Письменность древней руси

Письменность и книга в Древней Руси

В городе Солуне, в Македонии, «жил знатный и богатый вельможа, званием воин-сотник по имени Лев. Жену его звали Марией. Жил он благочестиво, исполняя все заповеди Божий… У них было семь сыновей: старшего звали Мефодием, а младшего Константином, в монашестве Кириллом». Этими словами начинается «Житие Кирилла и Мефодия». Именно им принадлежит заслуга создания в 863 г. славянской азбуки – событие, культурное значение которого для славянских народов – болгар, русских, украинцев, белорусов, сербов, хорватов – трудно переоценить.

Кириллица или глаголица?

История создания славянской азбуки такова: византийские монахи Кирилл и Мефодий (Болгария входила тогда в состав Византии) распространяли христианство среди славянских народов юго-восточной Европы. Греческие богословские книги необходимо было перевести на славянские языки, но азбуки, соответствующей особенностям звучания славянских языков, не существовало. Ее-то и задумали создать братья, благо образованность и талант Кирилла делали эту задачу выполнимой.

Учился Кирилл при дворе византийского императора и кроме родного, греческого, знал славянский, латинский, еврейский и арабский языки. Талантливый лингвист, Кирилл взял за основу греческий алфавит, состоящий из 24 букв, дополнил его характерными для славянских языков шипящими (ж, щ, ш, ч) и несколькими другими буквами. Некоторые из них сохранились в современном алфавите – б, ь, ъ, ы, другие давно вышли из употребления – ять, юс, ижица, фита.

Итак, славянский алфавит первоначально состоял из 43 букв, близких по написанию греческим. Каждая из них имела свое название: А – «аз», Б – «буки» (их сочетание образовало слово «азбука»), В – «веди», Г – «глаголь», Д – «добро» и так далее. Буквы на письме обозначали не только звуки, но и цифры: «А» – цифру 1, «В» – 2, «Р» – 100. На Руси только в XVIII в. арабские цифры вытеснили «буквенные».

В честь своего создателя новая азбука получила название «кириллица». Пользуясь ею, Кирилл и Мефодий перевели на славянский язык фрагменты Евангелия, Послания апостолов, Псалтырь и другие богословские сочинения. За огромные заслуги в распространении христианства церковь причислила Кирилла и Мефодия к лику святых. А недавно в центре Москвы, на Славянской площади, просветителям этим был установлен памятник.

Некоторое время наряду с кириллицей была в употреблении и другая славянская азбука – глаголица. Она имела тот же состав букв, но с более сложным, витиеватым написанием. Видимо, эта особенность и предопределила дальнейшую судьбу глаголицы: к XIII в. она почти полностью исчезла.

Мы привыкли считать создателем кириллицы монаха Кирилла. Ученые долгое время не сомневались в этом. Однако сейчас большинство исследователей считают, что он создал не кириллицу, а глаголицу. До сих пор этот вопрос остается спорным в науке…

«Я послал тебе бересту…»

Жарким июльским полднем 1951 г. молодой археолог Нина Акулова, работая на раскопках в Новгороде, заметила среди плах древней деревянной мостовой грязный, изодранный свиток бересты. Таких находок у археологов и раньше было немало – древние новгородцы делали из бересты поплавки для ловли рыбы. Но этот свиток оказался особенным – сквозь грязь проступали буквы!

Увидев находку, руководитель экспедиции Артемий Владимирович Арциховский потерял дар речи. Он замер, подняв вверх палец и издавая нечленораздельные звуки. Наконец, придя в себя, признался: «Я этой находки ждал двадцать лет!». В его руках была берестяная грамота.

Новгородская находка совершила настоящий переворот в исторической науке. Ученые получили доступ к новому, доселе неизвестному, бесценному письменному источнику. Ныне найдено уже свыше 700 грамот XI-XV вв. число таких находок растет с каждым годом, и не только в Новгороде, но и в Пскове, Смоленске, Рязани, Старой Руссе, Витебске. Недавно древний свиток был найден в Москве. Из берестяных грамот ученые узнали, что грамотными в Древней Руси были не только феодалы и духовенство, но и многие ремесленники, торговцы и даже крестьяне. Именно им принадлежало большинство найденных свитков.

Береста – очень удобный материал для письма, хотя и требовал определенной подготовки. Березовое лыко варили в воде, чтобы кора стала более эластичной, затем снимали грубые ее слои. Лист бересты со всех сторон обрезали, придавая ему прямоугольную форму. Писали на внутренней стороне коры, выдавливая буквы особой палочкой – «писалом» – из кости, металла или дерева. Один конец писала заостряли, а другой делали в виде лопаточки с отверстием и подвешивали к поясу. Техника письма на бересте позволяла текстам сохраняться в земле столетиями.

О чем же писали наши предки в своих свитках? Содержание найденных берестяных грамот разнообразно: частные письма, хозяйственные заметки, жалобы, деловые поручения. Есть и особые записи. В 1956 г. археологи нашли в Новгороде сразу 16 берестяных грамот XIII в. Большинство из них представляли собой… ученические тетради новгородского мальчика по имени Онфим. На одной бересте он начал писать буквы алфавита, но это занятие, видимо, быстро ему надоело, и он принялся рисовать. По-детски неумело он изобразил себя на коне всадником, поражающим копьем врага, а рядом написал свое имя.

Записи Онфима – бесценное сокровище, ведь почти ничего не известно о школьном образовании средневековой Руси. Знаем мы только, что Ярослав Мудрый в XI в. предпринял первую попытку создать школу, повелев собрать 300 новгородских детей для обучения грамоте.

Пергамен, чернила, гусиное перо…

«…Книги наставляют и научают нас пути покаяния, ибо мудрость обретаем и воздержание в словах книжных. Это – реки, наполняющие вселенную, это – источник мудрости, в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся, они – узда воздержания». Эти замечательные слова о книгах из «Повести временных лет» летописца Нестора. Написанные почти тысячу лет назад, они свидетельствуют о том, что уже тогда мудрые люди понимали значение и ценность одного из величайших изобретений человечества.

Изготовление древних рукописных книг было делом дорогим и трудоемким. Материалом для них служил пергамен – кожа особой выделки. Лучший пергамен получался из мягкой, тонкой кожи ягнят, и телят. Ее очищали от шерсти и тщательно промывали. Затем натягивали на барабаны, посыпали мелом и чистили пемзой. После просушки на воздухе с кожи срезали неровности и вновь шлифовали пемзой. Выделанную кожу разрезали на прямоугольные куски и сшивали в тетради по восемь листов. Примечательно, что этот древний порядок брошюровки сохранился по сей день. Сшитые тетради собирали в книгу. В зависимости от формата и количества листов, на одну книгу требовалось от 10 до 30 шкур животных – целое стадо! По свидетельству одного из писцов, работавшего на рубеже XIV-XV вв., за кожу для книги было уплачено три рубля. В то время на эти деньги можно было купить три лошади.

Поскольку книга стоила так дорого, ее берегли. Для защиты от механических повреждений делали переплет из двух досок, обтянутых кожей и имевших застежку на боковом срезе. Доска не украшала книгу, поэтому поверх нее надевали оклад – своего рода металлическую «суперобложку».

Один из древнейших и красивейших окладов принадлежит «Мстиславову Евангелию», созданному в Новгороде в начале XII в. Это настоящий шедевр ювелирного искусства. Все поле оклада покрыто изысканной золотой сканью. В центре – фигурная золотая запона с изображением Христа, ангелов и святых, выполненная в технике перегородчатой эмали. По сторонам, на фоне скани, симметрично расположены драгоценные камни и эмальерные изображения святых.

Книга в дорогом окладе считалась ценным подарком. Ее часто вкладывали в храмы и монастыри «на помин души». В 1571 г. Иван Грозный вложил в Благовещенский собор Кремля «Евангелие» в редком по красоте золотом окладе. В центре его, в медальоне, окруженном драгоценными камнями, помещено чеканное изображение «Сошествия в ад». По углам – четыре евангелиста. Все поле оклада покрыто тончайшим растительным орнаментом, выполненным цветной эмалью по золотой скани.

Писали книги обычно гусиным пером и чернилами. Привилегию писать лебединым и даже павлиньим пером имел царь. Изготовление письменных принадлежностей требовало определенного умения. Извлекали перо непременно из левого крыла птицы, чтобы изгиб был удобен для правой, пишущей, руки. Перо обезжиривали, втыкая в горячий песок, затем кончик наискось срезали, расщепляли и затачивали специальным, перочинным, ножичком. Им же выскабливали ошибки в тексте.

Средневековые чернила, в отличие от привычных для нас синих и черных, были бурого цвета, так как делались на основе железистых составов, а проще говоря, ржавчины. В воду опускали кусочки старого железа, которые, ржавея, окрашивали ее в бурый цвет. Сохранились древние рецепты изготовления чернил. В качестве компонентов, помимо железа, использовали дубовую или ольховую кору, вишнёвый клей, квас, мед и многие другие вещества, придававшие чернилам необходимую вязкость, цвет, устойчивость. Столетий спустя эти чернила сохранили яркость и силу цвета.

Писец промокал чернила мелкотолченым песком, посыпая его на лист пергамена из песочницы – сосуда, похожего на современную перечницу.

Монастыри служили основными центрами книгописания в средние века. В монастырской книжной мастерской царила строгая дисциплина. За ослушание, небрежность сажали на сухой паек. Сохранились древние миниатюры, изображающие монахов – переписчиков книг за работой.

Прежде чем приступить к письму, листы пергамена разлиновывали при помощи линейки и затупленного шильца, по краям оставляя поля. Под ногой у писца стояла невысокая подставка, так как писать было принято на колене. На пюпитре устанавливали образец, а на столе раскладывали письменные принадлежности: чернильницу, песочницу, перья и кисти, перочинный нож, линейку.

К сожалению, древнейших книг сохранилось очень мало. Всего около 130 экземпляров бесценных свидетельств XI-XII вв. дошло до нас. Было их немного и в те времена. Исследователи подсчитали, что в XI – первой половине XIII в. на всей необъятной Руси было около 130-140 тыс. книг. Выходит, что сохранилась одна из тысячи. Книги гибли в огне пожарищ, от небрежного обращения, становились добычей захватчиков. Летопись повествует, что в 1382 г. хан Тохтамыш осадил Москву. Книги со всей округи свозили в один из кремлевских храмов. Они заполнили церковь по самые своды, но не спаслись – сгорели, когда татары ворвались в Кремль. Другой пример. В 1812 г. горела Москва. В доме известного собирателя древних рукописей графа Мусина-Пушкина погиб единственный сохранившийся список «Слова о полку Игореве». К счастью, бесценный памятник литературы к этому времени уже был опубликован.

Устав, титло, заставка…

На Руси в средние века знали несколько видов письма. Древнейшим из них был «устав» – с буквами без наклона, строго геометрической формы, напоминающими современный печатный шрифт. В XIV в., с распространением делового письма, медленный «устав» сменил «полуустав» с буквами помельче, более простыми в написании, с легким наклоном. Полуустав отдаленно напоминает современный курсив. Еще сто лет спустя, в XV в., начали писать «скорописью» – плавно соединяя соседние буквы. В XVI-XVII вв. скоропись постепенно вытеснила другие виды письма.

Для украшения рукописи заглавия в средние века писали особым, декоративным шрифтом – вязью. Буквы, вытянутые вверх, переплетались между собой (отсюда и название – вязь), образуя текст, похожий на ленту орнамента. Писали вязью не только на бумаге. Золотые и серебряные сосуды, ткани часто покрывали нарядными надписями. Из всех видов древнего письма до XIX в. сохранилась именно вязь, правда, только в старообрядческих книгах и декоративных надписях «под старину».

На страницах древнерусских книг текст был расположен в один или два столбца. Буквы не делились на строчные и прописные. Они заполняли строку длинной чередой без привычных нам интервалов между словами. Экономя место, некоторые, преимущественно гласные, буквы писали над строкой или заменяли знаком «титло» – горизонтальной линией. Усекались и окончания слов, хорошо известных и часто употребляемых, например Бог, Богоматерь, Евангелие и т. п. Из Византии была заимствована традиция над каждым словом ставить знак ударения – «силу».

Долгое время не существовало нумерации страниц. Вместо этого внизу справа писали слово, с которого начиналась следующая страница.

Любопытны и некоторые особенности древнерусской пунктуации. Из привычных нам знаков препинания в ходу была только точка, заимствованная из византийской письменности. Ставили ее произвольно: иногда определяя границы между словами, иногда обозначая конец фразы. В XV-XVI вв. письменность усложнилась. В книгах появились, например, запятые – для обозначения пауз, точка с запятой, заменявшая знак вопроса.

Труд писца был нелегок. Работа двигалась медленно. В среднем, за день удавалось написать всего два–четыре листа, не только без ошибок, но и красиво.

Средневековые рукописные книги нарядно оформлялись. Перед текстом обязательно делали заставку – небольшую орнаментальную композицию, часто в форме рамки вокруг названия главы или раздела. Первую, заглавную букву в тексте – «инициал» – писали крупнее и красивее остальных, украшали орнаментом, иногда в виде человечка, животного, птицы, фантастического существа.

Обычно инициал был красным. С тех пор говорят – «писать с красной строки». Завершался раздел «концовкой» – небольшим рисунком, например изображением двух птиц, похожих на павлинов.

Самым сложным видом иллюстрирования книги были миниатюры. Это слово произошло от латинского minium – так называлась красная краска, которой расцвечивали средневековые рукописи. Миниатюры писали художники на свободных от текста листах книги кистью и красками. Чаще всего это были портреты заказчиков или авторов книги (например, евангелистов), иллюстрации к тексту. Большое влияние на искусство миниатюры оказала иконопись. Лучшие мастера-иконописцы Феофан Грек и Андрей Рублев писали книжные миниатюры. Меньшие их размеры, по сравнению с иконами, требовали большей тонкости художественного исполнения.

Книги, содержащие множество миниатюр, назывались лицевыми и особенно ценились. В середине XVI в. в Москве по указу Ивана Грозного большая группа писцов и художников создала Лицевой летописный свод. Десять томов летописи охватили историю человечества и Руси от сотворения мира до 1567 г. 9 тыс. листов текста и 16 тыс. миниатюр содержит этот удивительный памятник живописи и письменности, работа над которым с перерывами продолжалась более тридцати лет.

Древние книжные миниатюры представляют собой не только художественную ценность. Дороги они для нас и как бесценный исторический источник. Изображение зданий, орудий труда, оружия, одежды, предметов быта – многое из того, что окружало человека в те времена, можно увидеть только в книгах на старинных миниатюрах.

Находка в гардеробе императрицы

В 1805 г. при разборке гардероба покойной императрицы Екатерины II была обнаружена старинная книга, написанная на пергамене. Когда она попала в руки специалистов-археографов, их радости не было предела. Из текста этой древнейшей рукописной книги – «Остромирова Евангелия» – следовало, что написана она была в 1056-1057 гг. дьяконом Григорием для новгородского посадника Остромира. Его имя и закрепилось в названии книги.

«Остромирово Евангелие» не просто древнейшая русская книга. Это истинный шедевр книжного искусства: написана на отличном пергамене (294 листа), текст предваряет нарядная заставка в виде орнаментальной рамки – фантастические цветы на золотом фоне. В рамке кириллицей вписано: «Евангелие от Иоанна. Глава А». Некоторые буквы в названии вынесены над строкой или отмечены значком титло.

Текст Евангелия написан в два столбца изысканным уставом. Строго выдержаны поля. Буквы четкие, прямые, красивого рисунка. Слова не отделены друг от друга, только между фразами в середине строк стоят точки. Текст начинается с инициала буквы «И» (в XI в. она была похожа по начертанию на современную «Н») в пять строк высотой, с богатым орнаментом. На трех миниатюрах изображены евангелисты Лука, Марк и Иоанн. Четвертая миниатюра должна была быть посвящена Матфею, но лист, заготовленный для нее, почему-то остался чистым. Миниатюра, изображающая евангелиста Луку, дает представление о мастерской переписчика книг: табурет с подставкой для ног, стол с письменными принадлежностями, пюпитр с листом текста.

Древнерусские рукописные книги обычно больших размеров. «Остромирово Евангелие», например, – 35×30 см. Такие книги не ставили на полку, а клали плашмя.

Дьякон Григорий писал «Остромирово Евангелие» шесть месяцев и двадцать дней – по полтора листа в день. Долгое время книга эта хранилась в библиотеке Софийского собора в Новгороде – древнейшем книжном собрании, основанном Ярославом Мудрым.

Распространение письменности, опыт изготовления рукописных книг, все. большая потребность в них положили начало новому этапу просвещения на Руси – книгопечатанию.

Числа — буквы древней Руси

Валериан Чупин

В древности на Руси цифры обозначались буквами. Очень часто новички интересуются данными обозначениями для датировки монет. Данная статья поможет вам разобраться с этой проблемой.
С появлением письменности, появились и цифры для записи чисел. Древние народы для написания цифр использовали буквы из своих алфавитов. Славяне не стали исключением. Они обозначали славянские цифры буквами из кириллицы. Для того чтобы отличить букву от цифры, использовался специальный значок — титло. Все славянские цифры имели его над буквой. Символ пишется сверху и представляет собой волнистую линию. Наши предки с помощью таких цифр писали даты и необходимые числа в летописях, документах, монетах, письмах. В странах Западной Европы пользовались римской нумерацией, в древней России, находившейся в тесном культурном общении с Византией, получила распространение алфавитная нумерация, сходная с греческой. Изначально такой вид обозначения пришел от Кирилла и Мефодия, поскольку нашу азбуку они разработали на основе греческой. Не все буквы славянского алфавита применялись для обозначения цифр. Так, «Ж» и «Б» не использовались для нумерации. Их просто не было в греческом алфавите, который был принят в качестве образца. Обозначение цифр на письме происходило слева направо. Исключение составляли числа с «11» до «19». Они писались справа налево. Исторически это сохранилось в названиях современных числительных (один-на-дцать, две-на-дцать, то есть первой стоит буква, обозначающая единицы, второй — десятки). Каждая буква алфавита обозначала цифры с 1 до 9, с 10 до 90, с 100 до 900. Если требовалось написать число больше 1000, перед ним писали специальный знак тысячи в виде наклонной черты, перечеркнутой в двух местах. Для записи приказов и летописей также использовались церковно-славянские цифры. Из этого общего правила были некоторые исключения: 2 обозначалось не второй по счету буквой «буки», а третьей «веди». Почему пропускали «Б»? Буква, которая называлась «Буки» — первая буква слова Бог, потому и не использовалась в нумерации. Ее просто пропускали. Кроме того в качестве цифр выступали буквы, которых нет в нашем современном алфавите – «кси» и «пси». Для современного человека так же может показаться необычным, что в счетном ряду не было привычного всем нуля. Наши предки рассуждали логично: зачем изобретать и использовать число, которое обозначает «ничего», пустое место? Буквицы у нуля нет. Ноль — это Хаос.

Непроявленное Бытие. В этой системе исчисления ноль отсутствует, он попросту не нужен. Обучение детей происходило по этой системе. Поэтому дети учились правописанию и счету с использованием церковнославянских букв и цифр. Это обучение проходило достаточно непросто, так как обозначение больших чисел несколькими буквами нужно было просто заучивать наизусть. Все государевы указы также писались с использованием славянских цифр. Писари того времени были обязаны не только знать наизусть всю азбуку глаголицы и кириллицы, но и обозначение абсолютно всех цифр и правила их написания. В России славянская нумерация сохранилась до конца 17 века. При Петре1 Россия перешла на арабскую систему счисления, которой пользуемся сейчас. Как же древние славяне умудрялись складывать, вычитать и выполнять другие математические действия с числами с буквенным обозначением? На практике для расчетов применялись специальные счетные доски – абаки. Примером такого примитивного вычислительного устройства могут служить счеты, которыми еще недавно пользовались бухгалтеры и кассиры. Абаки состояли из нескольких секций, каждой из которых соответствовал свой разряд. Таким образом, чтобы обозначить число 206, в первой секции, соответствующей единицам, откладывали 6 каких-либо предметов, в третьей (сотни) – 2, а во второй, где должны быть десятки, не откладывали ничего. Это пустое место со временем и превратилось в ноль. Как говорится, ноль появился практически из ничего.
Чупин Валериан Дмитриевич

Возникновение древнерусской письменности

  Формирование древнерусской церковной литературы, начавшееся после первой христианизации, вынуждает нас коротко остановиться на проблеме возникновения восточнославянской письменности. Длительное время в науке господствовало убеждение, что грамотность на Русь пришла из Болгарии после религиозного акта 988 г. Этот взгляд, однако, оказался неверным. В последнее время доказано существование древнерусской письменности докирилловского типа.

  О том, что Русь умела писать до 988 г., давно известно в литературе и засвидетельствовано рядом письменных источников (например, договорами Руси с греками, сообщениями некоторых восточных авторов — аль-Недим и др.). Проблема заключается в определении путей возникновения письменности — процесса, который, по мнению некоторых исследователей, начался еще в период бронзы.

  До нас дошел чрезвычайно интересный трактат Черноризца Храбра (X в.), посвященный возникновению древнеславянской письменности. В нем предложена периодизация, предусматривающая три стадии процесса. На первом этапе славяне пользовались для передачи отдаленной (в пространстве и времени) информации «чертами и резами», с помощью которых «чтеаху и гатааху» (считали и гадали). Второй этап характеризует применение для письма букв греческого и латинского алфавитов «без устроения», то есть без приспособления к фонетическим особенностям славянских языков. Третий — деятельность Кирилла Философа и изобретение им специального славянского алфавита.

  В наше время эта схема получила убедительное подтверждение особенно на основании археологических материалов. «Черты и резы» Храбра — это символические знаки, представлявшие собой зародыш отечественной иероглифики. Речь идет прежде всего о «загадочных знаках» Причерноморья (иногда их называют «сарматскими», хотя это и не совсем точно). Этим знакам посвящена большая литература, однако до сих пор проблема остается неисчерпанной.

  Общее количество разновидностей знаков (более 200) исключает возможность трактовать их как буквы фонетического алфавита. Встречаются они отдельными знаками и в виде текстов, пока еще не дешифрованных. Попытки трактовать их как тамги, знаки собственности и подобные им инсигнии не дали положительных результатов.

  Второй этап, определяемый применением фонетического письма на основе использования греческой и латинской графики, прекрасно документирован археологическими материалами черняховской культуры. Он охватывает первую половину и середину I тыс. н.э. В последнее время выявлены десятки автографов того времени (правда, пока это отдельные буквы и слова), а многочисленные находки стилей свидетельствуют о широком применении письменности у древнеславянского населения.

  Носители черняховской культуры поддерживали с римлянами и греками тесные и разнообразные отношения. Многие из них ездили в античные города, овладевали греческим и латинским языками, получали образование, иногда очень высокое, хорошо усваивая навыки письменной культуры. Так или иначе мысль об использовании букв чужого алфавита для изображения славянских слов должна была стоять на повестке дня.

  При этом, естественно, возникали чисто практические трудности, обусловленные несоответствием обоих алфавитов фонетике славянских языков. В греческом алфавите, скажем, не было знаков для передачи звуков «б», «у», шипящих, глухих гласных, дифтонгов «ц», «ч» и т.п. Поэтому адаптация существующих графических систем была актуальной. Такое «устроение» по Храбру составляет главное содержание третьего периода. Но просветительская деятельность Кирилла Философа и его учеников не исчерпывает весь процесс и является только заключительной стадией. Одним из наиболее значительных достижений исторической науки за последние десятилетия является открытие Софийской азбуки, отражающей начальную стадию «устроения» славянского письма. Она включает 23 буквы греческого алфавита — от «альфы» до «омеги» — с добавлением четырех специфически славянских знаков: «б», «ж», «ш», «щ» (последний произносился как дифтонг «тш»). Это самые необходимые буквы, без которых славянская письменность не могла бы нормально функционировать.

  Софийский алфавит обнаружен в Михайловском приделе киевского собора св. Софии, где в середине XI в. находились библиотека и скрипторий. Он прочерчен на стене очень тщательно, большими буквами (высота около 3 см). Некоторые исследователи допускали, что это обычная кириллица, только недописанная. Однако это предположение кажется невероятным. Автор изобразил буквы аккуратно, доведя до самой «омеги», которая завершала собой перечень. Пропущенное «ж» вписано над строчкой в положенном месте, но не вписаны «ц» и «ч». «Фита» стоит не в конце алфавита, как положено в кириллице, а на десятом месте — между «и» и «i», как это принято в греческом алфавите. Автор тщательно выписал лишние для славянского языка знаки (например, «кси» или ту же «омегу»), но оставил без внимания часто употребляемые глухие гласные («ъ» и «ь»), оба юса, необходимые «ч» и «у» («червь» и «ук») и т.д.

  Таким образом, возникает мысль, что обнаруженная в Софии Киевской азбука является докирилличной и отражает начальный этап в «устроении» славянского письма. Нетрудно понять и появление ее на стене скриптория и библиотеки. В первой половине XI в. Ярослав Мудрый организовал в Киеве культурно-просветительский центр, где была и первая известная на Руси библиотека. В ней, бесспорно, хранились документы довладимирского времени (об этом свидетельствуют тексты договоров Руси с греками, дошедшие до нас в составе позднейших летописей). Очевидно, таких официальных грамот существовало много. Кроме того, хранились и книги второй половины IX—Х вв. — переводы христианской литературы, хроникальные записи, церковная документация и т.п.

  Орфография этих манускриптов (хотя и схожая с кириллицей, но все же отличающаяся от нее) не могла не привлечь внимания киевских книжников XI в. Кто-то из них реконструировал этот древний алфавит на основе существующих текстов и выписал его для памяти или с учебной целью на стене Михайловского придела — в месте, недоступном для постороннего глаза.

  На современном этапе исследований установлено, что восточнославянская письменность возникла независимо от миссии Кирилла. Она сформировалась на базе двух источников, которые определяли соответственно две генетические линии. Первую из них составляла причерноморская иероглифика, соединенная с фонетическим письмом греков и римлян. В результате возникло так называемое русско-хазарское письмо, существование которого засвидетельствовано восточными авторами. Памятники этого письма уже дешифрованы. Ответвление данной линии — рунический алфавит — в первой половине I тыс. н.э. получил большое распространение не только в Причерноморье, но и далеко на Запад — до Скандинавии включительно. На славянской почве возник «протоглаголический» алфавит, вокруг которого в последние десятилетия развернулась острая дискуссия.

  Другим источником послужила греческая письменность с устоявшимся и довольно совершенным фонетическим алфавитом.

Процесс «устроения», в конечном итоге приведший к кристаллизации кириллицы в ее двух вариантах (моравском из 38 литер и болгарском из 43 букв), определил основное направление в формировании собственной славянской письменности.

  Открытым остается вопрос, какой именно алфавит изобрел Кирилл. Многие исследователи склоняются в пользу кириллицы. Другие считают, что это была глаголица. К числу последних принадлежит и автор этих строк.

  Глаголица является наиболее загадочной проблемой раннесла-вянской письменности. Ее происхождение не выяснено до сих пор. Наиболее правдоподобная гипотеза, выдвинутая Е.Э. Гарнстрем, не объясняет механизм возникновения самого алфавита. Он имеет все признаки искусственно сконструированного, но большинство его литер находит соответствие среди «сарматских» знаков Причерноморья.

  К сожалению, в полемике, не утихающей до нашего времени, один вопрос подменяется другим. Дебатируя о графической природе вклада Кирилла, исследователи сводят его к хронологическому соотношению обоих славянских алфавитов. Считается безусловным, что алфавит Кирилла был первой славянской азбукой и, следовательно, предшествовал второму.

  Но эта предпосылка оказалась неверной. Наиболее правдоподобную концепцию предложил известный болгарский филолог Емил Георгиев. Согласно ей, кириллица является естественным алфавитом, образовавшимся спонтанно в процессе приспособления греческой графики к фонетическим особенностям славянских языков. Хронологически она предшествует глаголице, так как формировалась на протяжении нескольких столетий еще до IX в. Глаголица — искусственный алфавит, изобретенный Кириллом около 862 г. Он не получил применения из-за своей сложности и практических неудобств, уступив место кириллице, окончательно сложившейся в IX—Х вв. Возможно, знакомство Кирилла с русскими книгами в Херсонесе за год до начала моравской миссии в какой-то степени повлияло на его изобретение.

  То, что херсонесские книги были написаны «протоглаголицей», вытекает из свидетельств «Паннонского жития». Кирилл понимал язык этих произведений, но совсем не знал алфавита. Для установления координации между знаками и звуками ему необходима была помощь грамотного русина. Кириллицу, в основе которой лежал греческий маюскул, он бы без особых трудностей усвоил сам. Становится понятным появление в древнерусской литературе тенденции рассматривать созданный Кириллом алфавит как заимствование из Руси. «А грамота руськая явилася Богомъ дана в Корсунђ Русину, от нея же научися философъ Константинъ и оттуду сложивъ и написавъ книгы Русскымъ языком», — читаем в «Сказании про грамоту руську». Возникновение этой тенденции исследователи относят к рубежу XI—XII вв., но не исключено, что подобная версия существовала намного раньше.

автор статьи М.Ю. Брайчевский

Материал заимствован с сайта http://big-archive.ru/history/history_of_russia_1/11.php

Письменность. Принятие христианства способствовало распространению письменности и письменной культуры. Существенным было то, что православие допускало богослужение на национальных языках. Это и создавало благоприятные условия для развития письменности. Вместе с богослужебной литературой Русь восприняла и первый литературный язык — церковнославянский.

Об образованности городского населения свидетельствуют берестяные грамоты — уникальные источники для изучения Древней Руси (число найденных грамот в Новгороде перевалило за 750, всего же обнаружено более 800 грамот). Их разнообразие — бесспорное доказательство того, что грамотность была широко распространена среди различных слоев посадского населения, включая не только мужчин, но и женщин. В руки археологов попали даже ученические «тетради» новгородских школьников.

Почти каждый год новгородские археологические экспедиции заканчиваются уникальными находками. В культурном слое, который датируется XI—XII вв., несколько лет назад было найдено… любовное послание, самое древнее в нашей истории. «Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ко мне не приходил?.. — с тоской писала жительница Новгорода в послании своему ветреному суженому. — Неужели я задела тебя тем, что посылала к тебе? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и пришел…»

О распространении грамотности можно судить и по такому своеобразному источнику, как граффити — надписи, нацарапанные на стенах церквей.

Существовали различные учебные заведения. Естественно, образование находилось в руках церкви и школы возникали преимущественно при монастырях и церквях.

«Книжность», как большую добродетель, поощряли и прославляли. «Велика ведь бывает польза от учения книжного!» — восклицал летописец. Источники называют имена таких книжников, как Ярослав Мудрый и его сын Всеволод, Ярослав Осмомысл. Надо, однако, заметить, что само отношение к книге в религиозной культуре было отлично от привычного нам. Книга предназначалась для душеспасительного чтения; ее не читали — «вкушали». Столь же трепетным было отношение к книге древнего переписчика: работа над книгой начиналась и кончалась омовением рук и чтением молитвы.

Древнерусская литература. Несмотря на безвозвратные утраты, литература Древней Руси поражает своим богатством и разнообразием. Огромный ее пласт представляет переводная, прежде всего византийская, литература, особенно жития святых и исторические сочинения.

Больших высот достигла и оригинальная древнерусская литература. В начале XII в. была создана знаменитая «Повесть временных лет» — общерусский летописный свод. Ее создателем большинство историков считают монаха Нестора, для которого характерна и образованность, и широта кругозора. Позднее получило свое развитие и местное летописание — новгородское, владимиро-суздальское, галицко-волынское и др. Появляется агиографическая литература — целые житийные циклы, посвященные русским святым — Борису и Глебу, Феодосию Печерскому.

Феодосии — один из самых известных подвижников Древней Руси, игумен Киево-Печерской обители. Он открыто обличал всякое отступление от благочестивого поведения, в том числе и поведение князей, преступавших в своих усобицах нравственно-религиозные нормы. Такая позиция была близка и понятна древнерусскому человеку, и не случайно «Житие Феодосия Печерского» стало его любимым чтением.

Житийный жанр имеет свои каноны: авторы рассказывали о праведной жизни будущих святых, о чудесах, происшедших после их смерти, и т. д. Тем не менее жития дают возможность воссоздать отдельные картины древнерусской жизни, повествуя о взаимоотношениях внутри общества.

Любимы были читателями разнообразные поучения и наставления, среди которых особенно интересно «Поучение Владимира Мономаха», появившееся около 1117 г.

Вершина древнерусской литературы — знаменитое «Слово о полку Игореве», повествующее о неудачном походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г. Частный случай — выступление искавшего славы князя Игоря и его союзников — под пером гениального автора поэмы обрел эпическое значение: спасение Руси — в единстве действий ее правителей, которые должны «вступить в стремя за Русскую землю».

Добавить комментарий

Закрыть меню