Писатели древнего рима

Литература Древнего Рима

Первыми римскими литераторами были рабы-греки из городов Южной Италии. В III веке до н.э. Ливий Андроник перевел на латынь «Одиссею» и сочинил первую латинскую пьесу. После него комедии, исторические драмы и трагедии для театра писали Невий, Плавт и Теренций. Римляне больше всего любили комедии Плавта с их стремительными диалогами, острыми шутками и забавными положениями, в которые попадали герои.

Невий, в пьесах которого было много выпадов против римской знати, первым из римских литераторов пострадал за свои сочинения: его подвергли суду и изгнали из Италии. Энний – современник Плавта – написал историю Рима в стихах, положив начало искусству стихосложения на латыни.

Статуя Цезаря в Риме

Последнее столетие существования республики и первый век империи стали временем расцвета римской литературы. Сказалось и то влияние, которое оказывала греческая литература, и высокий уровень образования, характерный для Рима, и долгий предшествующий период развития латыни.

Римская поэзия вступила в пору своего расцвета в I в. до н.э. Первым из плеяды великих стихотворцев был Катулл. Известность у римлян он заслужил язвительными эпиграммами (короткими стихами злободневного содержания) в адрес Цезаря. Однако истинную славу Катуллу принесли лирические стихи, полные глубоких чувств.

«Римский поэт Катулл, читающий своим друзьям». Картина Степана Бакаловича

В правление Октавиана Августа римская поэзия переживает свой «золотой век». Немалая заслуга в этом принадлежала Меценату – советнику и другу принцепса. Меценат покровительствовал искусствам и оказывал поддержку поэтам, среди которых был Вергилий – автор поэм «Буколики», «Георгики» и «Энеида». «Энеида» стала для римлян тем же, чем были «Илиада» и «Одиссея» для греков.

Гораций, младший современник Вергилия, прославился как создатель жанра оды, хотя сам он свои творения называл просто стихами или песнями. Поэтический язык Горация римляне считали самым совершенным. Недаром именно ему Август предложил написать «Юбилейный гимн», исполнявшийся во время грандиозных государственных торжеств в 17 г.

Жан-Жозеф Тейясон. Вергилий читает Энеиду Августу и Октавии. 1787

В отличие от Вергилия и Горация Овидий не только не был обласкан властью, но даже был выслан Октавианом из Рима в далекую провинцию у Черного моря. Причиной стала его любовная лирика и поэма «Наука любви», которые не отвечали стремлению принцепса возродить благочестие, уничтоженное годами гражданских войн.

На смену «золотому» пришел «серебряный век» римской литературы. Сатира в это время становится самым востребованным жанром. Автором знаменитого романа «Сатирикон» считают Петрония, одного из приближенных Нерона. Герои произведения – бродяги, которые во время своих скитаний попадают в различные ситуации, раскрывающие нравы римского общества. От романа дошла лишь небольшая часть, но и она является увлекательным чтением и важным источником по народной латыни, на которой говорили римляне I в.

Бюст Вергилия у входа в его склеп в Неаполе

Позже сатирик Марциал довел до совершенства римскую эпиграмму, а Ювенал сделал ее страстной и обличительной.

Оба поэта сочувственно относились к низам римского общества, тем, кто трудом обеспечивает свою жизнь. Примерно в одно время с Ювеналом творил Апулей – автор романа «Золотой осел».

Особым жанром латинской литературы было ораторское искусство. Владение словом было необходимо всякому римскому политику, а о силе их воздействия на слушателей свидетельствует множество фактов. Своими речами Катон добился гибели Карфагена, а Цицерон не раз разрушал замыслы своих врагов. Цицерон не просто был талантливым оратором, ему принадлежала заслуга создания литературной латыни и масса теоретических работ об ораторском искусстве.

В начало сайта

Глава II. Первые писатели Рима

1. Ливии Андроник. 2. Гней Невий. 3. Квинт Энний

Выход на арену первых известных нам римских писателей, появление ранних письменных образцов словесного искусства относится к III в. до н. э. и связано с глубинными переменами в жизни Рима. Одержав победы в 1-й и 2-й Пунических войнах, Рим устанавливает контроль над западным Средиземноморьем. Он становится могущественной державой, вступает в военную конфронтацию с Македонией, затем с крупнейшими монархиями Востока, царствами Селевкидов и Египтом. Ощущается потребность не только в военном диктате, но и в создании достаточно авторитетной национальной культуры и литературы.

Так, Фабий Пиктор (Fabius Pictor), римский историк, сенатор, возглавляет римское посольство в Грецию, к святилищу Аполлона в Дельфах. С помощью греков-секретарей он сочиняет первое римское историческое описание, обзор развития государства от Энея до 2-й Пунической войны. Это был в известной степени пропагандистский ход, имевший целью убедить соседей, прежде всего эллинов, в том, что рядом с ними обретает могущество государство, имеющее славные традиции и даже божественное происхождение. Этому должно было служить развернувшееся интенсивное строительство дворцов, а также культовых сооружений. При этом римляне во многом ориентировались на нормы греческого градостроительства.

Во II–III в. до н. э. начинается принявший широкий размах процесс эллинизации, распространения греческого влияния на различные сферы жизни Рима, в том числе на культуру и литературу. Процесс этот усилился после того, как Греция была захвачена Римом и превратилась в римскую провинцию Ахайя. Образованные греки охотно приезжали в Рим, где работали преподавателями в школах, домашними учителями греческого языка. Особенно сильно эллинизация захватила римскую элиту, нобилитет, высших патрициев. Но если верхи демонстрировали свои эллинофильские настроения, то низы, напротив, стремились сохранить свою национальную самобытность. Характерно, что литература в этот период еще не играет той престижной роли в обществе, как это было в период поздней Республики и ранней Империи: первые писатели были представителями средних и низших слоев общества, к тому же выходцами не из Рима, а из провинции.

1. Ливии Андроник.

Была своя символика в том, что первым римским писателем оказался грек по происхождению. Им был Ливий Андроник (Livius Andronicus) (ок. 280–204 г. до н. э.). Во время успешной войны Рима с Тарентом (272), древнегреческим городом на юге Италии, он попал в плен и в числе других живых трофеев победителей был проведен во время очередного триумфа по улицам «вечного города». Но, как было отмечено, образованных греков, попавших в плен к римлянам, ждала не самая худшая участь. Андроник воспитывал детей у богатого римлянина Ливия Салинатора, а после того, как был отпущен на волю, взял имя своего патрона. Изучив в Риме латинский язык, он стал преподавать его в уже собственной школе вместе со своим родным, греческим. В то время было принято латинскую грамматику усваивать не с помощью механического зазубривания и угрозы розг (ферул), но на основании анализа текстов, правда, достаточно скудных. Вот тогда-то Ливий Андроник и предпринял, исключительно для учебных целей, перевод с греческого на латинский язык «Одиссеи» Гомера. Не случайно, конечно, то, что выбор пал на вторую поэму Гомера, а не на «Илиаду»: ведь странствия «многострадального» Одиссея проходили близ берегов Италии, в частности в Сицилии, что не могло не импонировать римлянам. Это был один из первых известных нам художественных переводов в европейской литературе.

Конечно, перевод был далек и от совершенства, и от точности. Например, имена греческих богов были заменены латинскими. Поскольку понятие «муза» было не вполне очевидно римлянину, оно было заменено на близкое по смыслу: Камена. Так назывались италийские божества водных источников, которые отождествлялись с музами. Каменам была посвящена роща близ Капенских ворот Рима. Начальная строка «Одиссеи» «Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который…» была переиначена и звучала таким образом: «Камена, извести мне об изворотливом муже». Переводчик позволял себе в отдельных деталях отклоняться от подлинника, чтобы сделать его более понятным римлянам. Не придерживался Ливий Андроник и гомеровского гекзаметра, придававшего поэмам плавность и величавость. Он перевел его уже упоминавшимся сатурнинским стихом с его тоническим перебивающимся ритмом.

«Латинская» Одиссея Ливия Андроника не только длительное время использовалась в школах как учебное пособие, но стала фактом римской литературной истории. Известно, что ее читали даже во II в. н. э.

Занимался Ливий Андроник также переделками и переработками произведений греческих драматургов для римской сцены.

Это были трагедии, а также образцы комедий, но не Аристофана, а Менандра. Эти произведения до нас практически не дошли, за исключением незначительных «осколков» до 30 с небольшим стихов. Сохранились некоторые заголовки: «Ахилл», «Эгоист», «Троянский конь», «Андромеда» и др.; непросто даже определить, какой греческий автор сыграл роль первоисточника. Известно лишь, что Ливий Андроник сам исполнял эти произведения: декламировал, пел, танцевал.

Талант Ливия Андроника не остался незамеченным. В 207 г. до н. э. римляне разбили войско брата Ганнибала Газдрубала, и сенат вознамерился восславить победителей в гимне. Сочинить его было поручено Ливию Андронику. Этот гимн был исполнен хором из 27 юных римлянок. Судьба писателя как бы окольцована двумя символическими событиями: в юности он впервые увидел Рим, находясь в колонне пленных; на исходе жизни он уже в качестве зрителя слушал собственное сочинение на очередном триумфе римлян.

2. Гней Невий.

Другим ранним римским писателем был Гней Невий (Gn. Naevius, 274–201 г. до н. э.), продолжавший дело Ливия Андроника. Биография его известна по отдельным фрагментам: он был также родом не из Рима, а из провинции Кампания на юге Италии; для него латынь была родным языком. Был он участником 1-й Пунической войны. Вернувшись с поля боя в Рим, испытал себя в драматургии, переводил греческие трагедии. Переводы эти утеряны. Кроме того, он писал собственные трагедии, в основе которых лежали римские сюжеты, «претексты» (tabulae praetextatae). В трагедиях такой жанровой разновидности персонажи были одеты в претексту, разновидность тоги, окаймленной пурпурной каймой, которую носили римские магистраты и жрецы. Претексты писались на легендарные сюжеты или сюжеты из римской истории, они ставились во время триумфальных или погребальных игр. Известно, что Невию принадлежала претекста «Воспитание Ромула и Рема», героем которой был легендарный Ромул. В пьесе излагалась драматургическая версия знаменитой легенды (о ней рассказывалось во Введении), история двух братьев, их чудесного спасения, гибели Рема и деятельности Ромула, правившего 37 лет, основавшего Рим и римскую религию.

Известно название еще одной претексты Невия – «Кластидий», в основе которой эпизод из римской истории: ее герой – римский полководец Клавдий Марцелл (ок. 270–208 до н. э.), одержавший победу в борьбе с галлами; позднее он погиб в войне с Ганнибалом.

Стремление придать римской литературе национальную окраску нашло свое выражение в создании Невием эпической поэмы «Пуническая война», которая дошла до нас лишь в виде разрозненных фрагментов. Неясно, например, какой Пунической войне она посвящена – 1-й или 2-й. Известно, что началом поэмы было бегство Энея из охваченной пожаром Трои; упоминался любовный роман Энея и Дидоны, карфагенской царицы. Затем Эней прибывал в Италию, где его внук Ромул становился основателем Рима. Таким образом в поэме подчеркивалось величие Рима, а небольшое поселение на берегах Тибра оказывалось основанным выходцами из легендарной Трои. Поэма Невия, как можно судить по фрагментам, была написана сатурнинским стихом, ее язык был прост, но архаичен. Позднее к этой теме обращается уже великий поэт Вергилий, создавший в «Энеиде» высокохудожественный римский эпос.

С окончанием 2-й Пунической войны (201 г. до н. э.), когда Карфагену было нанесено решительное, хотя и не окончательное поражение, а Рим еще больше укрепил свои позиции, открывается новый этап римской истории. До того литература развивалась относительно стихийно. Постепенно становится очевидным, что она способна выполнять явную идеологическую, воспитательную функцию.

3. Квинт Энний

Значительной фигурой на рубеже III–II вв. до н. э. был Квинт Энний (Quintus Ennius, 239–169 г. до н. э.), уроженец эллинизированной Южной Италии, соединивший в себе как греческую, так и римскую культуры. Он получил прозвище «человека о трех языках» (греческого, латинского и окского). Широко образованный, Энний сделался одной из главных фигур кружка Сципиона.

Энний был плодовит, работал в разных жанрах, хотя его наследие, как и ряда других римских писателей, дошло до нас в незначительных фрагментах. Энний стремился к реализации двух главных задач: пробудить в своих коллегах, римских литераторах, большую озабоченность вопросами художественного мастерства и укоренить на римской почве основные жанры греческой словесности.

В качестве образца Энний взял Еврипида и, подражая ему, написал около двух десятков трагедий; от них сохранились только названия.

В большинстве трагедий воссоздавались события, относившиеся к Троянской войне. Перу Энния принадлежала трагедия под названием «Медея», о которой известен хвалебный отзыв Цицерона. Писал он претексты, среди которых была драма «Сабинянка»; в ее основе, как можно судить, была относящаяся к древности война римлян с сабинянами и похищение римлянами сабинянских женщин.

Выступал Энний также в жанрах дидактической поэмы, сатиры. Но наиболее значительным произведением Энния была стихотворная эпопея «Анналы» (Annales – «Летопись») в 18 книгах, от которой уцелело 600 стихов. В ней Энний вознамерился выступить в роли «латинского Гомера», создать произведение общенациональной значимости. В «Анналах» Энний излагал историю Рима начиная с высадки в Италии легендарного Энея, бежавшего из Трои, и доводил свое поэтическое повествование до современных ему римских деятелей, его покровителей. Среди персонажей Энния были уже упоминавшиеся Ромул и Рем, эпирский царь Пирр, римский военачальник Фабий Максим («Кунктатор»). Первая книга, например, завершалась восхвалением Ромула, который после смерти стал богом:

Сладкою речью их сердце пронзилось: царя славословят

Речью такой: «О Ромул божественный, Ромул – владыка,

Страж и блюститель отчизны, бессмертных славная отрасль.

Ты наш отец, ты родитель, божественной крови потомство,

Вывел на свет лучезарный ты нас из мрака забвенья».

В третьей книге, например, шла речь о войнах с царем Эпира Пирром. В одном из эпизодов в уста Пирра была вложена речь, в которой он отвергает предложение римлян обменяться пленными или получить за них выкуп. Цицерон, комментируя это место поэмы, говорит, что Пирр произносит слова, «истинно царские и достойные потомка Эакидов».

Злата не требую я, и выкупа мне не давайте:

Мы не торгуем, войну мы ведем, и жребий о жизни

Нам подобает железом решать, а не златом презренным.

Эний использовал отдельные художественные приемы Гомера, он написал свое произведение не сатурнинским стихом (как Ливий Андроник и Невий), а гекзаметром. Он содействовал развитию и утверждению латинского поэтического языка. В эпитафии, которую он себе сочинил, есть такие слова:

Плакать к чему обо мне? К чему же лить слезы напрасно?

Жив я в крылатом стихе: стих тот у всех на устах.

Римская литература в своем развитии использовала богатейший опыт греков. Римляне заимствовали греческие литературные жанры, фор­мы и сюжеты, переводили греческих авторов или подражали им.

В конце 3 века до н.э. выдвинулась целая плеяда талантливых поэтов и драматургов, которые взяв за образец греческие эпические поэмы, трагедии и комедии положили начало римской литературе.

Наиболее выдающимся представителем ранней римской литературы был Энний, написавший по образцу гомеровского эпоса историю Рима под названием «Аннáлы». Наряду с «Пунической войной» Невия это первое значитель­ное эпическое сочинение на римском материале.

Вершиной же римского эпоса стала «Энеида» Вергилия, написанная в I веке до н.э., в правление Октавиана Августа. Это была эпоха «золотой латыни», классический период римской литературы.

В отличие от «Илиады» и «Одиссеи», которые создавались как поэ­мы о прошлом, «Энеида» – это поэма о будущем, что было для античной литературы опытом небывалым. Вергилий повествует о странствиях легендарного Энея, потомками которого считали себя римляне, о любви Энея к царице Карфагена Дидоне. По приказу Юпите­ра, предназначившего Энею стать предком основателей Рима, он покидает Дидону.

С помощью пророчицы Сивиллы Эней спускается в царство мертвых, где узнает свою судьбу и судьбу Рима. Он видит души римских царей и героев, в том числе и самого великого из них, Августа.

Прославлявшая великую миссию Рима, победы и величие Августа «Энеида» выразила самосознание римского народа, став самым популярным памятником римской литературы.

Вергилию принадлежат также «Букóлики», сборник из 10 эклог о жизни идеализированных пастухов, и «Георгики» – поэма о мирном тру­де крестьян.

Основоположником римской лирики стал необычайно одарен­ный поэт Катýлл (первая половина I века до н.э.). Среди его стихотворе­ний особенно известна любовная лирика, запечатлевшая историю люб­ви поэта к знаменитой светской красавице Клодии. Здесь отражены все оттенки любовного чувства – восторги и радость, отчаяние и мука.

От пылкой страстности Катулла далека возвышенная и сдержанная муза Горáция, который был современником Вергилия. В его творчестве римская лирика достигла своей кульминации. Поэтическую славу Горация составили главным образом «Оды» – четыре книги с самой разнообразной тематикой. Здесь и любовные стихи, и оды на темы дружбы, и житейс­кие рассуждения. Немало од посвящено политической теме: похвалам Августу, победоносному римскому оружию.

Писал Гораций и сатиры, высмеивая пороки своих современников.

Талантливейшим из римских лириков был младший современник Вергилия и Горация – Овúдий. Уже ранние стихотворения – «Песни любви» – сделали его имя знаменитым. В них не только лирические излияния восхищенной или отчаявшейся души, но и юмор, ирония.

Явно пародийные произведения – «Искусство любви» и «Средства от любви». Это своеобразное практическое руководство для влюбленных, изложенное с присущим поэту изяществом и остроумием. Октавиан Август увидел в «Искусстве любви» насмешку над своим законодательством о браке, и Овидий был отправлен в ссылку, где умер в постоянной тоске по Риму. В ссылке возникли «Скорбные элегии» и «Послания с Понта».

Венцом творчества Овидия стали две большие поэмы – «Метаморфозы» (Превращения) и «Фасты», поэтический календарь римских праздников (не закончены). «Метаморфозы» – это своеобразная стихотворная энцик­лопедия античной мифологии. Овидий пересказал около 250 мифов о пре­вращении людей в растения и животных, подчеркивая мысль о вечности и постоянной изменчивости жизни.

Обостренный интерес римлян к повседневной действительности, к «прозе жизни» способствовал бурному развитию сатиры. «Сатира – целиком наша», – утверждали древние римляне. Действительно, именно в Риме сатира достигла своей высочайшей вершины.

Здесь различали две ее формы. Одна, исключительно стихотворная, развивалась поэта­ми. Это Луцилий, Гораций, Ювенал. Другая разновидность сатиры пред­ставляла собой смесь прозы и стихов («мениппова сатира»). Ее ярчай­шими образцами явились два замечательных сочинения эпохи Нерона (се­редина I века н.э.). Это знаменитый роман Петрония»Сатирикон» и анонимный памфлет «Апофеоз Божественного Клавдия»1, где пародируется обожествление императора Клавдия, который вместо того, чтобы сделать­ся богом, превратился в тыкву.

Сатирическое изображение нравов составляет главное содержание и эпиграмм Марциала, величайшего мастера этого жанра в мировой литературе, и комедий Плавта и Теренция.

Создателем классической латинской художественной прозы стал непревзойденный римский оратор и политический дея­тель Цицерон. Его речи, переработанные для изданий, письма к друзь­ям, трактаты по риторике, философские работы (популярное изложение греческих философских теорий, казавшихся Цицерону полезными для соотечественников) явились ценным вкладом в римскую культуру.

Наиболее выдающимися представителями исторической прозы были Катон Старший, Тит Ливии, Тацит, создавшие труды по истории Рима. В жанре исторической биографии работал Светоний, автор биографий первых двенадцати Цезарей.

В специальной литературе выделяются:

энциклопедические сочинения Варрона, величайшего эрудита, признан­ного корифея в области научных изысканий, писавшего на самые различ­ные темы, начиная с сельского хозяйства и кончая историей римских культов;

архитектурный трактат Витрувия;

энциклопедическая «Естественная история» ПлинияСтаршего, включав­шая все области науки своего времени;

труды врача Цельса, географа Страбона, теоретика сельского хозяйст­ва Колумеллы.

Хотя в Риме и не было создано абсолютно новых философских сис­тем, он дал миру замечательных философов, по-новому осмысливших уже известные теории. Выдающимся римским мыслителем был Лукреций Кар, автор знаменитой поэмы «О природе вещей». В ней блистательное поэтическое воплощение получило учение Эпикура.

Целью учения Эпикура было избавление человека от страха перед богами и смертью. Тем же стремлением пронизана поэма Лукреция, который видит путь к преодолению страха в познании истины о природе. Он одно за другим исследует явления природы, делая вывод о естественном, без вмешательства богов, происхождении Вселенной, Земли, всего живого.

Лукреций Кар был не только философом, но и поэтом. Его поэма, изложенная латинским гекзаметром, это шедевр римской поэзии. Рас­суждая о строении материи, о движении первоначал, о возникновении мира, автор разворачивает великолепную красочную картину с описани­ем рассветов и гроз, весенних ливней и тенистых рощ. Такого единст­ва философии и поэзии, как у Лукреция, в мировой литературе еще не было.

Среди наиболее значительных римских философов выделяется также Сенека – знаменитый писатель и политический деятель, ближайший со­ветник императора Нерона, впоследствии впавший в немилость и казнен­ный по его приказу. Сенека написал множество философских сочинений по вопросам практической морали в духе римского стоицизма2, полных пафоса свободы от страстей («Письма к Луцилию»).

Представителем стоицизма был и «философ на престоле» — импера­тор Марк Аврелий.

С I века н.э. в римскую литературу уверенно включаются предста­вители «провинций»:

– блестящий греческий оратор и философ из Малой Азии Дион Хрисостом, проповедовавший возврат к природе и простой жизни;

– замечательный греческий писатель Плутарх, один из образованней­ших людей своего времени, мировую славу которому принесли «Сравни­тельные жизнеописании» (биографии знаменитых греческих и римских деятелей) и «Нравственные сочинения»;

– происходивший из сирийского города Самосаты крупнейший гречес­кий писатель-сатирик и мыслитель Лукиан, насмешник и вольнодумец;

– оратор, философ и художник Апулей из Медавры (Африка) – автор едва ли не самого знаменитого романа античности «Метаморфозы» или «Золотой осел», повествующий о приключениях обращенного в осла юноши.

Во 2 веке греко-римская культура стала уже единой.

В переходный период от античности к средним векам были написаны сочинения римского философа и политического деятеля, симпатизиро­вавшего христианству, Боэция (трактаты о логике, арифметике, музы­ке, богословским вопросам). Последним произведением Боэция был трак­тат «Утешение философией», вошедший в сокровищницу мировой литера­туры.

Рейтинг стихотворений про Рим

Стихотворения русских поэтов про Рим

Будущий Рим (Дмитрий Сергеевич Мережковский)
Рим — это мира единство: в республике древней — свободы Строгий языческий дух объединял племена. Пала свобода,- и мудрые Кесари вечному Риму Мыслью о благе людей вновь покорили весь мир. Пал императорский Рим, и во имя Всевышнего Бога В храме великом Петра весь человеческий род Церковь хотела собрать. Но, вослед за языческим Римом, Рим христианский погиб: вера потухла в сердцах. Ныне в развалинах древних мы, полные скорби, блуждаем. О, неужель не найдем веры такой, чтобы вновь Объединить на земле все племена и народы? Где ты, неведомый Бог, где ты, о, будущий Рим?
1891
К Риму (Когда в тебе, веками полный Рим) (Степан Петрович Шевырев)
Когда в тебе, веками полный Рим, По стогнам гром небесный пробегает И дерзостно раскатом роковым В твои дворцы и храмы ударяет, Тогда я мню, что это ты гремишь, Во гневе прах столетий отрясаешь, И сгибами виссона шевелишь, И громом тем Сатурна устрашаешь.
Декабрь 1829
К Риму (По лествице торжественной веков) (Степан Петрович Шевырев)
По лествице торжественной веков Ты в славе шел, о древний град свободы! Ты путь свершил при звоне тех оков, Которыми опутывал народы. Всё вслед тебе, покорное, текло, И тучами ты скрыл во мгле эфирной Перунами сверкавшее чело, Венчанное короною всемирной. Но ринулись посланницы снегов, Кипящие метели поколений, — И пал гигант, по лествице ж веков, Биясь об их отзывные ступени; Рассыпалась, слетев с главы твоей, На мелкие венцы корона власти… Так новый рой плодится малых змей От аспида, разбитого на части. Но путь торжеств еще не истреблен, Проложенный гигантскими пятами; И Колосей, и мрачный Пантеон, И храм Петра стоят перед веками. В дар вечности обрек твои труды С тобой времен условившийся гений, Как шествия великого следы, Не стертые потопом изменений.
Декабрь 1829
Последний день в Риме (Анна Андреевна Ахматова)
Заключенье не бывшего цикла Часто сердцу труднее всего, Я от многого в жизни отвыкла, Мне не нужно почти ничего,- Для меня комаровские сосны На своих языках говорят И совсем как отдельные весны В лужах, выпивших небо,- стоят.
24 декабря 1964
Рим ночью (Фёдор Иванович Тютчев)
В ночи лазурной почивает Рим. Взошла луна и овладела им, И спящий град, безлюдно-величавый, Наполнила своей безмолвной славой… Как сладко дремлет Рим в ее лучах! Как с ней сроднился Рима вечный прах!.. Как будто лунный мир и град почивший — Всё тот же мир, волшебный, но отживший!..
<1850>
Рим (Николай Степанович Гумилев)
Волчица с пастью кровавой На белом, белом столбе, Тебе, увенчанной славой, По праву привет тебе. С тобой младенцы, два брата, К сосцам стремятся припасть. Они не люди, волчата, У них звериная масть. Не правда ль, ты их любила, Как маленьких, встарь, когда, Рыча от бранного пыла, Сжигали они города? Когда же в царство покоя Они умчались, как вздох, Ты, долго и страшно воя, Могилу рыла для трех. Волчица, твой город тот же У той же быстрой реки Что мрамор высоких лоджий, Колонн его завитки, И лик Мадонн вдохновенный, И храм святого Петра, Покуда здесь неизменно Зияет твоя нора, Покуда жесткие травы Растут из дряхлых камней И смотрит месяц кровавый Железных римских ночей?! И город цезарей дивных, Святых и великих пап, Он крепок следом призывных, Косматых звериных лап.

Рим (Осип Эмильевич Мандельштам)
Где лягушки фонтанов, расквакавшись И разбрызгавшись, больше не спят И, однажды проснувшись, расплакавшись, Во всю мочь своих глоток и раковин Город, любящий сильным поддакивать, Земноводной водою кропят,— Древность легкая, летняя, наглая, С жадным взглядом и плоской ступней, Словно мост ненарушенный Ангела В плоскоступье над желтой водой,— Голубой, онелепленный, пепельный, В барабанном наросте домов, Город, ласточкой купола лепленный Из проулков и из сквозняков,— Превратили в убийства питомник Вы, коричневой крови наемники, Италийские чернорубашечники, Мертвых цезарей злые щенки… Все твои, Микель Анджело, сироты, Облеченные в камень и стыд,— Ночь, сырая от слез, и невинный Молодой, легконогий Давид, И постель, на которой несдвинутый Моисей водопадом лежит,— Мощь свободная и мера львиная В усыпленьи и в рабстве молчит. И морщинистых лестниц уступки — В площадь льющихся лестничных рек,— Чтоб звучали шаги, как поступки, Поднял медленный Рим-человек, А не для искалеченных нег, Как морские ленивые губки. Ямы Форума заново вырыты И открыты ворота для Ирода, И над Римом диктатора-выродка Подбородок тяжелый висит.
16 марта 1937
Рим (Дмитрий Сергеевич Мережковский)
Кто тебя создал, о, Рим? Гений народной свободы! Если бы смертный навек выю под игом склонив, В сердце своем потушил вечный огонь Прометея, Если бы в мире везде дух человеческий пал,- Здесь возопили бы древнего Рима священные камни: «Смертный, бессмертен твой дух; равен богам человек!»
Рим (Каролина Карловна Павлова)
Мы едем поляною голой, Не встретясь с живою душой; Вдали, из-под тучи тяжелой, Виднеется город большой. И, будто б его называя, Чрез мертвой пустыни предел От неба стемневшего края Отрывистый гром прогремел. Кругом все сурово и дико; Один он в пространстве немом Стоит, многогрешный владыка, Развенчанный божьим судом. Стоит беззащитный, недужный, И смотрит седой исполин Угрюмо в угрюмый окружный Простор молчаливых равнин: Где вести, и казнь, и законы Гонцы его миру несли, Где тесные шли легионы, Где били челом короли. Он смотрит, как ветер поляны Песок по пустыни метет, И серые всходят туманы Из топи тлетворных болот.
Рим (Сергей Сергеевич Заяицкий)
1. Рим Фабия и Рим Нерона И ты, столица наших дней, Под той же сенью небосклона, Ты сколько видела людей? Ты сколько видела страданий, Ненужных войн, забытых ссор — Судьба к Teбе простёрла длани И изрекла свой приговор. Она сказала: Рим сената, Ты был велик ещё вчера, Умри теперь, пришла пора, Пусть ныне крест в лучах заката Горит на куполе Петра. И умер Рим и умер форум, И в прахе пали алтари И вспыхнул крест в лучах зари, Воздетый царственным собором. 2. Люблю бродить среди могил Былого форума и Рима, Здесь кто-то верил и любил, В руках судьбы неумолимой. В пахучей высохшей траве С шуршаньем ящерица мчится, А в беспредельной синеве Парят и утопают птицы.

И вьётся узкая тропа, Здесь Цезарь проходил когда-то, Здесь с кликом двигалась толпа К дверям гранитного сената. Ты спишь, о славных днях скорбя, Могучий Рим, могучий форум, Лишь путник ныне на тебя Посмотрит любопытным взором. А римлянин пройдёт кругом, Не остановится, не взглянет — Что рыться в прахе вековом? Ведь Цезарь спит могильным сном И легион его не встанет. 3. Под синей мглою небосклона В зоологическом саду, Сидишь ты, русская ворона, Среди роскошных какаду. О, ты должна собой гордиться, Чем стала ты и чем была, Не ты ль оборванною птицей Отбросы в булочных крала? Не за тобой ли гнались кошки, По переулкам и дворам, Не ты ли мёрзла на окошке В крещенский холод по ночам. Не ты ли при лучах заката Справляла свадьбу в небесах, Когда на дремлющих лугах Туман стелился синеватый. Nul n’est prоfect dans sons pays Ты это ясно доказала, Чем ты была и чем ты стала И где теперь друзья твои? Они, как прежде, по заборам Кричат и скачут без забот. И разве только сонный кот Их провожает злобным взором.
Рим (Пётр Андреевич Вяземский)
Рим! всемогущее, таинственное слово! И вековечно ты, и завсегда ты ново! Уже во тьме времен, почивших мертвым сном, Звучало славой ты на языке земном. Народы от тебя, волнуясь, трепетали, Тобой исписаны всемирные скрижали; И человечества след каждый, каждый шаг Стезей трудов, и жертв, и опытов, и благ, И доблесть каждую, и каждое стремленье, Мысль светлую облечь в высокое служенье, Все, что есть жизнь ума, все, что души есть страсть — Искусство, мужество, победа, слава, власть,- Все выражало ты живым своим глаголом, И было ты всего великого символом. Мир древний и его младая красота, И возмужавший мир под знаменем креста, С красою строгою и нравственным порядком, Не на тебе ль слились нетленным отпечатком? Державства твоего свершились времена; Другие за тобой слова и имена, Мирского промысла орудья и загадки, И волновали мир, и мир волнуют шаткий. Уж не таишь в себе, как в урне роковой, Ты жребиев земли, покорной пред тобой, И человечеству, в его стремленьи новом, Звучишь преданьем ты, а не насущным словом, В тени полузакрыт всемирный великан: И форум твой замолк, и дремлет Ватикан. Но избранным душам, поэзией обильным, И ныне ты еще взываешь гласом сильным. Нельзя — хоть между слов тебя упомянуть, Хоть мыслью по тебе рассеянно скользнуть, Чтоб думой скорбною, высокой и спокойной Не обдало души, понять тебя достойной.
<1846>
Рим (Константин Александрович Бахтурин)
Рим, самовластный бич народов и царей! Где слава прежняя твоих цветущих дней? Где гордые сыны и Брута и Камилла? Ответствуй, грозного могущества могила! Почто граждан твоих вольнолюбивый дух, Столетья озарив, в столетиях потух? Ужель завет судьбы рукою своенравной Низверг сей колосс сил, свободный, но державный? Нет, избранный народ, ты сам себя сразил: Ты гибель с роскошью в отчизне водворил, В сердцах изнеженных разлился яд разврата!.. Междоусобием и завистью Сената Свобода скрылася, пренебрежен закон, — И гордый человек шагнул за Рубикон, Который средь шатров в безмолвном отдаленье Давно Республики обдумывал паденье. Уж хищник на чело корону возлагал, — Но Брут был жив еще — и властолюбец пал. Он пал — и Рим воскрес, и гордая свобода Отозвалась в сердцах великого народа!.. Но быстро пролетел восторгов общий глас: Потомок Ромула душою вновь угас! Вот ставки бранные Антония, Лепида! Уже смерть Цезаря друзьями позабыта; Не Бруту пылкому они готовят месть, — Нет, цель у них одна: отечество угнесть, Под благородною мечтая скрыть личиной Коварные сердца и бой несправедливый. Уже Филиппополь сраженьем оглашен; В нем Рим последнего римлянина лишен! С тех пор иль золото, иль воинов пристрастье Владели родиной…

Древний Рим

Поэзия в Древнем Риме.

На становление и развитие римской литературы оказало большое влияние не только народное творчество, народная поэзия, распространение письменности, но особенно греческая литература.

Первые собственно литературные произведения были произведениями подражательными. Да и трудно было первым римским поэтам и писателям создать оригинальные произведения на латинском языке, на скромном фундаменте народной римской поэзии, когда рядом существовали богатейшая греческая литература, прекрасный эпос Гомера, разработанная эллинская мифология. Неудивительно, что первыми римскими писателями были греки, а первые произведения на латыни были переводами с греческого.

Первым римским поэтом был Ливий Андроник, грек из города Тарента (III в до н. э.). При взятии Тарента римлянами, он попал в плен, был рабом и обучал грамоте детей своего господина. Впоследствии он был отпущен на свободу и занялся литературой. Ливий Андроник перевел на латинский язык «Одиссею» Гомера, он переделывал и переводил на латынь греческие комедии и трагедии. По заказу коллегии понтификов Ливий Андроник составил гимн в честь богини Юноны. Переводы Ливия Андроника были очень вольными, это скорее были переделки оригинала, допускающие включение новых отрывков, изменение имен, новые сцены.

Произведения Ливия Андроника, несовершенные и нескладные в литературном отношении, тем не менее сыграли важную роль в становлении римской литературы. Они познакомили римлян с замечательной греческой литературой, мифологией, с эпосом и театром. Ливий Андроник сделал самый трудный, первый шаг, он положил начало римской художественной литературе, и в этом его бессмертная заслуга. Современниками Ливия Андроника были римские поэты Невий и Энний. Гней Невий писал трагедии и комедии, заимствуя сюжеты у греческих авторов, но влияние римской жизни в его произведениях ощущается гораздо сильнее, чем у Ливия Андроника. Большой заслугой Невия было составление поэмы о первой Пунической войне с кратким изложением предшествующей истории Рима. Энний первый описал в стихах всю историю Рима, расположив события по годам.

Если Ливий Андроник и Гной Невий писали сбой произведения архаическим сатурническим стихом, то Энний первый ввел в оборот более благозвучный стихотворный размер — обычный у греков гекзаметр.

Крупнейшим римским писателем конца III — начала II в. до н. э. был Тит Макций Плавт (254 — 184 гг. до н. э.), актер по профессии. Ему приписывали составление 130 комедий, из которых дошло до нашего времени 20. В отличие от своих предшественников он работал только в одном жанре — комедийном, но зато Плавт создал выдающиеся комедии, которые долго шли на римской сцене. Сюжеты комедий Плавта самые разнообразные сцены из семейной жизни, из жизни воинов-наемников, городской богемы. Одним из непременных героев комедий Плавта были рабы, как правило, хитрые, находчивые, ловкие и жадные.

Герои Плавта носят греческие имена, а действие переносится в греческие города, что говорят о подражательности плавтовских комедий. Однако за греческой внешностью плавтовских персонажей скрываются римляне с их привычками и их бытом. Плавт, например, дает описание римского форума, упоминает римских должностных лиц и римские городские порядки, хотя действие развивается в греческом городе и подразумеваются греческие обычаи. Комедии Плавта были первыми национальными римскими комедиями с ярким римским юмором, сочным латинским языком. Национальный колорит обеспечивал плавтовским пьесам долгий успех у римской публики.

Видное место в римской литературе первой половины I I в до н. э. занимал Публий Теренций Африканец (185 — 159 гг. до н. э.), также составитель комедий. В отличие от Плавта Теренций старался не включать в свои комедии римские сюжеты и ограничивался переска-зом греческих авторов, особенно Менандра. Поэтому Теренция называли полу Менандром. Однако Теренций обращал большое внимание на изящество и чистоту языка, его персонажи были уже не неизменными на протяжении всей пьесы типами, а получали психологическое развитие по ходу действий.

Если Плавт и Теренний были крупнейшими сочинителями комедий, то Пакувий (220-130 гг. до н. 3.) и Акций (170-85 гг. до и. э.) достигли известного совершенства в составлении римских трагедий. Основой для составления их трагедий служили трагедии греческих писателей, особенно Еврипида. Римские трагики познакомили римскую публику с глубоким содержанием греческой трагедии, с ее богатой мифологией и философией. Однако в отличие от комедий Плавта римская трагедия всегда была подражательной, слабо связанной с реальной римской действительностью.

Римская комедия и трагедия развивались в значительной степени под влиянием греческих образцов и считались жанрами не исконно римскими. Исконно римским литературным жанром был жанр так называемой сатуры. Словом «сатура» обозначалось блюдо, наполненное разными плодами. Затем сатурой стали называть смесь разных стихов — длинных и коротких, написанных сатурническим и другим размером. Поэт Энний назвал словом «сатура» свой сборник стихов, полуразвлекательных, полупоучительных. Как литературный жанр сатура получила большое развитие в творчестве Гая Луцилия. За свою долгую жизнь (180-102 гг. до н. э.) Луцилий написал 30 книг сатур. В них он обличает пороки современного ему общества: корыстолюбие, взяточничество, моральное разложение, клятвопреступление, жадность.

Широкое развитие рабства, расцвет экономики, успешные завоевания Рима привели к росту богатств, скоплению их в немногих руках, погоне за ними, к моральному разложению аристократии. Реальная жизнь давала сюжеты для сатур Луцелия, которые положили начало реалистическому направлению в римской литературе. После Луцилия окончательно определился жанр сатуры как небольшого обличительного произведения.

Произведения всех перечисленных писателей были поэтическими, написанными в стихах. От поэта к поэту совершенствовалась латинская поэтическая речь. Теперь уже в стихах научились выражать сложные философские понятия и движение тонких человеческих чувств. Знакомство с греческой литературой, классической трагедией, новоаттической комедией, изящной и изысканной александрийской поэзией обогащало развивающуюся латинскую литературу. Знакомство с греческой религией и мифологией, изучение богатой философии, замечательного греческого искусства расширяло кругозор римских поэтов, писателей, государственных деятелей, ораторов.

Обогащенные и собственным опытом, и влиянием греческой литературы, римские поэты и писатели I в. до н. э. рассматривали произведения авторов III и II вв. до н. э. как грубые и варварские. Римская поэзия I в. до н. э. поднялась на новую, более высокую ступень. В I в. до и. э. жили многие поэты, увлечение писанием стихов было повальным, но среди этого множества высятся два гиганта римской поэзии — Тит Лукреций Кар (95 — 51 гг. до н. э.) и Гай Валерий Катулл (87 — 54 гг. до н. э.). Лукрецию принадлежит замечательная поэма «О природе вещей» в шести книгах. Поэма Лукреция — это философская поэма, она излагает учение эллинистического философа Эпикура (об атомистической теории мироздания, о природе богов, о материальности души, о происхождении земли, неба, моря, небесных тел и живых существ, о развитии человечества и человеческой культуры от первобытного состояния до времени Лукреция).

Основная цель поэмы Лукреция — дать материалистическое объяснение всего существующего, освободить разум и чувства человека от страха, суеверия, мистики и религии, показать любовь и наслаждение жизнью. Лукреций излагает сложнейшие философские понятия в увлекательной поэтической форме, его описания наполнены звучными эпитетами, меткими сравнениями, чудными поэтическими образами. Поэма Лукреция — произведение столь же сугубо философское, сколь и истинно поэтическое. «В ней, — справедливо отмечал Цицерон, — много блеска природного дарования, но вместе с тем и искусства».

В поэме Лукреция латинский язык достиг новой вершины; язык земледельцев и воинов, краткий, отрывистый и бедный, в искусных руках Лукреция оказался емким, богатым, полным оттенков, пригодным для передачи тончайших человеческих чувств и глубоких философских категорий.

Крупнейшим поэтом конца Республики был Катулл, мастер лирической поэзии, перу которого принадлежат мелкие стихотворения, где он описывает чувства человека: любовь радостную, любовь и ревность, дружбу, любовь к природе, к милым отеческим местам. Ряд стихотворений Катулла направлен против диктаторских намерений Цезаря, против его алчных клевретов.

На поэтическое творчество Катулла оказала влияние александрийская поэзия с ее особым вниманием к мифологии, изысканности языка, к личным переживаниям автора. В мировой лирической поэзии стихи Катулла занимают заметное место. Поэзию Катулла высоко оценивал Пушкин.

Добавить комментарий

Закрыть меню