Самозванчество в смутное время

Самозванцы в России – Смутное время

Самозванцы – явление в мировой истории довольно обычное. В разных странах и на разных континентах во все времена находилось немало желающих выдать себя за других. Причём эти другие являлись людьми выдающимися, а нередко и царствующими особами. Самозванцами же двигало тщеславие, откровенная корысть, а иногда причиной всему становились психологические отклонения.

На русской земле такое поветрие как самозванство расцвело пышным цветом в период Смутного времени (1598-1613). Началось оно после смерти царя Фёдора Иоанновича, когда к власти пришёл Борис Годунов. Против него возникла оппозиция, а любой оппозиции нужен символ, знамя, вокруг которого можно сплотиться.

Тут давайте вспомним, что у царя Ивана Грозного в историю вошли три сына: Иван (1554-1581), Фёдор (1557-1598) и Дмитрий (1582-1591). Судьба Ивана сложилась трагически. Предполагается, что он был убит собственным отцом. Фёдор царствовал после отца. С его смертью прекратилась московская династия Рюриковичей. Но самой интересной фигурой являлся царевич Дмитрий, так как именно благодаря ему самозванцы в России в Смутное время стали обычным явлением.

Родила наследника Мария Фёдоровна Нагая, являвшаяся 7-й женой Ивана Грозного. Сразу же после вступления на престол Фёдора в 1584 году мальчика вместе с матерью отправили на постоянное место жительства в Углич. Там Дмитрий рос, воспитывался, имея соответствующее царское окружение.

У царя Фёдора в 1592 году родилась дочь, а вот мальчиков не было. Поэтому на Дмитрия все смотрели как на законного наследника царского трона. Вполне понятно, что такое положение дел способствовало напряжённым отношениям между Фёдором и Дмитрием. А поэтому, когда 15 мая 1591 года мальчик умер, то сразу же поползли слухи, что его убили по личному приказу Бориса Годунова, который был первым человеком при царе Фёдоре.

В смерти царевича Дмитрия много неясностей. По официальной версии того времени он погиб, случайно напоровшись на нож во время детской игры. Однако сразу после смерти мальчика разъярённые жители Углича растерзали всех тех, кто находился рядом с царевичем во время трагедии. А после вступления на престол Михаила Фёдоровича Романова официально было признано, что ребёнка убили наёмники Годунова.

Одним словом, трагедия свершилась, и малолетний сын Ивана Грозного умер. В этом нет ничего удивительного, так как людям свойственно умирать. Но суть заключается в том, что именно благодаря гибели мальчика самозванцы в России стали явлением обычным в период Смутного времени. Нашлись люди, которые по прошествии ряда лет начали выдавать себя за царевича Дмитрия, то есть за законных наследников русского престола.

За самозванцами стояли польские паны и католическая церковь

Самым успешным самозванцем считается Лжедмитрий I. На историческую арену он вышел в 1601 году, объявив себя чудом спасшимся от убийц царевичем Дмитрием. Предполагается, что самозванцем являлся беглый монах Григорий Отрепьев. Он стал единственным из всех самозванцев, кому удалось взойти на российский трон. Случилось это в 1605 году. А уже через год Григория Отрепьева убили в результате народных волнений.

Следующим стал Лжедмитрий II, больше известный как Тушинский вор. Он заявил, что является никем иным как Лжедмитрием I, спасшимся от кровожадных московских бояр. У Лжедмитрия I была жена, Мария Мнишек, и она, ко всеобщей радости, признала в самозванце своего мужа.

Этот новый претендент на престол распространил своё влияние на заметную часть российских территорий. Но надо понимать, что и первому, и второму самозванцу помогали поляки. Впрочем, помощь их оказалась ненадёжной. В конце 1610 года Лжедмитрия II зарезал татарский князь, но самозванцы в России после этого не перевелись.

Со смертью Тушинского вора идея поддержки «законного царя» провалилась. У Марины Мнишек от второго самозванца был сын Иван, родившийся в 1611 году. В историю он вошёл как Ивашка Ворёнок. Впрочем, сторонники Мнишек называли его уважительно Иваном Дмитриевичем. Но мальчик был совсем маленьким, однако мать, прикрываясь сыном, раскрутила очередную авантюру.

Она связалась с казачьим атаманом Иваном Мартыновичем Заруцким, который был ярым сторонником канувших в небытие самозванцев. Он провозгласил Ивана подлинным наследником царского престола. Мнишек с Заруцким и Иваном осели в Астрахани, так как их там поддержали определённые слои казачества.

Но вскоре популярность этой троицы резко упала.

Спасая себя, авантюристы бежали на реку Яик. Там они укрылись на Медвежьем острове в крепости яицких казаков. Но это убежище оказалось ненадёжным. Мнишек, Заруцкого и ребёнка арестовали, доставили в Москву и умертвили весной 1614 года. Заруцкого посадили на кол, ребёнка задушили, а Марина Мнишек умерла в темнице при неясных обстоятельствах.

Самый успешный самозванец Лжедмитрий I и его жена Марина Мнишек

Казалось бы, на этом можно ставить точку, но самозванцы в России, как не странно это звучит, не перевелись. В марте месяце 1611 года в Новгороде на торговой площади объявился человек, провозгласивший себя спасшимся Лжедмитрием II. В историю он вошёл как Лжедмитрий III, но новгородцы ему не поверили и выгнали за городские стены.

Тогда самозванец попытал счастье в Ивангороде. И там ему улыбнулась удача. Он осел в Ивангороде и начал успешно противостоять шведским агрессорам. В декабре 1611 года торжественно въехал в Псков, где был провозглашён царём. Но, дорвавшись до власти, Лжедмитрий III начал вести жизнь распутную и воровскую. В результате этого от него отвернулись и горожане, и казаки, и псковская знать. Самозванца назвали Псковским вором, а тот попытался бежать из города.

Был пойман уже за стенами, в цепях возвращён в город, а затем отправлен в Москву в железной клетке. Но по дороге на обоз напали поляки. Тогда охрана убила самозванца и сбежала. По другой версии Лжедмитрия III довезли до Москвы и 1 июля 1612 года предали казни. Предполагается, что Псковским вором был беглый дьяк Матвей. По другой версии за особу царских кровей выдавал себя вор Сидорка.

Закончилось Смутное время; страна в 1618 году подписала позорное для неё Деулинское перемирие. Владения Московского царства сократились, и нужно было вновь наращивать мощь государства. Но самозванцы в России не перевелись. После Лжедмитриев пошли их лжепотомки. Называли их Лжеивашками. Выдавали они себя за сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек.

Как уже говорилось, настоящий сын Ивашка Ворёнок был повешен в Москве у Серпуховских ворот. Но в 1640 году появился самозванец польского происхождения, Ян Луба. Он всем заявил, что является спасшимся Ивашкой. Этого самозванца выдали Москве в 1645 году. Он сразу же признался во всех грехах, а так как никакой угрозы для власти не представлял, то был помилован.

В 1646 году в Стамбуле объявился очередной Лжеивашка. Им оказался Иван Вергунёнок из простых украинских казаков. Он всех убеждал, что является законным престолонаследником. Однако этого человека никто в серьёз не воспринял, и он исчез с исторической арены.

Закономерный конец самозванца, но других это не останавливало

Всего же в XVII веке насчитывалось около двух десятков самозванцев. О многих из них почти ничего не известно. Они мелькнули как падающие звёздочки на небосводе и исчезли. Здесь можно назвать Лжедмитрия IV, который вошёл в историю как Астраханский вор. Период его самозванства пришёлся на 1611-1612 годы. У этого человека хватило ума бесследно раствориться на просторах русской земли и сохранить себе жизнь.

Были также Илейко Муромец, лжецаревичи Фёдор, Август, Лаврентий, Осиновик, Мартын, Савелий, Гаврилка и др. Их называли Мужицкими царевичами. Кого-то из них казнили, а кто-то бежал и навсегда исчез. После того, как вся эта публика канула в лету, в стране всё постепенно успокоилось. А новая волна самозванцев появилась в XVIII веке.

Леонид Журавлёв

САМОЗВАНСТВО В РОССИИ

История России знает немало фактов появления самозванных претендентов на престол. Как правило, они появлялись во времена династических неурядиц и выступали под именами реальных лиц, обстоятельства жизни и смерти которых были мало известны широким народным массам. Здесь приведены сведения о некоторых наиболее известных самозванцах.
См. также статью Н.Я.Эйдельмана «Лже…»

САМОЗВАНЦЫ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

В начале XVII века, после пресечения правившей династии Рюриковичей, Россия вступила в полосу экономического упадка, внутренних раздоров и военных неудач. Внутренний конфликт подорвал силы огромной державы, государство стояло на грани распада. Этот период принято называть Смутным временем. Бедствия Смутного времени порясли ум и душу русских людей. Современники винили во всем многочисленных самозванцев, ставших орудием иноземного (в первую очередь, польского) вмешательства. Однако это только часть правды. Почву для самозванства подготовил глубокий социальный кризис, поразивший русское государство.

Наиболее известным и удачливым в достижении своих целей стал Лжедмитрий I (1606х), принявший имя младшего сына Ивана Грозного Дмитрия.

В правление Лжедмитрия I вольные терские казаки решили выдвинуть своего «Царевича Петра», выдав его за сына царя Федора Ивановича и Ирины Годуновой, никогда реально не существовавшего. Обосновывали это тем, что младенца Петра бояре якобы подменили девочкой, которая вскоре умерла. Весной 1606 года Лжепетр пришел с казаками с Терека в устье Волги, занял Царицын и начал упорно продвигаться вверх по Волге на север. Вскоре под знаменами «Петра» собралось до четырех тысяч человек. «Петр» и повстанцы отправили в Москву гонца с письмом к «Дмитрию». Интересна реакция Лжедмитрия на появление «племянника». По словам капитана польской дворцовой стражи Я.Маржарета Лжедмитрий с некоторой уклончивостью писал казацкому «царевичу», что если он — сын его брата Федора, то пусть будет желанным гостем; если же он не истинный, то пусть удалится прочь. К грамоте прилагалась подорожная, предписывающая выдавать «царевичу Петру» корм на всем пути в Москву. Возможно, Лжедмитрий надеялся получить в лице Лжепетра поддержку терского и яицкого казачества. Боярская знать, со своей стороны, рьяно выступила против нового претендента.

Казаки согласились отправиться в столицу, но, миновав Казань и Свияжск, получили весть об убийстве «царя Димитрия», спустились Волгой до Камышинки, а оттуда ушли за Дон.

Здесь их разыскали посланцы кн. Гр. Шаховского, давно уже поднявшего восстание во имя Димитрия, но не находившего человека, согласного выдавать себя за Димитрия. По приглашению Шаховского Илейка со своим сильно возросшим отрядом, пришел к нему в Путивль. Весной 1607 г. они вместе отправились на выручку осажденного в Калуге Болотникова и заняли Тулу. Позже он примкнул в Туле к войскам Болотникова И.И., после поражения которого был казнен близ Москвы в 1607 году.

После свержения Лжедмитрия в 1606 году народ, особенно в провинции, не желал верить в смерть «доброго законного» царя. Толки о том, что он спасся от «лихих» бояр не прекращались ни на один день. Массовые восстания на южной окраине государства положили начало новому этапу гражданской войны, появились новые самозванцы. Некоторые из них принимали совсем уж необычные имена и ссылались на лиц, каких на свете не существовало. Так в Астрахани появился царевич Август, кто-то назвался Иваном Ивановичем, сыном Ивана Грозного, потом появился царевич Лаврентий, назвавшийся сыном убитого Грозным царевича Ивана Ивановича, и многие другие.

В 1607 году появляется Лжедмитрий II («Тушинский вор») (?-1610х), выдававший себя за якобы спасшегося царя Дмитрия (Лжедмитрия I).

После свержения царя Василия Шуйского в стране распространились слухи о том, царь «Дмитрий» вторично благополучно избежал смерти от «лихих» бояр и ждет народной поддержки, однако Лжедмитрий III и последующие существенных следов в истории не оставили.

ЛЖЕ-АЛЕКСЕЙ

Сын царя Алексея Михайловича Алексей (1654 — 1670) умер внезапно, что породило слухи о том, что Алексей не умер, а бежал из Москвы на Волгу. Эти слухи и рассылаемые «прелесные грамоты» сыграли заметную роль на первом этапе Крестьянской войны Степана Разина.

В.Буганов (В.И.Буганов. Разин и разинцы. М. Наука, 1995) цитирует грамоту «от великого войска Донского и от Алексея Григорьевича» в город Харьков (т.е. в Харьков от разинцев, а именно от А.Г.Черкашенина, атамана восставших, названного брата С.Разина): «В нынешнем, во 179-м году, октября в 15-й день, по указу Великого Государя… (далее дается полный титул царя — В.Буганов) и по грамоте ево, Великого Государя, вышли мы, великое Войско Донское, з Дону … ему, Великому Государю на службу … чтобы нам всем от них, изменников бояр, в конец не погинуть».

В грамоте не указано имя Государя, но то, что современники имели в виду вовсе не царствующего Алексея Михайловича, подтверждает выдержка из другой грамоты, уже из правительственного лагеря, написанная от имени царя Алексея Михайловича:
«… воровскими прелесными письмами, будто, сын наш государев благоверный царевич и великий князь Алексей Алексеевич … ныне жив и будто по нашему, Великого Государя, указу, идет с низу Волгою к Казани и под Москву для того, чтобы побить на Москве и в городех бояр наших и думных и ближних и приказных людей … будто за измену».

По всей видимости, в Москве к слухам о царевиче Алексее относились серьезно, если изготовили даже цитированную выше специальную «государеву образцовую» грамоту, содержащую официальную версию восстания и упоминающую царевича Алексея Алексеевича.

Какого-то определенного лица, постоянно выдававшего себя за царевича Алексея Алексеевича, видимо, не существовало. Есть предположения (В.Буганов), что роль царевича Алексея играл молодой князь Андрей, сын князя Камбулата Пшимаховича Черкасского, кабардинского мурзы. Князь Андрей был крещен в православную веру, попал в плен к Разину при взятии Астрахани. Разин, продвигаясь вверх по Волге, вез с собой и его, поместив князя на отдельном струге, приказав обить струг красным бархатом. «Царевич» должен был служить, и служил не по своей воле, конечно, символом «законного» государя, которому даже присягали в уездах, охваченных восстанием.

ЛЖЕ-СИМЕОН

Самозванец, по показаниям, данным под пыткою, Семен Иванович Воробьев, лохвицкий мещанин, подданный князя Вишневецкого; жил-де он на Дону, познакомился там с Иваном Миуским (товарищем С.Т.Разина) и по его почину принял имя в младенчестве умершего царевича Симеона Алексеевича (1665 — 1669) пошел в Запорожье (1673), где сделался игрушкою в руках недовольного Москвою кошевого Серка. Делая вид, что верит Лжесимеону и думает об его возвращении в Москву, Серко в сущности хотел только использовать его в своих сложных отношениях к Москве и ее гетману Самойловичу.

В 1674 г. Серко, уладившись с Москвою, выдал ей Лжесимеона, который после жестоких пыток был казнен.

Лжесимеон был скорее всего знаменем донской и запорожской голытьбы, мечтавшей воскресить недавно похороненную Разиновщину. С Разиным Лжесимеон сам сплетает свою биографию, с ним его связывает Миуск, разиновский мотив живет в его программе: «побить бояр». Мысль о том, что Лжесимеона выставили поляки, едва ли верна. Подробности его самозванства нам неизвестны. См. Н. Костомаров, «Самозванец Лжецаревич Симеон. Исторический рассказ» («Исторический Вестник», 1880, № 1); Д. Иловайский «История России», V, (у обоих указаны источники, особенно у Иловайского, прим. 34).

ПЕТР ПЕТРОВИЧ

Самозванец, принявший имя умершего в 1719 г. сына Петра I, в действительности беглый драгун нарвского полка Ларион Стародубцев, живший в казачьей станице Яменской на реке Бузулуке. Петром Петровичем назвал Стародубцева пришедший к нему летом 1732 г. нищий, носивший имя Тимофея Труженика и выдавший себя драгуну за его «брата», Алексея Петровича. Труженик вскоре был арестован при попытке поднять крестьян в Тамбовской губернии.

Летом 1733 г., преследуемый станичным старшиной, Стародубцев вспомнил завет Труженика «делать свое дело» и в самарских степях объявил себя царевичем. «Подданных» набралось к нему немного, и при попытке насильственной вербовки их он с 11 товарищами был схвачен. По решению Тайной канцелярии оба «царевича» были казнены.

ПЕТР III

Под именем спасшегося от смерти императора Петра III Федоровича выступил Пугачев Емельян Иванович (1740 или 1742-1775х), предводитель Крестьянской войны 1773-1775 годов, донской казак, участник Семилетней войны (1756-1763гг.) и русско-турецкой войны 1768-1774 годов, хорунжий. В сентябре 1774 года заговорщиками выдан властям. Казнен в Москве на Болотной площади.

См. также статью Н.Я.Эйдельмана «Лже…»

КНЯЖНА ТАРАКАНОВА

Тараканова Елизавета (ок. 1745-1775+), выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны, объявила себя претенденткой на русский престол. Арестована в Италии и доставлена в Россию. В 1775 году заключена в Петропавловскую крепость, где умерла от туберкулеза. Предание о гибели Таракановой во время наводнения (сюжет картины К.Д.Флавицкого, 1864г.) не соответствует действительности.
Данилевский Г.П. Княжна Тараканова М., Правда, 1983.

КНЯЖНА АНАСТАСИЯ

После расстрела Николая II и его семьи в Европе неоднократно появлялись лица, объявлявшие себя детьми Николая Александровича, чудесным образом избежавших смерти. Одной из наиболее известных стала история с так называемой «немецкой Анастасией», которую подробно описывает в своих мемуарах Великая княгиня Ольга Александровна (1882 — 1960+), сестра Николая II.

См. Йен Воррес Мемуары Великой Княгини Ольги Александровны (Литературная запись) 1960;

СОВРЕМЕННЫЕ САМОЗВАНЦЫ

О некоторых современных самозванных претендентах на российский престол рассказывается в статье В.Прибыловского «В сторонниках короны согласья нет».

Добавить комментарий

Закрыть меню