Римский портрет скульптура

Римский скульптурный портрет

Скульптурный портрет — одно из главных завоеваний римской художественной культуры. Он точно передаёт портретное сходство и сложность соотношения между физическим и духовным миром человека. История создания скульптурного портрета восходит к древнейшему обычаю этрусков: снимать восковую или гипсовую маску с лица умершего и хранить её в специальных нишах и шкафах. Позднее эти маски стали заменяться скульптурными портретами из местного камня, а затем из мрамора.

За несколько столетий мастерами было создано великое множество скульптурных портретов. Они чрезвычайно разнообразны. Холодные и строгие, с непроницаемым выражением лиц, ироничные и насмешливые, они выполнены с исключительной правдивостью и мастерством. Заказчик хотел видеть себя таким, каким он был на самом деле, чтобы оставить портрет на память детям и внукам.

Если в художественной культуре Древней Греции преобладали скульптурные изображения богов, то в эпоху Римской республики и империи повышенный интерес представляла личность государственная и общественная.

Пусть имена цветущих городов

Ласкают слух значительностью бренной.

Не город Рим живёт среди веков,

А место человека во вселенной.

О.Э. Мандельштам

Может быть, впервые в эпоху Римского государства человек общественный был поднят на такой высокий пьедестал. Площади городов и провинций, общественные здания столицы отныне украшали скульптурные портреты прославленных личностей: императоров и полководцев, выдающихся общественных деятелей и просто достойных граждан. Главной и священной обязанностью римлянина становится служение государству и принесение на его алтарь Победы, Доблести, Богатства и Славы.

Каков же он, человек той эпохи? Вот каким его представляет известный римский оратор и общественный деятель Цицерон (106— 43 гг. до н. э.) в трактате «Об обязанностях»: «Гражданин строгих правил, храбрый и достойный первенства в государстве… всецело посвятит себя служению государству, не станет добиваться богатств и могущества и будет оберегать государство в целом, заботясь обо всех гражданах… он… будет держаться справедливости и нравственной красоты».

Брут Капитолийский. III в. до н. э. Музеи Капитолия, Рим

В III в. до н. э. был создан один из лучших скульптурных памятников — так называемый «Брут Капитолийский». Именно он стал для римских граждан образцом истинного римлянина, для которого чувство долга перед родиной превыше родственных чувств. Перед нами некрасивый и уже немолодой человек. Небритые щеки, тонкий и горбатый нос, нависшие густые брови, пряди заметно редеющих волос, глубокие складки, оттеняющие рот, плотно сжатые губы — все эти детали призваны с максимальной точностью передать портретное сходство.

Множество статуй в честь прославленного римского императора и полководца Октавиана Августа (63 г. до н. э. — 14 г. н. э.) было воздвигнуто ещё при его жизни. Для римлян он стал подлинным эталоном гражданственности и патриотизма. Его изображали в самых различных позах, одеждах и государственных должностях. Одержавший множество военных побед, Август выступает с речью перед войсками. В облике жреца осуществляет священный обряд жертвоприношения. В одних статуях он представлен стоящим во весь рост, в других — торжественно восседающим на царском троне. Он отождествляется с римским богом войны Марсом или верховным богом Юпитером и имеет все его атрибуты.

Юпитер, громы мечущий, —

верим мы — царит на небе:

здесь на земле к богам причтётся Август,

покоривший Риму британцев и персов грозных, —

с такими словами обращается к нему известный римский поэт Гораций (65—8 гг. до н. э.).

Октавиан Август. I в. до н. э. Музеи Ватикана, Рим

В статуе Октавиана Августа из Прима Порта удачно сочетаются не только индивидуальные, но и обобщённо-идеализированные черты римского императора. Гордая, величественная поза, ораторский жест правой руки, словно обращённый к легионерам, панцирь, украшенный аллегорическими рельефами, плащ, эффектно перекинутый через руку, держащую копье или жезл, — всё призвано подчеркнуть монументальность и значительность образа. Подобно греческим скульптурам, Август опирается на правую ногу, левая свободно отставлена назад. Уверенный и проницательный взгляд свидетельствует о силе и твёрдости характера.

Римский писатель Светоний (ок. 70 — ок. 140 гг. отмечал: «…он радовался, когда кто-нибудь под его пронзительным взором, словно под ослепительными лучами солнца, опускал голову». Символичная фигурка Амура на дельфине — явный намёк на божественное происхождение рода Августа от Венеры и Энея. Безусловно, перед нами парадный портрет, предназначенный для украшения форумов, храмов, театров, призванный воплощать идею величия и мощи государства и незыблемости императорской власти.

Император Марк Аврелий. II в. Рим

В самом центре Рима, на одной из его главных площадей и сегодня возвышается бронзовая конная статуя императора Марка Аврелия (121—180 гг.), провозгласившего отрешение от всех земных благ paди величия и славы отечества. Современники не случайно называли его мыслителем и «философом на троне». В эпоху переоценки ценностей, в преддверии кризиса Римской империи он так выразил свое мироощущение: «Время человеческой жизни — миг, её сущность — вечное течение, ощущение — смутно, строение всего тела — бренно, душа — неустойчива, судьба — загадочна, слава — недостоверна» (Из дневника «Наедине с собой»). В замечательном скульптурном произведении действительно запечатлён образ философа и мыслителя, общественного деятеля и оратора. Марк Аврелий в простой одежде, без каких-либо императорских отличий и знаков, восседает на коне. Спокойным и величественным жестом руки он приветствует толпу подданных.

Его красивое и мужественное лицо, обрамлённое густыми вьющимися волосами и длинной бородой, плотно сжатые губы свидетельствуют о сильном и волевом характере, способности подчинять своей власти окружающих.

Император Каракалла. IIв. Лувр, Париж

В III в. Римская империя вступила в эпоху кризисов и кровопролитных войн, дворцовых переворотов, народных восстаний и вторжений варварских племён. Вот почему в скульптурных портретах того времени всё чаще предстают образы новой исторической эпохи. Грубые, жестокие и честолюбивые властители Рима становятся главными объектами изображения.

Подчёркнутым драматизмом отмечен портрет Каракаллы (186—217 гг.), одного из самых злобных и жестоких императоров. Его голова дана в резком повороте. Стремительность движения и напрягшиеся мускулы шеи позволяют почувствовать напористую силу, вспыльчивость и яростную энергию. Гневно сдвинутые брови, прорезанный морщинами лоб, подозрительный взгляд исподлобья, массивный подбородок — всё говорит о беспощадной жестокости, мстительности и властном характере императора. Именно таким он запечатлён и в описаниях историков своего времени.

Авл Метел. 100 г. до н. э. Археологический музей, Флоренция

Римские мастера скульптурного портрета проявляли интерес не только к императорам, но и к достойным гражданам отечества. Среди них оратор Авл Метел, скульптурный портрет которого был выполнен из бронзы. Надпись гласит, что скульптура изваяна в честь известного политического деятеля. Мастер реалистически изобразил оратора в простой, но эффектной позе. Его ноги слегка расставлены, властный жест руки призывает к вниманию и тишине, на плечи небрежно наброшена тога. У него немолодое и некрасивое лицо, изборождённое морщинами, некогда инкрустированные цветным стеклом глаза выглядели живыми и выразительными. Перед нами свободный римлянин, сдержанный и деловой человек, исполненный чувства собственного достоинства, образ которого не нуждается в какой-либо идеализации.

Сириянка. Около 170 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Не менее выразителен реалистический портрет молодой женщины, так называемой «Сириянки», выполненный из мрамора. Тонкое продолговатое лицо с неправильными и даже некрасивыми чертами лица по-своему трогательно и привлекательно. Выражение её лица немного грустное и задумчивое, на губах едва заметная улыбка с легким оттенком иронии. Сложная красивая причёска с большим узлом волос кажется слишком тяжёлой для её маленькой головы. Несомненно, перед нами портрет молодой женщины, принадлежащей к высшим кругам провинциальной знати. В нём мастерски переданы не только внешние черты, но и внутренний, духовный мир героини.

Мастера скульптурного портрета

В начале XVIII в. в России работали в основном скульпторы-иноземцы. В их произведениях воплотились черты барочного парадного портрета, а также простота и ясность искусства классицизма. Существенный вклад в развитие декоративно-монументальной скульптуры внёс итальянец Бартоломео Карло Ратрелли (1675—1744), отец прославленного архитектора, приглашённый на государственную службу из Франции в 1716 г. Самое замечательное в его творческом наследии — это парадные портреты коронованных особ, выполненные в стиле барокко. Лучший и них — бронзовый бюст Петра I, в котором мастерски передан величественный образ первого российского императора.

Б.К. Растрелли. Пётр I. 1723 -1730 гг. государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Ещё в 1719 г. Растрелли снял маску с лица живого Петра. После его смерти, работая над бюстом Петра I, скульптор сохранил важнейшие черты его облика. Портрет изобилует множеством пышных деталей. Взметнувшиеся драпировки, латы, украшенные барельефами с изображением батальных сцен и самого царя. В облике Петра подчёркнуты ум, воля и энергия, особенно впечатляет его грозный, устремлённый вдаль взгляд. Хорошо известен коронационный портрет императрицы Анны Иоанновны с арапчонком, выполненный Б.К. Растрелли.

Во второй половине XVIII в. в России появляются свои мастера, получившие образование в Академии художеств и за границей. Среди них следует прежде всего назвать Ф.И. Шубина (1740—1805) и М.И. Козловского (1753—1802).

Федот Иванович Шубин — «первый статуйных дел мастер» — был сыном холмогорского помора. Как и его знаменитый земляк М.В. Ломоносов, он прошёл суровую школу жизни. Ещё в юности он овладел мастерством резьбы по кости. Благодаря ходатайству Ломоносова Шубин был отдан на учение в Петербургскую академию художеств, а затем стажировался в Европе. Во Франции он увлёкся портретной скульптурой, а в Италии изучал искусство римского скульптурного портрета.


Каждая работа, выполненная этим замечательным скульптором, — свидетельство его огромного таланта. В обработке мрамора и бронзы он проявлял исключительное мастерство, находил выразительные приёмы для передачи тяжёлых и лёгких тканей костюма, ажурной пены кружев, мягких прядей причесок и париков. Не случайно на надгробном памятнике Шубину сказано: «…и под его рукою мрамор дышит…»

Но главное в творчестве скульптора — лица его героев. Шубин умел остро и метко запечатлеть выражение лица, мимику, взгляд, поворот, посадку головы. При этом он никогда не останавливался на передаче внешнего сходства с моделью, его интересовал противоречивый и сложный внутренний мир человека. В каждом своём произведении он утверждал ценность человеческой личности. Никогда не повторяясь в выборе композиции, он сохранял особый ритмический рисунок. Его скульптуры всегда рассчитаны на круговой обзор, рассматривание с различных точек зрения.

Ф.И. Шубин создал целую галерею портретов прославленных и менее известных особ Екатерининской эпохи: монархов и знатных вельмож, доблестных генералов и полководцев, высокопоставленных чиновников императорского двора и крупных промышленников. Его творческим кредо стали слова поэта Г. Р. Державина:

Не титла славу нам сплетают,

Не предков наших имена;

Одни достоинства венчают

И честь венчает нас одна…

Ф.И. Шубин. Портрет М.В. Ломоносова. 1792 г.

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В «Портрете М.В. Ломоносова» Шубин воплотил обаятельный образ выдающегося русского учёного, поэта и мыслителя. Портрет был создан скульптором на склоне лет, когда Ломоносова уже давно не было в живых. Памятные встречи и общение с ним легли в основу этого художественного образа. Автор был убеждён, что величие гения не нуждается во внешнем подкреплении торжественными аксессуарами, роскошной обстановкой и парадным одеянием. Вопреки существующим традициям и моде, он выполняет бюст Ломоносова без парика. В лице Ломоносова нет ни напыщенной чопорности, ни вельможной надменности, ни чрезмерной гордости, но есть живость ума, одухотворённость и благородство.

Ф.И. Шубин обладал особым мастерством «истину царям с улыбкой говорить». В глубоко реалистическом «Портрете Павла I» правдивость граничит с гротеском и едким сарказмом. Величие монарха подчёркнуто торжественным облачением — горностаевой мантией, украшенной императорскими регалиями: двумя звездами, цепью из двуглавых орлов, бриллиантовым орденом Святого Андрея Первозванного.

Ф.И. Шубин. Портрет Павла I. 1800 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Сколько раз, во избежание опасности и опалы, у скульптора возникал соблазн польстить модели, но всякий раз он возвращался к образу человека, которого хорошо знал многие годы. Впрочем, императору бюст понравился. По вкусу пришлись отполированные до шёлкового блеска царские регалии, задумчивая мечтательность, а выражение лица было воспринято как внушающее трепет подчинённым. К сожалению, так понравившийся портрет не принёс художнику желаемой свободы и материального благополучия. Через несколько лет он умер в забвении и нищете…

В дальнейшем значительный вклад в развитие скульптурного портрета внесли М.И. Козловский (1753—1802), Ф.Ф. Щедрин (1751—1825), И.П. Мартос (1752— 1835) и Б.И. Орловский (1793—1837).

М.И. Козловский. Аякс защищает тело Патрокла. 1796 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Вопросы и задания

1. В чём проявилась связь портретного искусства XVIII в. с парсуной, восходящей к древнерусской иконописи? Приведите примеры органического слияния традиций парсунной и новой техники портретного искусства.

2. Расскажите о творчестве прославленных мастеров портретной живописи начала и середины XVIII в.: И.Н. Никитине, А.М. Матвееве, А.П. Антропове и И.П. Аргунове. Какие из произведений этих авторов вам понравились? Почему?

3. Почему Ф.С. Рокотов вошёл в историю портретного искусства как один из самых изысканных и тонких живописцев, блестящих мастеров светотени и колорита? Опишите известные вам шедевры этого художника.

4. Расскажите о характерных особенностях художественной манеры Д.Г. Левицкого. Кто и почему становятся героями его произведений? Каково ваше мнение о серии созданных им портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц?

5. Почему творчество В.Л. Боровиковского связывают с направлением сентиментализма? Согласны ли вы с таким утверждением? Почему «Портрет М.И. Лопухиной» считается самым поэтичным произведением художника?

6. Расскажите о выдающихся мастерах скульптурного портрета. Можно ли парадные портреты русских императоров, созданные Б.К. Растрелли, отнести к стилю барокко? Поясните свой ответ.

7. Что вам известно о скульптурных шедеврах Ф.И. Шубина — «первого статуйных дел мастера»? Каковы особенности его творческой манеры?

РИМСКИЙ ПОРТРЕТ.

12Следующая ⇒

Искусство Древнего Рима с его оригинальными и совершенными памятниками живописи, архитектуры и скульптуры принадлежит к высшим достижениям мировой культуры. Римское изобразительное искусство, подобно искусству греков, составляет неотъемлемую часть художественной системы античности.

Римский скульптурный портрет — один из самых значительных периодов в развитии мирового портрета, охватывающий примерно пять веков (I в. до н. э. — IV в. н. э.), характеризуется необыкновенным реализмом и стремлением передать характер изображённого; в древнеримском изобразительном искусстве по своему качеству занимает одно из первых мест среди других жанров.

Отличается значительным количеством дошедших до нас памятников, которые кроме художественной имеют значительную историческую ценность, так как дополняют письменные источники, демонстрируя нам лица участников важных исторических событий. По мнению исследователей, этот период заложил основы последующего развития европейского реалистического портрета. Подавляющее количество изображений выполнены в мраморе, встречаются и бронзовые изображения, дошедшие в меньшем количестве. Хотя многие римские портреты идентифицированы с конкретными личностями либо прямо имеют надпись, указывающую на то, кто послужил им моделью, ни одного имени римского портретиста не сохранилось.

Религиозная функция римского портрета.Одним из корней реализма римского портрета стала его техника: как считают многие ученые, римский портрет развился из посмертных масок, которые было принято снимать с умерших и хранить у домашнего алтаря (lararium) вместе с фигурками лар и пенатов. Они изготавливались из воска и назывались imagines.

В случае смерти представителя рода маски предков неслись в погребальной процессии, чтобы подчеркнуть древность аристократического рода. (Это являлось рудиментом культа предков). Кроме восковых масок, в ларариуме хранились бронзовые, мраморные и терракотовые бюсты предков. Маски-слепки делались непосредственно с лиц усопших и потом обрабатывались с целью придания им большего натуроподобия. Это привело к прекрасному знанию римскими мастерами особенностей мускулатуры человеческого лица и его мимики, что повлекло за собой прекрасные результаты уже при обычном позировании. Корни подобного погребального культа были восприняты римлянами у этрусков, где портрет также был чрезвычайно развит. Тогатус Барберини: статуя древнего римлянина с восковыми масками предков в руках

Политическая функция римского портрета.Во времена Республики стало принято воздвигать в публичных местах статуи (уже в полный рост) политических должностных лиц или военных командиров. Подобная честь оказывалась по решению Сената, обычно в ознаменование побед, триумфов, политических достижений. Подобные портреты обычно сопровождались посвятительной надписью, рассказывающей о заслугах (cursus honorum). В случае преступления человека его изображения уничтожались (damnatio memoriae). С наступлением времен Империи портрет императора и его семьи стал одним из мощнейших средств пропаганды.

Психологический аспект появления римского портрета.Развитие древнеримского портрета было связано с усилением интереса к индивидуальному человеку, с расширением круга портретируемых. Риму свойственен нарождающийся интерес к конкретному человеку (в отличие от интереса к человеку вообще в искусстве Древней Греции).

В основе художественной структуры многих древнеримских портретов — чёткая и скрупулёзная передача неповторимых черт модели при соблюдении единства индивидуального и типического.

В отличие от древнегреческого портрета с его тягой к идеализации (греки считали, что хороший человек обязательно должен быть красивым — калокагатия), римский скульптурный портрет оказался максимально натуралистичным и до сих пор считается одним из наиболее реалистичных образцов жанра за всю историю искусства. Древние римляне обладали такой верой в себя, что считали личность человека достойной уважения в том виде, какая она есть, без всяких приукрас и идеализаций, со всеми морщинами, лысинами и избыточным весом (см. к примеру портрет императора Вителлия). Император Марк Аврелий. Бронза, фрагмент.

Римские портретисты впервые попытались разрешить задачу, которая в конечном счете стоит и перед современными художниками, — передать не только внешний индивидуальный облик определенного человека, но и отличительные особенности его характера.

Из Греции искусство портретов перешло к римлянам, которые к прежним родам пластических портретных изображений, (статуе и герме), прибавили новый род — бюст. Многие греческие ремесленники работали в Риме, правда, уже с соблюдением желаний римского заказчика.

Наряду с портретными бюстами и статуями, широкое распространение получили портреты на монетах, камеях и т. п., отчасти живописные портреты. Искусство чеканки было так развито, что по профилям на монетах (сопровождаемых надписями) современные исследователи опознают безымянные мраморные головы. Ранние образцы станковой портретной живописи представляют фаюмские портреты (территория эллинистического Египта, I—IV вв. н. э.), исполнявшие функцию погребальных масок. Во многом связанные с традициями древневосточного портрета и с религиозно-магическими представлениями, вместе с тем они создавались под воздействием античного искусства, непосредственно с натуры, несли в себе ярко выраженное сходство с конкретным человеком, а в поздних образцах — специфическую духовность.

12Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Римский скульптурный портрет.

Римский скульптурный портрет — один из самых значительных периодов развития мирового портрета.

Он охватывает примерно пять веков (I в. до н. э. — IV в. н. э.).Поражает необыкновенным реализмом и стремлением передать характер изображённого человека. В древнеримском изобразительном искусстве по своему качеству занимает одно из первых мест среди других жанров.

Большое количество дошедших до нас памятников, которые имеют не только художественную, но и большую историческую ценность тем, что изображают исторических личностей, дополняют письменные источники. Многие римские портреты идентифицированы с конкретными личностями либо прямо имеют надпись, указывающую на то, кто послужил им моделью. При этом ни одного имени римского портретиста не сохранилось.

Источник реализма — религиозная функция. Считается, что одним из корней реализма римского портрета стала его техника: как считают многие ученые, римский портрет развился из погребального культа этрусков, который был воспринят римлянами: с умерших было принято снимать и хранить у домашнего алтаря посмертные маски (lararium), вместе с фигурками лар (божеств, покровительствующие дому, семье и общине в целом) и пенатов (боги-хранители и покровители домашнего очага (dii familiares), а затем и всего римского народа).

Они изготавливались из воска и назывались imagines.

В случае смерти представителя рода маски предков неслись в погребальной процессии, чтобы подчеркнуть древность аристократического рода. (Это являлось рудиментом культа предков). Кроме восковых масок, в ларариуме хранились бронзовые, мраморные и терракотовые бюсты предков. Маски-слепки делались непосредственно с лиц усопших и потом обрабатывались с целью придания им большего натуроподобия. Это привело к прекрасному знанию римскими мастерами особенностей мускулатуры человеческого лица и его мимики, что повлекло за собой прекрасные результаты уже при обычном позировании.

Политическая функция— во времена Республики было принято воздвигать в публичных местах статуи в полный рост политических должностных лиц и военных командиров.

Подобная честь оказывалась по решению Сената, обычно в ознаменование побед. В случае преступления человека его изображения уничтожались (damnatio memoriae). С наступлением времен Империи портрет императора и его семьи был одним из мощнейших средств пропаганды.

Психологическая функция. Развитие древнеримского портрета было связано с усилением интереса к индивидуальному человеку. В отличие от интереса к человеку вообще в искусстве Древней Греции с его тягой к идеализации (греки считали, что хороший человек обязательно должен быть красивым — калокагатия), римский скульптурный портрет оказался максимально натуралистичным и до сих пор считается одним из наиболее реалистичных образцов жанра за всю историю искусства.

Ученые считают, что стремление римлян показывать человека без приукрас и идеализаций, со всеми морщинами, лысинами и избыточным весом (например портрет императора Вителлия) — это их вера в себя («считали личность человека достойной уважения в том виде, как он есть»). А мы бы сказали (зная о фактах распущенности и растления нравов – Калигула, Мессалина, жена римского императора Клавдия, имена ставшие нарицательными) то это самоуверенность.

Римские портретисты впервые попытались разрешить задачу, которая в конечном счете стоит и перед современными художниками, — передать не только внешний индивидуальный облик определенного человека, но и отличительные особенности его характера.

Тогатус Барберини: Голова старика «Портрет Катона Клавдий.

статуя древнего ок. 60 г. до н.э., Старшего» ок. 80 г. до Музей Пио-

римлянина Мюнхенская н. э. Рим, музей Клементино

с восковыми масками глиптотека Торлониа

предков в руках

Нерон. Веспасиан, Лувр Калигула, Музей Тиберий,

Капитолийские музеи Гетти Лувр

Древнеримский скульптурный портрет

Константин Рыжов

Бюст так называемого Брута. Бронза. Первая половина III в. до Р.Х. Рим. Дворец Консерваторов.
В отличии от греков, которые были озабочены созданием обобщенного образа идеально прекрасного человека и редко стремились к портретному сходству, римляне изначально испытывали острый интерес к индивидуальному. Этому способствовала свойственная им любовь к конкретности и достоверности.
Еще в первые века существования Римской республики римляне заимствовали у этрусков культ почитания предков. С тех пор в приемных богатых домов стояли портретные изображения предков хозяина дома, являвшиеся предметом фамильной гордости. Эти портреты отличались большой достоверностью в передачи черт лица. Широкий спрос на подобные изображения способствовал развитию у скульпторов навыков точного изображения человеческого лица со всеми его неповторимыми индивидуальными чертами. Позже развитию портрета благоприятствовало предоставленное крупным римским чиновникам право воздвигать в общественных местах свои портретные статуи.
В портрете знаменитого полководца Помпея (http://www.proza.ru/2015/05/24/885) скульптора привлекает не только своеобразие внешности, но и общее впечатление, которое рождает некрасивое, однако по-своему значительное лицо. Перед нами предстает немолодой человек с небрежной прической, мясистым носом, двойным подбородком и короткой шеей. В гордой постановке головы чувствуется самодовольное упоение властью и некоторая ограниченность. Портрет относится к последним годам жизни Помпея, когда он, находясь на вершине славы, возомнил себя вторым Александром Македонским. Но, несмотря на некоторые черты, сходные с великим завоевателем, героизация не получилась. Трезвая будничность римских портретов доминирует не только во внешних чертах Помпея, сам внутренний облик этого человека лишен героического подъема. Помпей периода создания этого бюста, времени борьбы с Цезарем, — это человек беспринципный, обуреваемый тщеславием, мнящий себя вершителем судеб Республики, но уже утративший широту кругозора. Именно таким самодовольно-ограниченным, но в то же время властным и еще сильным повелителем изобразил его ваятель.
С падением республиканского строя и установлением Империи перед искусством Рима встала задача прославления императоров и возвеличивания их власти. Образ властителя должен был олицетворять мощь и силу Рима.

Поэтому, при сохранении индивидуальных черт, скульпторы прибегали к сознательной идеализации. Образцом для подражания им служили классические греческие статуи, в которых римлян привлекали величавый пафос и благородная сдержанность, ясная простота форм и красота пропорций. Прежде всего сказанное можно отнести к Юлию Цезарю. До наших дней не дошли достоверные прижизненные портреты Цезаря. Его изображения эпохи Юлиев-Клавдиев (http://www.proza.ru/2009/11/15/1136) представляют Цезаря уже не простым гражданином, но обожествленным героем во всей его значительности и величии. При несомненном сходстве с реальным портретом здесь отброшены мелкие натуралистические детали, формы лица обобщены и облагорожены. Прикрыт лоб с залысинами, которые, как известно, сильно раздражали диктатора. Ощущается налет грусти в сосредоточенном взгляде затененных глаз, в глубоких складках уголков губ, но его подавляет выражение мудрого спокойствия и силы, наполняющие этот образ.
После смерти в 68 г. Нерона, когда пресеклась династия Юлиев-Клавдиев, в скульптурном портрете ненадолго возобладали реалистические тенденции. Примером может служить портрет императора Веспасиана (http://www.proza.ru/2015/06/03/184). Скульптор правдиво изобразил крупную, тяжелую голову императора, большие уши, характерный рисунок рта, массивный подбородок, жилистую шею. С нарочитой тщательностью в портрете переданы признаки старости: обострившиеся черты лица, глубокие морщины, набухшие веки. Но взгляд сохраняет остроту и насмешливый блеск, а линия рта – прямизну и твердость. В выражении лица чувствуется твердая воля, настойчивость и деловитость, которые сочетаются с практицизмом и хитростью умного хозяина.
Со времен Адриана (117-138) вновь заметно сильное подражание древним греческим памятникам. В изображении фаворита Адриана – юноши Антиноя, обожествленного после таинственной смерти в Египте (в 130 г.), где он будто бы пожертвовал жизнью для спасения императора, явно чувствуется влияние Праксителя (http://www.proza.ru/2011/02/18/338).
В портретах III в. появляются образы новой исторической эпохи – грубые и жестокие лица «солдатских императоров», лишенные всякой идеализации. Жажда власти и сознание постоянной опасности оставили неизгладимый след в их внешнем облике. Используя опыт мастеров предыдущих столетий, скульпторы обращаются к беспощадному изображению и непредвзятой передаче натуры, словно увиденной в самой жизни. Неизвестные скульпторы старательно воспроизводили отвисшие жировые складки, мешки под глазами, щетину на плохо выбритых подбородках. В работах этой поры сказывается удивительная свежесть художественного видения, точность исторического документа и вместе с тем повышенная экспрессия.
В портрете Каракаллы (http://www.proza.ru/2010/04/02/497) нет даже следа спокойного величия и сдержанности правителей Рима I-II веков. Голова императора изображена в резком повороте и прекрасно передает особенности его характера. Стремительность движения и напряженные мускулы шеи подчеркивают вспыльчивость, решительность и силу. Курчавые жесткие волосы и волнистая бородка оттеняют великолепную пластику лица. Гневно сдвинутые брови, изборожденный морщинами лоб, тяжелый подозрительный взгляд исподлобья, упрямо сжатые чувственные губы и массивный подбородок заставляют почувствовать беспощадную жестокость и капризную раздражительность Каракаллы. Словом, здесь прекрасно схвачены черты деспота и тирана, каковым в действительности и был этот император.
Другой впечатляющий римский портрет – бюст Гелиогабала (http://www.proza.ru/2015/06/15/1731) — позволяет глубоко заглянуть в психологию молодого императора, запятнавшего себя неслыханным распутством. В обращенных к небу широко расставленных глазах, высокомерном, чуть приподнятом лице выражена уверенность правителя, требующего поклонения. Вместе с тем напускная величавость сочетается в портрете с беспощадно фиксируемыми грубыми, чувственными чертами лица.
Чрезвычайно многогранен портрет Максимина Фракийца (http://www.proza.ru/2015/06/19/1260) — первого варвара на императорском троне, известного своим неукротимым нравом и суровостью. Скульптор показал этого государя человеком, умудренным большим жизненным опытом, усталым и сумрачным. Однако перед нами не просто портрет, но обобщенный образ сильного, сурового, лишенного всякой утонченности и жестокого правителя. Именно такими людьми изобиловала эта бурная эпоха, когда у власти утверждается грубая физическая сила, подчиняющая все, что только оказывается в ее пределах.
Младший современник Максимина Филипп Аравитянин (http://www.proza.ru/2015/06/20/1222) изображен всматривающимся вдаль и слегка подавшимся назад. Черты лица выработаны глубокими, почти грубыми линиями. В его позе сочетается одновременно горделивость и настороженность чувствующего опасность, готового к отпору, недоверчивого и подозрительного человека.
Император Деций (http://www.proza.ru/2015/06/23/1312), сменивший на престоле убитого Филиппа, был темпераментным человеком, приверженцем староримских идеалов и добродетелей. Однако его некрасивое старческое лицо не имеет в себе никакой идеализации. Великолепно вырезаны дряблая кожа щек, тонкий с горбинкой нос и жилистая шея. Глубокие морщины на лбу, складки, собранные у переносицы, мешки под глазами и страдальческий изгиб рта сообщают лицу Деция выражение мучительного раздумья. Напряженный взгляд тоскливых устремленных вдаль глаз и резкие тени, падающие на них, таят в себе страх и отчаяние, а сжатые губы словно сдерживают крик. Искаженное гримасой душевной боли лицо Деция как бы несет в себе отпечаток трагических противоречий гибнущей империи.
Быстрый упадок римского скульптурного портрета начинается со времени правления Константина (306-337 гг.), когда Римская империя окончательно обращается в восточную деспотию. Теперь император стоит высоко над народом и является персонификацией абсолютной власти, существом высшего мира. Прежняя жесткая реалистическая манера навсегда уходит в прошлое. Скульпторы обращаются к классическим прообразам, позволяющим создать идеально совершенный образ властителя. О портретном сходстве здесь уже говорить не приходится. «Человеческое» начало, лежащее в основе создания античного портрета и являющееся его содержанием, исчезает.
Лицо Константина (http://www.proza.ru/2011/05/07/281) является отвлеченным образом императора – земного божества. Огромные глаза с широкими зрачками придают ему выражение замкнутого, недоступного для простых смертных величия. Перед зрителем только символ власти и недосягаемости
Культура http://www.proza.ru/2010/07/27/1073
Шедевры мировой культуры http://www.proza.ru/2013/07/11/270

© Copyright: Константин Рыжов, 2011
Свидетельство о публикации №211021800357

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Константин Рыжов

Рецензии

Написать рецензию

Уважаемый Константин! Смею вам заметить, что собранный вами материал имеет огромнейшую ценность, ибо читатель, может ознакомиться или восстановить в памяти образцы мирового искусства, не затрачивая времени на поиски..данного материала.
Быть может, я и полуношница, но мышкой двигаю не тупо, а целенаправленно, впитывая, как губка, прочитанное и увиденное, благодаря вашему титаническому труду.
С теплом. Кира.
Кира Крузис 20.05.2011 20:56 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Приветствую Вас, Кира! Вы правы, подобрать эти миниатюры потребовало некоторого труда, хоть и не титанического. Полный объем задуманного — порядка тысячи заметок, которые должны охватить всю историю искусства с Древнего Египта до наших дней. Так что до завершения пока далеко. Успехов Вам!
Константин Рыжов 20.05.2011 21:10 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Константин Рыжов

Добавить комментарий

Закрыть меню