместилась в сторону либерализма. В это время в русском обществоведении сложилась такая ситуация, когда часть конкретных социальных наук – история, этнография, социальная статистика, юридическая наука и другие – достигли известных успехов, но дальнейшее их развитие требовало глобального методологического осмысления материала. Философия оказалась парализованной собственными трудностями. В этих условиях возникла потребность в новой обобщающей общественной науке – социологии.

    1860-1890-е годы считаются первым этапом развития социологии, её можно назвать стадией возникновения «новой науки» .В это время в России стала распространяться идея о необходимости новой науки, которая бы изучала общественные явления. Инициатором этой идеи выступил О. Конт – основоположник позитивной философии, его идеи упоминались уже в 40-50-е гг., но особого резонанса они не имели.. До 60-х гг. знакомство с идеологией Конта было возможно лишь в кружке Белинского. Чернышевский был самым крупным социологом в России до возникновения в ней социологии. Публицистика (журналы), философия, социология, экономические науки, художественная литература, несмотря на цензурные нормы, давала значительно богатое, чем в 50-60-е гг., разнообразие школ, направлений, концепций. В печати обсуждаются всевозможные «социальные вопросы»: рабочий, земледельческий, национальный, женский. Широкая популяризация позитивизма начинается в 60-е годы. В 1859 году выходят работы Лаврова (первого русского писателя по социологии), в 1865 году появляются статьи о Конте и его философии в журналах «Современник», «Русское слово», «Отечественные записки». На рубеже 60-70-х гг. появляются первые собственно социологические работы Лаврова.

    Именно на этом рубеже обозначились первые итоги методологической дискуссии о статусе новой науки, появились публикации, чётко зафиксировавшие рождение двух противоположных направлений – объективного и субъективного. Источником этих направлений стали идеи Конта.

    В качестве основоположников российской социологии чаще всего называют Лаврова, Михайловского, Южакова, Стронина.

    Направлением социологии стали народнические теории, отражавшие интересы крестьянства – наиболее многочисленного класса России. Ряды народничества пополнялись студенческой молодёжью, разночинной интеллигенцией. Одним из главных событий в духовной жизни страны является начавшееся распространение марксизма. Марксизм сначала не принимается в революционной среде, затем быстро находит последователей в рабочих кружках, в среде студенческой молодёжи, прежде всего у молодых революционеров, только вступающих на путь борьбы.

    Второй этап в развитии социологии – 1890-1900 гг. можно назвать «теоретико-методологическая критика» . В это время утверждается мнение, что социология есть одна из многих социальных наук, имеющая собственный предмет исследования и своеобразные задачи. В этот период начинается преподавание социологии. Попытки же открыть кафедры или факультеты наталкиваются на отказ правящих кругов. Нет и специальных изданий.

    Тем не менее, количество публикаций по социологии продолжает расти. Переводятся и издаются практически все работы ведущих западных социологов. Российские социологи активно участвуют в работе Международного института социологии. В Париже Ковалевский открывает школу общественных наук, где обязательным предметом была социология. В школе преподавали и западные и российские социологи, но школа по праву была оценена как первая модель российского социологического факультета, она не имела аналогов в мире.

    Однако по требованию правительства России школа была закрыта.

    На передний план выходит анализ философских предпосылок социологического познания. В это время утверждается экономический материализм в двух вариантах: ортодоксальный марксизм (Плеханов) и неортодоксальный (Струве, Бердяев).

    Третьим этапов в развитии российской социологии были 10-20-е годы XX века. Это период, когда социология чётко определяет свой предмет и самоё себя как общую теорию социального.

    Отличительная черта российской социологии – её влияние на общественную и политическую жизнь.

    Для становления социологии стимулирующим фактором оказалось усложнение социальной структуры русского общества, бурный рост городских условий, бывших до реформы почти незаметными группами на фоне крестьянства и дворянства. Капитализм увеличил и дифференцировал состав населения города, создал массу новых профессий, способствовал ломке старых культурных стандартов.

    Всё это вызвало интерес к социальным проблемам. Россия не только подарила миру термин «интеллигенция», но первые теоретические формы самосознания этого слоя, вырастающего на разработке ряда социологических проблем — роли интеллигенции в общественных процессах, идей общественного долга, соотношения «толпы и героя».

    Уже первые историки русской социологии заметили, что главные теоретические достижения социологической мысли в России были одновременно ответом на вопрос: «Что считать наиболее важным для блага народа?». Своё стремление помочь угнетённому народу русские интеллигенты переносили в писательскую и исследовательскую деятельность, не очень их разграничивая. Отсюда публицистичность социологической литературы в России, её подчёркнутая гуманистическая ориентация, совпадающая с литературной ориентацией на страдающего человека. Русская реалистическая литература этого периода жадно впитывала социальную проблематику. Распространению и оформлению социологии мешали многие патриархально-традиционные элементы старого общества и культуры, прежде всего это вражда с царской администрацией.

    В пору крепостного права верхи сознательно вытравляли из печати любые возможности обсуждения социально-политических проблем. После реформы растут социальные слои, с мнением которых приходилось считаться. Кроме этого мешали предрассудки некоторых учёных в отношении новой дисциплины, особенно в старых университетских разделах гуманитарной науки: истории, государствоведения. Недоброжелательство ломалось очень медленно.

    Начало XX века является самым сложным периодом в истории русской социологии. На первый план выдвигался русский пролетариат, и оттеснялась на второй буржуазия, полный крах потерпела дворянско-буржуазная интеллигенция. Реформа привела к разложению общины, росту кулачества и к усилению крестьянского недовольства. Рабочий класс, организованный и руководимый социал-демократами, преодолел двоевластие. Период совпал в культурном отношении с Серебряным веком.

    Возникает «новое религиозное сознание» и соответствующие философско-социологические концепции Струве, Булгакова, Бердяева. В это время реставрируется либеральное народничество во главе с Коревым. Самым распространённым является марксистское учение.

    В это время начинается повсеместное признание социологии, и постепенно социологическая точка зрения стала широко использоваться в истории, правоведении, политической экономии, психологии, этнографии.

    Национальная мысль шла в русле мировой социологической мысли. Главное в развитии социологии в России – это её позитивизм. Второй особенностью русской социологии было обсуждение проблем динамики (эволюции, прогресса), их последовательности. Третья тема русской социологии – социальная структура и социальное поведение.

    Историю социологии можно представить как совокупность индивидуальных вкладов, обусловленных личностными особенностями исследователей, имеющими особое значение в социальном познании. В эволюции российской социологии можно выделить три периода, которые совпадают с вышеописанными и выражаются синтетической, аналитической и аналитико-синтетической ориентацией исследований.

    За период с 60-х годов XIX века по 20-е годы XX века российская социология достигла зрелости, развитой культуры социологического анализа, сформировала необходимые институты. Чётко была осознана необходимость интеграции социального знания, но не за счёт подавления одних школ другими, а на основе принципа их дополнительности, коммуникации.

    Социология России приобрела, таким образом, твёрдую почву для перехода на качественно новый этап. Русская социология выглядела не хуже западноевропейской и американской. У неё было собственное лицо: были оригинальные разработки, обнаруживающие идейную перекличку с национальными социологиями других стран, было у ней и творческое стимулирование мировой социологии.

    Социология в современной России

    Современную ситуацию в социологии в России можно охарактеризовать следующим образом. Это:

    а) Постоянная дискуссия о применимости западных теоретических конструкций к изучению российской действительности. Примерно такая же дискуссия проходила и в США во второй половине ХIХ в., когда распространение идей позитивной социологии О. Конта наткнулось на сопротивление протестантской ортодоксии. При этом заметим, что по мнению современных американских исследователей Конт был не единственным социальным мыслителем, чье влияние проникло за океан. Наряду с учением основоположника европейской социологии наблюдалось значительное влияние идей Г. Спенсера и Ч. Дарвина, Беатрисс и Сидни Веббов (фабианский социализм), немецкого историка фон Шмоллера, Дэвида Риккардо и Карла Маркса. «Идеи всех этих авторов были переопределены с тем, чтобы они были соотнесены с американскими условиями, и в особенности с фундаментальными установками пуританской теологии, обращенными к мирским ценностям».

    Позиция невозможности использования «западной социологии» в России ХХI столетия также имеет своим источником ортодоксию, опирающуюся на представление о самодостаточности российского социума, и смыкается с традициями славянофильства. Противоположная позиция исходит из того, что как в прошлом, так и в настоящем российская социальная мысль развивается в тесном контакте с идеями, которые разрабатываются в развитых европейских странах и США. Вместе с тем следовало бы признать, что бытие России не получает ни в прошлом, ни в настоящем однозначной интерпретации: она есть и часть современного мира, и вместе с тем она представляет собой такую его часть, которая обладает, естественно, определенной самобытностью и своеобразием. И указанное двойственное определение России не должно игнорироваться с позиций современного высокого социологического знания. Другая сторона напряженности, возникающей в социологическом сообществе, определяется тем, что в России, как и в каждой стране, где социология достаточно развита, конкурируют между собою интернационалистское и националистическое понимание социальной реальности. Любое событие, происходящее в жизни общества, может быть интерпретировано как с той, так и с другой точки зрения, причем эти точки зрения будут опираться на соответствующие традиции. Одна точка зрения будет опираться на состояние социологической мысли, достигнутое в современном мире, другая, как это явственно обнаруживается в современных дискуссиях первого десятилетия, на идеи «самобытности русского менталитета». При этом, как выясняется, в оборот вводятся арсенал идей министра просвещения николаевских времен С.С. Уварова и его несколько подновленных лозунгов «Самодержавия, православия, народности».

    Сегодня социология во всем мире использует более или менее сходный

    категориальный аппарат, принятый в качестве общенаучного. Такие понятия, как системный подход и классовый анализ, сочетание теории и эмпирических данных, количественного и качественного подходов (методологические установки); социальное действие, структура и актор, стратификация и мобильность, трансформация и модернизация, господство и доминирование

    (структуралистские категории); потребности и интересы, ценности и нормы,

    смыслы и социальные роли, социальный конфликт, жизненный мир, социально-культурная травма, идентичность и доверие как ценность, обеспечивающая стабилизационные процессы (мотивационные категории), — узнаваемая тематика современного теоретического дискурса в социологии. На первый взгляд представляется, что это — единая проблематика для всего мира и всех стран. В определенном смысле слова — так оно и есть! Но… в то же время каждая из этих тем разворачивается в каждом обществе по-своему. И одна из наиболее серьезных опасностей становления социологического мышления состоит в игнорировании национального своеобразия развертывающихся в данной стране социальных процессов, в стремлении к генерализации, обусловливающей перенос понятийного аппарата из одного социально-исторического контекста в другой.

    б) По сравнению с шестидесятыми годами российская социология характеризуется гораздо большей дифференциацией как в обсуждении теоретических разработок, так и в эмпирических направлениях и поисках. Если в 1960-е годы существовала проблема размежевания социологии с философией, то ныне аналогичная проблема возникла по отношению к политологии и культурологии, отделяющихся уже от самой социологии. Вместе с тем возникли весьма основательные теоретические построения, опирающиеся на собственные банки данных в виде экономической социологии, социологии управления, социологии национальных отношений, социологии образования, социологии науки, социологии девиантного поведения, социологии пространства, социологии регионов и т. д.

    Постоянная тематика социологических исследований связана с изучением взаимоотношений власти, крупного капитала, бюрократии и населения на разных уровнях функционирования социетальной системы. Это направление дополняется микросоциологическими ориентациями в социологии, направленными на исследование повседневности и соответствующих форм общения.

    в) В постсоветский период все больший спрос получили практические направления социологии. Особое направление социологической деятельности

    связано с признанием и введением практики опросов населения и экспертных

    опросов по самым разнообразным сюжетам, включающим обоснованные рейтинги политических деятелей, социологическое обеспечение предвыборных кампаний, маркетинговые исследования рынка, организуемые по заказам заинтересованных структур. На этом поприще сформировались новые группы, в качестве их лидеров выступают представители разных поколений: М.К. Горшков, Е.И. Башкирова, Ю.А. Левада (1930–2007), А.А. Ослон и др.

    Они учатся на опыте собственных ошибок и используют инструментарий, который разработан для этих целей в современной мировой науке. Данные, полученные в этих опросах, имеют определенное практическое значение как инструменты сопоставления «спроса» на тот или иной «продукт» в условиях рыночной экономики. При этом в качестве «продукта» в современных условиях имеется в виду, как реальный продукт материального производства, так и такой продукт, как «образ» политика. Принципиальной разницы при выявлении популярности и спроса с помощью массовых опросов не существует.

    Разница может быть обнаружена при анализе способа формулировки самих вопросов, предлагаемых респонденту, и в способе интерпретации распределения ответов, получаемых в результате опросов.

    Открытость и плюралистическая установка современной российской академической социологии означает, что идет напряженный творческий процесс переопределения доминирующих в мировой литературе теоретических направлений в социологии с тем, чтобы они приобретали значимость с точки зрения анализа российской социальной реальности в ее политическом, экономическом и культурном измерениях. Этот процесс исключительно многогранен. Базовая предпосылка обозначенной тенденции

    состоит в понимании самой России как части современного мира, части, которая не может существовать и развиваться вне контекста целого. Краткий анализ периодизации становления социологии в России позво-

    позволяет сделать несколько выводов.

    Во-первых, каждый из периодов органически связан со складывающейся в обществе политической ситуацией. Вопросы прерывности или непрерывности социологического знания в России нельзя рассматривать в отрыве от меняющегося политического контекста. Используя терминологию П. Бурдье, можно сказать, что поле политики задает рамки формам социального мышления. Изменения политического климата в стране порождают этапы подъема и упадка социологического мышления. В российской политической истории не наблюдается феномена постоянной аккумуляции социологических идей, которая оказывается результатом длительного автономного существования социологии как профессии.

    Во-вторых, два всплеска социологии, имевшие место в российской истории — 1920-е и 1960-е годы, не имеют между собою непосредственной связи: преемственности исследовательской тематики, сохранения кадров специалистов, устойчивости системы высшего образования и т. д.

    В-третьих, в 1960-е годы. благодаря социологии был создан мощный потенциал конструктивной критики, который был «введен в действие» в годы перестройки.

    В-четвертых, быстрое распространение социологического образования

    в стране привело в 1980-1990-е годы. к тому, что в то время как квалифицированные кадры насчитывались единицами, количество открывшихся мест для преподавателей — сотнями, количество обучающихся — тысячами (мы сознательно не принимаем во внимание количественные соотношения мест и сотрудников в академической науке). И эти весьма неблагоприятные пропорции оказались трудно преодолимыми.

    В-пятых, в системе организации научной и педагогической деятельности в области социологии столкнулись между собой два принципа: первый может быть назван принципом профессиональной компетентности, второй — принципом сохранения устойчивости вновь созданных институтов (факультетов и кафедр). Конфликт на социологическом факультете МГУ между деканатом и группой студентов OD, разгоревшийся в 2007 г., — прямое следствие устойчивого доминирования второго принципа. Такое доминирование непосредственно сказывается на неизбежном в подобных условиях снижении качества образования. Борьба между этими принципами приобретает в каждой конкретной ситуации характер межгрупповой борьбы. При этом сторонники устойчивости иерархической системы обращаются главным образом к «националистическому» обрамлению собственных интересов, а сторонники принципа профессиональной компетентности — к интернациональному контексту своей профессии, поскольку критерии любого профессионализма находятся в современных условиях, как правило, за пределами национальных границ.

    Заключение

    В наше время социология как научная дисциплина стала одной из ведущих областей теоретического и практического знания, поэтому разработка проблем истории социологии как самостоятельного раздела социологического знания имеет огромное значение для размышления над судьбами науки, ее открытиями, полезными начинаниями и нереализованными возможностями.

    Данная работа была посвящена изучению Социологии в России, так как без серьезного анализа развития отечественной социологии, без обращения к ее богатому прошлому и пока еще во многом не использованному опыту, невозможно определить подлинное место в научной сфере, и значение ее практических и теоретических сторон.

    Одним из отправных пунктов в формировании социологической мысли и становлению ее как науки большое влияние оказал психологизм. Общество, личность теперь рассматривались не только как социальные институты вместе и по отдельности, они рассматривались как социальные институты с позиции психических процессов, их связью с внешними раздражителями, с окружающей средой. С пониманием о «Счастье».

    По нашему мнению рассматривать личность как субъект социальных отношений невозможно без психологической основы, которые учтены и общественные, и индивидуальные начала. Именно психология может объяснить человеческие поступки, человеческие взаимоотношения, их цели, результаты, роль. Именно с помощью психологической ориентации можно оценить состояние общества, его прогресс или наоборот регресс, деградацию, и его дальнейшее развитие.

    Институционализация российской социологической науки происходила одновременно с западной, но это явление у нас происходило более медленно по причине более консервативных взглядов чем на западе. Нашими учеными социологами были выделены следующие этапы институционализации:

    История социологии России, по нашему мнению, необходимо рассматривать непросто как науку с ее объектами, субъектами, методами, а как структурное явление, необходимо рассматривать каждую отрасль социологии как самостоятельно, так и взаимодействую друг с другом.

    Именно с помощью образования можно определить уровень развития того или иного общества. Многообразие его форм мировоззрения.

    Именно с помощью уровня образования можно проследить связь с благосостояния в целом, то есть с экономическим компонентом. Именно образование позволяет формировать новые направления в развитии социологической мысли, соотношение между системой образования и общественными потребностями, научно-методическими компонентами.

    Хоть социология организаций считается достаточно молодой ветвью в социологии, она уже сделала много полезных и значительных открытий в жизни общества: сформулирован ряд универсальных подходов в изучении природы и принципов организации, введено понятие «организационный комплекс», созданы книги Д.М. Гвишиани «Социология бизнеса» и «Организация и управление», которые стали своеобразными энциклопедиями для трех поколений социологов, выдвинута концепция использования в процессах организации природы человеческого фактора и многое другое.

    Наиболее большой вклад в развитие социологии организации внесли А.А. Богданов, П.М. Керженцев, Н.А. Витке, М. И Сетров, Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапин и другие.

    История социологии является наукой, которая, занимаясь изучением конкретных судеб отдельных ученых или целых научных школ, вырабатывает критерии объективной оценки господствовавшего в ту или иную эпоху интеллектуального и морального климата. Это ставит историю социологии в непосредственную связь с культурой, развитию и совершенствованию которой она в конечном итоге призвана служить.

    Библиографический список

    1. Бекер В. Закон соучастия и его элементы. Рига, тип. М.Я. Падзевича, 1912.–31с.

    2. Заславская Т.И. Моя жизнь: воспоминания и размышления// Избранные произведения в 3 т. М., 2007.

    3. Заславская Т.И. Современное российское общество. М., 2004.

    4. Ленин В. И. полн. собр. соч., т. 37, с. 190

    5. Линицкий П.И, Религия и нравственность. Данные науки о нравственности Г.Спенсера // Труды Киевской Духовной Академии, тип. Г.Т.Корчак – Новицкого, 1881, №10.

    6. Львов Д.П. Принципы этики. М.: Универ. Тип., 1890. — 130с.

    7. Марксистско-ленинская социология/Под ред. Г.В. Осипов, В.Н. Иванов.- М.: Наука, 1988

    8. Соколова С. Критика этики Г. Спенсера СПб., 1905. -116с.

    9. Советская социология.- М.: Наука, 1982

    10. Спенсер Г. Научные основания нравственности. СПб.: И. Иванов и И. Перевозников, 1896. – 560с.

    Тезисы доклада основаны на материалах исследований, проведенных в рамках гранта Российского Гуманитарного Научного Фонда (проект № 07-03-00475а).

    Спенсер Г. Научные основания нравственности. СПб.: И. Иванов и И. Перевозников, 1896. – 560с.

    Линицкий П.И, Религия и нравственность. Данные науки о нравственности Г.Спенсера // Труды Киевской Духовной Академии, тип. Г.Т.Корчак – Новицкого, 1881, №10.

    Соколова С. Критика этики Г.Спенсера СПб., 1905. -116с.

    Бекер В. Закон соучастия и его элементы. Рига, тип. М.Я. Падзевича, 1912.–31с.

    Львов Д.П. Принципы этики. М.: Универ. Тип., 1890. — 130с.

    Ленин В. И. полн. собр. соч., т. 37, с. 190

    Заславская Т.И. Моя жизнь: воспоминания и размышления// Избранные произведения в 3 т. М., 2007

    Развитие русской социологии: особенности, этапы, представители.

    1. Предсоциологический этап развития социальной мысли в России.

    2. Исторические этапы развития социологии как самостоятельной общественной дисциплины.

    1 вопрос.

    Русская социология имеет как общие с западной социологией черты, так и особенности, определяющие ее специфику.

    Общее:

    1) Так же как и в мировой социологии здесь действовала закономерность выделения социологии из социальной философии. Чисто социологические теории у нас появились лишь в начале ХХ века. До этого российская мысль формируется как философия истории, особенно в первой половине XIX в.

    2) Как и на Западе социология возникает в России в процессе перехода к индустриальной стадии. Однако индустриализация шла у нас по «догоняющему» варианту, который характеризовался,

    во-первых, существованием деспотического политического режима,

    во-вторых, слабостью гражданского общества,

    в-третьих, патриархальностью большинства населения,

    в-четвертых, сильными позициями радикалов.

    В виду этого, социологи России были заняты преимущественно проблемой приемлемости капитализма для российской действительности. Сможет ли западная модель прижиться в России. В этой связи особую роль отводили российской общине и обоснованию особенности «русского пути» развития.

    Русская социологическая мысль в своем развитии прошла ряд этапов.

    1. Предсоциологический этап развития российской социальной мысли.

    2. Собственно исторические этапы развития русской социологии:

    1) Предсоциологический этап берет свое начало со времени принятия православия на Руси. А) Социальная мысль вплоть до XVIII века была представлена религиозной формой. Это 1-й подэтап или период. Б) Начиная с XVIII века начинается новый период в развитии социальной мысли в России. Он характеризуется появление светского знания, т.е. независимого от религиозного.

    Социальная мысль как светское знание стала появляться в ходе и результате реформ Петра Великого. Определилась и центральная тема размышлений: путь России. Стремление Петра внедрить в российскую жизнь европейские социальные формы без учета социокультурного контекста заложило противоречия как всего последующего развития России, так и российских социально—философских поисков, которые велись в пространстве между альтернативами: за или против петровских реформ, самобытность или общечеловечность.

    XVIII век — это век просветительской философии, которая закладывает основы социальной мысли России. Огромное влияние оказали реформы Петра I, которые поставили перед мыслителями ряд вопросов:

    — выбор исторического пути России;

    — пригодности европейского опыта для самобытной Руси.

    В этот период, в первой половине XVIII века, ученых интересовали проблемы государства, политической власти.

    В первой половине века можно наблюдать весьма любопытную тенденцию обоснования с помощью просветительских идеалов, идей естественного права необходимости деспотического социально-политического устройства (Ф. Прокопович, 1681—1736; В. Н. Татищев, 1686—1750). Заметим, что проблемы государства, политической власти с этих пор вообще становятся постоянной темой российской социальной мысли.

    Во второй половине XVIII в. выделяется группа просветителей либерального толка (Д.С. Аничков, 1733—1788; Я. П. Козельский, 1728-1794; А. Н. Радищев, 1749-1802), которые более объемно, критически рассматривают петровские реформы и одновременно стремятся выделить структурные элементы общества, выяснить их роль в социальном процессе. В частности, представляют интерес анализ хозяйственной деятельности как ключевого фактора общественного прогресса (С. Десницкий),обращение к проблеме общины, ставшей в дальнейшем ведущей темой российской социальной мысли, обоснование роли географического фактора в истории (А. Радищев) и др.

    Особое место в анализируемом процессе занимает первая четверть XIX в., когда начинается (по выражению А. И. Герцена) «великий ледоход» русской мысли и фактически рождается национальное философское сознание в форме философии истории.

    Мыслители первой половины XIX в. закладывают, можно сказать, программу социологического поиска, которая и будет реализована во второй половине XIX-начале XX в.

    А. И. Галич (1783—1848) формулирует основы антропологической традиции российской философии и социологии. Н. И. Надеждин (1804—1856) вводит в социальную мысль идею историзма и во многом выступает & качестве основоположника теоретической -социологии в России. П. И. Пестель (1793—1826) выдвигает идею революционного преобразования общества как способа его прогресса.

    Особое место принадлежит В. Н. Майкову !!!!(1823—1847), который первым познакомил Россию с идеями О. Конта и начал говорить на социологическом языке. В статье «Общественные науки в России» (1845) Майков, не принимая контовский термин «социология», ставит задачу формирования новой «Социальной философии» как общественной науки о законах социальной жизни людей и народов.

    Одной из самых замечательных фигур XIX в. является П. Я. Чаадаев (1794-1856), своим знаменитым философическим письмом, опубликованным в 1836 г.; задавший направление философско — социологических поисков в России. Без уяснения концепции Чаадаева невозможно понять как логику развития российской социальной мысли, так и ее пафос.

    Не принимая упрощенных идей просветительского прогрессизма, Чаадаев в своей философии истории ставит задачу – найти новые способы осмысления социальных фактов, исходя из единства истории человечества и ее законосообразного характера. Проблема фиксируется в логике единства общечеловеческого и национального, проявления родовой сущности человечества в национальной форме.

    Чаадаев формулирует некоторые законы общечеловеческого прогресса и в их плане рисует трагическую и безысходную картину российской жизни. У нас нет традиции, естественного прогресса, все основано на подражании и заимствовании, нам не хватает устойчивости, упорядоченности, внутреннего единства, мы живем без убеждений и правил — такие горькие характеристики дает Чаадаев российскому обществу.

    Он приходит к выводу о неисторичности русского народа, выпадении его из общечеловеческой логики: «Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и будущего, среди плоского застоя»; «Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру»; «Глядя на нас, можно сказать, что, по отношению к нам, всеобщий закон человечества сведен на нет».

    В последующем Чаадаев («Апология сумасшедшего», 1837) несколько меняет ракурс рассмотрения в сторону оптимизма исходя из идеи неактуализированности сил русского народа, что является залогом его подключения к общечеловеческому прогрессу, возможности подчинения себе своего будущего. Нужно только сделать правильный социальный выбор, поняв особенности России, в частности особую роль в ее истории географического фактора. И Чаадаев формулирует мысль, ставшую программной для всех последующих философских и социологических поисков в России: «…у меня есть убеждение, что мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, которые занимают человечество».

    Идеи Чаадаева нашли продолжение в сформировавшихся в 40 — е гг. XIX в. двух оригинальных направлениях российской социально –философской мысли – западничестве и славянофильстве.

    Если Чаадаев сформулировал программу российской общественной мысли, то славянофилы и западники задали модель ее развития, и именно «в рамках этой модели эволюционировали философия и социология России, сформировались ведущие социальные концепции. Перед обоими направлениями стояла одна проблема»— судьба России; у них были одна логика и один метод, одни и те же заслуги и слабости. Расхождения же шли по вопросу о том, что понимать под социальным развитием и как оно должно осуществляться:

    – путем ли органического прорастания социальных форм в процессе естественной эволюции самобытной культуры (славянофилы),

    – или путем более или менее насильственного внедрения социальных форм в соответствии с рационалистическим идеалом (западники).

    В этом ключе представители обоих направлений сформулировали ряд идей и категориальных структур, получивших в дальнейшем социологическую интерпретацию.

    В славянофильстве (И. В. Киреевский, 1806—1856; А. С.Хомяков, 1804-1860; К. С. Аксаков, 1817-1860 и др.) можно выделить следующие идеи социологического значения:

    самобытность культурных типов;

    органичность социальной эволюции;

    община как социокультурная структурообразующая форма социального бытия;

    соборность как принцип организации и идеал социальной жизни, в которой личное и общественное соразмерны при их равномощности;

    отрицание государственности и элементы анархизма;

    особая роль духовной, в том числе религиозной, внерациональной детерминации социального поведения людей и др.

    Что касается западничества (Г. Н. Грановский, 1813—1955; В. Г. Белинский, 1811-1848; А. И. Герцен, 1812-1870; Н.Г.Чернышевский, 1828—1889 и др.), то здесь выявились такие наиболее значимые идеи:

    единство мировой истории и ее законе — мерный характер;

    проповедь революционного прогрессизма (в радикальном крыле западничества);

    анализ массового субъекта социальных преобразований (народ, классы);

    концепция социальных конфликтов и др.

    Заметим, что многие идеи западнического направления, особенно идеи Чернышевского, непосредственно перешли уже в собственно социологию, но с поправками, учитывающими славянофильский подход.

    В качестве итога предсоциологического этапа российской общественной мысли могут быть рассмотрены идеи К. Д. Кавелина (1818—1885), во многом переходной фигуры, сочетавшей в своем творчестве элементы и социальной философии, и социологии. Кавелин стремился выйти за пределы западничества и славянофильства и заложить основы новой социальной науки. В этом плане он сформулировал ряд идей, ставших центральными в российской социологии.

    Стержень размышлений Кавелина – поиск социальных форм, которые позволили бы органично сочетать общечеловеческое и национально– самобытное при приоритете последнего. По его мнению, «общечеловеческие идеалы могут быть только продуктом самодеятельного народного гения, результатом народной жизни» и «их нельзя переносить и пересаживать из одной страны в другую». Не соглашаясь с идеями ф. М.

    Достоевского и других об изначально высокой нравственности русского народа, Кавелин подчеркивает необходимость конкретного анализа его «характеристических свойств и особенностей», придающих ему «отличную от всех других физиономию».

    Именно поэтому внедряемые социальные формы определяют жизнь народа «лишь настолько, насколько им ассимилированы и усвоены, а усвоено и ассимилировано может быть только то, что отвечает существу и потребностям народа».

    Кавелин обращается и к другому ключевому сюжету российской мысли – проблеме прогресса.

    Социальный прогресс, полагает мыслитель, выражается не в изменении внешних социальных форм, но во внутреннем саморазвитии личности, ее культуры; прогресс возможен только там, где есть развитая личность. Обосновывая данный тезис, Кавелин подчеркивает особенности социального познания, обращается к элементам социальной психологии и т. п. Таким образом, мы видим у него движение к этико -психологической школе, ставшей стержневым направлением российской социологии.

    В итоге сложились две противоположные тенденции социальной мысли — утопизм и реализм. Политически воплотившиеся в программах радикального народничества и либерализма.

    Утопическая линия характеризовалась одномерностью социального мышления, исходила из представления об обществе как механическом агрегате и из принципа социального конструктивизма. Считалось, что достаточно определить научный социальный проект – и можно осуществить его революционным путем, полагаясь на субъективный фактор, волю к изменению, благодаря чему произойдет ускорение исторического процесса.

    Реалистическая же линия утверждала многофакторный подход, понимание общества как сложного динамического равновесия, обосновывала необходимость соразмерной эволюции субъекта и социальных форм. Особое внимание обращалось на поиск способов согласования интересов различных субъектов, на практический гуманизм, на внутреннюю духовную революционность. Утверждались идеи социального плюрализма, равномощности целого и части (общества и личности), взаимной помощи, кооперации, солидарности.

    Закономерно, что стремление найти «формулу, прогресса» и обосновать пути ее воплощения в реальность выдвинуло в центр социологии проблемы социального поведения, социальной мотивации и социальной структуры. Этим определяется очень раннее обращение исследователей к закономерностям социально—психологического взаимодействия, к проблеме «личность и группа» и т. п. Более того, психологическое направление выступило ведущим в российской социологии, во многом определив ее своеобразие.

    Отмеченные черты и особенности российской общественной мысли показывают, что ключевое положение в ней занимает проблема человека, она внутренне антропологична. Отсюда популярность идеи «нового человека», опасность которой была осознана слишком поздно. Отсюда же тенденция этизации социологии, вплоть до полного отождествления этического и социологического рассмотрения общества.

    Итак, на предсоциологическом этапе российская общественная мысль сформировала программное поле социологических исследований, поставила ряд кардинальных вопросов, заложила основы социальной методологии. В итоге вторая половина XIX в. и становится тем периодом, когда рядом с социальной философией возникает и бурно развивается российская социологическая наука.

    Добавить комментарий

    Закрыть меню