Собственность в международном частном праве

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИНСТИТУТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И КОЛЛИЗИИ ПРИ РЕШЕНИИ ВОПРОСОВ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Институт права собственности является базовым институтом любой правовой системы. Право собственности представляет систему правовых норм, регулирующих имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению материальными и нематериальными ценностями. Определение объекта вещных прав является основополагающим для решения коллизионных вопросов вещных правоотношений, осложненных иностранным элементом. Правовые системы всех государств признают существование вещных прав, но различно подходят к их правовому регулированию.

Преимущественным способом правового регулирования отношений собственности в МЧП является коллизионно-правовой, так как практически отсутствуют конвенции, содержащие унифицированные материально-правовые нормы. Кроме национально-правового регулирования вещных отношений в МЧП, регулирование отношений собственности осуществляется договорными коллизионными нормами.

Среди коллизионных вопросов, возникающих применительно к отношениям собственности, можно назвать такие, как выбор права к:

    • установлению “способности” предмета спора быть объектом права собственности вообще или быть объектом какой-либо одной формы права собственности, например государственной;
    • различии имущества на движимое и недвижимое;
    • определении объема правомочий собственника и других лиц, обладающих определенными полномочиями по отношению к чужому имуществу;
    • установлении содержания права собственности и других вещных прав;
    • определении оснований возникновения и прекращения права собственности.

Исторически сложившимся принципом, используемым при определении применимого права к любым вопросам в праве собственности, является закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Но в различных правовых системах не совпадают сфера действия и круг правоотношений, для которых применяется этот принцип.

Для регулирования отношений собственности в правовых системах различных государств, кроме выше описанного принципа, закрепляются и другие коллизионные принципы. К ним относятся:

    • личный закон собственника;
    • закон места совершения сделки;
    • закон государства места назначения (отправления) движимого имущества;
    • закон места регистрации имущества;
    • закон “автономии воли”;
    • личный закон пассажира;
    • закон суда.

Существенным препятствием при выборе искомого коллизионного принципа является проблема квалификации. Так, частности, является ли имущество движимым или недвижимым, влияет на выбор коллизионной нормы. Российская судебная практика не имеет примеров квалификации движимого и недвижимого имущества по иностранному праву, что является по сути неправильным.

КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ

Основным методом регулирования отношений собственности в МЧП является коллизионно-правовой метод. В третьей части ГК РФ содержится несколько коллизионных норм (ст. 1205, 1206 и 1207 ГК РФ), посвященных определению применимого права при регулировании не только права собственности, но и других вещных прав.

Основным исходным принципом, получившим закрепление в законодательстве РФ является “право страны, где это имущество находится”. Так, в частности, ст. 1205 определяет, что содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Данный подход предусмотрен и в отношении квалификации имущества на движимое и недвижимое. В ГК РФ предусмотрена норма, устанавливающая применимое право при определении принадлежности имущества к движимому или недвижимому, в этом случае используется принцип – по праву страны, где это имущество находится.

В ч. 1 ст. 1206 закрепляется положение, согласно которому право собственности или иное вещное право на имущество, возникшее по месту его нахождения, не прекращается при перемещении этого имущества в другую страну. При этом возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав, “определяется по праву страны, где это имущество находится в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности или иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом”. Таким образом, признается право собственности на вещь, правомерно приобретенную за границей.

Особый порядок предусмотрен в отношении товара, являющегося предметом сделки, находящегося в пути возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящего в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 1206 ГК РФ). В соответствии с ч. 3 ст.

1206 вопросы возникновения вещных прав вследствие приобретательской давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательской давности.

Отдельная статья (ст.1207) посвящена определению права собственности и иным вещным правам на транспортные средства, конкретизируя их перечень – “воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации”. При этом применимым является коллизионный принцип – право страны регистрации.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Иностранные инвестиции представляют собой один из видов собственности, принадлежащей юридическим и физическим лицам одного государства, находящихся на территории другого государства. Правовое регулирование иностранных инвестиций существует как на международном, так и на внутригосударственном уровнях. Инвестиции могут быть классифицированы по разным основаниям на прямые и косвенные (портфельные, т.е. не предполагающие непосредственного участия в управлении компанией), имущественные и неимущественные, государственные и частные (в зависимости от источника финансирования). В международной практике в последнее время стали популярными типовые соглашения, регулирующие специфику государства в отношении регулирования иностранных инвестиций. (Пример, Постановление Правительства России “О заключении соглашений между Правительством РФ и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений” от 11 июля 1992г.)

Важное значение для защиты иностранных инвестиций имеют международные конвенции Вашингтонская конвенция 18 марта 1965 г., вступившая в силу 14 октября 1966 г. “О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами” и Сеульская конвенция 1985 г., которая вступила в силу 12 апреля 1988 г. “Об учреждении Многостороннего Агентства по гарантиям инвестиций”, в которых Россия участвует. Помимо указанных выше Конвенций международно-правовое регулирование инвестиционных отношений осуществляется рядом региональных международных договоров и двусторонних соглашений между государствами и государствами и международными организациями.

Вашингтонская конвенция была принята с целью защиты инвесторов (физических и юридических лиц) от “иммунитета” государства-реципиента (государства, на территории которого находится объект инвестирования). Данная защита предусматривает изъятие инвестиционных споров из под действия национальных судов и передачу их на рассмотрение специально созданного Международного центра по урегулированию инвестиционных споров. В рамках этого центра предусмотрено осуществление двух видов разбирательств: примирительной и арбитражной процедуры.

Сеульская конвенция была принята с целью защиты иностранных инвесторов от некоммерческих рисков (политических). Была учреждена межгосударственная организация, занимающаяся страхованием инвестиционных рисков – Многостороннее Агентство по гарантиям инвестиций, которая занимается страхованием инвесторов. Цель всех видов страхования заключается в стимулировании инвестиционной активности в менее развитых странах. Условием предоставления гарантий является экономическая обоснованность капиталовложений. После выплаты соответствующей компенсации инвестору, Агентство приобретает право требования перечисленных сумм у государства-реципиента.

В рамках международно-правового регулирования регионального уровня регулирование осуществляется следующими соглашениями – Соглашение стран СНГ “О сотрудничестве в области инвестиционной деятельности” от 24 декабря 1993 г., в развитие которой принята Конвенция о защите прав инвестора от 28 марта 1997 г. Среди двусторонних соглашений, являющихся более гибким инструментом регулирования инвестиционных отношений, следует особо выделить соглашения о взаимном поощрении и взаимной защите иностранных капиталовложений. Основная цель таких соглашений состоит в обеспечении равно благоприятного режима в отношении капиталовложений, установления возможности беспрепятственного вывоза части прибыли и гарантий от некоммерческих рисков. Другой формой стимулирования иностранных капиталовложений являются соглашения об избежании двойного налогообложения, которые призваны разделить налоговую юрисдикцию. Такие соглашения заключены бывшим СССР и Россией со многими странами.

Международно-правовая защита инвестиций является более действенной для привлечения инвестиций, чем закрепление аналогичных гарантий в национальном законодательстве. Но, тем не менее, другой составляющей определяющей регулирование иностранных инвестиций является национально-правовое. За последние десятилетия в России было принято большое количество нормативных актов по вопросам привлечения, регулирования и защиты иностранных инвестиций. Среди подобных нормативно-правовых актов можно выделить ФЗ “Об иностранных инвестициях в Российской Федерации” 1999г., ФЗ “Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений” 1998г. Кроме этого, имеются и отдельные отраслевые законы, указы Президента и постановления Правительства.

Закон “Об иностранных инвестициях в Российской Федерации” наряду с закреплением национального режима содержит изъятия для иностранных инвесторов, которые связаны с необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Определенные ограничения существуют в отношения участия иностранных инвесторов в приватизации предприятий, имеющих социальное или оборонное значение для РФ, а также при приватизации государственных и муниципальных предприятий, расположенных в приграничных территориях. Закон предусматривает перечень мер, обеспечивающих определенные гарантии капиталовложений иностранным инвесторам, среди которых правовая защита деятельности иностранных инвесторов на территории РФ, возможность использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории РФ, компенсацию при национализации и реквизиции имущества, защиту от неблагоприятных для иностранного инвестора изменения законодательства РФ, возможность использования на территории РФ и перевода за пределы РФ доходов и другие гарантии.

Коллизионные вопросы права собственности

Право собственности является центральным институтом национального гражданского права. В международных гражданских отношениях вопросы собственности не играют такой роли. В праве собственности практически невозможна международная унификация гражданских материально-правовых норм. Основную роль в регулировании права собственности и других вещных прав с иностранным элементом играет коллизионное право.

В законодательстве большинства государств установлено деление вещей на движимые и недвижимые. По отношению к недвижимости господствует принцип, что право собственности на такое имущество подчиняется закону места нахождения вещи. Этот закон определяет и содержание права собственности на недвижимость, и форму, и порядок, и условия перехода вещных прав. Закон места нахождения вещи регулирует и форму сделок о вещных правах на недвижимость. Более сложным является решение вопроса коллизионного регулирования движимого имущества (права требования, ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т. п.). Исходным коллизионным принципом определения вещных прав на любое имущество признается закон места нахождения вещи. Это общепризнанное коллизионное начало установления вещно-правового статута право-от но ше ния.

Вещно-правовой статут решает вопросы классификации вещей, их деления на движимые и недвижимые, способность выступать в качестве объекта права собственности и других вещных прав, содержание права собственности и других вещных прав, порядок и способы возникновения, перехода и прекращения вещных прав, момент перехода права собственности. В принципе практически везде признан замкнутый круг вещных прав, т. е. невозможность определения вещного статута по автономии воли сторон. Если право собственности, возникло по закону места нахождения вещи, то оно сохраняется и признается при перемещении вещи через границу, т. е. сохраняется за приобретателем и не зависит от перевозки вещи в другое государство. Во всех правовых системах признается экстерриториальный характер вещных прав.

Закон места нахождения вещи обычно определяет и объем права собственности. Из этого следует, что при перемещении вещей из одного государства в другое изменяется и содержание прав собственника, и не имеет значения, какое право применялось при возникновении вещных прав и каков личный закон самого собственника. Таким образом, право собственности на вещь, приобретенную за границей, признается, но его содержание определяется не законом места приобретения вещи и не личным законом приобретателя, а законом места нахождения вещи, т. е. местным правом.

Особой сложностью отличаются вопросы, касающиеся момента перехода риска случайной гибели или порчи вещи с отчуждателя на приобретателя, когда переход права собственности осуществляется по договору. Переход права собственности и переход риска – это различные гражданско-правовые категории. В первом случае налицо проблемы вещно-правового статута, во втором – обязательственного. Вопрос о моменте перехода риска имеет самостоятельное коллизионное регулирование. Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности в случаях международной продажи движимых материальных вещей, 1958 г. устанавливает принципиально различное и самостоятельное коллизионное регулирование для момента перехода права собственности и момента перехода риска. В международной торговле при применении ИНКОТЕРМС момент перехода права собственности и момент перехода риска рассматриваются как самостоятельные категории и определяются без использования коллизионных принципов посредством унифицированного материально-правового регулирования. В ИНКОТЕРМС момент перехода права собственности не учитывается вообще; значение имеет только установление момента перехода риска.

Особой сложностью отличаются случаи, когда предметом сделки является «груз в пути» – движимые материальные вещи, находящиеся в процессе международной перевозки. При совершении сделок по поводу таких вещей практически невозможно определить, на территории какой страны находится вещь в данный момент. По общему правилу, применяются специальные коллизионные привязки – право места нахождения товарораспорядительных документов, право места отправления или назначения груза, личный закон собственника, закон продавца. Наилучший способ регулирования – применение ав то но мии воли сторон.

В современном праве довольно много ограничений применения закона места нахождения вещи, замены его другими формулами прикрепления. В принципе наблюдается тенденция к сужению вещно-правового статута правоотношения за счет расширения обязательственного или личного. Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности в международной торговле товарами, содержит положение, что право, применимое к контракту (т. е. обязательственный статут), в отношениях между сторонами определяет момент, до наступления которого:

  1. продавец имеет право на доходы или плоды от проданной вещи;
  2. продавец несет риск, связанный с проданной вещью;
  3. продавец имеет право на возмещение убытков, связанных с проданной вещью;
  4. действует оговорка о сохранении права собственности в пользу продавца, а также момент, по наступлению которого к новому собственнику переходит право распоряжения вещью.

Однако, несмотря на все перечисленные ограничения применения закона места нахождения вещи, это коллизионное начало остается основной коллизионной привязкой при определении содержания вещных прав. Общепризнанное применение закона места нахождения вещи обусловлено сложившейся международно-правовой практикой. Данный коллизионный принцип учитывается даже в тех случаях, если он не закреплен в национальном законодательстве.

Коллизионное регулирование вещных прав в российском законодательстве установлено в ст. 1205–1207, 1213 Гражданского кодекса. Генеральной коллизионной привязкой всех вещных прав признается закон места нахождения вещи. Это коллизионное правило применятся для определения принадлежности имущества к движимому или недвижимому, для определения содержания, возникновения, прекращения права собственности и иных вещных прав (ст. 1205 Гражданского кодекса). Коллизионная привязка этой статьи имеет императивный характер. Применение к вещным правам закона места нахождения вещи дополняется императивным положением о том, что форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны места нахождения этого имущества. Форма сделки в отношении недвижимостей, внесенных в государственный реестр РФ, должна подчиняться только российскому праву (п. 3 ст. 1209 Гражданского кодекса).

К возникновению и прекращению вещных прав (за исключением вещных прав на «груз в пути») также применяется закон того государства, на территории которого вещь находилась в момент, когда имело место действие или обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения вещных прав (ст. 1206 Гражданского кодекса). Возникновение и прекращение вещных прав по сделкам с «грузом в пути» регулируется на основе привязок обязательственного статута, применяется право страны места отправления груза (п. 2 ст. 1206 Гражданского кодекса).

К возникновению права собственности и иных вещных прав на имущество, приобретенное в силу приобретательной давности, применяется право того государства, на чьей территории находилось такое имущество в момент окончания срока приобретательной давности (п. 3 ст. 1206 Гражданского кодекса). Таким образом, ст. 1206 Гражданского кодекса устанавливает «цепочку» коллизионных норм, регулирующих различные случаи возникновения и прекращения вещных прав. Российский законодатель закрепляет особый правовой режим вещей, подлежащих государственной регистрации (водных и воздушных судов, космических объектов). К регулированию права собственности и иных вещных прав на такие вещи применяется право того государства, в чей государственный реестр они занесены (ст. 1207 Гражданского кодекса).

Российское законодательство учитывает современные тенденции в развитии коллизионного регулирования (расширение применения автономии воли). Возможен выбор права сторонами при заключении соглашений в отношении недвижимого имущества (ст. 1213 Гражданского кодекса). Автономия воли является генеральной коллизионной привязкой ко всем договорным отношениям, в том числе и по сделкам с недвижимостью. Статья 1213 Гражданского кодекса содержит и субсидиарную коллизионную привязку (при отсутствии соглашения сторон о применимом праве) – применяется право того государства, с которым договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которым данный договор реально связан, считается право места нахождения недвижимости.

Особый правовой статус имеет российская недвижимость. К договорам в отношении недвижимого имущества, находящегося на территории РФ, возможно применение только российского права (п. 2 ст. 1213 Гражданского кодекса). Законодатель в императивном порядке установил недопустимость автономии воли в подобных соглашениях.

Правовое регулирование иностранных инвестиций

Иностранные инвестиции – это материальные и нематериальные ценности, принадлежащие юридическим и физическим лицам одного государства и находящиеся на территории другого государства с целью извлечения прибыли. Инвестиции можно разделить на прямые и косвенные (портфельные). Прямые инвестиции – это создание совместных предприятий и предприятий, на 100 % принадлежащих иностранным инвесторам. Иностранные инвесторы прямо и непосредственно участвуют в управлении предприятием. Портфельные инвестиции не предусматривают непосредственного участия в управлении компанией, а предполагают получение иностранными инвесторами дивидендов на акции и ценные бумаги (т. е. на капитал, вложенный в эти предприятия).

В структуре правового регулирования инвестиционных отношений можно выделить два уровня: международно-правовой (заключение международных соглашений) и внутригосударственный (основа – национальное законодательство принимающего государства). Международно-пра во вое уни вер саль ное регулирование предусмотрено в Вашингтонской конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г. и в Сеульской конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 г.

В соответствии с Вашингтонской конвенцией при МБРР был учрежден МЦУИС. Разрешение инвестиционных споров производится путем проведения примирительной процедуры (гл.

III Конвенции) либо путем арбитражного производства (гл. IV). В целях избежания споров принимающие государства обязаны предоставлять национальные гарантии иностранных инвестиций.

Более действенный способ защиты иностранных инвестиций – это страхование. Сеульская конвенция предоставляет иностранным инвесторам финансовые гарантии путем страхования инвестиций от некоммерческих рисков. Функции МИГА – заключение договоров страхования и перестрахования иностранных инвесторов от некоммерческих рисков. В Сеульской конвенции закреплено понятие традиционных некоммерческих рисков – это риски, связанные с переводом валют (кроме девальвации местной валюты), экспроприацией или аналогичными мерами, войной, революцией, государственными переворотами и гражданскими беспорядками (кроме террористических актов, направленных непосредственно против владельца гарантий). Кроме традиционных некоммерческих рисков Сеульская конвенция предусматривает покрытие риска нарушения договора со стороны принимающего государства. В соответствии с Конвенцией создана система государственного и частного страхования на национальном уровне, дополненная международной многосторонней системой страхования иностранных инвестиций.

Конвенция о защите прав инвестора 1997 г. стран СНГ определила правовые основы осуществления различных видов инвестиций и гарантии прав инвесторов. Для иностранных инвесторов устанавливается национальный режим (за исключением изъятий, определенных в национальном законодательстве государств-участников). Инвесторам предоставляются гарантии от изменения законодательства; защита от национализации; право на использование доходов, приобретение акций и ценных бумаг, участие в приватизации, приобретение вещных прав на земельные участки, природные ресурсы и недвижимое имущество, заключение концессионных договоров и соглашений о разделе продукции в отношении объектов, относящихся к монополии принимающего государства.

Наиболее гибким инструментом регулирования инвестиционных отношений являются двусторонние международные соглашения о взаимном поощрении и защите иностранных капиталовложений. Цель таких соглашений – обеспечить на территории одного договаривающегося государства максимальную защиту капиталовложений другого договаривающегося государства, предоставление гарантий беспрепятственного вывоза валютной части прибыли и гарантий от некоммерческих рисков. В двусторонних международных договорах о взаимной защите инвестиций предусматривается взаимная обязанность государств не проводить принудительного изъятия капиталовложений путем национализации, реквизиций или конфискации в административном порядке. Двусторонние соглашения о взаимной защите и поощрении инвестиций связывают большинство государств мира (Российская Федерация заключила более 30 подобных соглашений – с Финляндией, Францией, Канадой, США, Италией, Австрией, Данией, Грецией и др.).

Инвестированию иностранного капитала в экономику принимающего государства в значительной степени способствуют соглашения об избежании двойного налогообложения. Эти соглашения призваны разделить налоговую юрисдикцию государств, согласовать наиболее важные в налоговом праве термины, установить круг налогооблага-емых доходов и налоговый режим. Все это создает дополнительные гарантии для иностранных инвесторов. Россия участвует почти в 90 двусторонних соглашениях об избежании двойного налогообложения (с Великобританией, Канадой, Кипром, Испанией, Италией, Бельгией, Австрией, Японией, ФРГ, США и др.)

В большинстве государств отсутствует кодифицированное национальное законодательство об иностранных инвестициях. К ним применяется общее законодательство (антимонопольное, антитрестовское, налоговое, гражданское, валютное, банковское). Специальные законодательные акты об иностранных инвестициях приняты практически во всех государствах и устанавливают порядок инвестирования, правовой режим иностранной собственности, организацию иностранных капиталовложений, режимы иностранных инвестиций, льготы для них, полную и безусловную правовую защиту иностранных инвесторов. Каждое государство самостоятельно устанавливает порядок допуска иностранного капитала на свою территорию. В одних странах действует разрешительная, или лицензионная, система (Индия, страны Латинской Америки), в других установлен режим свободного допуска иностранного капитала.

В любом случае принимающее государство обязано создавать для иностранных инвесторов стабильные, равноправные, благоприятные и гласные условия. Договор 1994 г. к Энергетической хартии предписывает принимающим государствам устанавливать для иностранных инвесторов национальный режим или режим наибольшего благоприятствования. Изъятия из этих режимов должны быть сведены к минимуму. Как правило, в национальном законодательстве предусмотрено несколько видов режимов иностранного инвестирования. Кроме режимов наибольшего благоприятствования и национального может устанавливаться и особо льготный (преференциальный) режим. Преференциальный режим предусматривается для иностранных инвесторов, производящих инвестирование в особо крупных размерах либо в особо важные и капиталоемкие отрасли национальной экономики.

В законодательстве большинства государств есть «дедушкина» (стабилизационная) оговорка о применении к иностранным инвесторам более благоприятного для них законодательства. В законодательстве Армении, Молдовы, Казахстана закреплено положение о том, что, если новое законодательство ухудшает положение иностранного инвестора, к нему применяется автоматически прежнее законодательство вплоть до истечения срока инвестиционного соглашения. В российском законодательстве «дедушкина» оговорка сформулирована несколько иначе: иностранный инвестор в случае ухудшения своего положения вследствие изменения законодательства сам должен обратиться в компетентные органы с требованием о применении к нему прежнего законодательства.

Серьезным препятствием для осуществления иностранного инвестирования является проблема национализации имущества иностранных частных лиц. В современном международном праве признается недопустимость национализации имущества иностранного государства и правомерность национализации иностранной частной собственности. Однако в современном праве и практике закреплена безусловная обязанность государства выплатить иностранному лицу быструю, эффективную и адекватную компенсацию в случае национализации его собственности. Двусторонние договоры о взаимной защите инвестиций, как правило, предусматривают отказ принимающего государства от принудительного изъятия иностранных капиталовложений путем национализации, конфискации или реквизиции.

В России отсутствует систематизированное инвестиционное законодательство. Правовой базой выступают специ^ьные ФЗ от 30.12.1995 № 225-Фз «О соглашениях о разделе продукции», от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» и др., отдельные отраслевые законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Во многих субъектах РФ принято собственное инвестиционное законодательство.

Под иностранными инвестициями понимается вложение иностранного капитала в объекты предпринимательской деятельности на территории РФ в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, – деньги, ценные бумаги, иное имущество и имущественные права, имеющие денежную оценку, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, услуги и информация. Иностранные инвесторы на территории РФ пользуются национальным режимом. Российское законодательство закрепляет целый комплекс мер, гарантирующих стабильность правового положения иностранных ин ве с то ров.

В российском законодательстве сохраняется право Российской Федерации на национализацию, но устанавливается принцип быстрой, адекватной и эффективной компенсации в пользу иностранного собственника. Выплата компенсации производится в той валюте, в которой было произведено инвестирование, либо в любой другой валюте по желанию инвестора. К спорам о национализации должно применяться российское право, а сами споры рассматриваться в российских правоприменительных органах. Естественны резко отрицательное отношение иностранных инвесторов к подобным установлениям нашего национального права и их нежелание рисковать своими капиталами, вкладывая их в российскую экономику.

Правовое положение иностранных инвестиций в свободных экономических зонах

В настоящее время в ООН зафиксировано более 30 различных наименований СЭЗ, которые представляют собой обособленную территориюгосударства, где созданы особые условия хозяйствования путем совместного предпринимательства с иностранными инвесторами. Понятие «СЭЗ» является условным и собирательным – это свободные таможенные зоны (Болгария, Словения), свободные беспошлинные зоны (Герцеговина, Македония), специальные экономические зоны (Китай), свободные промышленные зоны (Сингапур, Гонконг), экспортно-производственные зоны (Малайзия, Мексика), зоны свободного предпринимательства и технополисы (США), свободные порты (ФРГ, Нидерланды).

Все СЭЗ можно условно разделить на три вида:

  1. свободные промышленные зоны, которые создаются в странах с развивающейся рыночной экономикой и представляют собой территории, где действует льготный правовой режим в сфере торгового, валютного, таможенного и налогового регулирования;
  2. внешнеторговые зоны – предназначены для обеспечения дополнительных валютных поступлений за счет создаваемых логистических складов, организации выставок, перевалки транзитных грузов, невзимания торговых пошлин и налога на добавленную стоимость товара. Такие зоны имеются практически во всех странах. Наибольшее распространение они получили в странах Западной Европы (например, шесть городов – открытых портов в ФРГ – Бремен, Бремерхафен, Киль, Гамбург, Кукехафен, Эмден);
  3. технологические парки и технополисы – способствуют ускорению научно-технического прогресса на основе международного сотрудничества в области внедрения результатов фундаментальных наук и разработки новых наукоемких технологий; расширению экспорта готовой продукции.

СЭЗ можно также разделить на два типа: замкнутый, или анклавный (полностью ориентированный на экспорт Китай); интеграционный, связанный не только с внешним рынком, но и с национальной экономикой (США). Наиболее важная задача СЭЗ – привлечь в экономику страны иностранный капитал, передовые технологии, управленческий опыт. Именно в СЭЗ для иностранных инвесторов создаются наиболее выгодные условия: льготы в сфере внешнеэкономической деятельности дополняются бюджетными кредитами на финансирование приоритетных объектов инфраструктуры. Во многих государствах приняты специальные законы, определяющие единые для всей страны условия создания и функционирования СЭЗ (США, Мексика, Румыния, Южная Корея, Венгрия, Великобритания, Колумбия, Болгария).

Деятельность СЭЗ регулируется не только национальным законодательством, но и международным правом (Международная конвенция по упрощению и гармонизации таможенных процедур 1973 г., постановление Совета Европы 1988 г. «О свободных таможенных зонах и складах»).

На территории России с начала 1990-х гг. было создано несколько СЭЗ – «Находка», «Янтарь» и др. Их правовой статус определен постановлениями Правительства РФ. В соответствии с положениями Таможенного кодекса на территории Москвы действуют три свободные таможенные зоны – «Шереметьево», «Московский Франко-Порт», «Франко-Порт Терминал». В законах об иностранных инвестициях отсутствуют положения, касающиеся СЭЗ. Можно сделать вывод, что для иностранных инвесторов в СЭЗ действует такой же правовой режим, что и для всех иностранных инвесторов на территории РФ. Неоднократно выска-зывалась идея принятия отдельного закона о свободных экономических зонах, было выработано несколько проектов такого закона, но пока подобный закон так и не принят.

Коллизионно-правовое регулирование отношений права собственности в международном праве может осуществляться на основе нескольких принципов…

Институт права собственности и установление его принципов занимает ведущее место в международном частном праве. Принцип защиты права собственности закреплен в основопологающем международно-правовом документе, Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права» (ст. 1 Протокола №1 к Европейской конвенции).

Право собственности в международном праве включает в себя правомочия по владению, пользованию и распоряжению объектом движимого или недвижмого имущества субъектами (физическими и юридическими лицам) внешнеэкономических отношений.

В связи с незначительным содержанием унифицированных норм, основным способом решения правовых вопросов в этой сфере является коллизионный метод регулирования.

Коллизионно-правовое регулирование отношений права собственности в международном праве может осуществляться на основе нескольких принципов:

  • Самой распространенной в мировой практике является коллизионная формула «lexreisitae», согласно которой статус имущества определяется по праву страны его местонахождения. Этот принцип закреплен в национальном законодательстве ряда европейских стран: Португалии, Греции, Австралии, Италии, Венесуэлы, Бельгии, Германии. Российское коллизионное законодательство содержит ряд положений, отражающих применение этого принципа в отношении объектов международного вещного права (ст.1205, 1206 и 1207 Гражданского кодекса РФ).

На основании ч. 1 ст. 1205 ГК РФ, «содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится».

В соответствии с ч. 1 ст. 1206 ГК РФ признается право собственности на вещь, приобретенную за границей: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав».
В отношении товара или любого другого движимого объекта имущественных прав, находящегося в пути, «статус такой вещи определяется по праву страны, из которой это имущество отправлено» (ч. 2 ст. 1206 ГК РФ).
При этом в отношении установления правового положения объектов, подлежащих обязательной государственной регистрации, перечень которых перечислен в в ст. 1207 ГК РФ ( «воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты»), установлен коллизионный принцип применения права места регистрации.

  • Принцип «lex voluntatis» («закон автономии воли сторон»), права, применимого к сторонам обязательственных отношений в соответствии с условиями сделки внешнеэкономической купли-продажи.

Нормы коллизионного международного права, основанные на этом принципе, отражены в Гаагской конвенции о праве, применимой к переходу права собственности при купле-продаже движимых материальных вещей 1958 г.
В абз. 2 ст. 3 указанной Гаагской конвенции установлено, что: «Переход к покупателю права собственности на проданный товар в отношении любого лица, чем стороны договора купли-продажи, регулируется внутренним правом страны местонахождения товара в момент возникновения относящейся к нему претензии.». Однако, данное положение применимо только в следующем случае: «Право собственности признается перешедшим к покупателю, если такой переход права собственности признается внутренним правом одной из стран, где проданный товар находился ранее» (абз. 3 ст. 3 Гаагской конвенции).

  • В ряде стран сохранен принцип «lespersonalis»(«личный закон собственника») – это Аргентина и Бразилия. Однако, в последнее время в законодательстве этих стран появилась устойчивая тенденция перехода к коллизионной привязке на основе принципа места нахождения вещи.

Тема VI. Право собственности в МЧП

⇐ ПредыдущаяСтр 13 из 32Следующая ⇒

1. Общие вопросы права собственности в МЧП

Деление субъективных прав на вещные и обязательственные является фундаментальным для гражданского права.

Оно весьма важно и для международного частного права, поскольку право, применимое к вещным отношениям (вещный статут) и обязательственным отношениям (обязательственный статут), устанавливается на основе различных коллизионных критериев.

В широком смысле собственность — это система общественных отношений между членами общества в процессе производства, распределения, обмена, потребления, характеризующих присвоение средств производства и предметов потребления.

В юридическом плане право собственности можно рассматривать как в объективном смысле, так и в субъективном.В объективном смысле право соб­ственности представляет собой систему правовых норм, опреде­ляющих границы возможных действий лиц по присвоению, вла­дению, пользованию и распоряжению вещами, не исключенными из гражданского оборота. В субъективном же смысле право соб­ственности представляет собой юридическую возможность для лица владеть, пользоваться, распоряжаться присвоенным имуще­ством по своему усмотрению и в рамках, установленных законо­дательством. Кроме того, законодатель предусматривает, что соб­ственник вещи обязан вести себя должным образом, в противном случае к нему могут быть применены санкции (например, прину­дительное изъятие у собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей —ст. 241 ГК).

В зарубежном гражданском законодательстве содержание правоспособности определяется по-разному, это необходимо учитывать при характеристике отношений, осложненных иностранным элементом.

Так, например в германском гражданском законодательстве собственник вещи может, если тому не препятствуют закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое вмешательство; согласно ст. 544 Гражданского кодекса Франции (1804 г., действующий и поныне) собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами.Англо-американская система права, которая в силу своего прецедентного характера вообще не знает легального (законодательного) определения права собственности, выделяет от 10 до 12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц, и т.п.»

Объектом вещных прав выступает вещь. С учетом особенностей имущества различают вещное право на движимость и недвижимость.

Правовое регулирование вещных прав в разных странах имеет свои особенности. Бывают случаи, когда право на движимую собственность усматривается конкретной правовой системой как право на недвижимость. Так, например, ключ от дома или документы, подтверждающие правовой титул на землю, являются отделимым, принадлежностями недвижимости. Но их собственник англий­ским законодательством рассматривается как имеющий интерес в недвижимости. Какое же право должно быть решающим, если имущество рассматривается одной системой права как движимость, а другой — как недвижимость? Или, например, переход права собственности. В одних государствах момент перехода права собственности — это подписание соответствующего договора (контракта) независимо от того, состоялась ли фактическая пере­дача вещи, а в других — момент перехода права собственности совпадает с фактической передачей вещи.

Таким образом, в различных правовых системах и даже в разных странах, принадлежащих к одной правовой сис­теме, представления о праве собственности и о наличии правомочий данного института различаются, что создает определенные сложности при отношениях, осложненных иностранным элементом.

Центральным институтом вещного права является право собственности, помимо него существуют и некоторые иные вещные права на имущество, например, сервитуты. В Российской Федерации гражданским законодательством определены семь вещных ограниченных прав на чужие вещи: право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения, право оперативного управления имуществом, право членов семьи собственника, проживающих в принадлежащем ему жилом помещении, пользоваться этим помещением, ипотечное право (ст. 131, 216 и 292ГКРФ)

В праве других государств также могут содержаться иные вещные права кроме права собственности.

Например, Гражданский кодекс Азербайджанской Республики знает права лиц, не являющихся собственниками (так называемые имущественные права), права вещного пользования, права вещного обеспечения, к которым, в частности, относятся сервитуты, узуфрукт, наследственное право на постройку, залог, ипотека и др. Гражданскому кодексу Украины вещными правами на чужое имущество являются право владения, право пользования (сервитут), право пользования земельным участком для сельскохозяйственных нужд (эмфитевзис) право застройки земельного участка (суперфиций) и некоторые другие.

Преимущественным способом правового регулирования отно­шений собственности в международном частном праве является коллизионно-правовой.

В Российской Федерации коллизионно-правовое регулирование отношений собственности осуществляется на основе положений, содержащихся в разд. VI «Международное частное право» части третьей ГК РФ, в частности в ст. 1205, 1206, 1207.

Кроме национально-правового регулирования вещно-правовых отношений в международном частном праве можно говорить и о международно-правовом регулировании.Примером таких международных коллизионных норм являются нормы, закрепленные в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.

(ст. 38), в двусторонних договорах о правовой помощи.

2. Коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав

Коллизионные нормы о праве собственности и иных вещных правах в части третьей ГК РФ разделены на две основные группы. К одной относятся нормы о содержании, осуществлении и защите вещных прав (ст. 1205), к другой — об их возникновении и прекращении (ст. 1206). Кроме того, сформулировано специальное коллизионное правило в отношении применения права к вещным правам на суда и космические объекты.

I. Статья 1205 «Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам» гласит:

«1. Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится.

2. Принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится».

Из приведенного текста следует, что в России, как и во многих других государствах, исходным коллизионным началом для определения права, подлежащего применению в отношении вопросов права собственности, признается закон места нахождения вещи (lex rei sitae). По праву страны, где находится имущество, определяются:

— содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество;

— осуществление этих прав и их защита.

Таким образом, объем прав собственника определяется местом нахождения имущества,а это значит, чтопри перемещении движимого имуществаиз одного государства в другое соответственно изменяется содержание собственности в смысле объема прав собственника. Здесь не имеет значения то обстоятельство, какие права принадлежали собственнику вещи до ее перемещения в данное государство.

На основе этого же принципа определяется принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам.

Под правом страны, в которой имущество находится, следует понимать, фактическое, действительное место нахождения соответствующего имущества, вне зависимости от местонахождения собственникаэтого имущества или обладателя на него иных вещных прав, от того, где выданы или находятся правоустанавливающие документы на это имущество, от того, в какой стране оно взято на учет или зарегистрировано (за исключением судов и космических объектов, подлежащих государственной регистрации).

Согласно ГК РФ правомочия собственника (право владения, пользования и распоряжения своим имуществом) определяются как Гражданским кодексом, так и другими законами, в частности Земельным кодексом, Законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения и законами о других природных ресурсах. В отношении иностранцев и иностранных юридических лиц этими законами установлены ограничения в отношении прав собственности на земельные участки в городах и поселениях или же полный запрет в отношении земель сельскохозяйственного назначения. Наряду с этим, для конкретного собственника в его взаимоотношениях с контрагентами создается еще и правовой режим соответствующего имущества, основанный на договоре (например, договоре аренды). Отношения сторон по таким сделкам не подпадают под действие коллизионного правила, сформулированного в п. 1 ст. 1205, а определяются по коллизионным правилам разд. VI ГК РФ, относящимся к договорам и односторонним сделкам.

Принцип lex rei sitae подлежит применению как в отношении недвижимого, так и в отношении движимого имущества. Различие, однако, состоит в том, что в отношении недвижимого имущества всегда будет применяться право одного и того же государства, а в отношении движимого оно будет меняться в зависимости от того, на территории какого государства это имущество будет находиться.

Существенное практическое значение имеет определение права, подлежащего применению в случае необходимости осуществления защиты права собственности. Например, путем применения такого классического метода защиты, как предъявление виндикационного иска, целью которого является изъятие вещи собственником от незаконного владельца. Приведем пример из практики.

В случае, если бы виндикационный иск предъявлялся в России к добросовестному приобретателю, перед судом мог возникнуть вопрос о том, как понимать в таком случае принцип lex rei sitae, а именно что понимать под местом нахождения вещи: место (т.е. территорию государства), где вещь находилась в момент, когда она выбыла из владения собственника, или же место, в котором она была приобретена добросовестным приобретателем. В зависимости от ответа на этот вопрос результаты рассмотрения виндикационного иска могут оказаться различными, так как условия защиты добросовестного приобретателя в праве разных стран неодинаковы.По мнению А.Л. Маковского, предпочтение должно быть отдано праву страны, где данная вещь находилась в тот момент, когда она была собственником утеряна(украдена у него или иным образом вышла из его обладания помимо его воли). Стороны спора уже не могут изменить это место в своих интересах, в то время как место отчуждения этой вещи третьему лицу могло быть специально выбрано с целью затруднить собственнику защиту его прав.

В ч.2 ст.1205 указано, что «принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится».

В силу материального права государства отдельные объекты, юридически связанные с недвижимостью, но обладающие объективными свойствами перемещения, могут квалифицироваться как объекты недвижимости. Например, по праву Англии и канадской провинции Онтарио право ипотечного залогодержателя считается недвижимым имуществом. В РФ к недвижимым вещам относятся подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.

Рекомендуемые страницы:

В.Т. Батычко
Международное частное право
Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

5.2. Коллизионные вопросы права собственности

В сфере права собственности для установления применимого права используются следующие коллизионные привязки:

— закон места нахождения вещи;

— личный закон собственника;

— закон места совершения сделки;

— закон страны продавца;

— закон места отправления вещи и др.

В законодательстве многих государств проводится различие между правом на недвижимое имущество и правом на движимое имущество.

В отношении недвижимости законодательство, судебная практика и доктрина придерживаются принципа, согласно которому право собственности на недвижимость регулируется законом места нахождения недвижимости.

Российское законодательство также исходит из того, что содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Закон места нахождения вещи определяет: содержание права собственности на недвижимость; форму и условия перехода прав на недвижимость.

Особенно жестко данный принцип проводится в отношении такой основной категории недвижимого имущества, как земельные участки. В специальных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю.

Российские юридические лица и иные наши организации, так же как и граждане России, если им принадлежит недвижимое имущество за рубежом, имеют право владеть, пользоваться и распоряжаться таким имуществом в полном объеме в соответствии с правилами местного законодательства.

Согласно ст. 1207 ГК РФ к праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы.

К движимому имуществу относятся: права требования, ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т.д. В отношении этой категории имущества в различных государствах по-разному решается вопрос о значении принципа закона места нахождения вещи, хотя и в отношении режима движимого имущества указанный принцип имеет решающее значение:

— считается общепризнанным, что если в каком-либо государстве вещь правомерно перешла по законам этого государства в собственность определенного лица, то при изменении места нахождения вещи право собственности на данную вещь сохраняется за ее собственником. Таким образом, признается право собственности на вещь, приобретенную за границей;

— обычно признается, что объем прав собственника определяется законом места нахождения вещи. Из этого следует, что при перемещении вещи из одного государства в другое (как это происходит именно с движимым имуществом) соответственно изменяется и содержание прав собственника. При этом не имеет значения, какие права принадлежали собственнику вещи до ее перемещения в данное государство. Право собственности на вещь, например, приобретенную иностранцем на своей родине, признается, но содержание этого права будет определяться не законом страны его гражданства, а законом места нахождения вещи.

По Российскому законодательству возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом (закон места отправления вещи).

В доктринах международного частного права существуют различные точки зрения на то, какой закон регулирует переход права собственности, если вещь приобретается не в том государстве, где она находится. В одних странах доктрина высказывается в пользу применения закона места нахождения вещи, в других — предпочтение отдается личному закону собственника.

Добавить комментарий

Закрыть меню