Первоначальное накопление капитала

Ответ на тему: «ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА: ИСТОЧНИКИ, МЕТОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ»

Первоначальное накопление капитала – процесс превращения основной массы мелких товаропроизводителей (главным образом крестьян) в наемных рабочих путем отделения их от средств производства и превращения последних в капитал. Понятие введено впервые в трудах Л. Смита. Временные рамки. 1. В Англии с конца XV в., в классической форме – к концу XVII в.

2. Во Франции – XVI–XVIII вв. 3. В России – с конца XVII в. до 1860– 1870-х гг. (винные откупа, строительство железных дорог, «помещичья чистка земель для капитализма», выкупные операции). 4. В Германии – XVIII в. – вторая половина XIX в. 5. В Японии – с конца XVIII в. до 1870-х гг. Экономические основы процесса первоначального накопления капитала: 1) массовая экспроприация крестьян и ремесленников; 2) развитие пролетариата из разоренных крестьян и ремесленников, из членов многочисленных военных дружин феодалов; 3) организация промышленной буржуазии из среды ростовщиков, торговцев, верхушки цеховых мастеров. С начала XIX в. появляются акты об очистке имений и одновременно террористические государственные акты против бродяг и нищих; 4) превращение узурпированных богатств в капитал. Источники первоначального накопления: 1) формирование колониальной системы. Неэквивалентный обмен или прямой грабеж колоний, работорговля, захват золотых и серебряных накоплений, морской разбой (пиратство); 2) система государственных займов. Колоссальная потребность государства в денежных средствах из-за захвата колоний и войн между Испанией, Францией, Англией, Португалией, Голландией в XVI–XVIII вв.; 3) налоговая система. Система откупов. Обогащение ростовщиков и купцов; 4) промышленный протекционизм – высокие импортные пошлины, экспортные премии. Первоначальное накопление капитала стало естественным при переходе общества к промышленному производству. В различных странах процесс первоначального накопления капитала происходил со своими особенностями, но классической страной этого течения стала Англия. Именно эта страна, одна из первых в мире перешла на путь классической рыночной экономики, в ней имели место все источники, факторы, методы и способы первоначального накопления капитала.

Великие географические открытия создали базу для возникновения международного разделения труда, мирового хозяйства и рынка, изменений в организации торговли, кредита, промышленности, подъема сельского хозяйства европейских стран.

Одним из наиболее значительных экономических последствий Великих открытий стала так называемая революция цен в Западной Европе. Предыдущие 500 лет цены на основные потребительские товары, испытывая значительные колебания, связанные с 7-летними сельскохозяйственными циклами, на долгосрочных интервалах оставались практически стабильными. Их рост составлял 20—30 % за столетие и был практически незаметен современникам. Этот феномен объясняется ограниченным и практически стабильным количеством золота и серебра в Европе в Средние века.

В связи с мощным притоком золота и серебра из колоний, прежде всего из Америки, количество драгоценного металла, обращающегося в Европе, увеличилось в XVI в.

в 4 раза. Естественно, это привело к снижению покупательной способности денег, т. е. к росту цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, в среднем в 3—3,5 раза, а по отдельным товарам даже в 5—8 раз. Революция цен способствовала укреплению положения купцов, бюргеров и фермеров, поскольку цены на производимые (привозимые) ими товары существенно возросли. Положение же крупных феодалов и наемных работников ухудшилось, поскольку ставки арендной и заработной платы росли существенно более медленными темпами и периодически фиксировались долгосрочными соглашениями.

Испания, первая и более других выигравшая от притока золота, в долгосрочной перспективе оказалась самой пострадавшей страной. Ее внутреннее экономическое развитие существенно замедлилось, а затем и вовсе пришло в упадок. Деньги пошли не на нужды внутреннего развития, а на укрепление власти фанатичной церковной аристократии. Они утекали из страны в обмен на качественные товары голландского, французского, итальянского, английского производства, расширяя товарные рынки этих стран и способствуя развитию производства там.

5.2. Первоначальное накопление капитала: источники, методы и результаты

Первоначальное накопление капитала, ставшее исходной точкой формирования капитализма, заняло в странах Западной Европы и России около 2–2,5 столетий. Оно имело две стороны.

Первоначальное накопление капитала – исторический процесс превращения общественных средств производства и жизненных средств в капитал, а непосредственных производителей – в наемных рабочих.

Ускорителем рассматриваемого процесса стало государство, которое осуществляло активную экономическую политику, направленную на утверждение капиталистических отношений и создававшую благоприятную конъюнктуру для их развития. Первоначальное накопление капитала, по меткому замечанию К. Маркса, было записано в летопись человечества мечом и огнем. Это проявилось в существовании особой системы источников и методов поддержки предпринимательской деятельности формирующегося капитализма (табл. 4).

Таблица 4
Первоначальное накопление капиталов

Развитие первоначального накопления капитала в разных странах имело свою специфику.

В Англии этот процесс начался в XV в. и закончился во второй половине XVIII в. полным исчезновением крестьянства этой страны в ходе аграрного переворота.

Последний, в свою очередь, стал результатом проведения политики огораживания (захвата общинных земель) и секуляризации (обращения государством церковной собственности в светскую) в период Реформации. При этом правительство с помощью «кровавого законодательства» принуждало лишенных земли крестьян наниматься на работу к капиталистам. Одновременно происходил процесс концентрации крупных денежных средств большей частью путем насилия, грабежа, обмана и лжи. Одним из главных методов накопления богатства стало участие Англии в работорговле и пиратстве, которое поддерживалось короной. Кроме этого, накоплению способствовала и система государственного займа, обусловленная частыми заёмами английских королей у ростовщиков и купцов, а также так называемая политика способствования развитию отечественной промышленности, запрещающая экспорт сырья и продуктов питания и ограничивающая большими налогами ввоз готовых изделий.

В Голландии крепостное право не получило большого развития, и крестьяне сохранили личную свободу, поэтому аграрная революция протекала очень быстро при использовании в основном мер внеэкономического принуждения (узурпация общинных земель, распространение краткосрочной аренды, активизация ростовщических сделок и т. д.). Важным рычагом первоначального накопления в этой стране также была налоговая система, характеризующаяся повышением доли прямых налогов с городского и сельского населения. Лишенные земли и имущества бедняки под действием законов против бродяг вынуждены были создавать резервную армию будущих наемных рабочих. Вместе с тем сохранение цехово-сословных привилегий и вольностей позволяло верхушке цехов накапливать значительные капиталы. Большие средства сосредотачивались и у лиц, занимающихся ростовщичеством. В отличие от Англии, делающей ставку на развитие собственного производства и внутреннего рынка, в Голландии первостепенное значение для экономики имела внешняя торговля. В XVI в. в голландском импорте 30 % составляло сырье, 40 % – продовольствие, 30 % – готовые изделия; в экспорте до 75 % – готовые изделия и лишь 25 % – прочие товары. Вместе с тем разобщенность севера и юга, сохранение многих средневековых пережитков, отсутствие единой денежной системы привело к тому, что элементы меркантилизма в политике Габсбургов не сложились в общенациональную систему подобно английской. Лидерство в мировой торговле и морских перевозках послужило прикрытием для ведения контрабандных и военно-пиратских операций на океанских коммуникациях, грабежа колоний и работорговли. Катализатором процесса первоначального накопления капитала явилась Нидерланская буржуазная революция. В результате Голландия уже в XVII в. стала «образцовой капиталистической страной».

Первоначальное накопление капитала во Франции началось в XVI в. Однако удаленность страны от основных торговых путей, конкуренция передовых стран раннего капитализма, относительная перенаселенность, стремление буржуазии в силу экономических и политических условий вкладывать капиталы в сферы землевладения и государственного кредита привели к замедленному развитию данного процесса. Для него не была характерна такая массовая экспроприация крестьянского населения, как в Англии. Имущественное расслоение и обезземеливание французского крестьянства происходило под влиянием роста налогов и усиления ростовщичества. Основными налогами были денежный ценз, натуральный шампар (20–25 % урожая), королевский налог – талья, подушный налог, «двадцатина» (1/20 часть прибыли), церковная десятина и натуральные повинности, включая барщину. Формирование капиталистического уклада в этой стране происходило в форме не перестройки феодального хозяйства на буржуазный лад, а развития капиталистических отношений среди крестьян (расслоение крестьян и выделение крестьянский буржуазии). Процессы концентрации капитала также не имели благоприятных условий не только по причине отсутствия единой национальной экономики, но и из-за угрозы конфискации. В результате накопленное богатство могло сохраниться не в промышленности или торговле, а в приобретении поместий, титулов или должностей. Только начиная с 30-х годов XVIII в. происходит ускорение развития капиталистических отношений во Франции.

Германия XVI–XVIII вв. не знала политического единства, не имела хозяйственного центра, единой системы финансов, налогов и денежного обращения. Определяющую роль в ее хозяйственной жизни играли князья. Мощным инструментом их воздействия на экономику и одним из главных источников дохода наряду с феодальной рентой были разнообразные «монополии» и «регальные права» на те или иные виды деятельности. Тридцатилетняя война 1618–1648 гг. надолго задержала экономическое развитие германских княжеств и стала для них настоящей катастрофой. Выход из тяжелого положения был найден в усилении феодальной эксплуатации крестьян, получившей название второго издания крепостничества. Крестьяне законодательным путем навечно прикреплялись к помещичьим (юнкерским) имениям, в которых они были обязаны выполнять ничем не ограниченную барщину и другие повинности. Во второй половине XVIII в. устойчивый спрос на сельскохозяйственную продукцию со стороны наиболее развитых держав стимулировал поиск новых форм ведения хозяйства. На востоке Германии и Пруссии усиливается сгон крестьян с земли, в результате которого расширялась барская запашка и возрастало применение труда крепостных. Упадок производства наблюдался и в городах, тем более что политическая раздробленность страны сделала неэффективной типичную для абсолютизма экономическую политику меркантилизма. Поэтому попытки разрешения экономического кризиса на основе крепостничества были перенесены из сельского хозяйства и в промышленность. Сохранение феодальных отношений, негативные последствия многочисленных войн на территории страны, конкуренция со стороны Голландии, Англии и Франции замедляли и процессы накопления денежных богатств. Ускорение формирования элементов капитализма началось с активизации военной деятельности Пруссии в XVIII в.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Первоначальное накопление капитала, насильственный процесс превращения массы непосредственных производителей (прежде всего крестьян) в наёмных рабочих, а средств производства и денежных богатств — в капитал; исторически предшествовал капиталистическому способу производства. П. н. к. было подготовлено развитием производительных сил, ростом товарно-денежных отношений и формированием достаточно широких национальных рынков. Расширение в недрах феодализма товарно-денежных отношений усиливало экономическую дифференциацию и разорение мелких товаропроизводителей. Появление мануфактурывызвало увеличение спроса на рабочую силу. В этих условиях на первый план выступали насильственные методы экспроприации крестьян и мелких ремесленников. «Классическим» примером таких методов были огораживания пахотных наделов крестьян и общинных земель английскими лендлордами, получившие особенно большое распространение с конца 15 в. В 18 в. английский парламент издал ряд законов («статуты об огораживаниях»), по существу разрешавших крупным землевладельцам полностью присваивать общинные земли. Массовое обезземеливание непосредственных производителей и ломка феодальных аграрных отношений привели к тому, что к началу 19 в.

английское крестьянство исчезло как класс. На смену мелкой крестьянской собственности на землю (см. Парцеллярное хозяйство)пришло крупное землевладение нового типа, связанное с организацией капиталистических фермерских хозяйств. Насильственная экспроприация крестьянства и узурпация земли лендлордами отрывали массы людей от привычных средств существования, лишали их не только прежнего хозяйства, но и крова. Быстро увеличивалась армия пауперов, превращавшихся по существу в бродяг и нищих. Существенное влияние на формирование пролетариата в странах Западной Европы в 16—18 вв. оказало государство, издавшее ряд законодательных актов, вошедших в историю под названием «кровавого законодательства против экспроприированных». Оно было направлено на то, чтобы заставить неимущих людей работать по найму и подчинить их капиталистической дисциплине труда. Важнейшим условием интенсивного развития процесса П. н. к. было освобождение крестьянства от личной крепостной зависимости. Др. сторона процесса П. н. к.— превращение узурпированных средств производства в капитал и формирование буржуазии. Мощными факторами, ускорившими процесс П. н. к., послужили колон, войны и хищническая эксплуатация населения захваченных колоний. Пользуясь монопольным положением и опираясь на активную поддержку государства, западноевропейские торговые компании диктовали колониальным странам грабительские условия коммерческих сделок. Наряду с этим они прибегали к прямым захватам земель в колониях, разграблению сокровищ, военным контрибуциям. В колониальных странах создавались крупные плантационные хозяйства, основывавшиеся на самых бесчеловечных формах эксплуатации местного населения. Использование на многих рудниках по добыче драгоценных металлов и плантациях рабского труда дало мощный толчок расширению работорговли, которая обеспечивала колоссальные доходы, превышавшие прибыли от любых промыслов того времени. Крупные состояния многих английских и голландских капиталистов своим происхождением обязаны варварскому порабощению колониального населения и торговле невольниками. Вместе с тем эксплуатация рабского труда в колониях и работорговля в тот период способствовали развитию мирового рынка. Подчёркивая связь процессов П. н. к. с эксплуатацией рабского труда и работорговлей, К. Маркс называл рабство краеугольным камнем буржуазной промышленности. «Рабство придало ценность колониям, колонии создали мировую торговлю, мировая торговля есть необходимое условие крупной промышленности» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 135).

Колониальные захваты и торговые войны требовали крупных правительственных ассигнований. Государственные расходы росли быстрей, чем налоговые поступления, увеличивая дефицит бюджета. Для покрытия его государство должно было размещать займы на крупные суммы среди владельцев денежного капитала. Это позволяло буржуазии, которая выступала в роли кредитора государства, регулярно присваивать значительные процентные доходы, выплачиваемые по правительственным обязательствам. Развитие государственного кредита дало толчок торговле всякого рода ценными бумагами, биржевой игре, приносившей обогащение спекулянтам. Конечным источником процентных платежей по государственным облигациям и последующего погашения этих обязательств являлось налоговое обложение. Поэтому увеличение правительственной задолженности имело неизбежным следствием введение новых налогов и дальнейший рост ставок обложения. Рост налогового бремени ускорил процесс разорения мелких товаропроизводителей. Важным средством П. н. к. служила также система протекционизма.

Отделение непосредственного производителя от средств производства было в то же время важнейшим условием расширения внутреннего рынка. Становясь наёмными рабочими, массы крестьян и ремесленников вынуждены жить продажей своей рабочей силы, покупать необходимые товары на рынке. Средства производства, которые концентрируются в руках меньшинства, превращаются в капитал, создаётся рынок средств производства, необходимых для расширенного воспроизводства.

Специфические черты, которые процесс П. н. к. принимал в отдельных странах, отражали прежде всего различия в общественном и экономическом строе, особенности исторического развития каждой из стран. Так, в Италии рано исчезли отношения личной крепостной зависимости. На основе интенсивного развития транзитной торговли и международного ростовщичества в 14—15 вв. в городах Северной и Средней Италии сформировались довольно крупные капиталы. С конца 15 в. Испания и Португалия первыми среди западноевропейских стран вступили на путь территориальных захватов и грабежа колониальных владений. Увеличение вывоза шерсти из Испании способствовало ускорению процессов массового обезземеливания крестьянства и превращению пахотных земель в пастбища. Однако начало капиталистического развития относится в этих странах к 16 в. Во Франции основными рычагами П. н. к. были налоговая и откупная система, ростовщичество, протекционизм и колониальная политика. В США процесс П. н. к. в значительной степени опирался на обезземеливание местных индейских племён, работорговлю и хищническую эксплуатацию цветного населения.

В России, где переход к капитализму тормозился господством феодально-крепостнической системы хозяйства, отсутствовал особый исторический период П. н. к.: ряд советских исследователей относит начало генезиса капиталистических производственных отношений в России ко 2-й четверти или середине 17 в., другие — к 60—70-м гг. 18 в. Процесс накопления богатств у нарождавшегося класса капиталистов был связан прежде всего с ростом торговли и формированием всероссийского рынка. Колониальные источники накопления, транзитная торговля и система государственного долга в России получили меньшее развитие, чем в Великобритании или Нидерландах; специфическая структура русских государственных финансов делала особенно важным источником мобилизации капиталов откупные операции (см. Откуп). Существенную роль в формировании денежных богатств со 2-й четверти 18 в. стали играть казённые поставки и субсидии предпринимателям. Роль абсолютистского государства в накоплении капитала нарождавшейся буржуазии в России была даже большей, чем в странах Западной Европы; с самого начала своей истории русская буржуазия была тесно связана с самодержавием. Однако широкое использование накопленных средств в качестве промышленного капитала тормозилось системой личной крепостной зависимости (см. Крепостное право). Значительная часть денежных богатств в 18 — начала 19 вв. ещё использовалась в рамках феодальных хозяйственных отношений. Разложение барщинного хозяйства и переход к денежной форме феодальной ренты открыли для части крестьян возможность «отхода» в города (см. Отходничество). Но в силу сохранения крепостной зависимости отходникам приходилось периодически возвращаться в деревню для сезонных работ. Процесс формирования армии наёмных рабочих мог завершиться лишь после ликвидации отношений личной зависимости. Поэтому особенно важную роль в развитии П. н. к. в России сыграла отмена крепостного права и экспроприация крестьян в ходе осуществления крестьянской реформы 1861. «Это,— по словам В. И. Ленина,— первое массовое насилие над крестьянством в интересах рождающегося капитализма в земледелии. Это — помещичья “чистка земель” для капитализма» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 16, с. 254). Реформа 1861 вызвала к жизни ещё один рычаг экспроприации крестьянства и источник мобилизации капиталов — выкупные операции. В последующий период процесс П. н. к. резко ускорился, вместе с тем всё более важную роль приобретало капиталистическое накопление, предполагавшее воспроизводство буржуазных производственных отношений.

Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, гл. 24; его же, Нищета философии, там же, т. 4; его же, Наброски ответа на письмо В. И. Засулич, там же, т. 19; его же, Теория прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), ч. 3, Приложение «Доход и его источники. Вульгарная политическая экономия», там же, т. 26, ч. 3; его же. Формы, предшествующие капиталистическому производству, там же, т. 46, ч. 1; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20, Отд. 2, гл. 2; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 3; его же, Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов, там же, т. 16, гл. 2; Кафенгауз Б. Б., К вопросу о первоначальном накоплении в России, в кн. Вопросы экономики, планирования и статистики, М., 1957, с. 219—34; Полянский Ф. Я., Первоначальное накопление капитала в России, М., 1958; Вопросы генезиса капитализма в России, Л., 1960; О генезисе капитализма в странах Востока (XV—XIX вв.). Материалы обсуждения, М., 1962, Теоретические и историографические проблемы генезиса капитализма, М., 1969; Начальный этап генезиса капитализма в России, «Вопросы истории», 1966, № 10; Милов Л. В., О некоторых вопросах первоначального накопления и генезиса капитализма в России, там же, 1969, № 7; Волков М. Я., Об особенностях первой стадии первоначального накопления в России, там же, 1970, № 10; Вопросы первоначального накопления капитала и национальные движения в славянских странах, М., 1972.

Р. М. Энтов.

MIA главная страница | Глав. стр. Иноязычной секции | Глав. стр. Русской секции | Маркс Энгельс архив

Карл Маркс

Оригинал находится на странице http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/index.html
Последнее обновление Февраль 2012 г.

«725» Мы видели, как деньги превращаются в капитал, как капитал производит прибавочную стоимость и как за счёт прибавочной стоимости увеличивается капитал.

Между тем накопление капитала предполагает прибавочную стоимость, прибавочная стоимость — капиталистическое производство, а это последнее — наличие значительных масс капитала и рабочей силы в руках товаропроизводителей. Таким образом, всё это движение вращается, по-видимому, в порочном кругу, из которого мы не можем выбраться иначе, как предположив, что капиталистическому накоплению предшествовало накопление «первоначальное» («previous accumulation» по А. Смиту), — накопление, являющееся не результатом капиталистического способа производства, а его исходным пунктом.

Это первоначальное накопление играет в политической экономии приблизительно такую же роль, как грехопадение в теологии: Адам вкусил от яблока, и вместе с тем в род человеческий вошёл грех. Его объясняют, рассказывая о нём как об историческом анекдоте, случившемся в древности. В незапамятные времена существовали, с одной стороны, трудолюбивые и, прежде всего, бережливые разумные избранники и, с другой стороны, ленивые оборванцы, прокучивающие всё, что у них было, и даже больше того. Правда, теологическая легенда о грехопадении рассказывает нам, как человек был осуждён есть свой хлеб в поте лица своего; история же экономического грехопадения раскрывает, как могли появиться люди, совершенно не нуждающиеся в этом. Но это всё равно. Так случилось, что первые накопили богатство, а у последних, в конце концов, ничего не осталось для продажи, кроме их собственной шкуры. Со времени этого грехопадения ведёт своё происхождение бедность широкой массы, у которой, несмотря на весь её труд, всё ещё нечего продать, кроме себя самой, и богатство «726» немногих, которое постоянно растёт, хотя они давным-давно перестали работать. Подобные пошлые сказки пережёвывает, например, в целях оправдания propriété , г-н Тьер некогда столь остроумным французам, да ещё с торжественно-серьёзной миной государственного мужа. Но раз дело касается вопроса о собственности, священный долг повелевает поддерживать точку зрения детского букваря как единственно правильную для всех возрастов и всех ступеней развития. Как известно, в действительной истории большую роль играют завоевание, порабощение, разбой, — одним словом, насилие. Но в кроткой политической экономии искони царствовала идиллия. Право и «труд» были искони единственными средствами обогащения — всегдашнее исключение составлял, разумеется, «этот год». В действительности методы первоначального накопления — это всё, что угодно, но только не идиллия.

Деньги и товары, точно так же как жизненные средства и средства производства, отнюдь не являются капиталом сами по себе. Они должны быть превращены в капитал. Но превращение это возможно лишь при определённых обстоятельствах, которые сводятся к следующему: два очень различных вида товаровладельцев должны встретиться друг с другом и вступить в контакт — с одной стороны, собственник денег, средств производства и жизненных средств, которому требуется закупить чужую рабочую силу для дальнейшего увеличения присвоенной им суммы стоимости; с другой стороны, свободные рабочие, продавцы собственной рабочей силы и, следовательно, продавцы труда. Свободные рабочие в двояком смысле: они сами не принадлежат непосредственно к числу средств производства, как рабы, крепостные и т. д., но и средства производства не принадлежат им, как это имеет место у крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство, и т. д.; напротив, они свободны от средств производства, освобождены от них, лишены их. Этой поляризацией товарного рынка создаются основные условия капиталистического производства. Капиталистическое отношение предполагает, что собственность на условия осуществления труда отделена от рабочих. И как только капиталистическое производство становится на собственные ноги, оно не только поддерживает это разделение, но и воспроизводит его в постоянно возрастающем масштабе. Таким образом, процесс, создающий капиталистическое отношение, не может быть ничем иным, как процессом отделения рабочего от собственности на условия его труда, — процессом, который превращает, с одной стороны, общественные средства производства жизненные средства в капитал, с другой стороны, — непосредственных «727» производителей в наёмных рабочих. Следовательно, так называемое первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства. Он представляется «первоначальным», так как образует предысторию капитала и соответствующего ему способа производства.

Экономическая структура капиталистического общества выросла из экономической структуры феодального общества. Разложение последнего освободило элементы первого.

Непосредственный производитель, рабочий, лишь тогда получает возможность «распоряжаться своей личностью, когда прекращаются его прикрепление к земле и его крепостная или феодальная зависимость от другого лица. Далее, чтобы стать свободным продавцом рабочей силы, который несёт свой товар туда, где имеется на него спрос, рабочий должен был избавиться от господства цехов, от цеховых уставов об учениках и подмастерьях и от прочих стеснительных предписаний относительно труда. Итак, исторический процесс, который превращает производителей в наёмных рабочих, выступает, с одной стороны, как их освобождение от феодальных повинностей и цехового принуждения; и только эта одна сторона существует для наших буржуазных историков. Но, с другой стороны, освобождаемые лишь тогда становятся продавцами самих себя, когда у них отняты все их средства производства и все гарантии существования, обеспеченные старинными феодальными учреждениями. И история этой их экспроприации вписана в летописи человечества пламенеющим языком крови и огня.

Промышленные капиталисты, эти новые властители, должны были, со своей стороны, вытеснить не только цеховых мастеров, но и феодалов, владевших источниками богатства. С этой стороны их возвышение представляется как плод победоносной борьбы против феодальной власти с её возмутительными привилегиями, а также и против цехов и тех оков, которые налагают цехи на свободное развитие производства и свободную эксплуатацию человека человеком. Однако рыцарям промышленности удалось вытеснить рыцарей меча лишь благодаря тому, что они использовали события, к которым они сами были совершенно непричастны. Они возвысились, пользуясь теми же грязными средствами, которые некогда давали возможность римским вольноотпущенникам становиться господами своих патронов.

Исходным пунктом развития, создавшего как наёмного рабочего, так и капиталиста, было рабство рабочего. Развитие «728» это состояло в изменении формы его порабощения, в превращении феодальной эксплуатации в капиталистическую. Для того чтобы понять ход этого процесса, нам нет надобности забираться слишком далеко в прошлое. Хотя первые зачатки капиталистического производства спорадически встречаются в отдельных городах по Средиземному морю уже в XIV и XV столетиях, тем не менее начало капиталистической эры относится лишь к XVI столетию. Там, где она наступает, уже давно уничтожено крепостное право и поблекла блестящая страница средневековья — вольные города.

В истории первоначального накопления эпоху составляют перевороты, которые служат рычагом для возникающего класса капиталистов, и прежде всего те моменты, когда значительные массы людей внезапно и насильственно отрываются от средств своего существования и выбрасываются на рынок труда в виде поставленных вне закона пролетариев. Экспроприация земли у сельскохозяйственного производителя, крестьянина, составляет основу всего процесса. Её история в различных странах имеет различную окраску, проходит различные фазы в различном порядке и в различные исторические эпохи. В классической форме совершается она только в Англии, которую мы поэтому и берём в качестве примера.

Добавить комментарий

Закрыть меню