Политкорректность

Содержание
1 История понятия
2 Проявления политкорректности в России
3 Проявления политкорректности в США
4 Критика политкорректности
5 Неразумность или недостаточность смены терминов
6 Научная корректность
Список литературы

1. История понятия

Предтечей политкорректности следует считать требование выполнения всякого рода неписаных правил, существовавшее во многих, если не во всех, обществах. Иначе говоря — требование соблюдать приличия. В частности, нищим на паперти подавали во многом из соображений политкорректности/приличий.

В США в современном словоупотреблении термин появился в 1970-е и пародировал терминологию марксистско-ленинских государств, требовавших от своих граждан придерживаться «партийной линии».

Первоначально использовался левыми для критики взглядов, которые им представлялись чрезмерно марксистски доктринёрскими

В 1990-е, преимущественно в университетской среде США, термин обретает своё вполне современное значение того, что по-английски также выражается понятиями inclusive или neutral language — концепции, базирующейся на гипотезе Сепира-Уорфа (en:Sapir-Whorf hypothesis), постулирующей, что лингвистические категории формируют понятия и действия говорящего.

Политкорректность состоит в том, чтобы в используемом языке избегать всего того, что могло бы быть оскорбительным для тех или иных категорий лиц по признаку расы, пола, вероисповедания, сексуальной ориентации, возраста, интеллектуальных способностей и т.

д., избегая, в идеале, осмысленного высказывания вообще

По мнению ряда авторов, в англоязычных странах термин употребляется почти неизменно с иронией или неодобрением.

В русском обиходном словоупотреблении имеет обычно значение политической самоцензуры.

2. Проявления политкорректности в России

На страже политкорректности в России стоит ряд правоохранительных органов, в том числе ФСБ и прокуратура РФ. Реальные или мнимыенеавторитетный источник?нейтральность? нарушения политкорректности (такие как критика чиновников и духовенства, сообщения о столкновениях на Кавказе и т. п.) рассматриваются как экстремизм. В некоторых случаях прокуратура возбуждает уголовное дело по статье 282 УК РФ.

3. Проявления политкорректности в США

Политическая корректность предполагает замену слов, которые имеют половую принадлежность, на гендерно-нейтральные термины, например, «chairperson» вместо «chairman» (председатель), использование различных форм с «challenged» («человек с особыми потребностями», букв. перевод: «тот, кто вынужден преодолевать трудности») вместо использовавшихся ранее простых слов для людей с физическими недостатками («слепой», «хромой», «инвалид»).

Религия и общество. — Желание соблюсти политкорректность в религиозной сфере привело к тому, что в некоторых англоязычных странах традиционное пожелание «Merry Christmas» («весёлого Рождества») стали часто заменять на «Happy Holidays» («счастливых праздников») в случаях, когда оно обращено к людям неизвестного вероисповедения (например к широкой публике).

Сексуальная ориентация и общество. — В последние 10-15 лет понятие политкорректности постепенно стало распространяться и на сексуальные меньшинства. Политкорректность по отношению к ним предполагает неприемлемость призывов к какой-либо дискриминации или ограничению прав или к преследованию представителей сексуальных меньшинств, пропагандирующих нетерпимость к сексуальным меньшинствам, гомофобию, гетеросексизм (гетеросексуальный шовинизм), а также недопустимость употребления по отношению к сексуальным меньшинствам оскорбительных для них наименований наподобие «содомиты», «гомики», «пидорасы».

Гендерная идентичность. — Корректными обозначениями для транссексуалов стали MtF и FtM. Путаница в СМИ с тем, как называть транссексуалов (он/она, бывший мужчина, бывшая женщина) вызвано непониманием сути этого явления. По-прежнему широко распространено считающееся транссексуалами некорректным выражение «сменить пол» (вместо «коррекция пола»).

Гендерное неравенство. — Некоторые считают слово «woman» неравноправным слову «man». Последнее ранее означало «человек», но было монополизировано как название мужчины. Вместо «woman» используют «female» и слова, возвращённые из древневекового английского.

Национальные отношения. — Примером политкорректности по отношению к национальным и этническим меньшинствам является состоявшееся в США общественное признание недопустимости называния чернокожих американцев «неграми» («Negroes»). Одной из причин является близость этого слова к ругательному «ниггер». В последнее время по отношению к гражданам США даже термин «чёрные» («black») используется всё реже, заменяясь на «афроамериканцы» («african Americans»), хотя в Африке живут не только негры, а применение этого термина к негру, родиной которого не является Америка, также очевидно некорректно. В русском языке употребление слова «негр» в значении «чернокожий человек» абсолютно допустимо, так как в культурной и исторической традиции не несёт на себе отрицательных коннотаций и оскорбительных созначений. Евреев нельзя называть «жидами» («kikes»), испаноязычных американцев «латиносами» (правильно — Mestizo), индейцев следует называть коренными американцами («native Americans»). Также признана недопустимой пропаганда национальной розни, призывающая к дискриминации, сегрегации меньшинств.

Нужно отметить, что политкорректность в её текущем понимании на Западе не обязывает и не требует ни от кого не только «любить» чернокожих, испаноязычных или носителей гомосексуальной ориентации, но даже и просто терпимо к ним относиться. Она лишь предполагает, что человек, выражающий гомофобные, националистические, расистские или иные ксенофобные взгляды, равно как отдающий (даже и объективно обоснованное ) предпочтение представителям большинства над представителями меньшинств, не получит голоса в средствах массовой информации, может стать жертвой судебного преследования и социальным изгоем.

Некоторые утверждения могут выглядеть неполиткорректными, например, точка зрения о биологических, а не социальных, причинах различия между полами, или разницы в среднем IQ между разными нациями (критике за нарушение политкорректности подвергались исследования в этом направлении психолога Айзенка и биолога Уотсона). Считается аморальной евгеника — исследования, проводившиеся в первой половине XX века с целью выявить лучшую «породу», гены, среди разных групп общества. Невежливо оправдывать разницу в средней зарплате, в уровне образования, в преступности цветом кожи, происхождением, полом, брачным статусом, наличием детей и т. д.. Сам термин «раса» в современной западной науке считается некорректным (см. статью «Раса» в английской Википедии), хотя и используется, например, при переписях в США.

4. Критика политкорректности

Критикикто? считают политкорректность способом затушевать или сгладить острые общественные противоречия. Например, движение «утверждающего действия» («affirmative action») воспринимается критиками как введение систем квот (льгот) для небелого населения. Переименование широко отмечаемого христианского праздника Рождества в конфессионно-нейтральный «Зимний праздник» вызывает протест из-за чувства насильственной маргинализации собственных традиций. культурно преобладающих конфессий, пострадавших из-за межнациональных, религиозных и террористических конфликтов, весьма болезненно воспринимают идею сосуществования с представителями враждебной стороны. Некоторыекто? полагают, что культурные традиции должны быть защищены от угрозы «нашествия варваров». Другиекто? считают, что насмешка, упрёк в адрес группы, объединённой по мало зависящим от них признакам, уместна настолько же, как и сатира, изобличающая формального или неформального лидера.

Сатирический «манифест политкорректности» авторов Saul Jerushalmy и Rens Zbignigwiuw X. (22-го июля 1991 г.) «THE PC MANIFESTO, FEATURING A PC PRIMER AND REVISED PC LEXICON», alt.sex, утрирует политически корректный лексикон для достижения комического эффекта.

Критикикто? также рассматривают политкорректность и как одно из проявлений цензуры, что по их мнению ограничивает право человека на свободу слова. Кроме того, объективнаянейтральность? критика рассматривает современные формы политкорректности, как «форму политического лицемерия».

По мнению критиковкого? , жупелнейтральность? политкорректности может использоваться и используется как в высшей степени эффективное оружие с целью получения тех или иных преимуществ перед другими членами общества.

Идея терпимости, как часть политкорректности, вызывает возражение в консервативных и религиозных кругах, а также в националистических, шовинистических, расистских ультраправых организациях.

5. Неразумность или недостаточность смены терминов

Сторонники лучшей социальной интеграциикто? утверждают, что практика политкорректности недостаточна, потому что подменяет реальное повышение уровня культуры общества, воспитание терпимости к меньшинствам в обществе и решение проблемы ксенофобии всего лишь замалчиванием и затушёвыванием проблемы, вынесением нетерпимых лиц и организаций за скобки общественного дискурса вместо борьбы с проявлениями нетерпимости и ксенофобии. Более того, по их мнению, практика политкорректности даже способствует нарастанию скрытой, маргинализированной, необсуждаемой ксенофобии (будь то гомофобия или национальный, расовый шовинизм) в обществе, так как навязывание политкорректности неизбежно рождает сопротивление не только противников самого явления (например, противников лиц гомосексуальной ориентации или противников иммигрантов из стран третьего мира), но и противников самой политкорректности.

Некоторые неуклюжиенейтральность? шаги в духе установления равноправия иногда ставятся под вопроскем? за излишний патернализм, «отеческую заботу» о меньшинствах, которые могут иметь собственный взгляд, не обязательно разрушающий устоявшиеся термины.

ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ

политическая корректность, от англ. political correctness) — культурноповеденческая и языковая тенденция, нацеленная на замену устоявшихся терминов, могущих задеть чувства и достоинство того или иного индивидуума эмоционально нейтральными и/или положительными эвфемизмами.

Термин впервые предложен в 1983 г. известной феминисткой Карен де Кроу, президентом Американской Национальной организации в защиту прав женщин. Политическая корректность как система взглядов стала распространяться в вузах США, студенческих городах-кампусах, а затем и во всех прочих сферах американского общества. С 1989 г. свыше 200 колледжей и университетов США приняли кодексы, запрещающие расовую и половую дискриминацию меньшинств.

Политическая корректность — один из продуктов общества постмодерна (см. Постмодернизм), характеризующегося мультикультурализмом, методологическим анархизмом, социальной фрагментацией и выходом на передний план более узких идентичностей. Демократия втаком обществе предстает как общественный уклад, предполагающий не власть большинства, но прежде всего защиту прав всякого меньшинства, вплоть до отдельного человека. В действительности даже самое демократическое государство не состоянии защитить все провозглашенные им права и обеспечить реализацию амбиций каждого члена общества.

Симуляцией решения этой проблемы является широкое распространение языковой практики политкорректности, предлагающей избегать использования тех слов и высказываний в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида представителей определенных социальных групп, которые те могут посчитать оскорбительными и дискриминационными. Так, «политически корректно» называть негра «афроамериканцем» (african american), индейца — «коренным американцем» (native american), инвалида — «преодолевающим трудности из-за своего физического состояния (physically challenged), толстяка — «горизонтально ориентированным» (horizontally oriented), бедняка — «лишенным преимуществ» (disadvantaged), человека, роющегося в помойках — «собирателем вещей, от которых отказались» (refuse collectors) и т. д.

Чтобы предупредить стигматизацию «сексуальных меньшинств», или «людей с нетрадиционной ориентацией» (тоже политкорректные эвфемизмы), предлагается употреблять по отношению к ним, например, не термин «гомосексуалист», а «гомосексуал».

Оскорбительными были найдены и «сексистские» морфемы, якобы намекающие на превосходство мужчины над женщиной. Такие этимологически связанные с корнем «man» (мужчина) слова как chairman (председатель), foreman (начальник), fireman (пожарник), postman (почтальон) предлагается исключить из обихода в пользу, соответственно, chairperson, supervisor, fire fighter, mail carrier. По той же причине слово woman (женщина) надлежит отныне писать как «womyn» (или даже vaginal american), а вместо местоимений he, his (он, его) — всегда употреблять she, her (она, ее).

Во избежание проявления обидного для животных и растений антропоцентризма слова pets (домашние животные) и house plants (домашние растения), представляющие человека как их хозяина, предлагается заменить на animal companions (компаньоны-животные) и botanical companions (компаньоны-растения).

Американские издатели изымают из учебников для школ и колледжей слова «Бог», «старик», «слепой», «малыш», «мальчишеская фигура», «варвар», «яхта» и другие по той причине, что они могут вызвать у читателей отрицательные эмоции. Например, употребление слово «яхта», оказывается, неэтично по отношению к людям, которые не достигли соответствующего уровня материального благополучия. Комментируя политику издателей, профессор Нью-Йоркского университета Даян Равич заметил: «Новояз Джорджа Оруэлла становится реальностью».

Политкорректность не есть нечто насаждаемое на Западе структурами власти — она зародилась в недрах гражданского общества как некий общественный договор, фактор предотвращения конфликтов и утверждения толерантности. Человек, не придерживающийся политкорректности, становится политическим маргиналом, изгоем в обществе и может также быть уволенным с работы, привлеченным к суду и т. д. Возможно, вскоре для обозначения подобных неполиткорректных изгоев будет также изобретен свой политически корректный эвфемизм.

Как языковой феномен политическая корректность в той или иной форме существовала в разных культурах, не перерастая в особую идеологию. В СССР были распространены такие термины как «оператор машинного доения», «механизатор» — вместо «доярка» и «тракторист». Персонаж Л. Утесова настаивал, что он не «извозчик», а «водитель кобылы». Учебные заведения для умственно отсталых детей назывались «спецшколами», а смертная казнь — «высшей мерой социальной защиты».

Термин «политическая корректность» в российской прессе впервые был зафиксирован в статье А. Плахова «Итоги кинофестиваля в Монреале», опубликованной в газете «Коммерсантъ-Daily» за 8 сентября 1993 г. Несколько позднее А. Плахов впервые применил сокращенный вариант этого выражения — «политкорректность».

В настоящее время этот термин становится все более популярным в России. Зачастую он используется как синоним несдержанности, неумения держать себя в руках. Так, например, в начале 2000-х гг. «Независимая газета» охарактеризовала нового спикера Совета Федерации С. Миронова: «не знаком с Конституцией, не признает правил игры, не политкорректен». В обиход вошли понятия «российский» вместо «русский», «лицо кавказской национальности» и др.

По подозрению в неполиткорректности отменяется проведение некоторых праздников и юбилеев.

Так, в ноябрь 2005 г. было практически проигнорировано празднование 275-летие со дня рождения великого русского полководца А. В. Суворова, чтобы не напоминать лишний раз европейцам, что были они не раз биты русским оружием за вероломство и предательство.

Политкорректность часто критикуют за лицемерие, стремление уйти от реальных общественных проблем, замалчивание острых противоречий, за дискриминацию большинства, насильственную маргинализацию устоявшихся традиций. Многие американцы считают политкорректность одним из проявлений цензуры и посягательством на свободу слова, что противоречит Первой поправке к Конституции США.

Крайности, до которых подчас доходит политкорректность (например, требование писать якобы унижающее женщин слово history (история) как herstory, а также перевод на «политкорректный» язык детских сказок), становятся предметом насмешек. Есть также мнение, что педалирование «нормальности» представителей тех или иных общественных групп лишь подчеркивает их «ненормальность». По словам Умберто Эко, именно политическая корректность является на сегодня главным врагом толерантности.

Результаты насаждения политкорректности уже налицо. Так, массовые беспорядки во Франции в октябре — ноябре 2005 г., главными участниками которых были эмигранты из Северной Африки, во многом стали следствием политической корректности в отношении жителей бывших французских колоний. Сегодня арабы чувствует себя во Франции подлинными хозяевами. Почти каждый 10-й житель страны — эмигрант из Северной Африки. В пригородных кварталах, где живет их большая часть, практически в свободном обороте находятся оружие, наркотики, взрывчатка, ведут активную деятельность экстремистские исламские организации. Коренные французы не могут даже назвать араба арабом — неполиткорректно. Надо: «выходец с Ближнего Востока». Неполиткорректно защищать себя от издевательств этих «выходцев» на улице — можно прослыть расистом.

По словам журналиста «Известий» О. Осетинского, «учителя до такой степени задурили головы детям пресловутой “политкорректностью”, что французские девушки не решаются отказать хулиганам в случае откровенного насилия, чтобы не прослыть расистками. “Ну как я могла им отказать, — объясняла мне фактически изнасилованная школьница, — ведь их отцы и деды так страдали при колониализме. Мы теперь должны расплачиваться за вину наших дедов и отцов”».

Оцените определение:

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

  • Елена ШЕСТЕРНИНА «ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ НА ГРАНИ АБСУРДА»
  • Наталия БАБАСЯН «АМЕРИКАНЦЫ ПЕРЕПИСЫВАЮТ ЧЕХОВА»
  • Юрий КИРИЛЬЧЕНКО «КОРРЕКТНЫЕ-КОРРЕКТНЫЕ»
  • «Дьявольская политкорректность»
  • «Плюшевый мишка в смирительной рубашке оскорбил душевнобольных»

ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ НА ГРАНИ АБСУРДА
В американских учебниках нельзя писать про арахис, про сову и про яхты

Елена ШЕСТЕРНИНА
В Соединенных Штатах издана книга «Полиция языка». В нее включены 500 слов и выражений, которые никогда не встречаются в американских школьных и университетских учебниках. Список поражает. Казалось бы, что может быть предосудительного в таких словах, как «Бог», «ад», «слепой», «старик», «варвар», «домохозяйка», «сова», «библиофил», «игрок в гольф»? Оказывается, все они были сочтены «неполиткорректными».
Автор нашумевшей книги — известный эксперт в области образования, профессор Нью-Йоркского университета Диана Равич. Раньше она работала в Министерстве образования, а до этого — консультантом в администрации Клинтона. Теперь пишет книги. Последняя, которую можно приобрести через Интернет всего за 24 доллара, обещает стать бестселлером.
Казалось, американскую политкорректность, в том числе в области образования, успели «приложить» все кому не лень. Но Равич сумела удивить. Результаты контент-анализа американских учебников, который провела Диана, шокируют. Как выяснилось, авторы, издатели, местные комиссии, занимающиеся контролем учебной литературы, школьные советы подвергают учебники беспощадной цензуре.
«Я специально изучала «исключения» из учебников — ту лексику, которая или вообще не употребляется, или ее крайне мало. Многие из таких исключений так называемая «Комиссия по вопросам предвзятости и щепетильности» отнесла к категории «необъективных» и «предвзятых», — рассказывает Диана РАВИЧ «Известиям». — На самом деле слова, против которых протестовала комиссия, большинство людей никогда бы не восприняли как «необъективные». Могу привести пример: из одной книги для средней школы был исключен рассказ, относящийся к середине XIX века, — о женщине и ее дочери, которые шили одеяло в приданое. Члены комиссии сочли эту историю, «ущемляющей права женщин», поскольку мать и дочь в ней показаны «слабыми» и «покорными». Между тем рассказ абсолютно достоверен и вовсе не принижает достоинство женщин. Еще один пример: рассказ об арахисе была исключен под тем предлогом, что существуют люди, у которых аллергия на арахис. Но ведь никого не призывают есть арахис. Неужели нельзя даже читать о нем?!»

Согласно неписаным правилам нельзя упоминать все, что хоть как-то может ущемить права той или иной категории американцев. А значит, в список запрещенных слов автоматически попадают «яхта» и «игра в поло» (как принижающие достоинство всех, кто не принадлежит к элите). «Красотка» вызовет недовольство феминисток, «глухой» и «хромой» унижают инвалидов. Совы попали в «черный список» исключительно из-за проживающих в США индейцев навахо: для них любое упоминание птиц — табу.
О Боге и рае вообще говорить не приходится — ведь книги могут попасть в руки атеистов или приверженцев религий, не признающих эти понятия. Если следовать этой логике, утверждает Равич, от знаменитого «Старика и море» Эрнеста Хемингуэя вообще ничего не останется. «Старик» — явное предубеждение против возрастной группы, а «море» покоробит тех, кто живет в глубине континента. Последний пример, может быть, и преувеличение, но факт остается фактом: если американские политкорректные цензоры не уймутся, от книг рано или поздно придется вообще отказаться. Писать так, чтобы угодить всем, невозможно.
«Конечно, все эти инициативы идут не от правительства, — говорит Равич. — Администрация просит не использовать определенные слова, темы, образы и ссылки. Но это касается лишь половых, возрастных стереотипов, ущемления прав этнических меньшинств. Издатели же занимаются самоцензурой, опасаясь снижения тиража». Общая сумма прибыли от издания учебников в США — 4 миллиарда долларов. И издатели боятся потерять хотя бы один из них, если содержание книг не понравится покупателям.
«Не обидеть никого — вот главный принцип. Результат — скучные книги, лишенные наглядных примеров, а зачастую и исторической точности. При этом цензура касается в основном книг по литературе и истории. А какая может быть литература без «Старика и море»? Какая может быть история, если диктаторов начинают называть диктаторами спустя годы после их смерти?» — задает риторический вопрос Равич.
Стремление к политкорректности может сыграть с американской демократией злую шутку. «Именно поэтому я и написала книгу, — признается Равич. — Сейчас самоцензура издателей широко практикуется, но люди о ней ничего не знают. Я хочу сделать эти факты достоянием общественности, заставить издателей и официальные лица объяснить, какими принципами они руководствуются, вычеркивая те или иные куски из текстов».
Только вот учебной литературой глобальная чистка языка не ограничивается. Национальный институт здравоохранения в своих исследованиях в области СПИДа отказался использовать слова «гомосексуалист», «гей» и «трансвестит». Недавно крупнейшая американская торговая сеть Wal-Mart прекратила продажу «журналов для мужчин». Все по той же причине — «стремясь соблюдать принцип полового равенства». Правда, женское нижнее белье в Америке все еще продается.
http://inauka.ru/curioz/article33364

АМЕРИКАНЦЫ ПЕРЕПИСЫВАЮТ ЧЕХОВА
Департамент образования разрешил редактировать классиков

Наталия БАБАСЯН
В американских школах, так же как и в российских, июнь — время выпускных экзаменов. В Нью-Йорке они сопровождаются шумным скандалом. Обнаружилось, что департамент образования штата исправил используемые на экзаменах отрывки из литературных произведений в соответствии со своими понятиями о политкорректности.
На странность, закравшуюся в книгу цитат, на основе которой проводятся выпускные экзамены по английскому языку, наткнулась жительница Бруклина Джин Хейфетц. Ее дочь Роза готовилась к экзаменам, и Джин заметила, что из книги исчезли хорошо знакомые ей слова. Заинтересовавшись, Джин собрала и изучила отрывки из литературных произведений, предлагавшиеся учащимся десяти школ в качестве базовых за последние три года.
То, что она обнаружила, ее весьма удивило: тексты оказались «отредактированы». Больше всех пострадали сочинения Исаака Зингера, Антона Чехова и Уильяма Максвелла: из них, как, впрочем, и из всей предлагавшейся литературы, были удалены куски, где имелись упоминания о национальной и религиозной принадлежности, обнаженном теле, алкоголе и даже просто дурацком поведении — словом, обо всем, что могло бы по какой-то причине кого-то обидеть.

В отрывке из повести Зингера, к примеру, были исключены все упоминания об иудаизме, хотя именно иудаизм является квинтэссенцией всего творчества этого автора. В результате его слова «большинство еврейских женщин» превратились в «большинство женщин», а предложение «даже польские школы были закрыты» — в «даже школы были закрыты».
Из рассказа Чехова «Переполох» изъяли слова служанки о том, что после пропажи в доме дорогой брошки всех слуг раздевали догола и обыскивали. При этом учащихся попросили написать на основе этого рассказа эссе об унижении человеческого достоинства. В отрывке из «Парня из пригорода» Эрнесто Галарза мальчик, описываемый как «тощий», стал «худым», а другой — «толстяк» — «крупным». В произведении Карол Салин «Дочки-матери» дочь больше не говорит, что «она вышла с матерью в бар», теперь она поясняет, что просто «вышла».
Ассоциация американских издателей, Нью-йоркский союз гражданских свобод, ПЕН-клуб и Национальная коалиция против цензуры обратились с открытым письмом к главе образовательного ведомства штата, требуя прекратить подобную практику.
По мнению руководителя отдела образования Тихоокеанского Института публичной политики Ланса ИЗУМИ, политкорректность начинает угрожать качеству образования американских детей. «Изъятие «неполиткорректных» кусков из изучаемых литературных произведений будет иметь очень серьезные последствия для всего нашего общества, — сказал он «Известиям». — Демократия нуждается в хорошо образованных людях. А мы в результате деятельности департамента образования получим поколение студентов, не имеющих понятия о тех критических идеях, которые заложены в работах самых серьезных писателей мира.»
Впрочем, пристрастием к доходящей до абсурда политкорректности страдают отнюдь не только американские чиновники. Не так давно в Британии жертвой политкорректности стала Энн Винтертон. Она была министром сельского хозяйства теневого кабинета консерваторов и в случае их победы на следующих выборах могла занять этот пост в правительстве.
Своего поста Энн Винтертон лишилась ровно через сутки после того, как рассказала во время ужина в одном из частных клубов неполиткорректный анекдот. «В купе поезда путешествуют кубинец, японец, британец и пакистанец. Кубинец вынимает сигару, смотрит на нее и выбрасывает в окно. «Почему?» — спрашивают его соседи по купе. «А у нас и так пруд пруди», — отвечает он. Японец хватает фотоаппарат «Никон» и выбрасывает в окно, объясняя: «У нас их пруд пруди». Тогда британец вскакивает и выбрасывает в окно пакистанца с теми же словами.
Шутка Винтертон в тот же вечер стала достоянием общественности, и уже через несколько часов после злополучного ужина лидер консерваторов Иен Данкен Смит объявил о ее увольнении. Несколько видных тори выступили в защиту коллеги, настаивая, что увольнение за анекдот противоречит принципам демократии, однако решение пересмотрено не было. Более того, один из правозащитников левого толка обратился в полицию с требованием привлечь Винтертон за ее шутку к уголовной ответственности.
Столь неожиданный поворот дела произвел неизгладимое впечатление на представителей многих общественных организаций. «Мы сожалеем, что такого рода политкорректность имеет место, — заявил «Известиям» представитель влиятельной британской организации Freedom Association Филипп ДЬЮЛИ. — Энн Винтертон имеет огромный опыт работы в парламенте, депутатом которого является уже 20 лет. Она пользуется в Палате общин большим уважением.»
У консерваторов были, впрочем, серьезные причины для скорой расправы над коллегой. В сегодняшней Британии пакистанцы, индийцы, арабы, выходцы из Африки и с Карибских островов в некоторых избирательных округах составляют и 20, и 30 процентов населения. Это — миллионы избирателей, от голосов которых зависит будущее партии. А вот как на будущий расклад политических сил в Америке может повлиять опубликованный без купюр чеховский «Переполох», ведомо одному лишь департаменту образования США.
http://www.izvestia.ru/world/article20039

КОРРЕКТНЫЕ-КОРРЕКТНЫЕ

Казаки пришлись не ко двору в Калифорнии. Речь при этом, правда, идет не о конкретных лицах, а о названии спортивной команды одного из университетов штата, расположенного в округе Сонома. На протяжении 40 лет калифорнийские «Казаки» вели битвы на различных полях и площадках, способствуя развитию студенческого спорта. Однако былые заслуги не помогли. Было сочтено, что название команды выходит за рамки «политической корректности».
Не вполне понятно, кому именно принадлежит эта идея, но кто-то решил, что упоминание о казачестве содержит «антисемитский оттенок». Как сообщил руководитель спортивной кафедры Билл Фаско, «отдельные лица и группы» в университете Сономы сочли себя оскорбленными, поскольку преступления против евреев якобы являются неотрывной частью прошлого казаков. Так началось движение за переименование «Казаков».
Нашлись и те, кто выступил за сохранение традиционного названия команды, в том числе потомки казаков России и Украины, проживающие на американской земле. Но они оказались в меньшинстве. «В то время как часть нашей общественности предпочла бы продолжать использовать название «Казаки», — подчеркивается в официальном заявлении администрации вуза, — другая группа представителей университета, включая некоторых преподавателей и выпускников, давно считала казаков неуместным символом, учитывая их агрессивное прошлое».
Большинством голосов «Казаки» переименованы в более нейтральных, с точки зрения «политкорректной» общественности, «Морских волков». Не остановились даже перед солидными расходами, которые влечет такой шаг. По подсчетам университета, на разработку новой эмблемы команды, закупку спортивной формы с новой символикой и прочие неизбежные изменения потребуется примерно 130 тыс. долл.
Переименование спортивных команд в настоящее время весьма распространено в университетах и колледжах США. Так, упраздняются названия типа «краснокожие» или иные, имеющие недостаточно уважительное отношение к коренному населению Америки. С другой стороны, «этническая чистка» в спорте затрагивает названия народов, для истории которых будто бы характерны «жестокость и насилия». Впрочем, и тут есть исключения. Пока не было слышно, чтобы кто-то намеревался поставить под запрет, например, «викингов», хотя они в древности доставили немало неприятностей самым разным народам.
Юрий КИРИЛЬЧЕНКО
http://www.duel.ru/200214/?14_7_9

Дьявольская политкоректность

По сообщению Portal-credo.ru от 02.09.2002, администрация американской тюрьмы Грин Ривер приостановила проведение некоторыми заключенными сатанистских ритуалов, но выяснилось, что запрет противоречит конституции США. В соответствии с американской законодательством и тюремными правилами, любой заключенный имеет право на отправление религиозных обрядов независимо от его вероисповедания. Охранники повидали всякое и не удивлялись черным свечам и пентаграммам на полу, пока кто-то из начальства не объявил тревогу, вычитав где-то, что приверженцы “церкви сатаны” проводят черные мессы и сопровождают их кровавыми жертвоприношениями. Проведение обрядов было запрещено, а заключенные-сатанисты обратились в суд. Суд признал за “потерпевшими” право на выполнение ритуалов.

На фоне недавнего назначения в качестве капеллана одной из тюрем штата Висконсин жрицы неоязыческого культа “Викка”, такое решение суда уже кажется чем-то закономерным. Если демократическая система США позволяет удовлетворять религиозные нужды заключенных-оккультисток, то вполне возможно, что вскоре в двери Грин Ривер постучится мрачный тип в черном балахоне с каким-нибудь именем типа “Бафомет” и тюремное начальство не сможет захлопнуть перед его носом дверь.
http://iriney.vinchi.ru/sects/satanism/news022.htm

Политкорректность американского английского в переводах

В американском языке, в течение последних нескольких десятилетий, возникла и расцвела пышным цветом новая культурно-поведенческая тенденция, отражающая интерес к отдельно взятому человеку – политическая корректность (ПК). Толчком к ее возникновению послужило своеобразное противодействие жителей США, имеющих афро-американские корни, так называемому “языковому рассизму”.
Какие же требования к языку, а следовательно и к переводу, предъявляет политкорректность? Основная претензия – это ликвидация языковых единиц, то-есть слов или словосочетаний, задевающих достоинство отдельного индивидуума. Как вариант – нахождение более нейтральных синонимов.

Определение политической корректности:
*политическая корректность это – новые варианты языкового выражения, взамен старых, ущемляющих достоинство человека в отношении рассовой или половой принадлежности, социального статуса, здоровья, возраста и т. п..

Первой ласточкой в поддержании движения политической корректности стало активное возмущение афроамериканцев по поводу слова “black”, применяющегося по отношению к ним. В качестве примера трансформаций слов и словосочетаний, связанных с рассовой принадлежностью человека, можно привести следующую языковую цепочку: негр — цветной — черный — афро-американец.

Как символ победы феминистского движения — постепенное вытеснение “сексистской” терминологии (т.е. слов и словосочетаний, указывающих на половую принадлежность человека). В английском языке стараются уже не использовать слова с суффиксами “man” и “woman” в конце. Подобные слова заменяются терминами, не определяющими человека относительно его пола. Например:
*foreman (начальник) – supervisor;
*chairman (председатель) – замещается словом chairperson и т. д. и т. п..
То же самое происходит и с написанием слов “she” и “he” (она и он).Они почти перестали использоваться в тексте, а вместо этого пишется – s/he (он/а).

Помимо сексистской терминологии изменения претерпели и языковые единицы, характеризующие людей по их физическим недостаткам, возрасту или социальному статусу:
* инвалид — калека — преодолевающий трудности из-за своего физического состояния;
* пенсионеры — более старшие граждане;
* нищие — экономически ущемленные;
… а теперь ВНИМАНИЕ – апофеоз политкорректности:
* человек, ковыряющийся на помойке — коллекционер вещей, от которых отказались;
* карлики — люди, испытывающие трудности из-за своих вертикальных пропорций;
* полные люди — люди, преодолевающие трудности из-за собственных горизонтальных пропорций … и т. д..

В последнее время политкорректность коснулась даже животного мира. Невинное слово “pets” (т.е.

домашние любимцы) вытесняется словом “animal companions” (т.е. животные-компаньоны), а домашние растения, которым уж точно нет никакого дела до политкорректности, вместо “house plants” начали называть в США “botanical companions” (т.е. растения-компаньоны).

Примеров проявления политкорректности в американизированном английском множество, а со временем появляются совсем уж гипертрофированные, в этом направлении, языковые единицы. Современному переводчику не обойтись в своей профессиональной деятельности без учета тенденций политкорректности в современных языках.

Переводчик советует Вам – не только говорите с американцами на американском языке, но и сами будьте с ними американцем. В своей статье мы расскажем о работе бюро переводов над глубоким вхождением в среду иностранного партнера.

Что такое политкорректность?

Карина А.Назаретян

Я точно помню, когда я узнала слово «политкорректность». Это было лет пять назад, когда я читала мой до сих пор любимый киножурнал, и мне встретилось панегирическое письмо читательницы, которая говорила, как она любит издание – особенно за то, что оно «веселое», «остроумное», «неполиткорректное». Я была в растерянности; слово я слышала впервые, но в принципе можно догадаться о его значении и без толкового словаря. Я стала мучительно вспоминать, встречала ли я в журнале какие-нибудь бестактные высказывания по поводу политики, но так ничего и не вспомнила.
Прошло некоторое время, прежде чем я поняла, что политкорректность предполагает такт не только в чисто политических вопросах – она касается практически всего. Возраст, социальный статус, внешний вид; люди, животные, растения – все связано с политической корректностью, и слово «политическая», в общем-то, можно уже убрать. Или допустить, что политика – это весь мир, и каждое явление на Земле как-то с ней связано, что, по-моему, тоже вполне приемлемо.
Если попытаться составить определение политкорректности, такой, какая она существует в современном мире, особенно в Америке, то получится, видимо, примерно следующее. Политическая корректность – это стремление уравнять в правах абсолютно всех, ни словом, ни делом не унизить кого бы то ни было. Но необходима одна оговорка: не унизить кого бы то ни было на основании его принципиального отличия от всех остальных. В этом загвоздка. Все люди разные. Но некоторые разнее. Задача политкорректности в том, чтобы все слова, которые говорятся кем бы то ни было, не были обидны никому, но особенно – тем, кто может воспринять их наиболее болезненно. В этом, видимо – главное противоречие политкорректности, ее основная проблема, из которой происходят все знаменитые нелепости и перегибы в этой области, особенно в Америке.
История политкорректности недлинная. Хотя, если очень постараться, можно найти в решении американского суда по какому-то делу 1793 года фразу «Это политически некорректно», а некоторые исследователи проводят параллели с запретом свободы слова во времена Сталина и Мао, политическая корректность в современном ее понимании появилась, по мнению большинства авторов, в начале 1980-х. Авторы расходятся тем не менее в объяснении причин. Некоторые считают, что это проявление кризиса либерализма, показатель бессилия либералов совершенствовать дальше свое учение, чуть ли не знак к тому, чтобы менять идеологию; некоторые – что это происки крайне левых сил, которые стремятся установить в западном мире такой же тоталитарный режим с урезанием прав и свобод, какой имел место в Советском Союзе и до сих пор существует на Кубе. Третьи вообще считают ПК продуктом деятельности толпы, не очень объясняя причины.

Что характерно, все западные статьи в Интернете, которые я прочитала, ругают политкорректность. Тем не мене она существует и, видимо, все еще набирает обороты.
Самый знаменитый американский перегиб политкорректности – это феминистки, которые не разрешают уступать себе места в транспорте и подавать себе пальто. Но если почитать об особенностях американской жизни подробней, то окажется, что это далеко не самая нелепая вещь. Феминистки – это только небольшая струя в общественном течении, объединенном буквами PC (Political Correctness). Оно фактически охватило все социальные институты и все сферы жизни, поэтому не столкнуться с ним практически невозможно.
Читая некоторые примеры, не знаешь, воспринимать ли их серьезно или как издевку автора. Например, животных в Америке теперь якобы нежелательно называть животными, а называть их надо «животные товарищи», или «животные компаньоны» (animal companions), а в случае их повинности в чем-то надо пытаться сначала устно уладить проблему, а уж потом, если это не помогает, наказывать. То же с растениями. Плохое отношение к ним чуть ли не карается законом. Строжайшему контролю подвергается язык, а некоторые слова, в том числе заимствованные из древних языков, и устоявшиеся словосочетания под угрозой пересмотра и изменения. Так, в слове history (история) греческого происхождения некоторые апологеты политкорректности усмотрели слово his (его) и предложили ввести параллельно слово herstory (со словом her – ее); в слове hero (герой) увидели слово he – он, и предложили как вариант слово shero. Слово «черный» невозможно использовать в смысле «плохой» («черный день», «черная полоса»). Таких примеров еще довольно много.
Вопрос в том, отчего произошел такой всплеск, действительно ли он опасен для общества, проявление ли это кризиса, который позволит выйти на новые рубежи морали, или кризиса, который только будет оттягивать назад – или это вообще не кризис. Каковы возможные последствия настоящей ситуации в США?
Необходимо сказать, что помимо происков левых сил и кризиса либерального движения существует как минимум еще одна возможная причина такого положения дел, которую мало кто из авторов прочитанных мной статей упоминает. Она, впрочем, не противоречит вышеперечисленным причинам, но, я думаю, ее необходимо озвучить отдельно, потому что она может быть наиболее универсальной и наиболее важной. Это – прогресс науки и господство в ней постмодернизма. Один из авторов статей ругал ученых за то, что они внедряю в сознание общества и в общественную жизнь принцип, согласно которому живет серьезная современная наука: нет правды (истины); нет правильных ответов на вопросы, есть просто разные. Это значит, что человек не имеет права судить кого бы то ни было, резко высказываться и отстаивать свою точку зрения – в общем-то, как раз то, чего добиваются активисты политкорректности. Но это же и значит, что никаких активистов политкорректности быть не может и не должно. Известный софистический принцип в сочетании с американской заботой об обществе упирается в не менее известный логический тупик. Как может человек, который говорит, что нет истины, утверждать, что то, что он говорит, верно, полезно и должно быть скопировано другими? Такое мировоззрение предполагает пассивность, предложение каких-то идей, но не настаивание на их правильности или даже ценности. Поэтому современная ситуация в Америке, когда Шекспира сравнивают с некой современной поэтессой Майей Ангелу и не просто говорят, что ставить Шекспира выше неполиткорректно, а оценивают Майю как более талантливую – довольно нелогична и носит черты лицемерия.
С развитием политкорректности абсолютно невозможно избежать двойных стандартов. Тем более что очень многие исполнители этой идеологии существенно перегибают палку. Получается, что они противоречат сами себе, говоря, что все равны, но Майя Ангелу лучше Шекспира, потому что Шекспир – еще один мертвый белый европейский мужчина (dead white European male, или DWEM, по аналогии, видимо, с WASP – вполне, как я понимаю, серьезный термин), которого и так слишком много хвалили. И мне кажется, вряд ли здесь может послужить оправданием то, что палку просто перегибают в другую сторону, для того, чтобы она выпрямилась.
Интернетные авторы дружно обвиняют политкорректность в том, что она как минимум по двум параметрам похожа на коммунистическую идеологию, и на обеих этих вещах коммунисты уже обожглись. Во-первых, это тенденция к ограничению свободы слова, которая ставит под угрозу весь демократический строй, и во-вторых – стремление к всеобщему уравнению, которое в полной мере, как оказалось, невозможно, а в половинчатом виде вредно. Отсутствие конкуренции делает людей ленивыми и провоцирует застой.
Не упоминая примера СССР, некто Марк Берли выражает серьезную озабоченность будущим растущего поколения американцев, которых в школе воспитывают в атмосфере политкорректности. По его словам, некоторые учителя отказываются ставить двойки или исправлять ошибки в правописании, мотивируя это тем, что у ребенка есть право писать так, как он хочет и как он это «видит», и они не имеют права навязывать свою точку зрения. Они не решаются устраивать конкурсы рисунков, говоря каждому ребенку и каждой матери, что именно их рисунок – великолепен, безупречен и имеет массу достоинств. В таких условиях существует реальная опасность того, что человек вырастет абсолютно неподготовленным к реальной жизни, к конкуренции, которая так или иначе будет иметь место. Он будет совершенно неадекватно оценивать свои возможности и способности, и наиболее слабые, которых пытались на словах подтянуть к сильным, могут оказаться в итоге в еще худшем положении, чем они были всегда.
Чем грозит такое состояние общества политической ситуации? Это вопрос, который больше связан с социологией, чем с политологией, и не может, конечно, рассматриваться вне ее.
Важно, я думаю, что далеко не все члены западного общества поддерживают политкорректность. К сожалению, у меня нет статистики, но судя по тому, что мне не попалось в Интернете ни одной статьи, хотя бы лояльно оценивающей это явление, но зато много статей оппозиционных, я могу сделать вывод (возможно, конечно, не совсем правильный), что противников политической корректности не так уж мало, и они довольно активны. Вывод, конечно, можно сделать и другой: политкорректность укрепилась настолько прочно, что абсолютно нет нужды писать статьи, ее восхваляющие, а группа противников использует последний возможный путь для борьбы – Интернет. Примечательно, что некоторые из статей даже заканчиваются вполне в агитационном духе – вроде «Давайте же сохраним нашу свободу и скажем НЕТ политической корректности!» И все же я больше склоняюсь к первому варианту, потому что в демократическом – пока – государстве обязательно будут противники тенденции, имеющие влияние на общество, и исход их противостояния, возможно, определит будущий облик общественной системы и идеологии.
Это же противостояние, возможно, будет определять и политическую ситуацию в ближайшее время. Вряд ли побуждающая к апатии идеология, согласно которой правды нет и все относительно, сделает апатичными всех. Скорее, только тех, кто к этому и так склонен. Всегда будут существовать мотивированные люди, которые даже при условии принятия ими основных постулатов политкорректности будут знать, чего они хотят и как этого добиваться. Поэтому вакуума власти ПК не создаст. Другое дело, в чьих руках окажется эта власть и какое направление эти люди придадут развитию ситуации.
Если идеологию политической корректности действительно поддерживает большинство населения в США, то первое и самое банальное, что может прийти в голову – это победа на каких-нибудь из ближайших выборов черного кандидата, поддерживаемого белыми активистами ПК. Само по себе это, возможно, совсем не так уж плохо, но тут встает еще одна проблема. Несколько авторов статей прямо обвиняют этих самых активистов в бесстыдной попытке узурпации власти и корыстном преследовании своих целей. Картина, оказывается, обладает поразительным свойством переворачиваться на все сто восемьдесят градусов. Вместо декларируемого права каждой правды на существование можно увидеть, как затыкают рот тем, кто считает не так, как они; вместо развития в детях терпимости и диалогического мышления – как в них воспитывают черно-белое видения мира (в школах и колледжах, якобы, не проводятся больше дискуссии – за неполиткорректностью этого вида обучения). Наконец, вместо того, чтобы реально избавляться от расизма, шовинизма, дискриминации и т. д., идеологи ПК видят все «сквозь призму расы, класса и гендера». Плюс к этому авторы утверждают, что ПК не просто временная прихоть, а всерьез и надолго – потому что она годами планировалась своими, как они выражаются, «поставщиками».
Насколько я могу это интерпретировать, подразумевается, видимо, что (грубо говоря) политкорректность – это грандиозный «план» этих самых «поставщиков» по накапливанию власти в своих руках, путь к тому, чтобы «меньшинство правило большинством». Звучит топорно, и мне трудно оценить как-то эту мысль из-за недостатка информации, особенно критической. Но если принять ее такой, какая она есть, то ситуация, конечно, складывается не очень благоприятная. Опять же грубо говоря, это в таком случае начало конца демократии, которая предполагает власть большинства.
Но это, я думаю, самый мрачный вариант развития событий, и слишком схематичный, чтобы осуществиться в таком виде. Вероятно, средний курс все равно был бы найден, даже в случае получения власти идеологами ПК.
Есть еще одна интересная вещь, связанная с политической корректностью. Здесь уместней прибегнуть к примеру Европы. Можно сказать, что политическая корректность, будучи, наверное, все-таки частично реакцией на нацизм середины прошлого века, теперь снова сама провоцирует нацизм. Конечно, вряд ли можно это однозначно утверждать, но на эту мысль меня натолкнула одна из статей, в которой было написано, что идеология политкорректности заставляет европейских политиков не обращать внимание на огромное число иммигрантов из Азии, а игнорирование проблемы еще никогда не решало проблемы. Поэтому вполне логично, что находятся люди, которых раздражает такое бездействие и которые принимают из-за этого радикальные идеи и берут инициативу на себя. Получается, что усиление в последнее время правых радикалов в Австрии, Дании, Франции, Нидерландах связано не столько с самой проблемой иммигрантов, сколько с идеологией политкорректности, которая абсолютно эту проблему игнорирует.
Конечно, в США ситуация немного другая. Но если почитать, опять же, примеры того, как относятся к людям, нарушившим каноны ПК, то невольно приходит в голову мысль, что людей это должно раздражать. Студенту в общежитии не давал уснуть шум пьяных голосов за окном, и он крикнул из окна в темноту: «Вы чё там орете, как водяные быки?!» Оказалось, что это была группа чернокожих девушек, и студента судили. По-моему, вполне вероятно, что он после этого возненавидел всех на свете чернокожих девушек, да и не девушек заодно.
Это еще один удивительный перевертыш политкорректности, которая вместо того, чтобы объединять и уравнивать нации, только разжигает национальную вражду. И если будет увеличиваться число лиц, которые пали жертвой политической корректности и раздражены из-за этого самим фактом существования идеи терпимости, то и в Америке это может усилить какое-нибудь движение нацистского толка.
Таким образом, в целом, если послушать (почитать) интернетных авторов, политкорректность несет за собой действительно довольно большую опасность для политической жизни страны. Уравнять абсолютно всех в принципе, в силу объективных причин, невозможно – демократия уже сделала, вероятно, все, что могла, а попытки дальнейших усилий в этом направлении вызывают подозрения в нечистоте совести старателей. Конечно, это довольно однобокий взгляд, и авторы не упоминают о действительно вызывающих уважение достижениях ПК: например, требовании определенной ширины дверных проемов, чтобы в них всегда могла пройти инвалидная коляска. Что касается меня, я все-таки вижу перспективы гуманизации общества через определенные положения ПК и перспективы нормального развития политической ситуации – при условии, конечно, что «программа» (даже если это кем-то заранее подготовленная «программа», как утверждают авторы) будет проводиться разумно, без насилия и истерии. То есть мне все-таки кажется, что это скорее «кризис, который позволит выйти на новые рубежи морали», чем «кризис, который только будет оттягивать назад» — впрочем, все полностью зависит, конечно, от самих американцев. Последнее, что нужно добавить – это то, что пока в Америке существует ПК, это значит, что национализм, шовинизм, расизм у них – есть. Когда этих вещей не будет, такое явление, как политическая корректность, окажется абсолютно ненужным.

Добавить комментарий

Закрыть меню