Полигон в семипалатинске

О признании лица подвергшимся радиационному воздействию на Семипалатинском полигоне. Решение от 16 января 2012 года № . Томская область.

16 января 2012 года Советский районный суд г. Томска в составе:
председательствующего Шукшиной *.*. ,
при секретаре Панфиловой *.*. ,
с участием представителя истца Олесова *.*. , действующего на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ,
рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску Ивановой *.*. к Департаменту социальной защиты населения Томской области, Министерству Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий о признании подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне с получением суммарной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр), выдаче удостоверения установленного образца, выдаваемое гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие испытаний на Семипалатинском полигоне, с указанием полученной суммарной (накопительной) эффективной эквивалентной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр),
Установил:
Иванова *.*. обратилась в суд с иском к Департаменту социальной защиты населения Томской области, Министерству Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий и стихийных бедствий о признании подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне с получением суммарной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр) и выдаче удостоверения установленного образца, выдаваемое гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие испытаний на Семипалатинском полигоне, с указанием полученной суммарной (накопительной) эффективной эквивалентной дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр).
В обоснование заявленных требований указано, что истец, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ проживала в г. Семипалатинске Восточно-Казахстанской области республики Казахстан, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в п. Первомайский Шемонаихинского района Восточно-Казахстанской области КазССР в зоне повышенного радиационного риска и получила, учитывая радиологический маршрут проживания в зоне повышенного радиационного риска суммарную (накопительную) эффективную дозу согласно «Удостоверению, подтверждающему право на льготы пострадавшему вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном полигоне» № от ДД.ММ.ГГГГ. Согласно хромосомному анализу № НИИ медицинской генетики СО РАН г. Томск и экспертного заключения от ДД.ММ.ГГГГ доза облучения составляет от 25 сЗВ (бэр) до 41,7 сЗВ (бэр). При обращении в Департамент социальной защиты населения администрации Томской области ей было отказано в выдаче удостоверения единого образца гражданам, подвергшемся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, в связи с тем, что данные населенные пункты не входят в перечень населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию. Считая данную позицию несостоятельной, истец обратилась в суд.

В судебное заседание истец не явилась, просила рассмотреть дело в её отсутствие с участием представителя.
Представитель истца в судебном заседании настаивал на удовлетворении заявленных требований в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.
Ответчики – МЧС РФ, Департамент социальной защиты населения Томской области, надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили. Департамент социальной защиты населения Томской области просил о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя, о чем представил заявление.
В отзыве Департамента социальной защиты населения Томской области на исковое заявление указано, что в соответствии с Федеральным законом «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» гарантируются меры социальной поддержки гражданам, которые проживали в 1949 – 1963 годах в населенных пунктах на территории РФ и за ее пределами, включенных в утверждаемые Правительством РФ перечни населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне и которые получили суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр). Поселок Первомайский и с. Таврия Восточно-Казахстанской области, где проживала истица, не входит в перечни населенных пунктов, утвержденных распоряжениями Правительства РФ от 15.03.1995г. № 356-р и от 10.02.1994г. № 162-р. Однако, исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлениях от 01.12.1997г. № 18-П, от 19.06.2002г. № 11-П, от 24.02.2007 г. № 960-О-П основанием для выполнения государством конституционной обязанности по возмещения вреда перед конкретным лицом является факт причинения ему вреда и наличие причинно-следственной связи между наступлением неблагоприятных последствий для его здоровья и соответствующей чрезвычайной ситуацией. Вопрос о возможности признания гражданина пострадавшим от радиационного воздействия вследствие ядерных испытаний на семипалатинском полигоне в случае, если гражданин не проживал в населенном пункте, включенном Правительством РФ в перечень населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне может быть разрешен судом в зависимости от фактических обстоятельств, подтверждающих либо опровергающих получение суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 5 сЗв (бэр) вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Поэтому истцу необходимо доказать факт получения соответствующей дозы облучения и связь полученной дозы облучения с проведением ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Указано также, что суммарные (накопленные) эффективные дозы облучения лиц из населения, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне определяются в соответствии с Методическими указаниями МУ 2.6.12574-2010, утвержденными Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.01.2010г. №5, вынесение официальных заключений этого содержания в другом порядке не допускается. В представленном истцом заключении отсутствует ссылка на то, что доза радиации, полученная истцом, определена с использованием указанной методики.

Суд, на основании ч. 4, 5 ст. 167 ГПК РФ Определил рассмотреть гражданское дело в отсутствие ответчиков.
Выслушав пояснения представителя истца, исследовав представленные в материалы дела письменные доказательства, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Статьей 45 Конституции РФ гарантирована государственная защита прав и свобод человека и гражданина РФ.
В силу ст.114 Конституции РФ Правительство РФ обеспечивает проведение в РФ единой государственной политики в области здравоохранения, социального обеспечения, экологии.
В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 20.09.1994 года «О подписании конвенции о ядерной безопасности» Российская Федерация официально приняла на себя обязанность и выразила приверженность следовать общепризнанным принципам ядерной безопасности и фундаментальным нормам международного права в этой сфере. В статье 15 данной Конвенции содержится прямой запрет на получение человеком доз излучения, превышающих установленные национальным законодательством дозовых пределов.
Согласно ст.1 Федерального закона от 10 января 2002 г. «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» льготы и компенсации предоставляются гражданам, проживавшим в 1949 — 1963 годах в населенных пунктах, включенных в утверждаемые Правительством Российской Федерации перечни населенных пунктов, и получившим суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), а также детям в возрасте до 18 лет первого и второго поколения указанных граждан, страдающим заболеваниями вследствие радиационного воздействия.
В силу ст. 5 названного Закона гражданам, получившим суммарную (накопительную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти выдаются удостоверения единого образца, которые дают право на получение мер социальной поддержки с момента их предъявления. Порядок выдачи этих удостоверений определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлениях от 01.12.1997г. № 18-П, от 19.06.2002г. № 11-П, от 24.02.2007г. № 960-О-П основанием для выполнения государством конституционной обязанности по возмещения вреда перед конкретным лицом является факт причинения ему вреда и наличие причинно-следственной связи между наступлением неблагоприятных последствий для его здоровья и соответствующей чрезвычайной ситуацией. Вопрос о возможности признания гражданина пострадавшим от радиационного воздействия вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне в случае, если гражданин не проживал в населенном пункте, включенном Правительством РФ в перечень населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне может быть разрешен судом в зависимости от фактических обстоятельств, подтверждающих либо опровергающих получение суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 5 сЗв (бэр) вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для разрешения дела, и требующими доказывания являются: установление факта проживания истца в 1949 — 1963 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне; получение в период проживания суммарной дозы облучения; объем полученной дозы облучения; наличие гражданства РФ.
Из представленных Ивановой *.*. в материалы дела документов судом установлен факт проживания истца в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ проживала в г. Семипалатинске Восточно-Казахстанской области республики Казахстан, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в п. Первомайский Шемонаихинского района Восточно-Казахстанской области КазССР, что подтверждается следующими документами: свидетельством о рождении №, выданным ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому К родилась ДД.ММ.ГГГГ в место; свидетельством о заключении брака № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому после заключения брака ДД.ММ.ГГГГ К присвоена фамилия Иванова; справкой с места жительства ——— № от ДД.ММ.ГГГГ о проживании Ивановой (К) *.*. ; справкой ГУ «Средняя общеобразовательная школа №» г. Семей Восточно-Казахстанской области № от ДД.ММ.ГГГГ об обучении К; трудовой книжкой № от ДД.ММ.ГГГГ о работе К (Ивановой) *.*.

Согласно паспорту Иванова *.*. является гражданкой Российской Федерации.
В силу пункта 2 Правил отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2004 г. № 634, отнесение граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, получивших суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), осуществляется на основании сведений об их проживании или прохождении военной службы в 1949 — 1963 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, включенных в Перечни, утверждаемые в установленном порядке.
Определение населенных пунктов, в которых граждане за счет внешнего и внутреннего облучения получили суммарную (накопленную) эффективную дозу более 5 сЗв (бэр), осуществляется на основании расчетов доз облучения граждан (с учетом особенностей радиационного воздействия при проведении конкретных ядерных испытаний) в соответствии с методикой оценки доз облучения, утвержденной в установленном порядке.
В силу положений ст.ст.1, 2 Федерального закона № 2-ФЗ от 10.01.2002, порядок отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, определяется Правительством Российской Федерации.
Распоряжениями Правительства РФ № 162-р от 10.02.1994 г. и № 356-р от 15.03.1995 г. (в ред. от 08.02.2002 г. № 156-р) утверждены перечни населенных пунктов бывшей Казахской ССР.
Город Семипалатинск и поселок Первомайский Шемонаихинского района Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан, в которых проживала истец, не включены в перечень населенных пунктов бывшей Казахской СССР, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденный вышеназванными распоряжениями Правительства РФ, так как на основании научно-обоснованных критериев, прошедших экспертную оценку в Российской научной комиссии по радиационной защите (протокол заседания от 31.03.1998г.), установлено, что данные населенные пункты расположены вне пределов контуров следов радиоактивных выпадений, которые могли бы сформировать эффективную эквивалентную дозу для населения более 5 сЗв (бэр) вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
Однако истец проживала в данных населенных пунктах в период радиационного воздействия с 1961 года, то есть до 1963 года.
Учитывая, что населенные пункты проживания истца не соответствуют предъявленным Федеральным законодательством условиям для установления социальных гарантий, истцу необходимо доказать причинно – следственную связь между фактом получение соответствующей дозы облучения и ее получение от проведения ядерных испытаний.
Суммарные (накопленные) эффективные дозы облучения лиц из населения, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне определяются в соответствии с порядком, установленным Методическими указаниями МУ 2.6.12574-2010 «Определение суммарных (накопленных) эффективных доз облучения лиц из населения, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне», утвержденными Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.01.2010г. №5. Указанные рекомендации введены в действие с 04.05.2010 и вынесение официальных заключений иного содержания, чем предусмотрено в указанном порядке, не допускается.
Истцом в материалы дела представлен хромосомный анализ № от ДД.ММ.ГГГГ, выполненный НИИ медицинской генетики СО РАМН г. Томск Клинико-диагностическая лаборатория, согласно которому наличие в организме истца накопленной дозы облучения составляет от 25 сЗВ (бэр) до 41,7 сЗВ (бэр).
Данный хромосомный анализ проведен учреждением, которое имеет лицензию на проведение доврачебной помощи в области генетики, результаты хромосомного анализа легли в основу экспертного заключения от ДД.ММ.ГГГГ.
Суд принимает данный анализ в качестве доказательства, подтверждающего факт получения истцом суммарной дозы радиации свыше 25 сЗв (бэр), поскольку орган, уполномоченный выдавать официальные заключения относительно размера дозы облучения граждан в соответствии с названными методическими указаниями, до настоящего времени в установленном порядке не определен.
Данный хромосомный анализ, представленный истцом, в силу с.

71 ГПК РФ является письменным доказательством, не вызывает у суда сомнений, поскольку не опровергнут стороной ответчика, дан медицинским учреждением, имеющим соответствующую лицензию.
Копией трудовой книжки истца подтверждается, что ее трудовая деятельность не была связана с радиационным излучением. Всю свою трудовую деятельность, начиная с 1977 года, истец работала ученицей штукатура, учеником оператора, оператором, продавцом продовольственного магазина, оператором машинно-счетного бюро, аппаратчиком производства титана и редких металлов, машинистом насосных установок.
Кроме того, представленные истцом удостоверение серии № и справка № от ДД.ММ.ГГГГ, выданные на территории Казахской республики, свидетельствуют о ее проживании в период радиационного воздействия в г. Семипалатинске и в Шемонаихинском районе Восточно-Казахстанской области, расположенном в зоне повышенного радиационного риска с дозой воздействия на население от 7 до 35 бэр, и косвенно подтверждают причинную связь между наличием полученной ею суммарной дозы радиации с испытаниями на Семипалатинском ядерном полигоне, а полученная ею доза облучения превышает национальный дозовый предел радиационного воздействия.
Действительно населенные пункты, в которых проживала истец, не включен в перечень населенных пунктов бывшей Казахской СССР, утвержденный распоряжением Правительства РФ № 356-Р от 15.03.1995 года.
Однако, данные доводы ответчика — Департамента социальной защиты населения Томской области противоречат позиции Конституционного Суда РФ, который неоднократно указывал в своих постановлениях от 01.12.1997г. № 18-П, от 19.06.2002г. № 11-П, от 24.02.2007г. № 960-О-П, что из статей 1, 2 и 7 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 42 и 43 вытекает, что признание и обеспечение права на возмещение вреда здоровью, являющемуся для каждого неотчуждаемым благом – это конституционная обязанность Российской Федерации как социального правового государства. «Субъектом индивидуального конституционного права на возмещение причиненного государством вреда здоровью, реализуемого в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне», является лицо, пострадавшее при проведении ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Данный статус лица определяется с учетом положений Конституции Российской Федерации объективными обстоятельствами, получившими документальное подтверждение и свидетельствующими об определенном объеме вреда, причиненного в результате проведения соответствующих ядерных испытаний. Поэтому, само по себе не включение населенного пункта, в котором гражданин подвергся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, в установленный Правительством Российской Федерации перечень не может быть основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки».
Учитывая, что все обстоятельства, требующие доказывания по заявленным истцом требованиям, а именно: проживание истца в населенном пункте, подвергшемся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, период проживания, получение им в период проживания суммарной дозы облучения и объем полученной дозы вследствие испытаний на Семипалатинском полигоне, нашли свое подтверждение в материалах дела, их удовлетворение повлечет правовые последствия для истца, заключающиеся в получении мер социальной поддержки, предусмотренной Федеральным законом «О социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» № 2-ФЗ от 10.01.2002г.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 193 — 199 ГПК РФ, суд
Решил:
Исковые требования Ивановой *.*. удовлетворить.
Признать Иванову *.*. подвергшейся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне с получением суммарной (накопительной) дозой облучения свыше 25 сЗв (бэр).
Обязать Департамент социальной защиты населения Томской области внести Иванову *.*. в реестр учета граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне для получения удостоверения единого образца.
Обязать Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий выдать Ивановой *.*. , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, удостоверение единого образца с указанием суммарной (накопительной) дозы облучения свыше 25 сЗв (бэр), подтверждающее право на получение льгот и компенсаций социальной поддержки в соответствии с Федеральным законом от 10.01.2002 г. № 2-ФЗ «О социальных гарантиях гражданам, подвергшемся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение одного месяца с момента изготовления решения суда в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через суд Советского района г. Томска.
———
———
Судья: *.*. Шукшина
———
———
———
———

Семипала́тинский я́дерный полиго́н — первый и один из крупнейших ядерных полигонов СССР, также известный как «СИЯП» — Семипалатинский испытательный ядерный полигон.
На территории Семипалатинского полигона находится объект, где раньше хранилось самое современное ядерное оружие. Таких объектов всего четыре в мире.

История

В августе 1947 года постановлением СМ СССР и ЦК КПСС была создана Горная сейсмическая станция (ГСС) — «Объект-905» для натурных испытаний атомных зарядов, преобразованная в 1948 году в учебный полигон №2 (УП-2) Министерства обороны СССР (позднее ГосЦНИИП-2 — Государственный центральный научно-испытательный полигон №2, Семипалатинский испытательный полигон). Первым командиром УП-2 МО СССР был назначен генерал-лейтенант артиллерии Рожанович Петр Михайлович (февраль — сентябрь 1948 г.). Его сменил в этой должности генерал-майор артиллерии Колесников Сергей Георгиевич.

Научным руководителем ГСС стал заместитель директора ИХФ АН СССР Садовский Михаил Александрович (затем академик, Герой Социалистического Труда). Место для ГСС (полигона) было выбрано в степи Казахстана, в районе города Семипалатинска на стыке трех областей: Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской. Строительство проводилось силами воинских частей. Первые строители высадились на берегу Иртыша уже в 1947 году. Большую помощь в создании полигона оказал начальник инженерных войск Советской Армии маршал Воробьев Михаил Петрович.

Работы по подготовке аппаратуры для опытного поля выполняли специалисты ИХФ АН СССР. Подготовку к испытаниям военной техники, различных сооружений осуществляли специалисты Министерства Вооруженных Сил СССР. Огромная роль в разработке методики изучения ядерного взрыва принадлежит директору ИХФ АН СССР академику Семенову Николаю Николаевичу, который привлек к решению этой задачи не только коллектив специального сектора ИХФ во главе с М.А.Садовским, но и крупных специалистов из других научно-исследовательских институтов (ГОИ, ВЭИ) и военных академий.

Большая часть аппаратуры, использованной для измерений характеристик первых советских ядерных взрывов, была разработана и спроектирована под руководством Шнирмана Георгия Львовича.

Для обеспечения средств диагностики испытаний в ИХФ были созданы конструкторское бюро и мастерские, изготовляющие образцы новых приборов, которые затем передавались для серийного производства на такие заводы, как Красногорский оптико-механический, Ленинградское оптико-механическое объединение и др. Лаборатории ИХФ интенсивно занимались приемкой и испытанием аппаратуры, изготовляемой промышленностью.

Организация и комплектование полигона кадрами были поручены Специальному отделу Генштаба Вооруженных Сил СССР во главе с генерал-майором В.А.Болятко. В 1948 году в городе Звенигороде под Москвой началось формирование специальной войсковой части (в/ч 52605) для обеспечения испытаний на полигоне.

Участник первого советского ядерного испытания (1949) начальник Главного управления по разработке, проектированию и испытаниям ядерных боеприпасов Минатома России, Герой Социалистического труда, доктор технических наук Цырков Георгий Александрович вспоминает: » Специалисты КБ-11 в первых ядерных испытаниях выполняли сборку, подготовку и подрыв ядерного заряда. Измерения характеристик ядерного взрыва выполняли сотрудники ИХФ АН СССР с участием военных. Они же вместе с военными строителями активно участвовали в подготовке опытного поля.

Исследования поражающего действия ядерного взрыва на военную технику, военные и гражданские сооружения проводили специалисты Вооруженных Сил СССР.

При создании полигона проектные работы выполняли сотрудники ГСПИ-11″. После ухода с полигона строительных частей все площадки, технологические и приборные сооружения были взяты под охрану войсками Министерства госбезопасности (МГБ).

К завершающей стадии подготовки к полигонному опыту приступили 11 апреля 1949 года (дата приказа П.М.Зернова по обеспечению работ, связанных с предстоящими испытаниями на Семипалатинском полигоне). В соответствии с приказом для руководства всеми работами по подготовке к испытаниям была создана специальная группа из 7 человек во главе с заместителем главного конструктора профессором К.И.Щелкиным. На группу возлагалась разработка общей программы работ на полигоне, проведение тренировочных опытов, разработка различных инструкций и графиков, осуществление оперативного контроля за ходом подготовки к испытаниям подразделениями КБ.

Оперативному, с минимальным количеством ошибок решению всех научно-исследовательских и конструкторских задач способствовало регулярное обсуждение хода работ на уровне научного руководителя и директора. Ведущий исполнитель того или иного направления на таком семинаре — совещании докладывал о ходе работ, о возникших трудностях, тут же принимались решения, обеспечивавшие оперативный ход дальнейших разработок, при необходимости вносились коррективы в планы разработок. Что касается результатов экспериментальной отработки заряда, то каждый эксперимент обсуждался буквально по горячим следам. В ходе обсуждения принимались решения на дальнейшее его развитие.

Старший офицер в/ч 52605 Бенецкий Герман Иванович прибыл на полигон в апреле 1949 года. Он был назначен на должность заместителя начальника сектора вооружений, участвовал в подготовке первого ядерного взрыва. В дальнейшем служил в Управлении МО. С марта 1959 по август 1974 года П.И.Бенецкий — начальник Управления МО. Вот как генерал-майор Бенецкий описывает подготовку первого советского ядерного испытания:

«К началу лета 1949 года практически было закончено строительство опытного поля. На берегу Иртыша на расстоянии примерно 120 километров от Семипалатинска, вниз по течению, началось строительство служебного городка. Было построено здание штаба в/ч 52605, Дом офицеров, гостиница для прибывающих участников испытания. Был также построен двухэтажный коттедж для начальника полигона, но в нем разместился Л.П.Берия со своей охраной. Он прибыл на полигон где-то в середине августа 1949 года.

Примерно в полутора километрах от берега была построена и огорожена опытно-научная часть испытательного полигона (ОНЧ).

На этой территории было построено несколько служебных зданий, в которых разместились научно-исследовательские лаборатории (биологическая, радиохимическая, физических измерений) и сектор испытания военной техники.

Центр опытного поля находился на расстоянии примерно 60 километров от жилого городка.

Само опытное поле, в геометрическом центре которого была возведена испытательная башня, по периметру было окружено несколькими рядами колючей проволоки и охранялось военными. Диаметр поля был примерно равен 20 километрам.

На расстоянии десяти километров от центра опытного поля был сооружен командный пункт, который представлял собой железобетонное полуподземное помещение с металлическими сейфовыми дверьми, снаружи обвалованное землей. Имелись амбразуры, через которые можно было бы наблюдать картину взрыва, но фактически в момент взрыва амбразуры были закрыты.

С самого начала этот командный пункт проектировался с учетом обеспечения безопасности находившихся в нем во время взрыва людей.

В здании командного пункта были рабочие помещения, в которых размещались и работали непосредственные участники испытания. В нем также был установлен автомат поля, управляющий подрывом заряда и запуском всех приборов, регистрирующих параметры взрыва.

Рядом с КП было построено бетонное здание для сборки заряда.

Опытное поле представляло собой круг, разбитый на сектора. В секторах размещались испытываемая техника и сооружения. Каждый сектор имел свое назначение. Например, сектор гражданского строительства, в котором размещались жилые дома, отдельные секции промышленных зданий и т.п. Далее были сектора испытания военной техники: сектор артиллерии, сектор испытания авиационной техники, сектор испытания защитных сооружений (окопы, блиндажи), т.е. испытания защитных средств, применяемых в армии, сектор тыла, где испытывались продовольствие, обмундирование и т.д.

Для определения действия поражающих факторов атомного взрыва на живые организмы был выделен сектор, где размещались животные: собаки, овцы, кролики, поросята.

В приборных сооружениях, расставленных по полю на разных расстояниях от эпицентра, размещалась фото- и киноаппаратура и физические приборы, которые должны были количественно определять различные параметры взрыва».

Действия большого числа коллективов, выполнявших различные задачи, нацеленные на обеспечение первого в СССР испытания ядерного заряда, объединялись под руководством ПГУ при СМ СССР, в свою очередь, жестко контролируемого И.В.Сталиным и Л.П.Берией. Испытание первого советского атомного заряда было успешно проведено 29 августа 1949 года.

Последствия ядерных испытаний и аварий в СССР

Последствия ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне

Испытания военно-промышленным комплексам атомного оружия уже в начале 1960-х гг. привели к устойчивому радиоактивному загрязнению большой территории страны. По данным станций наблюдения, после испытаний ядерных устройства на полигоне Новая Земля уровни радиоактивности осадков в северных регионах страны выросли на 2 – 3 порядка.

Масштаб радиационного заражения в результатах всех ядерных взрывов в так называемых мирных целях до конца не известен. Однако их пагубные последствия очевидны. В частности, в районах Алтайского края, где происходили испытания ядерного оружия до 1963 г., на Семипалатинском полигоне, в Челябинской области в настоящее время наблюдается повышенный уровень онкологических заболеваний, в том числе легочной системы, лимфы, крови.

На полигоне Семипалатинска, расположенном на северо-востоке Казахстана, 29 августа 1949 г. была взорвана первая советская атомная бомба. Мощность бомбы составила 22 килотонны. Создание полигона было частью атомного проекта, и выбор был сделан, как оказалось впоследствии, весьма удачно — рельеф местности позволил проводить подземные ядерные взрывы и в штольнях, и в скважинах.

Недостатком было присутствие в Семипалатинске китайского консульства, но позже его удалили. Постановлением Совета Министров № 2939-955 от 21 августа 1947 г. уже начатое ГУЛАГом строительство передали военному ведомству, и полигон получил новое название — «Учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных Сил СССР (войсковая часть 52605)». Первым начальником «Учебного полигона № 2» был участник Великой Отечественной войны, фронтовой артиллерист генерал-лейтенант артиллерии П. М. Рожанович, научным руководителем — заместитель директора Института химической физики Академии наук СССР М. А. Садовский, впоследствии академик.

12 августа 1953 г. на полигоне был испытан термоядерный заряд РДС-6с мощностью 400 килотонн. Взрыв был низкий воздушный, заряд размещался на башне на высоте 30 м. над землёй. В результате этого испытания часть полигона была очень сильно заражена радиоактивными продуктами взрыва и до сих пор в некоторых местах сохраняется небольшой фон.

22 ноября 1955 г. было проведено испытание термоядерной бомбы РДС-37 на высоте около 2 км сбрасыванием с самолёта.

После вступления в силу Международного договора о запрещении ядерных испытаний в трёх средах (в воздухе, космосе и под водой), подписанного 10 октября 1963 г. в Москве между СССР, США и Великобританией, на полигоне стали проводиться только подземные взрывы.

Из 714 ядерных испытаний, проведенных в СССР в 1949 — 1989 гг., 468 прошли в Семипалатинске. Было взорвано не менее 616 ядерных и термоядерных устройств, в том числе: 125 атмосферных (26 наземных, 91 воздушных, 8 высотных); 343 испытательных ядерных взрыва под землей (из них 215 в штольнях и 128 в скважинах). Были проведены также десятки гидроядерных и гидродинамических испытаний (так называемых «НЦР» — неполные цепные реакции). Суммарная мощность ядерных зарядов, испытанных в период с 1949 по 1963 гг. на Семипалатинском полигоне, в 2500 раз превысила мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. За пределы полигона вышли радиоактивные облака 55 воздушных и наземных взрывов и газовая фракция 169 подземных испытаний. Именно эти 224 взрыва обусловили радиационное загрязнение всей восточной части территории Казахстана.

Последний ядерный взрыв в казахских степях прогремел в 1989 г. (интересно, что в 1989 г. известным казахстанским общественным деятелем Олжасом Сулейменовым было создано движение Невада — Семипалатинск, объединившее жертв ядерных испытаний по всему миру). Однако для официальной истории полигон закрылся 29 августа 1991 г. в соответствии с символическим указом Нурсултана Назарбаева, в то время главы Казахской ССР.

По своим размерам (18 500 квадратных километров) Семипалатинск сопоставим с маленьким государством. Город Курчатов, «мозг» полигона, расположен на берегу реки Иртыш и в прошлом играл роль «подъемного моста», который вел в Семипалатинскую крепость. На советских картах город фигурировал под именем станции «Конечная», поскольку там заканчивалась железнодорожная ветка. Он также имел название Семипалатинск-21, поскольку был одним из самых секретных объектов Министерства среднего машиностроения, влиятельного учреждения, занимавшегося вопросами развития атомной энергетики в СССР.

Город Курчатов во времена СССР насчитывал от 30.000 до 50.000 жителей. Это были военные и ученые из лучших вузов страны, которые приезжали в поисках интересной работы и хороших условий жизни. В обмен на это им запрещалось рассказывать о своем местопребывании и роде деятельности.

В 70 километрах от Курчатова находится Опытное поле, полигон диаметром 20 километров, оборудованный укрепленными башнями, предназначенными для измерения мощности ядерных взрывов в атмосфере. Чуть дальше находятся полигоны Балапан и Сары-Узен, где ядерные заряды подрывались в вертикальных шахтах. Атомкол представляет собой красивейшее радиоактивное озеро диаметром 400 и глубиной 100 метров, появившееся в результате в результате мирного взрыва в месте слияния рек Асчи и Шаган.

Полигон жил в соответствии с логикой холодной войны, пока к власти не пришел Михаил Горбачев, который провозгласил курс гласности и стал добиваться соглашений о разоружении с США. Горбачев объявил мораторий на испытания ядерного оружия, а природоохранное движение Невада-Семипалатинск, основанное казахским писателем Олжасом Сулейменовым, объединило вокруг себя граждан, возмущенных тем, что их подвергали радиоактивному облучению, которое образовывалось в результате взрывов. По данным правительства Казахстана, атмосфера за период 1945 – 1989 гг. подвергалась заражению радиоактивными газами в 13 случаях, что сказалось на здоровье 1,2 миллионов человек.

В селе Майское проживают 700 обитателей. Оно находится в зоне с максимально допустимым уровнем радиации. Там есть несколько семей, в которых жертвами радиации стали дети. Учительница пенсионерка Нурбиба Жанакова проживает со своей умственно отсталой дочерью Альмагуль 1970 года рождения. Пастухи Айгуль и Бейсенбек Жолдаспековы живут со своей дочерью Бахыткуль, 24-х лет, тоже умственно отсталой.

Ядерные испытания в атмосфере, запрещенные в 1963 г., были видны за десятки километров. Поэтому у крестьян, проживающих к Востоку и Западу от Семипалатинска, воспоминания совпадают. Приезжали военные и просили их покинуть дома. Местные жители раскатывали ковры на улицах, ожидали, пока произойдут огромная вспышка, оглушительный взрыв, а на небе появится облако в форме огромного гриба.

Дрожали дома, и звенела посуда. На следующий день солдаты ремонтировали двери и вставляли на место оконные рамы.

Итак, среди всех территорий, входивших в СССР, бывший испытательный полигон Семипалатинск, расположенный на северо-востоке Казахстана, по всей видимости, наилучшим образом отражает одновременно мощь и крушение советской империи.

Катастрофа на комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года

Первая крупная радиационная катастрофа произошла в Челябинской области на ядерном комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 г. Выброс радиации при этой аварии оценивается в 20 миллионов Кюри (для сравнения — выброс Чернобыля — 50 миллионов Кюри). Источники радиации были разные: в Чернобыле — ядерный энергетический реактор, на Маяке — емкость с радиоактивными отходами. Но последствия этих двух катастроф схожи — сотни тысяч людей, подвергшихся воздействию радиации, десятки тысяч квадратных километров зараженной территории, страдания экологических беженцев, героизм ликвидаторов.

Место, где произошла эта первая крупная ядерная катастрофа, долгое время было засекречено, у него не было официального названия. Поэтому многим она известна как «Кыштымская авария», по названию небольшого старинного уральского городка Кыштым, расположенного недалеко от секретного города Челябинск-65 (сегодня — г. Озерск), где на ядерном заводе Маяк и произошла эта страшная радиационная катастрофа.

Задолго до того, как было решено применять атомную энергию для производства электроэнергии, ее ужасающая разрушительная сила была использована, чтобы делать ядерное оружие. И прежде чем Советский Союз сделал свою первую атомную бомбу, на Урале был построен завод, чтобы сделать для нее начинку. Этот завод назвали «Маяк». В процессе изготовления материалов для атомной бомбы не заботились об окружающей среде и здоровье людей. Важно было выполнить задание государства. Чтобы получить заряд для атомной бомбы, пришлось не только запустить военные ядерные реакторы, но и создать сложное химическое производство, в результате работы которого получали не только уран и плутоний, но и огромное количество твердых и жидких радиоактивных отходов. В этих отходах содержалось большое количество остатков урана, стронция, цезия и плутония, а также других радиоактивных элементов.

Сначала радиоактивные отходы сливали прямо в реку Теча, на которой стоит завод. Потом, когда в деревнях на берегах реки стали болеть и умирать люди, решили выливать в реку только низко-активные отходы. Средне-активные отходы стали сливать в озеро Карачай. Высокоактивные отходы стали хранить в специальных емкостях из нержавеющей стали — «банках», которые стояли в подземных бетонных хранилищах. Эти «банки» сильно разогревались из-за активности содержащихся в них радиоактивных материалов. В конце сентября 1957 г. на одной из «банок» произошла серьезная поломка в системе охлаждения и одновременный сбой в системе контроля. «Банка» взорвалась. Взрыв был страшен и привел к тому, что почти все содержимое емкости с отходами оказалось выброшено в окружающую среду. Около 90% радиации осело прямо на территории комбината Маяк. Радиоактивные вещества были подняты взрывом на высоту 1-2 км и образовали радиоактивное облако, состоящее из жидких и твердых аэрозолей. Юго-западный ветер, который дул в тот день со скоростью около 10 м/с, разнес аэрозоли. Через 4 часа после взрыва радиоактивное облако проделало путь в 100 км, а через 10-11 часов радиоактивный след полностью оформился. 2 миллиона кюри, осевшие на землю, образовали загрязненную территорию, которая примерно на 300-350 км протянулась в северо-восточном направлении от комбината «Маяк». Граница зоны загрязнения была проведена по изолинии с плотностью загрязнения 0,1 Ки/кв.км и охватила территорию, площадью 23 тыс. кв.км. Со временем происходило размывание этих границ за счет переноса радионуклидов ветром. Впоследствии эта территория получила название Восточно-уральский радиоактивный след (см. рисунок в приложении 2). Ширина следа местами достигает 30 — 50 км.

В зоне радиационного загрязнения оказалась территория трех областей — Челябинской, Свердловской и Тюменской. В результате аварии 23 сельских населенных пункта были выселены и уничтожены, фактически стерты с лица земли. Скот убивали, одежду сжигали, продукты и разрушенные строения закапывали в землю. Десятки тысяч людей, в одночасье лишившиеся всего, были оставлены в чистом поле и стали экологическими беженцами.

Для того чтобы ликвидировать последствия аварии — фактически отмыть водой территорию промышленной площадки Маяка и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребовались сотни тысяч человек. Из ближайших городов Челябинска и Екатеринбурга на ликвидацию мобилизовывали юношей, не предупреждая их об опасности. Привозили целые воинские части, чтобы оцеплять зараженную местность. Потом солдатам запрещали говорить, где они были. Малолетних детей 7-13 лет из деревень посылали закапывать радиоактивный урожай (на дворе была осень). Комбинат «Маяк» использовал для работ по ликвидации даже беременных женщин. В Челябинской области и городе атомщиков после аварии смертность возросла — люди умирали прямо на работе, рождались дети с выраженными физическими и умственными отклонениями, вымирали целые семьи.

Одна из жительниц вспоминает: «Мне было 9 лет, и мы учились в школе. Однажды нас собрали и сказали, что мы будем убирать урожай. Нам было странно, что вместо того, чтобы собирать урожай, нас заставляли его закапывать. А вокруг стояли милиционеры, они сторожили нас, чтобы никто не убежал. В нашем классе большинство учеников потом умерли от рака, а те, что остались, очень больны».

Итак, это была страшная катастрофа. Сейчас об аварии 1957 г. говорят меньше и реже, чем о Чернобыльской катастрофе. Долгое время авария была засекречена, да и произошла она более 50-ти лет назад. Но забывать о ней нельзя. Болеют и гибнут ликвидаторы, последствия той аварии и теперь сказываются на здоровье их детей и внуков. Все еще опасен Восточно-уральский радиоактивный след (см. рисунок в приложении 2). Еще не все жители переселены с зараженных территорий. И главное — комбинат «Маяк» продолжает работать, продолжает принимать отходы с атомных электростанций, продолжает сбрасывать отходы в окружающую среду.

Авария на Чернобыльской АЭС

Более 25 лет прошло после страшного события, повергшего в шок весь мир. Отголоски этой катастрофы еще долго не утихнут. Но до сих пор нет однозначного мнения о том, что послужило причиной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Одни утверждают, что причина в бракованном оборудовании и грубейших ошибках при строительстве АЭС. Другие видят причину взрыва в сбое работы циркуляционной системы водоснабжения, которая обеспечивала охлаждение реактора. Третьи убеждены, что всему виной оказались проводимые на станции в ту ночь эксперименты по допустимой нагрузке, во время которых произошло грубое нарушение правил эксплуатации. Четвертые уверены, что если бы над реактором находился защитный бетонный колпак, построением которого пренебрегли, такого распространения радиации, случившегося в результате взрыва, не было бы. Как представляется, событие произошло из-за совокупности перечисленных факторов – ведь каждый из них имел место быть. Человеческая безответственность, действие «на авось» и намеренное сокрытие информации о произошедшем со стороны советских властей привело к последствиям, результаты которых будут сказываться еще на нескольких поколениях людей во всем мире.

Взрыв на Чернобыльской АЭС произошел глубокой ночью 26 апреля 1986 г. На место происшествия была вызвана команда пожарных. Смелые и отважные люди, они бросилась на борьбу с бедствием. Из защитной одежды на них были только обычные каски и сапоги, что не могло уберечь пожарных от огромных доз радиации. Этих людей уже давно нет в живых, все они в разное время умерли от онкологических заболеваний. К утру пламя потушили. Однако по всей территории атомной станции были разбросаны излучающие радиацию куски урана и графита. Самое страшное, что советские люди не сразу узнали о катастрофе, произошедшей на Чернобыльской АЭС. Это позволило сохранять спокойствие и предотвратить панику – именно этого и добивались власти, закрыв глаза на то, какой ценой обернется для людей их неведение. Ничего не ведающее население еще целых два дня после взрыва спокойно отдыхало на территории, которая стала смертельно опасной, выезжало на природу, к речке, теплым весенним днем подолгу находились на улице дети. И все впитывали в себя огромные дозы радиации.

Только 28 апреля была объявлена полная эвакуация. 1100 автобусов колонной вывозили население Чернобыля, Припяти и других близлежащих населенных пунктов. Люди бросили свои дома и все, что в них находилось – с собой им разрешили взять только удостоверения личности и еду на пару дней. Зона радиусом в 30 км была признана зоной отчуждения, не пригодной для жизни человека. Вода, скот и растительность на этой территории были признаны непригодными к употреблению и несущими опасность для здоровья. Над АЭС висело радиоактивное облако, которое трижды обогнуло Землю. Чтобы прибить его к земле, реактор бомбили с вертолетов песком и поливали водой, однако эффект от этих действий был мизерный. В воздухе оказалось 77 кг радиации – будто сто атомных бомб одновременно было сброшено на Чернобыль.

Возле ЧАЭС был выкопан огромный ров. Его заполнили остатками реактора, кусками бетонных стен, одеждой рабочих-ликвидаторов катастрофы. В течение полутора месяцев реактор был полностью запечатан бетоном (т.н. саркофаг) во избежание утечки радиации. Но только в 2000 г. Чернобыльская АЭС была закрыта. До сих пор ведутся работы над проектом «Укрытие». Чернобыль стал печальным «наследством» от СССР для Украины.

Последствия Чернобыльской катастрофы дали знать о себе в первые же месяцы после взрыва. Люди, проживавшие на территориях, прилежащих к месту трагедии, умирали от кровоизлияний и апоплексических ударов. Пострадали ликвидаторы последствий аварии: из общего числа ликвидаторов в 600 000 около 100 000 человек уже нет в живых – они умерли от злокачественных опухолей и разрушения системы кроветворения. Существование других ликвидаторов не назовешь безоблачным – они страдают от многочисленных заболеваний, в том числе онкологических, расстройств нервной и эндокринной системы. Эти же проблемы со здоровьем имеют многие эвакуированные, пострадавшее население прилегающих территорий.

Ужасны последствия Чернобыльской катастрофы для детей. Задержка в развитии, рак щитовидной железы, психические расстройства и снижение сопротивляемости организма ко всем видам болезней – вот что нередко характерно для детей, подвергшихся облучению.

Истинные причины аварии были впервые сформулированы Правительственной комиссией по расследованию причин аварии на Чернобыльской АЭС и ликвидации ее последствий. Действительно, Правительственная комиссия ответственными за аварию назвала руководителей Чернобыльской АЭС, которые «допустили грубые ошибки в эксплуатации станции и не обеспечили ее безопасность». Однако населению СССР и широкой мировой общественности стали известны только эти выводы — акт комиссии был засекречен.

На самом деле, Правительственная комиссия ответственными за аварию также назвала: Министерство энергетики и электрификации, допустившее порочную практику проведения различных испытаний и нерегламентных работ в ночное время, и отсутствие контроля над этими работами; терпимо относившееся к физико-техническим недостаткам реакторов РБМК-1000; не добившееся от Главного конструктора и Научного руководителя реализации мер для повышения надежности этих реакторов; не обеспечившее надлежащей подготовки эксплуатационных кадров; Министерство среднего машиностроения, не принявшее своевременных мер по повышению надежности реакторов типа РБМК в полном соответствии с требованиями «Общих положений обеспечения безопасности атомных станций при проектировании, сооружении и эксплуатации»; не предусмотревшее достаточных технических решений обеспечения безопасности реактора; Госатомэнергонадзор, не обеспечивший надлежащего контроля соблюдения правил и норм по ядерной и технической безопасности; не в полной мере использовавший предоставленные ему права; действовавший нерешительно, не пресекавший нарушения норм и правил безопасности работниками министерств и ведомств, атомных станций, предприятий, поставляющих оборудование и приборы.

Правительственная комиссия остановилась и на инженерно-технических аспектах аварии. В частности, Комиссия отметила, что система аварийной зашиты реактора не выполнила своих функций, и что авария произошла из-за недостатков реактора, в частности: наличия положительного парового коэффициента реактивности; проявления положительного общего мощностного коэффициента реактивности, который должен быть отрицательным при всех нормальных и аварийных режимах; неудовлетворительной конструкции стержней системы управления и защиты реактора, которые вводили положительную реактивность при начальном движении их в активную зону; отсутствия в проекте реакторной установки устройства, показывающего значение оперативного запаса реактивности и предупреждающего о подходе к опасному пределу. По существу, Правительственная комиссия еще в мае 1986 г. признала, что реактор РБМК-1000 обладал серьезными конструктивными недостатками, которые и послужили причиной его взрыва с катастрофическими последствиями.

Горькое и безнадежно запоздалое признание причин аварии, политическую оценку произошедшему дал последний съезд КПСС (газета «Правда» от 14.07.1990 г.): «В условиях административно-командной системы бывшим руководством страны допущены крупные просчеты в выработке научно-технической политики в области атомной энергетики и защиты населения в экстремальных условиях. Минэнерго, Минсредмаш, Минздрав, Госкомгидромет, Госатомэнергонадзор, Академия наук, Гражданская оборона проявили неспособность обезопасить жизнь и здоровье населения, оказались неподготовленными к принятию необходимых первоочередных мер. Самонадеянность и безответственность ряда ведущих ученых, руководителей министерств и ведомств, причастных к разработке, строительству и эксплуатации АЭС, их утверждения об абсолютной безопасности атомных электростанций привели к фактическому отсутствию государственной системы работ в чрезвычайных ситуациях».

Подтверждением справедливости акта Правительственной комиссии и резолюции последнего съезда КПСС является решение комиссии Минсредмаша (май 1976 г.), созданной после аварии на Ленинградской АЭС в 1975 г. Комиссия тогда пришла к выводу, что не решена проблема положительного парового эффекта реактивности, нет средств экстренного гашения цепной реакции деления, которые были бы способны компенсировать положительную реактивность, выделяющуюся при быстром росте паросодержания в активной зоне. Там же зафиксирована позиция Курчатовского института о необходимости внедрения дополнительной, более быстрой аварийной защиты.

Таким образом, принципиальные причины, предопределившие Чернобыльскую аварию, были названы за десять лет до катастрофы. Но меры по их устранению реализованы не были и конструкторы не предупредили эксплуатационников о последствиях реализации просчетов, допущенных при создании реактора, и не дали рекомендации персоналу, как надо действовать в критических ситуациях, пока не будут реализованы меры, исключающие проявление проектных недостатков реактора.

Итак, политизация ядерной науки и техники СССР, создаваемый годами имидж их исключительности и непогрешимости, отсутствие независимого ядерного регулирования и эффективного государственного контроля безопасности ядерной энергетики являются коренными причинами Чернобыльской трагедии. Чернобыльскую катастрофу общественное мнение стран СНГ да и всего мира воспринимает как апофеоз безответственности советских атомщиков и первую ступень к краху СССР.

Добавить комментарий

Закрыть меню