Салтыков щедрин эзопов язык

Эзопов язык в произведениях Салтыкова-Щедрина (сказках, баснях)

Форма художественной речи, которая получила название эзопов язык или по-другому иносказание, восходит к далеко незапамятным временам.

Ее очень просто связать с именем Эзопа, который является гениальным создателем греческой басни. Можно сказать, что первая басня была создана ориентировочно в шестом веке до нашей эры. Известно, что Эзоп был рабом и не мог высказать свое мнение на прямую, поэтому изобличал своих хозяев и разные ситуации при помощь обычных ситуаций, возникающих с животными. Среди русских писателей, которые пользуются данной иносказательным приемом, были Крылов и Салтыков-Щедрин. В баснях Крылова он расшифровывает происходящее в морали, но вот у Салтыкова-Щедрина читателю приходится самостоятельно разбираться с показанными образами.

Рассмотрим к примеру, построенную на иносказании «Историю одного города». Город Глупов являться не только среднестатистическим городом в одной из русских губерний, но и символической отображение России в целом. Да и сам писатель подчеркивает, что границы города буквально расширяются до огромных пределов.

Да и сами глуповцы – это россияне в целом, на это указывают множественные исторические показания, которые даже в сатирическом изображении можно с легкостью узнать. Борьбу славянских племен между собой, он описывает, как возможность противостоять головотяпам с другими соседними поселениями.

Есть и полные совпадения, например, Негодяев – это точная копия Павла Первого, А Беневоленский – это Сперанский. В образе Грустилова автор воплотил сатирическое изображение Александра Первого, он возвышает откуп до пяти тысяч за год, а после умирает от меланхолии.

Но нельзя говорит о том, что автор говорит о судьбе народа и страны в целом пессимистично. Он рассказывает о ней с мыслью о том, что течение изменений нельзя изменить, время несется как река, которую не могут остановить ни тираны, ни правители.

Еще один пример сказка «Премудрый пескарь», это не просто рассказ о рыбке, которая дрожит от страха, а о простом и трусливом обывателе, который испытывает настоящее равнодушие ко всем кроме себя.

С помощью данных иносказательных образов, Салтыков-Щедрин помогает лучше понять саму жизнь, взглянуть на нее совершенно под другим углом. Чтение подобных произведений помогает читателю посмотреть на историю современной России под другим ракурсом, узнать о том, что происходит в сердце простого гражданина, то как он воспринимает ситуацию, относится к правительству в целом, как переживает за историю своей страны.

Популярные сегодня темы

  • Сочинение по картине Рыбак. Финляндия Маковского В.Е.

    Финляндию также называют страной тысячи озер. Как известно, рыбалка там является весьма распространенным развлечением и до сих пор рыбачат и сами жители страны и приезжает много туристов.

  • Сочинение Кого можно назвать добрым человеком? 11 класс

    Кто же такой добрый человек? Где его найти? Это тот, кто будет делать добрые поступки, поддерживать, защищать и не просить ничего взамен, тот, кто не ждет добра в ответ на свои действия.

  • Сочинение Зима в нашем городе

    Зима – поэтичное и живописное время года. Природа, устав от теплых осенних красок, наконец, преображается и сменяет свое желтое одеяние на сияющий белоснежный наряд.

  • Сочинение Мое любимое стихотворение Лермонтова Парус 6 класс

    М.Ю. Лермонтов слишком рано ушел из жизни и покинул поэтический небосвод. Его гибель стала невосполнимой для российской и мировой литературы. Но его творчество живо и не теряет своей актуальности и в наши дни.

  • Анализ трагедии Скупой рыцарь Пушкина сочинение

    Трагическая пьеса «Скупой рыцарь» была задумана автором в 1826 г., а закончена в 1830 г. Впервые данное произведение было опубликовано в журнале «Современник» в 1836 г.

Эзопов язык в произведениях М. Е. Салтыкова-Щедрина

Эзопов язык, или иносказание, — восходящая к незапамятным временам форма художественной речи. Недаром она связывается с именем Эзопа — полулегендарного создателя греческой басни, жившего, по видимому, в шестом веке до нашей эры. Как гласит предание, Эзоп был рабом, а потому не мог открыто высказывать свои убеждения и в баснях на сюжеты из жизни животных изображал людей, их взаимоотношения, достоинства и недостатки. Однако далеко не всегда эзопов язык — вынужденная мера, результат недостатка решимости; есть люди, у которых непрямая, иносказательная манера выражения мыслей становится как бы увеличительным стеклом, помогающим увидеть жизнь более глубоко. Среди русских писателей наиболее заметные таланты, применявшие эзопов язык, — это И. А. Крылов и М. Е. Салтыков-Щедрин. Но если в баснях Крылова иносказание “расшифровывается” в морали (положим, Демьянова уха уподобляется творениям писателя-графомана), то в произведениях Салтыкова-Щедрина читатель сам должен понять, какая же реальность стоит за полусказочным-полуфантастическим миром писателя.
Вот сплошь построенная на иносказании “История одного города”. Что такое — город Глупов? Типичный, “среднестатистический” русский губернский город? Нет. Это условное, символическое изображение всей России, недаром писатель подчеркивает, что его границы расширяются до пределов всей страны: “Выгонные земли Византии и Глупова были до такой степени смежны, что византийские стада почти постоянно смешивались с глуповскими, и из этого выходили беспрестанные пререкания”. А кто такие глуповцы? Как ни горестно признать, но глуповцы — это россияне. Об этом свидетельствуют, во-первых, события русской истории, которые хотя и даны в сатирическом освещении, но все же легко узнаются. Так, известная по летописям борьба славянских племен (полян, древлян, радимичей и др.) и их последующее объединение пародируются Салтыковым-Щедриным в изображении того, как головотяпы враждовали с соседскими племенами — лукоедами, лягушечниками, рукосуями. Кроме того, увидеть в глуповцах русских заставляют и такие подмеченные писателем качества, как лень, бездеятельность, неспособность быть мужественными строителями собственной жизни, и отсюда страстное желание вручить кому-нибудь свою судьбу, лишь бы самим не принимать ответственных решений. Одна из первых страниц глуповской истории — поиски правителя. После того как далекие предки глуповцев Волгу толокном замесили, потом свинью за бобра купили, рака с колокольным звоном встречали, батьку на кобеля променяли, они решили найти князя, но только непременно глупого: “Нам глупый-то князь, пожалуй, еще лучше будет! Сейчас мы ему коврижку в руки: жуй, а нас не замай!” Сквозь эту изображенную Салтыковым-Щедриным историю отчетливо проглядывает летописное сказание о приглашении варяжских князей на русскую землю; причем летописец подчеркивает, что русские решаются на иноземную власть над собой, убедившись в собственной несостоятельности: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…”
Кроме указанных иносказаний есть в “Истории одного города” и более конкретные соответствия: Негодяев — Павел I, Беневоленский — Сперанский, Угрюм-Бурчеев — Аракчеев.

В образе Грустилова, возвысившего дань с откупа до пяти тысяч в год и умершего от меланхолии в 1825 году, дан сатирический портрет Александра I. Однако нельзя сказать, что горький смех над русской судьбой свидетельствует об историческом пессимизме писателя. Финал книги говорит о бессилии Угрюм-Бурчеева остановить течение реки, в чем можно видеть иносказание о том, что безрезультатны усилия тиранов остановить течение жизни.
Понимать Эзопов язык необходимо и при чтении сказок Салтыкова-Щедрина. Например, сказка “Премудрый пескарь”, повествующая о дрожащей от страха за свою жизнь рыбке, разумеется, выходит за рамки “жизни животных”: пескарь — это символическое воплощение трусливого, эгоистичного обывателя, равнодушного ко всему, кроме себя. “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил” также полна иносказаний. Мужик, вьющий по приказанию генералов веревочку, чтобы привязать себя, олицетворяет собой рабскую покорность народа. Генералы думают, что французские булки на дереве растут; эта сатирическая деталь иносказательно изображает, насколько далеки крупные чиновники от реальной жизни.
Салтыков-Щедрин о себе сказал: “Я — Эзоп и воспитанник цензурного ведомства”. Но, наверное, щедринское иносказание — это не только необходимость, вызванная цензурными соображениями. Безусловно, Эзопов язык помогает создать глубокий, обобщенный образ действительности, а значит, лучше понять саму жизнь.

Эзопов язык в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Юрковская А.И.

Научный руководитель: к.ф.н., Ремпель Е.А.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им.

В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра русской и классической филологии

Особенно яркое художественное воплощение эзопов язык получил в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. Сказочная форма у сатирика условна и позволяет высказывать далеко не сказочную, а горькую правду. М.Е. Салтыков-Щедрин проявлял неистощимую изобретательность в создании приёмов аллегории и выработал целую систему «обманных средств».

В щедринских сказках действуют животные, но писатель постоянно «оговаривается», переключает повествование из плана фантастического в план реальный, из мира зоологического в человеческий. Топтыгин Первый из сказки «Медведь на воеводстве» съел чижика, но комментарий к этому незначительному лесному событию вполне серьёзный: «Всё равно, как если б кто бедного крохотного гимназистика педагогическими мерами до самоубийства довёл…». После этой «оговорки» становится понятно, что речь идёт о полицейском преследовании учащейся молодёжи.

К «эзопову языку» следует отнести выбор маски «благонамеренного повествователя», от лица которого ведётся рассказ. В сказке «Дурак» подробно описываются благородные и великодушные поступки Иванушки, но называются «дурацкими». Таким образом, рассказчик как бы присоединяется к господствующей морали, но наивно живописует достойные «подвиги дурачка».

К «эзоповой» манере принадлежит и «фигура умолчания» — нарочитый пропуск слов или целого куска текста, который легко додумывается читателем. Так, например, сатирик никогда не скажет, что человека сослали на каторгу за его революционную деятельность. Он просто прозрачно намекнет, что человек отправился туда, куда Макар телят не гонял, и читателю все становится понятно.

«Эзопова» манера проявляется в том, что писатель доводит фантастику в сказке до абсурда. Например, один из генералов в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» был учителем каллиграфии в школе кантонистов. Иными словами, он преподавал искусство писать чётким и красивым почерком в особой низшей школе для солдатских детей. Здесь сразу возникает два вопроса: зачем солдатским детям каллиграфия и разве это соответствует генеральскому чину — работать учителем в солдатской школе? Автор не стремится объяснить этот абсурд, но читатель понимает, что генералы — бесполезные «небокоптители», которые ничего не умеют делать, потому что всю жизнь занимались непонятно чем.

Таким образом, «эзопов язык» позволяет подойти к изображаемому предмету с неожиданной стороны и остроумно представить его, а непривычные черты и краски помогают создать запоминающиеся образы.

Добавить комментарий

Закрыть меню