Розанов Василий Васильевич философия

— современный философ, публицист икритик, род. в Ветлуге в 1856 г., окончил курс в московском университетепо филологическому факультету, был учителем истории и географии в брянской прогимназии, елецкой гимназии и бельской прогимназии; с 1893 г.служит в центральном управлении государственного контроля.Неудовлетворенный схемою университетских дисциплин, лишенных цельности ипоследовательности, P., в обширном труде: «О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки, как цельногознания» (М. 1886), дает план возможного понимания или познания мира, определенный изучением первоначального строения ума, которому соответствует строение мира. Все познаваемое распределено в понимании, содержится в его формах, но только еще закрытое, непознанное; пониманиезавершает деятельность разума и дает ему успокоение. Всестороннюю критику утилитаризма Р. дал в статье: «Цель человеческой жизни» («Вопр.филос.», 1892, кн. 14 и 15); эстетические воззрения Р. изложены в книге «Красота в природе и ее смысл» (М. 1894), написанной по поводу взглядов Вл. С. Соловьева. Гораздо больше внимания Р. посвятил философии истории.в связи с запросами и требованиями современности. («Религия и культура»,сборник статей, СПб.. 1899). Выступив на это поприще статьей: «Местохристианства в истории» («Русский Вестн.», 1890, 1 и отд.), Р. примкнул сначала к «Моск. Вед.», затем обнаружил довольно определенную славянофильскую окраску в духе К. Н. Леонтьева и, наконец, выступил решительным противником некоторых основных идей догматики. Статьи Р. обраке (1898) были поворотным пунктом в этом отношении. Много было сказано здесь такого, что повергало в неподдельное изумление как единомышленников, так и противников Р. (по его мнению, напр., день Ходынской катастрофы есть, вместе с тем, и счастливый день русской истории). Нельзя не признать, однако, что встречающееся у Розанова своеобразное освещение исторических. событий будит мысль неожиданными параллелями и взглядами. То же самое следует сказать и о статьях его педагогического содержания, собранных в книге: «Сумерки просвещения»(СПб., 1899). Критикуя современный строй школы и воспитания, Р. находит,что во всех борющихся системах воспитания нарушены три принципа образования: принцип индивидуальности, требующий, чтобы как вобразуемом, так и в образующем была сохранена индивидуальность; принципцелости, требующий, чтобы всякое входящее в душу впечатление непрерывалось до тех пор другими впечатлениями, пока оно не окончило своего взаимодействия с нею; наконец, принцип единства, состоящий в требовании, чтобы образующие впечатления были все одного типа. В своих порою блестящих и всегда крайне парадоксальных критических статьях Р. занимался почти исключительно Достоевским и Гоголем: «Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского, с присоединением двух этюдов о Гоголе»(СПб., 1893) и «Литературные очерки», сборник статей (СПб., 1899). О Р.cущeствует много полемических отзывов, из которых наиболее известна статья Вл. С. Соловьева: «Порфирий Головлев о свободе и вере» («Вест.Европы», 1894 г., 2).

Я. К.

Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Розанов Василий Васильевич

, русский религиозный философ, литературный критик и публицист. Окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1880—1893 преподавал в гимназии (Симбирск, Елец, Белый, Вязьма). Его 1-я книга «О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания» (1886) — один из вариантов гегельянского обоснования науки — успеха не имела; однако она примечательна тем, что содержит программу позднейшего мистического теизма Р. Широкую популярность снискал литературно-философский этюд Р. «Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского» (1891), положивший начало последующему истолкованию Ф. М. Достоевского как религиозного мыслителя у Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и др., с которыми позднее Р. сблизился как участник религиозно-философских собраний (1901— 1903). С конца 1890-х гг. Р. — видный журналист позднеславянофильского толка, сотрудник журнала «Русский вестник» и «Русское обозрение», один из ведущих публицистов «Нового времени». Статьи Р.

вызывали резкую критику со стороны революционных марксистов (см. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 172). Сознательная беспринципность и двусмысленность его высказываний была с осуждением встречена либералами. Выступая, как правило, с шовинистических позиций, Р., однако, не был последовательным охранителем. Резкую критику постановки школьного образования в России содержали его статьи «Сумерки просвещения» (1893) и «Афоризмы и наблюдения» (1894). В книге «Когда начальство ушло» (1910) Р. в сочувственных тонах описывал брожение в массах в эпоху русской Революции 1905—07. Сборники «Религия и культура» (1899) и «Природа и история» (1900) свидетельствовали о попытках Р. найти решение социально-философских проблем в церковной религиозности, причём его отношение к православной церкви («Около церковных стен», т. 1—2, 1906) оставалось глубоко противоречивым. Пытаясь приспособить православие к запросам современности и подвигнуть его к обновленному культу «жизненной силы», Р. требовал пересмотра христианских воззрений на сексуальные и семейные отношения в нашумевшей книге «Семейный вопрос в России» (т. 1—2, 1903). В сочинениях «Тёмный лик. Метафизика христианства» (1911) и «Люди лунного света» (1911) Р. окончательно размежёвывается с христианством по вопросам пола (противопоставляя при этом Ветхий завет как утверждение жизни плоти — Новому).
Р. стремился в своих сочинениях к предельной эмоциональной насыщенности; его книги «Уединённое» (1912), «Смертное» (1913) и «Опавшие листья» (ч. 1—2, 1913—15) представляют собой собрание объединённых по настроению разрозненных эссеистических набросков, беглых умозрений, дневниковых записей, внутренних диалогов. Высказывания Р. по религиозным, философским, историческим и литературным вопросам, перемежающиеся с бытовыми зарисовками, выдают глубокий духовный кризис, не могущий найти разрешения в безоговорочном принятии христианских догматов, к которому Р. тщетно стремится; итогом мысли Р. остаётся пессимизм и «экзистенциальный» субъективный идеализм в духе
С. Кьеркегора (отличающийся, однако, культом индивидуальности, реализующей себя в стихии пола). Исторический пессимизм Р. в полной мере сказался в его набросках «Апокалипсис нашего времени» (в. 1—10, 1917), где Р. с отчаянием и безнадёжностью принимает неизбежность революционной катастрофы, считая её трагическим завершением российской истории.
Соч.: Литературные очерки, СПБ, 1899; В мире неясного и нерешенного, СПБ, 1901; Декаденты, СПБ, 1904; Итальянские впечатления, СПБ, 1909; Война 1914 и русское возрождение, 2 изд., П., 1915; Из последних листьев. Апокалиптика русской литературы, «Книжный угол», 1918, № 5; Избранное, Нью-Йорк, 1956.
Лит.: Грифцов Б., Три мыслителя, М., 1911; Шкловский В., Розанов, в кн.: Сюжет как явление стиля, П., 1921; Голлербах Э., В, В. Розанов. Жизнь и творчество, П., 1922; История философии в СССР, т. 4, М., 1971; Leskovec P., Basilio Rozanov e la sua concezione religiosa, Roma, 1958: Rozanov, L., 1962.
В. С. Муравьев.
Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах.

Розанов Василий Васильевич (1856— 1919), писатель и религиозный философ.

Родился 2 мая 1856 г. в Ветлуге. Рано потерял отца и мать, воспитывался старшим братом Николаем. После окончания гимназии Розанов поступил в Московский университет на историко-филологический факультет. Ещё в студенческие годы он женился на А. П. Сусловой, женщине значительно старше его, бывшей возлюбленной Ф. М. Достоевского.

В 1882 г., завершив обучение, Розанов получил место учителя истории и географии в Брянской прогимназии. Здесь он написал первое крупное философское произведение — трактат в 737 страниц «О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки и цельного знания». Книга была издана в Москве в 1886 г., но критики практически не заметили её.

В том же году от Розанова ушла Суслова, не дав при этом формального разрешения на развод. В 1887 г. Василий Васильевич был переведён преподавателем в Елецкую гимназию. В Ельце он познакомился с В. Д. Бутягиной, ставшей в 1891 г., после тайного венчания, его второй женой. Во время работы в Елецкой гимназии Розанов начал публиковать в журналах статьи, заинтересовавшие писателя-славянофила Н. Н. Страхова и профессора С. А. Рачинского.

Благодаря их помощи он в 1893 г. сумел получить место чиновника особых поручений 7-го класса в Государственном контроле и переехал с семьёй в Петербург. В столице продолжил сотрудничать с редакциями, а в 1899 г. вообще оставил государственную службу ради журналистики.

Главный редактор газеты «Новое время» А. С. Суворин предложил ему место постоянного сотрудника. Постепенно известность Розанова росла. Укрепило её появление ряда книг и критических сборников («Легенда о Великом Инквизиторе», 1894 г.; «Сумерки просвещения», «Литературные очерки», оба 1899 г.; «Природа и история», 1900 г.; «Религия и культура», «В мире неясного и нерешённого», оба 1901 г.; «Семейный вопрос в России», 1903 г.). Скандальную славу писатель приобрёл после публикации статей с резкими нападками на историческое христианство и обоснованием исключительной роли пола в развитии человечества.

Позже эти работы вошли в сборники «Около церковных стен» (1906 г.); «Тёмный лик: метафизика христианства», «Люди лунного света» (оба 1911 г.).

Шум вызвали и обвинения Розанова в «беспринципности», когда выяснилось, что он, будучи сотрудником правой газеты «Новое время», под псевдонимом В. Варварин печатался в либеральных изданиях, вроде «Русского слова».

Репутация возмутителя спокойствия окончательно утвердилась за Розановым после выхода книг «Уединённое» (1912 г.) и «Опавшие листья» (1913—1915 гг.). Многие читатели сочли чувства и высказывания автора слишком откровенными; Розанова упрекали чуть ли не в пропаганде порнографии.

Нападки в печати повлекла и позиция Розанова в ходе «дела Бейлиса»: тогда писатель решительно поддержал доводы обвинения. Его статьи на эту тему позднее были объединены в сборнике «Об обонятельном и осязательном отношении евреев к крови» (1914 г.). Несмотря на крайность многих воззрений Розанова, его идеи оказали заметное влияние на других русских религиозных философов XX в. — особенно на Д. С. Мережковского, Н. А. Бердяева и П. А. Флоренского.

Последним опубликованным при жизни произведением Розанова стал «Апокалипсис нашего времени» (1918 г.), в котором он давал оценку разразившимся в России революционным событиям.

Скончался 5 февраля 1919 г. в Сергиевом Посаде, похоронен на кладбище Черниговского скита недалеко от Троице-Сергиевой лавры.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Василий Васильевич Розанов (1856 — 1919)оставил после себя большое литературное наследие. К числу наиболее крупных его произведений относятся: “О понимании”; “О писательстве и писателях”; “Литературные очерки”; “Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского”; “Около церковных стен”; “Русская церковь”; “В мире неясного и нерешенного”; “Когда начальство ушло”; “Уединенное”; “Опавшие листья”; “В дворе язычников”; “Сахарна”; “Мимолетное”; “Последние листья”; “Апокалипсис нашего времени”; “Литературные изгнанники”; “Семейный вопрос в России”; “Листва”.

Известный историк русской философии В. В. Зеньковский отмечал: “Розанов едва ли не самый замечательный писатель среди русских мыслителей, но он и подлинный мыслитель… Оттого-то он имел такое огромное (хотя чисто и подпольное) влияние на русскую философскую мысль XX века”.

Иногда Розанова причисляют к неославянофилам. Сам же он пишет о себе: “Славянофилом я был только в некоторые поры своей жизни”.

Особенность философии В. В. Розанова заключается в том, что при ответе на два ключевых вопроса философствования, стоявших в его время: “Что происходит (Кто виноват?)? Что делать?”, он игнорирует второй вопрос. Он так объяснял причину этого: “Я пришел в мир, чтобы видеть, а не совершать”.

По мнению мыслителя “Философия — прибежище тишины и тихих душ, спокойных созерцательных и наслаждающихся созерцанием умов”.

Согласно Розанову, “мир бесконечен”, он обладает формой и без нее не может существовать. Мир он считает реальным и проявляющимся в бытии, которому противостоит небытие. Формами существования бытия выступают: “небытие бытие потенциальное, бытие образующееся и бытие реальное”. Формы бытия, по Розанову, сменяют друг друга. Важнейшими характеристиками бытия он называет форму и процесс. Онтологические представления мыслителя, так же как и основания его философского учения о человеке раскрываются в его первой крупной работе “О понимании” (1886). Идеи, выраженные в этом сочинении, стали базой для философствования в последующие годы.

Важное значение Розанов придавал проблемам пола. Он видел в любви, семье, деторождении источник творческой энергии индивида и духовного здоровья народа.

Розанов полагал, что развитие цивилизации сужает рамки свободы, которая превращается в иллюзию, ввиду того, что каждый человек становится все более и более зависимым от других людей. Человек даже в США, по его мнению, не свободен “от прически до веры, от выбора невесты и до “фасона” гроба, в который его положат”. Оценивая европейскую цивилизацию, он пишет: “Эта цивилизация не может быть нормальною для всего человечества; она не нормальна даже для европейской части его, если заканчивается страданиями”.

По мнению Розанова, власть — средство организации деловитости людей. Он полагал, что для налаживания эффективной работы нужна вера в ценность нашего национального труда, но утверждаемая спокойствием относительно того, что сделанное не будет в следующем году предано, брошено, покрыто презрением, расхищено. Без этой веры в заботливую преемственность к пониманию труда как ценности возможно, по Розанову, только продолжение варварского отношения к работе. Обращаясь к народу, мыслитель подчеркивает: “Не надейся, народ, что из чего-нибудь ты получишь богатство, кроме как из труда, терпения и бережливости”.

Он советовал одноплеменникам учиться у немцев копить, наживать, а не “проматывать” богатство людей. Он пишет: “Русские прогуляли свое отечество, этого нечего скрывать. Но прогуляло его ужасным образом как … правительство, так и …. русское общество”.

Размышляя о роковой роли, сыгранной в судьбе России демократией, Розанов отмечает: “Дело в том, что именно русская “демократия” повалила кормилицу свою набок, обобрала у нее карманы и бросила ее на потраву врагу”. Обращаясь к своим соплеменникам он с горечью пишет: “Мы умираем от единственной и основательной причины: неуважения себя”.

Рассуждая о связи философии и религии, он отмечает: “Боль жизни гораздо могущественнее интереса к жизни. Вот отчего религия всегда будет одолевать философию”.

Мыслитель считает, что русская литература стала несчастьем русского народа. И она непригодна для воспитания подрастающих поколений, так как пропитана проклятиями и насмешками в адрес своей земли, родного дома, своего родного порога. “По содержанию литература русская — пишет Розанов, — есть такая мерзость — такая мерзость бестыдства и наглости, как ни единая литература”. Он называл Кантемира и Фонвизина изменниками. Ответом им, по его мнению должны быть не критические статьи, а виселица. Грибоедов, по Розанову, литератор, искавший грязь. Он сделал посмешище из того, над чем нельзя было глумиться. Мыслитель сожалел, что русская литература “прошла мимо Сергия Радонежского”. Розанов остро критиковал Н. В. Гоголя, В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. М. Добролюбова, В. С. Соловьева за их неуважительное отношение к отечеству.

Результатом такого отношения русских писателей к своей Родине и своему народу стало углубление аморализма в обществе, нарастание неуважения людей друг к другу. В нем становится все больше людей, игнорирующих исполнение общественного долга. Более того им даже в голову не приходит, что ближние от них что-то могут потребовать. И нечего удивляться, писал Розанов в 1916 г., что “теперь Чичиковы стали не только обирать, но они стали учителями общества”.

Существенной проблемой в философии В. В. Розанова выступает проблема цели. Под целью он подразумевает то, что становится действительным через другое. Идея цели рассматривается философом в качестве внутреннего субъективного акта, который через целесообразный процесс воплощается в действительности. Рассматривая цель, он выделяет в ней три стороны: а) как решающее звено в цепи целесообразности; б) как конечная форма всего развивающегося; в) как то, что желательно и к чему следует стремиться. Исходя из этого философ делит учение о целях на три части: учение о целях вообще; учение о целях как конечных формах; учение о целях как выражениях желательного.

Согласно Розанову, цель человеческой жизни заключается в служении другим людям. Человек не должен забывать, что он лишь часть общества. Человек, реализуя цель своего существования, стремится знать истину, устранять препятствия на путях к добру и сохранять свою свободу. В этом заключаются три его предназначения.

Розанов поучает: “Живи каждый день так, как бы ты жил всю жизнь именно для этого дня”. розанов философия цель существование

Философ полагал, что жизнь человека определяется тремя идеалами, ведущими его к нравственному, справедливому и прекрасному. Личность также должна стремиться к покою своей совести. Спокойная совесть при достижении желаемого и удовлетворенность достигнутым означают, по Розанову, состояние счастья. Слава не является условием счастья, так как, по мнению мыслителя, “судьба бережет тех, кого она лишает славы”.

В заключение необходимо отметить, что В. В. Розанов много сделал для установления диагноза болезни своего отечества. Выбор методов лечения он оставил философам будущих поколений

Размещено на Allbest.ru

Добавить комментарий

Закрыть меню