Петербургский классицизм в архитектуре

ПЕРИОДИЗАЦИЯ И АРХИТЕКТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКОГО КЛАССИЦИЗМА. САНКТ ПЕТЕРБУРГ.

ОБЩИЕ СЛОВА

Вторая половина XVIII — первая половина XIX веков.

Всё началось с так называемой европеизации России, проводимой при Екатерине II. Дело в том, что любительница всего европейского императрица Екатерина вела в стране политику просвещённого абсолютизма- союз монархов и философов (императрица читала и вела переписку с Руссо, Дидро, Вольтером), которые желали подчинить государство чистому разуму. Вот лишь несколько положений этой политики:

· обновление и систематизация законов,

· церковь должна была подчиняться государству,

· цензура временно ослабевала,

· книгоиздательство и образование поощрялось.

· предпринимательство стало развиваться

То есть власть монарха абсолютна, но она существует лишь во благо всего государства и его общества (монарх – добрый родитель своего народа, поучающий и наставляющий).

Вместе с просветительской политикой пришло соответственно и европейское искусство классицизма, служащее государственным целям – укрепить власть и авторитет монарха (Екатерины II), изобразить настоящего гражданина, привить гражданам чувство патриотизма, долга перед отечеством т.д. Одним словом, как мы уже говорили, искусство – морализатор, служащий монарху на благо общества.

Особенность классицизма в России заключается, пожалуй, в том, что он благополучно уживался не только с противодействующим ему барокко, но и более экстравагантными его подстилями, типа шинуазри (китайщины), псевдоготика, сентиментализм (классический пример – Дворцовая площадь). Вспомним, что Екатерина была большой любительницей барочной архитектуре – обновила Зимний дворец, отстроила Екатерининский Царскосельский дворец, участвовала в достройке Петергофскогоансамбля и т.д. Однако, так как классицизм оказался уместным в условиях укрепления культа государственности в Российской империи, императрица решила подружить эти противоборствующие стили и щедро наполнила города классицистическими постройками.

Тот факт, что Россия стала такой благоприятной почвой для европейского классицизма, свидетельствовал о том, что Россия развивалась в ногу со временем, была державой достойной конкуренции, была на уровне с Европой.

ПЕРИОДИЗАЦИЯ И АРХИТЕКТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ РУССКОГО КЛАССИЦИЗМА. САНКТ ПЕТЕРБУРГ.

Временные рамки господства стиля в России — 1760—1830-е гг., от времени раннего екатерининского правления до первого десятилетия царствования Николая I. В рамках классицизма существовало несколько фаз:

· Ранний классицизм

· Зрелый классицизм

· Высокий классицизм

Ранний классицизм (1760-е — 1-я пол. 1780-х годов), когда еще не до конца изжиты признаки барокко и рококо. К раннему русскому классицизму относят архитекторов Ж. Б. Валлен-Деламота, А. Ф. Кокоринова, Ю. М. Фельтена, К. И. Бланка, А. Ринальди.Прмер: Аничков дворец, Александринский театр.

Зрелый классицизм, строгий классицизм (1780-е — 1790-е годы) —неприятие любых неклассических тенденций. Появились классические типы дворца-усадьбы и крупного жилого дома, ставшие образцами строительства загородных дворянских усадеб и парадной застройки российских городов. Архитекторы зрелой поры классицизма — Дж. Кваренги, Ч. Камерон, И. Е. Старов в Санкт-Петербурге, В. И. Баженов и М. Ф. Казаков — Москве.

Одним из примечательных произведений строгого русского классицизма стал Таврический дворец в Спб. архитектора Ивана Егоровича Старова. Это усадьба Г.А. Потёмкина была построена в честь победы в русско-турецкой войне и предназначалась для торжественных и праздничных приёмов. Парадный двор усадьбы выходил на Неву, по другую сторону красовался парк. Ансамбль дворца состоит из главного, увенчанного куполом здания и двух, выступающих по бокам, флигелей со внутренними двориками. Центральная часть украшена портиком с высоким фронтоном. Фасад нарочито сдержан, практически лишён декоративных элементов, прямоугольные окна его без наличников. Лаконичности и строгость подчёркивают торжественность. «Древний изящный вкус – его достоинство: оно просто и величественно» — писал о дворце поэт Державин. По сравнению со сдержанностью фасада интерьеры дворца отличались парадностью и богатством – множество залов, главный из который огромный зал с белыми колоннами, а так же зимний сад с ротондой.

Вспоминаем, что именно этот архитектурный стиль стал работать уже с целыми городами как с объектами искусства. Главным объектом воздействия классицистического стиля стал сам городСанкт Петербург. Основная магистраль города – невский проспект выходит на главную Дворцовую площадь – центр города. Протяжённые фасады, украшенные скульптурами, обрамляют широкие улицы.

Над Невой

Весь город в плавных разворотах,
И лишь подчёркивает даль
В проспектах, арках и воротах
Классическая вертикаль.

И все дворцы, ограды, зданья,
И эти львы, и этот конь
Видны, как бы для любованья
Поставленные на ладонь.

И плавно прилегают воды

К седым гранитам городским —
Большие замыслы природы
К великим замыслам людским.

1963. Давид Самойлов

Одной из главных достопримечательностей города стало здание Адмиралтейства, символизирующее военно-морскую мощь страны. К нему вели три главные магистрали города. К началу 19 века здание обветшало, его реконструкцию доверили А.Д. Захарову. У главного фасада была большая протяжённость (более 400 метров), и чтобы избежать монотонности, архитектор поделил его на 5 частей. Его центром остаётся башня с золочёным шпилем «адмиралтейской иглы» (72 метра). Кораблик, венчающий иглу – символ города-столицы морской державы. Башню огибает изящная колоннада, а въезд оформлен как триумфальная арка. По обеим сторонам от главной башни расположены портики с 12 колоннами в дорическом стиле. Им вторят дополнительные ризалиты, украшенные колоннами. На сторону Невы выходят два павильона, перед одним из них дремлют львы – символ силы и власти, перед другим лежат амфоры – символ вечной красоты и гармонии.

Казанский собор – величественное детище А.Н. Воронихина. Павел I принял решение выстроить собор в честь иконы Казанской Божьей матери, который должен был походить на Собор Св. Петра в Риме. После Отечественной войны 1812 годаприобрёл значение памятника русской воинской славы. В 1813 году здесь был похоронен полководец Михаил Илларионович Кутузов и помещены ключи от взятых городов и другие военные трофеи. Давайте вспомним части собора. Гармоничный и лёгкий портик с 6 коринфскими колоннами и огромным фронтоном. Обязательное условие заказчика – колоннада перед фасадом (144 колонны в 4 ряда). С юга собор должна была украшать такая же колоннада, однако замысел А. Н. Воронихина не был доведён до конца. Колокольни собор не имеет. Высокий купол торжественно венчает барабан с прорезанными узкими окнами. При сооружении купола впервые были применены металлические конструкции из железа и чугуна.

Также к выдающимся творениям строгого классицизма относятся здание российской биржи, Михайловский дворец, здание Главного штаба.

Высокий классицизм, поздний классицизм, русский ампир (1-я треть XIX века) — чувствуется влияние романтизма, окрепшего в живописи и графике. После пожара 1812 года Москва застраивалась по новой, и, конечно же, в духе классицизма. В духе классицизма перестраивались и другие города (Кострома, Тверь, Ярославль). Но главной перестройке подвергся Спб.

Отечественная война 1812 года породила высокий патриотизм, в искусстве отразившийся в интересе к воспеванию величия победившего народа. Популярный во Франции при Наполеоне стиль ампир, перешёл как эстафета в страну победительницу, став Александровским ампиром.

Исакиевский собор— выдающийся образец позднего классицизма, в котором уже проявляются новые направления. Построен в 1818—1858 гг. по проекту архитектора Огюста Монферрана; строительство курировал император Николай I. Четвёртый по счёту храм на этом месте в честь Исаакия Далматского, почитаемого Петром I святого, так как император родился в день его памяти. Здание украшает 112 монолитных гранитных колонн разных размеров. Стены облицованы светло-серым мрамором. Рельеф фронтона северного портика — это «Воскресение Христа» (1839—1843, скульптор Ф. Лемер). В центре композиции — поднявшийся из гроба Христос, справа и слева от него — ангелы, а за ними перепуганные стражники и потрясённые женщины. Статуи, расположенные на углах и вершинах фронтонов, представляют 12 святых апостолов (скульптор Витали) (Пётр с ключами, Павел с мечом, Иоанн с орлом и т.д.) — причём вершины увенчаны статуями евангелистов. На фронтоне западного портика — барельеф «Встреча Исаакия Далматского с императором Феодосием». Его сюжетом является единение двух ветвей власти — царской и духовной (неслучайно портик обращён в сторону Сената и Синода). Изображённый в центре барельефа Исаакий Далматский с крестом в левой руке другой словно благословляет склонившего голову Феодосия, одетого в доспехи. Слева от императора — его жена Флацилла. Ещё левее — две фигуры, в первой из которых улавливается сходство с президентом Академии художеств А. Н.

Оленина, а во второй — c министром императорского двора и председателя Комиссии по строительству собора князя П. М. Волконского. В правой части — коленопреклонённые воины. В левом углу барельефа изображена небольшая полуобнажённая фигура с моделью собора в руках — портрет автора проекта Исаакиевского собора О. Монферрана. Надпись по фризу — «Царю царствующих». На фронтоне южного портика – «Поклонение волхвов». На барельефе восточного портика «ИсаакийДалматский останавливает императора Валента», ударившегося в ариантство, являющееся ересью.

Монферран умер практически сразу после освящения собора, но в желании архитектора — быть погребённым в собственном творении — было отказано, поскольку Огюст был католиком, а храм строился, как православный.

Русская архитектура тогда поднялась на небывало высокий уровень. В Петербурге, Москве и других городах возводились величественные сооружения и целые ансамбли, которые значительно меняли облик городов. Архитекторы Андреян Захаров, Андрей Воронихин, Тома де Томон, Карл Росси.

Классицизм в архитектуре Санкт-Петербурга

Вступление

Произведения русского классицизма составляют не только важнейшую главу истории русской и европейской архитектуры, но и наше живое художественное наследство. Это наследство продолжает жить не в качестве музейной ценности, но и как существенный элемент современного города. К зданиям и ансамблям, созданным в XVIII и начале XIX века, почти невозможно приложить наименование памятников архитектуры-настолько прочно сохраняют они творческую свежесть, свободную от признаков старости.
Строительство новой столицы явилось для XVIII столетия не только громадным политическим, военным и народно-хозяйственным предприятием, но и великим общенародным делом, в том же смысле, в каком в XVI столетии национальным делом русского народа было созидание и укрепление Москвы.

Классицизм, как система международной художественной культуры

Без видимой борьбы и полемики в России изменились общественные вкусы. За пять — семь лет русское барокко как господствующий стиль было сменено классицизмом; конец 1750-х — еще время расцвета первого, середина 1760-х — уже начало широкого распространения второго. Барокко уходило, не дожив до стадии упадка, не растратив своего художественного потенциала.
Классицизм был принят как система международной художественной культуры, в рамках которой развивался национальный вариант стиля. Растянувшаяся на столетия эпоха культурного одиночества русской архитектуры закончилась.
Среди причин, ускоривших утверждение классицизма в России, кроме увлечения образованного слоя российского дворянства рассудочными просветительскими утопиями были и причины практические, связанные с расширением круга задач зодчества. Развитие промышленности и рост городов вновь, как и в петровское время, вывели на первый план проблемы градостроительства и множившихся типов зданий, нужных для усложнявшейся городской жизни. Но для торговых рядов или присутственных мест неуместен жанр мажорно-праздничной архитектуры, за пределы которого барокко выйти не умело; великолепие дворца нельзя распространить на весь город. Художественный язык классицизма был, в отличие от барокко, универсален. Его можно было использовать и при сооружении импозантнейших дворцовых построек и для «обывательских» жилищ, вплоть до скромных деревянных домиков на окраинах.
Перемены в круге архитектурных форм затронули, прежде всего, декор. По-новому было осмыслено отношение здания к городскому пространству. Однако каких-то принципиально новых схем классицизм не предложил. Различным функциям по-прежнему служили немногие варианты простых планов, уже использовавшиеся русским барокко.
Важно было то, что вместе с новым стилем окончательно утверждались новые методы творчества. Гармонизация произведения архитектуры, его частей и целого осуществлялась уже не при «размере-1 и основания» и не на строительных лесах (где сотрудники Растрелли по месту лепили или резали из дерева элементы декора), на работе над проектным чертежом. Тем самым окончательно залеплялось разделение труда, сменившее былую «артельность». Замысел и разработка формы, несущей образ, стали делом одного архитектора, выступающего в роли автора (хотя к этому не скоро привыкли за пределами профессии, из-за чего и осталось так много вопросов, связанных с авторством произведений раннего классицизма, включая крупнейшие, как Пашков дом и дворец Разумовского в Москве или Инженерный замок в Петербурге).
Для архитектурной формы, во всех деталях предопределенной проектом, образцами служили уже не столько здания, сколько их изображения, аналоги проектного чертежа. Нормы классицизма были сведены в строгую систему. Все это вместе позволяло полно и точно осваивать стиль по чертежам и текстам теоретических трактатов, что было почти невозможно для барокко с его капризной индивидуальностью. Классицизм поэтому легко распространился на провинцию. Он стал стилем не только монументальных сооружений, но и всей городской ткани. Последнее оказалось возможным потому, что классицизм создал иерархию форм, позволившую подчинить его нормам любые сооружения, выражая при этом место каждого в социальной структуре.
Талантливых и умелых архитекторов было немного, они не смогли бы проектировать все постройки во множестве городов. Общий характер и уровень архитектурных решений поддерживался благодаря использованию образцовых проектов, выполнявшихся крупнейшими мастерами. Их гравировали и рассылали во все города России.
Проектирование обособилось от строительства; это расширило влияние на архитектуру профессиональной литературы и книжности вообще. Возросла роль слова в формировании архитектурного образа.

Связь его с образами историческими и литературными обеспечивала общепонятность для людей начитанных (просвещенный слой дворянства объединялся общим кругом чтения и книжных знаний).
Это сделало стиль равно отвечающим намерениям абсолютистской власти и идеям ее просвещенной оппозиции, вкусам богатейших, могущественных вельмож и ограниченных в средствах небогатых дворян
Петербургский классицизм был, прежде всего, стилем официальной «государственной» культуры. Его нормы основывались на укладе жизни императорского двора и крупного дворянства, они были предписаны государственным институтам. Здесь влияние народной «вне стилевой» культуры на профессиональную деятельность архитекторов не ощутимо.
Петербургский строгий классицизм сложился как завершенный вариант стиля в 1780-е гг. И.Е. Старов (1745-1808) и Джакомо Кваренги (1744-1817) были его типичными мастерами. Их постройки отличала ясность композиционного приема, лаконичность объемов, совершенная гармония пропорций в пределах классицистического канона, тонкая прорисовка деталей. Образы построенных ими зданий полны мужественной силы и спокойного достоинства.
Сурово торжествен созданный Старовым Таврический дворец (1783-1789). Отвергнув анфиладные системы барокко, мастер, в соответствии с рационалистической логикой классицизма, объединил помещения в функциональные группы. Прием пространственной организации целого, где развитые боковые крылья, связанные переходами с мощным центральным объемом, образуют глубокий парадный двор, исходит от палладианских вилл. Расположением парадных зал выделена глубинная ось композиции, однако, гигантская Большая галерея вытянута параллельно фасаду, что сняло элементарную простоту контраста.
Фасады освобождены от мелкого рельефа, членящего стену на филенки и лопатки, — зодчий уже не следует примерам французской архитектуры середины века, как-то делали петербургские мастера времени, переходного от барокко к классицизму (и как делал сам Старов в ранних произведениях). Гладкие белые колонны решительно выступающих строгих дорических портиков впервые в русской архитектуре действительно несут антаблементы. Они выделяются на фоне интенсивно окрашенных гладких стен, прорезанных проемами без наличников. Контраст подчеркивает тектонику стены из оштукатуренного кирпича. «Четырежды восемнадцать» колонн в двойных колоннадах Большой галереи имели греко-ионические капители (замененные потом Л. Русска на привычные римские) — один из первых для русского классицизма примеров обращения к эллинскому наследию. Державин написал о здании Таврического дворца: «древний изящный вкус — его достоинство; оно просто, но величественно». Дворец стал для современников идеальным эталоном крупного здания — петербургского, русского и вместе с тем европейского. Его чертежи восторженно оценил Наполеон, особо отметивший Большую галерею и зимний сад, о чем сообщили Персье и Фонтен в тексте изданного ими увража «Лучшие королевские дворцы мира».

Основные этапы развития классицизма

Так Зимний дворец, не смотря на весь растреллиевский блеск своих форм и на бесспорно доминирующее значение этого здание в центре столицы, оказался в архитектурном отношении подчиненным зданию Главного Штаба. Не потому, что классические (или «ампирные») формы этого последнего «сильнее» барочных форм дворца, а потому что Росси построил против Зимнего дворца не только какое-то новое большое сооружение, но и создал новое архитектурное целое, новый ансамбль, новое архитектурное единство. В этом новом единстве, организованном по законам Росси, а не Растрелли, произведение последнего казалось включенным в новую композицию и в итоге подчиненным зданию Росси, а не наоборот, хотя не приходиться говорить о каком-либо формальном «превосходстве» Росси над Растрелли, Главного штаба над Зимним дворцом. Так захаровское Адмиралтейство стало «держать» в своих монументальных руках весь пространственный организм центральных петербургских площадей. Так сравнительно невысокое здание Биржи притянуло к себе узловую точку этого центра, ранее находившуюся в высотном объеме Петропавловской крепости. Так, далее, монументальные постройки Кваренги оказались включенными в новые ансамбли и подчиненными им: Государственный банк-в орбите архитектурного воздействия Казанского собора, Конногвардейский манеж-в ансамбле Сенатской площади, созданной Захаровым, Росси и Монферраном; Академия наук, Екатерининский институт, Мальтийская капелла также целиком подчинены новому архитектурному окружению. Произошло это не потому, что все эти здания, сооруженные выдающимися мастерами большой классической формы, менее значительны, чем-то, что раньше или позднее создавалось по соседству с ними, а потому, что по своей архитектурной природе они не были рассчитаны на организующую роль в ансамбле и на ансамбль вообще. Сопоставление Биржи, сооружавшейся по проекту Кваренги, с Биржей, построенной Томоном, наглядно демонстрирует различие этих двух архитектурных подходов к проблеме города: в одном случае-самодовлеющая архитектурная композиция здания, почти не считающаяся со своим будущие окружением, в другом-здание, компонующее городской ансамбль.

В период завершения пространственных композиции основных частей Петербурга, в течение первых десятилетий XIX века, как бы синтезируются архитектурные искания всего XVIII века, синтезируются и подчиняются новым формам, новому стилю, властно накладывающему свою печать на весь облик города. К этому времени Петербург приобретает свой «строгий, стройный вид», по слову Пушкина. И как бы мы ни оценивали в качественно-формальном отношении достижения позднего петербургского классицизма по сравнению с достижениями Растрелли, или Кваренги, или Ринальди, мы должны признать именно за этим, завершающим, периодом значение важнейшего градостроительного этапа в развитии Петербурга.

Классицизм в Петербурге

Архитектор Его деятельность
Антонио Ринальди 1710-1794 Большой театр на Театральной площади, садово-парковые и дворцовые ансамбли Царского Села, Ориенбаума (Китайский дворец, Катальная горка, Дворец Петра III), Екатерининский собор в Ямбурге, Мраморный дворец (Дворцовая набережная, 6), Князь Владимирский собор, Исаакиевский собор, ряд зданий на Большом проспекте П.С.
Жан-Батист Валлен-Деламот 1729-1800 Малый Эрмитаж на Невском проспекте, 32-34 — костел Святой Екатерины, Академия художеств на Университетской набережной, 17, Дворец Разумовских на Мойке, 48.
Ю.М. Фельтен 1730-1801 Церкви: Святой Екатерины, Святой Анны Армянской. Старый Эрмитаж и переход в Эрмитажный театр. Церкви: Иоанна Предтечи (Каменный о-в) Ограда Летнего сада. Участвовал в сооружении гранитных набережных Невы. Одно из зданий Воспитательного дома близь Смольного.
В.И. Баженов 1737-1799 Дом Теплова (Свердловская набережная, 40), Инженерный (Михайловский) замок, Второй дворец Павла I
А.В. Квасов 1718-1772 Создал генплан Санкт-Петербурга, его идеи определили облик предмостных площадей на Фонтанке. Создавал застройку Адмиралтейской части, определил дугу Дворцовой площади.
И.Е. Старов 1745-1808 Завершал ансамбль Александро-Невской Лавры, предмостная площадь (Александра Невского) с домами на ней, Надвратную церковь, Троицкий собор, Таврический дворец, Имения Демидовых в Тайцах и Сиверцах, Фасады Аничкова дворца
Н.А. Львов 1751-1803 Невские ворота Петропавловской крепости, Главпочтамт, церковь-ротонда (проспект Обуховской обороны), церковь Святой Екатерины в Мурино, перестроил дом Г.Р. Державина на Фонтанке 118, Приоратский дворец (в Гатчинском парке)
Джакомо Кваренги 1744-1817 Эрмитажный театр у Зимней канавки, здание Академии Наук, Иностранная коллегия и Английская церковь, дом №4 на Дворцовой набережной и усадьба Безбородко (на Свердловской набережной, 40), Конногвардейский манеж, Смольный институт, Малый Гостиный двор и «Серебряные ряды» (Невский пр. 31-33), Ассигнационный банк с оградой на Садовой улице, 21. Мальтийская капелла, церковь во дворе Воронцовского дворца, Колокольня Владимирской церкви (на Колокольной улице), Екатерининский институт, дворец Юсуповых на Фонтанке 115, здание Кабинета Аничкого дворца на Невском проспекте 39. Александровский дворец (село Кваренги). Деревянные Триумфальные Нарвские ворота и др.
А.Н. Вороникин 1759-1814 Казанский собор, создал ажурную ограду со стороны Казанской улицы. Памятники Кутузову и Дарклан-де-Толии. Работал в Павловске, колоннады в нижнем Парке Петергофа, интерьеры Строгановского дворца, здание Горного института.
А.Д. Захаров 1761-1811 Капитально перестроил здание Адмиралтейства.
Жан Тома де Томон 1760-1813 Создатель ансамбля стрелки Васильевского острова (Биржевая площадь) с храмоподобной биржей, спусками к Неве и Ростральными колоннами. Мавзолей Павла I в Павловском парке, фонтаны в Пулково, Московском парке Победы и у Казанского собора; особняк Лаваль на Английской набережной, 4.

Добавить комментарий

Закрыть меню