Печорин какой он

Роман – “Герой нашего времени”. Посвящен жизни русского общества в 30ых годов 19века. Главный герой этого бессмертного произведения – Григорий Александрович Печорин, молодой дворянин, полный противоречий и странностей. В образе Печорина нашли свое воплощение типичные черты человека 30ых годов, “страдающего эгоиста”, лишнего человека.

Уже в начале романа автор подчеркивает, что его герой – является личностью, составленную их пороков нынешнего поколения. Лермонтов сразу обозначает, что этот образ типичен для русской жизни тех лет.

На протяжении всего произведения ясно видна тесная связь Печорина с обществом, которое воспитало, и со временем, в котором он живет. Печорин-это человек незаурядный. Он умен, образован и талантлив. Глубокие раздумья героя о смысле жизни, о человеческой судьбе, о причинах трагедии поколения пронизывают весь дневник Печорина . Печорин правильно оценивает окружающих и дает им блестящие характеристики. Он смел и решителен, этот человек способен на поступок.

Вспомним дуэль героя с Грушницким, когда у главного героя хватило решительности взять все ответственность на себя. Он мечтает о великой цели, пытается найти применение своим богатым способностям. Печорин жаждет человеческой влюбленности, хочет принести обществу счастье, но за место этого герой только заставляет страдать всех. Печорин мучается ,когда видит страдания других, но измениться этому человеку уже не в силах. В романе нет ничего, чем герой мог бы гордиться. Он тратит все силы на поступки, которые сам же потом и осуждает. Печорин остро чувствует свою раздвоенность и говорит, что в нем несколько людей. Один действует, а другой замышляет и осуждает его. Печорин выносит себе приговор:”нравственный калека”. Главный герой умен, но это “умная ненужность”. Печорин просто не может быть иным: он дитя своей эпохи.

Главный герой данного романа вынужден искать собственную смерть, хотя верит, что было ему “назначение высокое”. У Печорина нет другого выхода, он обречен самим временем. Это “лишний человек”, который так и не смог найти себе применения, реализовать свои богатые силы и способности. Он “страдающий эгоист поневоле”, которого таким сделало общество. Печорин, несомненно герой, но герой своего несчастного времени, олицетворяющий трагедию целого поколения-поколения 30-ых годов.

Герой нашего времени — самый известный роман русского писателя М. Ю. Лермонтова, созданный им в период с 1837 по 1840 годы. Роман является первым психологическим романом в русской литературе и считается вершиной творчества Лермонтова и самым выдающимся его произведением.

История создания

Впервые образ Печорина у Лермонтова появился в незаконченном романе «Княгиня Лиговская», над которым он работал в 1836 году. К работе над «Героем нашего времени» Лермонтов приступил в 1837 году после ареста и ссылки в связи со стихотворением «Смерть поэта», прервав написание «Княгини Лиговской» и так больше не вернувшись к этому роману.

О процессе создания «Героя нашего времени» известно немного: в дошедших до нас письмах Лермонтова не содержится никаких упоминаний о романе, а имеющиеся данные разнятся.

Вероятно, самой первой была написана повесть «Тамань», черновую версию которой Лермонтов, по некоторым свидетельствам, написал осенью 1837 года, а вслед за ней был написан «Фаталист». По другим данным, «Тамань» напротив, была написана последней из всех повестей, но, по всей вероятности, «Тамань» в любом случае не была изначально частью замысла романа: в повести не упоминается имя Печорина, и она выглядит целостным законченным произведением.

Вероятно, окончательный замысел романа сложился у Лермонтова в 1838 году, и в первую редакцию входили только три повести (в следующем порядке): «Бэла», «Максим Максимыч» и «Княжна Мери», причём первые две имели подзаголовок «Из записок офицера». Уже тогда роман был разделён на две части: первая часть, представляющая собой записки офицера, показывала Печорина глазами другого человека, а вторая, состоящая из его дневника, описывала внутренний мир героя.

В 1839 году «Бэла» была опубликована в журнале «Отечественные записки», после чего Лермонтов занялся беловой редакцией остальных написанных на тот момент повестей, а также включил в роман повесть «Фаталист». Добавленная повесть была помещена в начало второй части, между «Максимом Максимычем» и «Княжной Мери», а роман получил рабочее название «Один из героев начала века». В конце 1839 года Лермонтов включает в роман «Тамань» и определяется с окончательной композицией произведения, а также даёт название запискам героя — «Журнал Печорина». Лермонтов изменил концовку «Максима Максимыча», убрав из неё переход к дневникам Печорина и заменив её специально написанным предисловием к «Журналу». На этом этапе роман получает своё окончательное название, «Герой нашего времени». По всей видимости, Лермонтов окончил работу над романом в конце 1839 либо в самом начале 1840 года.

После «Бэлы» в 1839 году в «Отечественных записках» издаются ещё одна повесть, «Фаталист», а в 1840 году публикуется «Тамань». Первое отдельное издание романа целиком выходит в 1840 году (цензурная дата — 19 февраля 1840 года), а в 1841 году выходит второе издание, дополненное предисловием к роману, напечатанным перед второй частью (само предисловие было готово ещё в 1839 году).

>Художественные особенности

«Герой нашего времени» — первый опыт психологического романа в русской литературе.

Печорин — герой нашего времени

Ива Столярова

по роману М.Ю. Лермонтова
«Герой нашего времени» — социально-психологический роман, в центре которого спор человека со временем. Само название говорит о том, что Михаилу Юрьевичу Лермонтову не был интересен некий отвлеченный герой. Ему важно было создать «живой», узнаваемый портрет современника. И портрет этот получился, увы, несимпатичным.
Поколение М.Ю. Лермонтова формировалось в то время, когда в памяти и на слуху были боевые подвиги офицеров 1812 года. Молодежь грезит военной службой, но в отсутствие войны, когда в гарнизонах больше пьянок, чем боевых походов, таковая превращается в рутину. Русский человек-победитель начинает осознавать себя как свободная личность. Но николаевские репрессии подавляют любые проявления свободы.
Григорий Александрович Печорин, главный герой романа — человек, которому природой и социальным происхождением дано от жизни все: он красив, умен, богат, хорошо воспитан и хорошо образован, храбр. Казалось бы, живи и радуйся жизни, наслаждайся счастьем и делай счастливее окружающих… А он разрушает все, к чему ни прикоснется. Им жестоко оскорблена княжна Мери, обижен Максим Максимович, убит Грушницкий. По его вине погибает Бэла и ее семья, разорено гнездо «честных» контрабандистов. При этом сам Печорин, по его же собственному признанию, страдает едва ли не больше тех, кому он причинил боль.

Наконец он странно погибает: в чужой стране, на чужой войне. Почему?
Сам Печорин нелепость своих поступков объясняет отсутствием цели в жизни: «Зачем я жил, для какой цели я родился? А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое… Но я не угадал своего назначения, я увлекся приманками страстей пустых…”. Пустыми страстями живет современное герою общество. Эстетические правила для него важнее внутреннего содержания человека. И Печорин, вроде бы, играет по этим правилам: его манеры безупречны, речь безукоризненна, лицо непроницаемо. Но в нем живут серьезные страсти и внутренний мятеж.
М.Ю. Лермонтов открывает нам своего героя постепенно. Для этого ему пришлось нарушить хронологию событий («Тамань», «Княжна Мери», «Бэла», «Фаталист», «Максим Максимович»). Вопреки порядку сначала мы смотрим на Печорина глазами коменданта крепости Максима Максимовича («Бэла») и видим странного, непредсказуемого, надломленного человека. Затем, благодаря свидетельству рассказчика, наблюдаем некомфортного в общении холодного циника, отмахнувшегося, как от назойливой мухи, от боевого товарища («Максим Максимович»). И только дневники Печорина приподнимают занавес над мотивами его поведения. Гибель Грушницкого ужасна. Но это была дуэль, накануне которой Грушницкий вначале подставил, а потом и вовсе задумал убийство Печорина. Ухаживание за нелюбимой девушкой отвратительно. Но дом Лиговских был единственным местом, где Печорин мог видеть Веру. Вера – давняя и единственная любовь Печорина. Ради нее он готов в прямом смысле лезть на стену и загоняет коня, который для боевого офицера – все. Рыдающий у изголовья погибшего Черкеса герой и есть настоящий Печорин, человек без маски светской непроницаемости, способный на глубокие чувства и преданность. После этой сцены слова, адресованные княжне Мери «Я Вас не люблю», уже воспринимаются читателем не как циничное издевательство, а лишь как желание прекратить морочить невинному человеку голову. В повести «Фаталист» мы видим наконец Печорина-офицера, который проявляет храбрость не в глупой игре в рулетку, а в деле: один на один обезоружив взбесившегося казака-убийцу.
Итак, перед нами красивая цельная натура, которая не может найти себе применения. Он стремится к подвигу и в этом стремлении совершает глупости («Тамань», «Бэла»). Он рвется к свободе и в этом порыве нарушает границы между добром и злом («Княжна Мери»). Он не может состояться на родине ни как человек, ни как офицер. И уезжает из России.
Так ли уж устарели страсти по Печорину? Кто герои нынешнего времени? Кого мы знаем по именам? Людей, совершивших подвиг? Нет. Солдат, охраняющих наши границы? Нет. Врачей и пожарных, спасающих людей? Нет. Трудовых людей, ежедневно тратящих свои силы на улучшение жизни? Нет. Общество вновь предпочло внешнюю форму внутреннему содержанию. И таким людям, как Печорин, и сегодня себя в нем трудно найти.

Я иду на урок: 9-й класс

Наталья Леонова

Наталья Викторовна ЛЕОНОВА — учитель литературы средней школы № 33 г. Смоленска.

Урок-игра по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

За несколько дней до начала игры класс делится на 4 команды. Каждая из команд получает творческое задание, над которым работает в течение недели. Игра состоит из нескольких туров.

I. «У азиатов, знаете, обычай…»

Командам предлагается разгадать кроссворд, в котором все слова объединены темой «Быт и нравы Кавказа».

Слова вписываются в клетки, следующие за клеткой с числом.

Задания

1. Длинный (или до колен) плащ из тонкого войлока с козьей шерстью. (Бурка.)

2. Выкуп, вносимый женихом родителям невесты (у некоторых народностей Востока). (Калым.)

3. Стёганый полукафтан (у татар, кавказских народов). (Бешмет.)

4. Колющее обоюдоострое оружие с коротким клинком. (Кинжал.)

5. У кавказских горцев — друг, приятель. (Кунак.)

6. Человек иной веры (у магометан). (Гяур.)

7. Крестьянский дом на Кавказе. (Сакля.)

8. Брачный обряд. (Свадьба.)

9. Обитатели гор. (Горцы.)

10. Гостевая комната. (Кунацкая.)

11. Селение на Кавказе и в Средней Азии. (Аул.)

12. Разнообразные сложные упражнения на скачущей лошади. (Джигитовка.)

13. Длинная верёвка с петлёй на конце для ловли животных. (Аркан.)

14. Горец, участвовавший в борьбе против русских войск в период присоединения Кавказа к России. (Абрек.)

15. Лёгкий хмельной напиток из проса, гречихи, ячменя. (Буза.)

16. Рубящее ручное холодное оружие со слегка изогнутым клинком. (Шашка.)

17. Искусный наездник. (Джигит.)

18. Мусульманский священник. (Мулла.)

19. У мусульман женское лёгкое покрывало во весь рост, закрывающее голову, имеющее густую сетку для лица и спускающееся по плечам вниз. (Чадра.)

(За каждый правильный ответ команды получают по одному баллу.)

II. «Вот романтическое название!»

Командам предлагаются отрывки из романа с пропусками географических названий. Задача учащихся: используя слова для справок, правильно заполнить пробелы.

1. “Как только будет можно, отправлюсь — только не в (1), избави Боже! — поеду в (2), (3), (4) — авось где-нибудь умру на дороге!”

2. “Эта долина (Чёртова) была завалена снеговыми сугробами, напоминавшими довольно живо (5), (6) и прочие милые места нашего отечества”.

3. “Перед нами лежала Койшаурская долина, пересекаемая (7) и другой речкой”.

4. “Слава Богу, поутру явилась возможность ехать, и я оставил (8)”.

5. “Вчера я приехал в (9), нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы (10)”.

Слова для справок:

Машук (10), Тамань (8), Америка (2), Индия (4), Арагва (7), Аравия (3), Пятигорск (9), Саратов (5), Европа (1), Тамбов (6).

(За каждый правильный ответ команды получают по одному баллу.)

III. Конкурс инсценировок.

(Задания команды получили заранее.)

1-я команда инсценирует отрывок из повести «Бэла», 2-я — из повести «Тамань», 3-я — из повести «Княжна Мери», 4-я — из повести «Максим Максимыч».

(Максимальное количество баллов за этот конкурс — 10.)

IV. “Он уж рассказал о себе всё…”

По трём отрывкам из романа нужно отгадать персонажа, о котором идёт речь. Если команда угадывает с первой попытки, получает 3 балла, если со второй — 2, если с третьей — 1 балл.

Задания 1-й команде

1. “И она у нас так похорошела, что чудо; с лица и с рук сошёл загар, румянец разыгрался на щеках…Уж какая, бывало, весёлая, и всё надо мной, проказница, подшучивала…”

2. “Как она пляшет! как поёт! а вышивает золотом — чудо! Не было такой жены и у турецкого падишаха…”

3. “…высокая, тоненькая, глаза чёрные, как у горной серны, так и заглядывали к вам в душу”.

(Бэла.)

1. “…он закидывал вас словами, как скоро разговор выходил из круга обыкновенных понятий; спорить с ним я никогда не мог. Он не отвечает на ваши возражения, он вас не слушает”.

2. “Он довольно остёр: эпиграммы его часто забавны, но никогда не бывают метки и злы: он никого не убьёт одним словом; он не знает людей и их слабых струн, потому что занимался целую жизнь одним собою. Его цель — сделаться героем романа”.

3. “Он только год в службе, носит, по особенному роду франтовства, толстую солдатскую шинель. У него георгиевский солдатский крестик. Он хорошо сложён, смугл и черноволос; ему на вид можно дать двадцать пять лет, хотя ему едва ли двадцать один год. Он закидывает голову назад, когда говорит, и поминутно крутит усы левой рукой, ибо правою опирается на костыль”.

(Грушницкий.)

Задания 2-й команде

1. “…смуглая рожа, оборванный, грязный как всегда”.

2. “В два прыжка он был уж у нас на дворе; у ворот крепости часовой загородил ему путь ружьём; он перескочил через ружьё и кинулся бежать по дороге…”

3. “…маленький, сухой, широкоплечий… А уж ловок-то, ловок-то был, как бес! Бешмет всегда изо­рванный, в заплатках, а оружие в серебре. А лошадь его славилась во всей Кабарде…”

(Казбич.)

1. “…был мал ростом, и худ, и слаб, как ребёнок; одна нога была у него короче другой, как у Байрона; в сравнении с туловищем голова его казалась огромна: он стриг волосы под гребёнку…”

2. “Его наружность была из тех, которые с первого взгляда поражают неприятно, но которые нравятся впоследствии…”

3. “В его одежде заметны были вкус и опрятность; его худощавые, жилистые и маленькие руки красовались в светло-жёлтых перчатках. Его сюртук, галстук и жилет были постоянно чёрного цвета. Молодёжь прозвала его Мефистофелем…”

(Вернер.)

Задания 3-й команде

1. “…я во всё время не заметил ни одной слезы на ресницах его: в самом ли деле он не мог плакать или владел собою — не знаю…”

2. “Он был среднего роста; стройный, тонкий стан его и широкие плечи доказывали крепкое сложение, способное переносить все трудности кочевой жизни и перемены климатов, не побеждённое ни развратом столичной жизни, ни бурями душевными…”

3. “В его улыбке было что-то детское. Его кожа имела какую-то женскую нежность; белокурые волосы, вьющиеся от природы, так живописно обрисовывали его бледный, благородный лоб, на котором, только по долгом наблюдении, можно было заметить следы морщин, пересекавших одна другую и, вероятно, обозначавшихся гораздо явственнее в минуты гнева или душевного беспокойства”.

(Печорин.)

1. “Когда она прошла мимо нас, от неё повеяло тем неизъяснимым ароматом, которым дышит иногда записка милой женщины”.

2. “Её свежее дыхание касалось моего лица; иногда локон, отделившийся в вихре вальса от своих товарищей, скользил по горящей щеке моей…”

3. “…личико её расцвело; она шутила очень мило; её разговор был остёр, без притязания на остроту, жив и свободен; её замечания иногда глубоки…”

(Мери.)

Задания 4-й команде

1. “…имел глубокие сведения в поварском искусстве: он удивительно хорошо зажарил фазана, удачно полил его огуречным рассолом…”

2. “Он казался лет пятидесяти; смуглый цвет лица его показывал, что оно давно знакомо с закавказским солнцем, и преждевременно поседевшие усы не соответствовали его твёрдой походке и бодрому виду”.

3. “Через несколько минут он был уже возле нас; он едва мог дышать; пот градом катился с лица его; мокрые клочки седых волос, вырвавшись из-под шапки, приклеились ко лбу его; колена его дрожали…”

(Максим Максимыч.)

1. “…на её болезненном лице изображалась глубокая грусть; она сидела в тени у окна, погружась в широкие кресла…”

2. “Её сердце сильно билось, руки были холодны как лёд. Начались упрёки, ревности, жалобы…”

3. “…в прохладной тени его (грота) свода, на каменной скамье сидит женщина, в соломенной шляпке, окутанная чёрной шалью, опустив голову на грудь; шляпка закрывала её лицо”.

(Вера.)

V. «Сколько у него было разных дорогих вещиц!..»

Задание. Каждому предмету, приведённому в списке, нужно найти хозяина. (За каждый правильный ответ команда получает по одному баллу.)

1. Костыль. (Грушницкий.)

2. Маленькая кабардинская трубочка. (Максим Максимыч.)

3. Мешок. (Контрабандист Янко.)

4. Чугунный чайник. (Рассказчик из повести «Бэла».)

5. Бубен. (Бэла.)

6. Шкатулка с серебряной оправой, дагестанский кинжал. (Печорин.)

7. Светло-жёлтые перчатки. (Вернер.)

8. Соломенная шляпка. (Вера.)

9. Лёгкая шёлковая косынка. (Княжна Мери.)

10. Пистолет. (Вулич.)

VI. «Что за край!»

Нужно назвать главу, из которой взят пейзаж. (За каждый правильный ответ 3 балла.)

Задания 1-й команде

1. “Уж солнце начинало прятаться за снеговой хребет, когда я въехал в Койшаурскую долину… Славное место эта долина! Со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвешанные зелёным плющом и увенчанные купами чинар, жёлтые обрывы, исчерченные промоинами, а там высоко-высоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безымённой речкой, шумно вырывающейся из чёрного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает, как змея своею чешуёю”. («Бэла».)

2. “На запад пятиглавый Бешту синеет, как «последняя туча рассеянной бури»; на север поднимается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее: внизу передо мною пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа, а там, дальше, амфитеатром громоздятся горы всё синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом…” («Княжна Мери».)

Задания 2-й команде

1. “Берег обрывом спускался к морю почти у самых стен её (лачужки), и внизу с беспрерывным ропотом плескались тёмно-синие волны. Луна тихо смотрела на беспокойную, но покорную ей стихию…” («Тамань».)

2. “Солнце выказалось из-за зелёных вершин, и слияние первой теплоты его лучей с умирающей прохладой ночи наводило на все чувства какое-то сладкое томление; в ущелье не проникал ещё радостный луч молодого дня; он золотил только верхи утёсов, висящих с обеих сторон над нами; густолист­венные кусты, растущие в их глубоких трещинах, при малейшем дыхании ветра осыпали нас серебряным дождём”. («Княжна Мери».)

Задания 3-й команде

1. “Кругом, теряясь в золотом тумане утра, теснились вершины гор, как бесчисленное стадо, и Эльборус на юге вставал белою громадой, замыкая цепь льдистых вершин, между которых уж бродили волокнистые облака, набежавшие с востока. Я подошёл к краю площадки и посмотрел вниз, голова чуть-чуть у меня не закружилась; там внизу казалось темно и холодно, как в гробе; мшистые зубцы скал, сброшенных грозою и временем, ожидали своей добычи”. («Княжна Мери».)

2. “…под нами лежала Койшаурская долина, пересекаемая Арагвой и другой речкой, как двумя серебряными нитями; голубоватый туман скользил по ней, убегая в соседние теснины от тёплых лучей утра; направо и налево гребни гор, один выше другого, пересекались, тянулись, покрытые снегами, кустарником…” («Бэла».)

Задания 4-й команде

1. “…здесь всё дышит уединением; здесь всё таинственно — и густые сени липовых аллей, склоняющихся над потоком, который с шумом и пеною, падая с плиты на плиту, прорезывает себе путь между зеленеющими горами, и ущелья, полные мглою и молчанием, которых ветви разбегаются отсюда во все стороны, и свежесть ароматического воздуха, отягощённого испарениями высоких южных трав и белой акации…” («Княжна Мери».)

2. “…месяц бледнел на западе и готов уж был погрузиться в чёрные свои тучи, висящие на дальних вершинах, как клочки разодранного занавеса; мы вышли из сакли. Вопреки предсказанию моего спутника, погода прояснилась и обещала нам тихое утро; хороводы звёзд чудными узорами сплетались на далёком небосклоне и одна за другою гасли по мере того, как бледноватый отблеск востока разливался по тёмно-лиловому своду, озаряя постепенно крутые отлогости гор…” («Бэла».)

VII. Блиц

Каждой команде задаются 10 вопросов. За каждый правильный ответ начисляется 1 балл.

Вопросы 1-й команде

1. Воинское звание Печорина. (Прапорщик.)

2. Какую книгу читал Печорин накануне дуэли? («Шотландские пуритане» В.Скотта.)

3. Как звали коня Казбича? (Карагёз.)

4. Какова длина Койшаурской горы? (Около двух вёрст.)

5. Назовите место службы Максима Максимыча. (Третий линейный батальон.)

6. Какого цвета волосы были у Печорина? (Белокурые.)

7. Что стало для Печорина “дурным знаком” при осмотре лачуги (глава «Тамань»)? (Отсутствие икон.)

8. В каких городах происходят действия, описанные в главе «Княжна Мери»? (Пятигорск, Кисловодск.)

9. Как объяснил Печорин причину своих слёз после неудавшейся погони за Верой? (“…расстроенные нервы, ночь, проведённая без сна, две минуты против дула пистолета и пустой желудок”.)

10. Что стало поводом для дуэли между Печориным и Грушницким? (Оговор.)

Вопросы 2-й команде

1. Сколько быков нанял Печорин для того, чтобы втащить тележку на гору? (Шесть.)

2. Сколько времени Максим Максимыч провёл в Чечне? (“…лет 10 стоял там в крепости с ротою”.)

3. Какого цвета глаза были у Бэлы? (Чёрные.)

4. Назовите звание Грушницкого в начале повести «Княжна Мери». (Юнкер.)

5. Кто был секундантом Печорина во время дуэли? (Вернер.)

6. Как звали лошадь Печорина? (Черкес.)

7. Назовите “заболевание” Мери. (“…расслабление нервов”.)

8. Назовите карточную игру, в которую играл Печорин в главе «Фаталист». (Бостон.)

9. Какой головной убор прострелил Вулич? (Фуражку.)

10. Как обращается княжна Мери к Максиму Максимычу? (Это герои разных повестей, они ни разу не встречаются.)

Вопросы 3-й команде

1. При каком генерале служил Максим Максимыч? (При Алексее Петровиче Ермолове.)

2. Назовите имя, отчество Печорина. (Григорий Александрович.)

3. Какой недостаток был у Азамата с точки зрения Максима Максимыча? (“Ужасно падок был на деньги”.)

4. Какова особенность глаз Печорина? (Они не смеялись, когда он смеялся.)

5. Что сделал Грушницкий, чтобы привлечь к себе внимание Мери? (Уронил стакан.)

6. Где впервые после разлуки встретились Печорин и Вера? (В Кисловодске, в гроте.)

7. Какой подлый поступок совершают противники Печорина накануне дуэли? (Не заряжают его пистолет.)

8. С чьим сном сравнивает Печорин свой сон после погони за Верой? (Со сном Наполеона после Ватерлоо.)

9. Кто был секундантом Грушницкого во время дуэли? (Драгунский капитан.)

10. Какую вещь Печорин приобрёл у княжны? (Ковёр.)

Вопросы 4-й команде

1. О чём пел Казбич? (О молодецкой воле, о коне, который не имеет цены.)

2. Назовите фамилию княжны Мери. (Лиговская.)

3. Куда направился Печорин после встречи с Максимом Максимычем (глава «Максим Максимыч»)? (В Персию.)

4. Что было украдено у Печорина слепым мальчиком? (Шкатулка, кинжал, шашка.)

5. Какой танец танцевал Печорин с Мери? (Мазурка.)

6. Где состоялась дуэль между Печориным и Грушницким? (Узенькая площадка на вершине отвесной скалы.)

7. С каким животным сравнивает Карагёза Печорин? (С серной.)

8. Назовите звание Максима Маскимыча. (Штабс-капитан.)

9. Какой предмет используют представители водяного общества, чтобы получше рассмотреть друг друга? (Лорнет.)

10. Кто предсказал Вуличу смерть через несколько часов? (Печорин.)

VIII. Творческие задания (были предложены заранее). Максимальное количество баллов — 10.

Задание 1-й команде. Написать в современную газету статью о Печорине.

Задание 2-й команде. Взять интервью у Печорина.

Задание 3-й команде. Подготовить обвинительную речь (выступить в качестве прокурора, предъявить обвинение Печорину).

Задание 4-й команде. Подготовить речь в защиту Печорина (выступить в роли его адвоката).

(В конце урока подводятся итоги игры.)

Образ Печорина в романе Лермонтова «Герой нашего времени»

Лермонтов описывает лишь некоторые эпизоды из взрослой жизни героя, когда его характер был уже сформирован. Первое впечатление — Григорий сильная личность. Он офицер, физически здоровый мужчина привлекательной внешности, активен, целеустремлен, обладает чувством юмора. Чем не герой? Тем не менее, сам Лермонтов называет главного персонажа романа настолько плохим человеком, что даже сложно поверить в его существование.

Печорин вырос в богатой аристократической семье. Он с детства ни в чем не нуждался. Но у материального изобилия есть и обратная сторона — теряется смысл жизни человека. Пропадает желание к чему-то стремиться, расти духовно. Это произошло и с героем романа. Печорин не находит применения своим способностям.

Ему быстро надоела столичная жизнь с пустыми развлечениями. Любовь светских красавиц хоть и тешила самолюбие, но не задевала сердечных струн.

Жажда знаний также не принесла удовлетворения: все науки быстро наскучили. Еще в юном возрасте Печорин понял, что ни счастье, ни слава от наук не зависят. «Самые счастливые люди — невежды, а слава — удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким».

Пытался наш герой сочинять и путешествовать, что делали многие молодые аристократы того времени. Но эти занятия не наполнили смыслом жизнь Григория. А потому скука постоянно преследовала офицера и не позволяла убежать от себя. Хотя Григорий всячески старался это сделать. Печорин все время в поисках приключений, ежедневно испытывает свою судьбу: на войне, в погоне за контрабандистами, на дуэли, врываясь в дом к убийце. Он тщетно пытается найти место в мире, где его острый ум, энергия и сила характера могли быть полезными. При этом Печорин не считает нужным прислушиваться к своему сердцу. Он живет умом, руководствуясь холодным рассудком. И постоянно терпит фиаско.

Но самое печальное, что от поступков героя страдают близкие ему люди: трагически гибнут Вулич, Бэла и ее отец, убит на дуэли Грушницкий, Азамат становится преступником, страдают Мери и Вера, обижен и оскорблен Максим Максимыч, в испуге бегут контрабандисты, бросив на произвол судьбы слепого мальчика и старуху.

Похоже, что в поисках новых приключений Печорин не может остановиться ни перед чем. Он разбивает сердца и разрушает судьбы людей. Ему известно о страданиях окружающих, но он не отказывается от удовольствия сознательно их мучить. Герой называет «сладкой пищей для гордости» возможность быть для кого-то причиной счастья или страдания, не имея на это права.

Печорин разочарован в жизни, в общественной деятельности, в людях. В нем живет чувство уныния и отчаяния, бесполезности и ненужности. В дневнике Григорий постоянно анализирует свои действия, мысли и переживания. Он пытается разобраться в себе, обнажая истинные причины поступков. Но при этом обвиняет во всем социум, а не себя.

Правда, эпизоды раскаяния и желания адекватно смотреть на вещи не чужды герою. Печорин смог самокритично назвать себя «нравственным калекой» и, по сути, оказался прав. А чего стоит страстный порыв увидеться и объясниться с Верой. Но минуты эти недолговечны, и герой, вновь поглощенный скукой и самоанализом, проявляет душевную черствость, равнодушие, индивидуализм.

В предисловии к роману Лермонтов назвал главного героя больным человеком. При этом он имел в виду душу Григория. Трагедия заключается в том, что Печорин страдает не только из-за своих пороков, но и положительных качеств, чувствуя, сколько сил и талантов гибнет в нем понапрасну. Не найдя в итоге смысла жизни, Григорий решает, что его единственное предназначение – разрушать надежды людей.

Печорин – один из самых противоречивых персонажей в русской литературе. В его образе незаурядность, одаренность, энергия, честность и смелость странным образом уживаются со скептицизмом, безверием и презрением к людям. По словам Максима Максимовича, душа Печорина состоит из одних противоречий. Он обладает крепким телосложением, но в нем проявляется непривычная слабость. Ему лет тридцать, но в лице героя есть что-то детское. Когда Григорий смеется, его глаза остаются грустными.

Согласно русской традиции, автор испытывает Печорина двумя главными чувствами: любовью и дружбой. Однако ни одно испытание герой не выдерживает. Психологические эксперименты с Мери и Бэлой показывают Печорина тонким знатоком человеческих душ и жестоким циником. Желание завоевывать любовь женщин, Григорий объясняет исключительно честолюбием. Не способен Григорий и на дружбу.

Показательна смерть Печорина. Он умирает в пути, по дороге в далекую Персию. Наверное, Лермонтов считал, что человек, приносящий близким только страдания, всегда обречен на одиночество.

  • «Герой нашего времени», краткое содержание по главам романа Лермонтова
  • Образ Бэлы в романе Лермонтова «Герой нашего времени»
  • «Герой нашего времени», анализ романа Лермонтова
  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, сочинение
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Пророк», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Тучи», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Демон», анализ поэмы Лермонтова
  • «Бородино», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Утес», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Листок», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Дума», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Три пальмы», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Нищий», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Молитва (В минуту трудную…)», анализ стихотворения Лермонтова

По произведению: «Герой нашего времени»

По писателю: Лермонтов Михаил Юрьевич

Екатерина Демиденко. Автор и герой в романе Лермонтова. Печорин как герой своего времени.

«В публике существует мнение, будто в «Герое нашего времени» Лермонтов хотел изобразить себя…», — пишет в своих воспоминаниях А.П. Шан-Гирей; «.. в лице Печорина он изобразил самого себя..», — подтверждает это высказывание обиженная равнодушием дальнего родственника Вера Анненкова; в своей гневной критической статье, посвященной роману, отождествляет Печорина с Лермонтовым редактор журнала «Маяк» С.О. Бурачок, и даже проницательный Белинский, рассказывая в письме к В.П. Боткину 16—21 апреля 1840 года о своей встрече с арестованным поэтом, восклицает: «Печорин — это он сам, как есть».

Однако сам автор решительно опроверг это мнение в Предисловии ко второму изданию романа. Этот публичный отклик на критику — единственный в творческой биографии Лермонтова и, по всей видимости, обусловлен принципиальностью авторской позиции в этом вопросе: несовпадение автора и героя неоднократно подчеркивается в романе. Вводится фигура повествователя — издателя Журнала Печорина, которая, при всей близости к Лермонтову, вряд ли тождественна ему: и в самом деле, стоит ли принимать на веру, что Михаил Юрьевич «для развлечения вздумал записывать рассказ Максима Максимыча о Бэле, не воображая, что он будет первым звеном длинной цепи повестей…»?

Таким образом, как и всякий литературный персонаж, повествователь, в отличие от автора, обладает определенной долей условности. Более того, при сравнении двух Предисловий можно отметить и некоторые отличия в отношении издателя Журнала и автора романа к его главному герою: «Хотя я переменил все собственные имена, но те, о которых в нем говорится, вероятно себя узнают, и, может быть, они найдут оправдания поступкам, в которых до сей поры обвиняли человека, уже не имеющего отныне ничего общего с здешним миром: мы почти всегда извиняем то, что понимаем» — это мнение повествователя. Автор же в Предисловии к роману не пытается оправдать героя, разрушает иллюзию подлинности событий: «.. другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых… Старая и жалкая шутка!.. Герой Нашего Времени… это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии».

Правда, в романе наблюдается некоторая общность повествователя и Печорина: оба они странствующие офицеры (исключая хронологически последнее появление героя), оба владеют пером, и стиль их повествования схож: в противовес романтической напыщенности он лаконичен, физиологически точен, совмещает в себе иронию и лиризм, сближаясь до определенной степени с пушкинским «Путешествием в Арзрум». «Какое-то отрадное чувство распространилось по всем моим жилам, и мне было как-то весело, что я так высоко над миром — чувство детское, не спорю, но, удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми», — так пишет повествователь, а вот строки из печоринского дневника: «Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо синё — чего бы, кажется, больше?..»

Характерно, что заканчивается эта отрадная картина именно тогда, когда речь заходит об обществе:»Однако пора. Пойду к Елисаветинскому источнику: там, говорят, утром собирается всё водяное общество». В.В. Виноградов в статье «Стиль прозы Лермонтова» («Литературное наследство, т. 43—44) подчеркивал сходный метод изображения портрета у повествователя и Печорина: «от более внешнего и физиологического к психологическому, характеристическому, от типического к индивидуальному, личностному» (ср. портреты Печорина в «Максим Максимыче» и ундины в «Тамани»). Порой издатель Журнала и его автор обнаруживают общность восприятия действительности: «Как это скучно!» — восклицает повествователь после слов штабс-капитана о том, что Печорин и Бэла были счастливы; похожая идея — в дневнике Печорина: «..я часто, пробегая мыслию прошедшее, спрашиваю себя: отчего я не хотел ступить на этот путь, открытый мне судьбою, где меня ожидали тихие радости и спокойствие душевное?.. Нет, я бы не ужился с этой долею!..»

Другой пример: Печорин «довольно холодно, хотя с приветливой улыбкой, протянул руку» Максиму Максимычу, вместо того, чтобы, как ожидал штабс-капитан, распахнуть ему объятья; повествователь замечает о нем же: «Мы встретились как старые приятели. Он не церемонился, даже ударил меня по плечу и скривил рот на манер улыбки. Такой чудак!»

Общность этих сцен даже в «статусе» Максима Максимыча: «если вы захотите еще немного подождать, — сказал я, — то будете иметь удовольствие увидаться с старым приятелем» … Исследователями отмечалась и сходство размышлений о дружбе в Предисловии к Журналу и в записи самого Печорина от 13 мая. Наверное, справедливо было бы предположить, что сходство этих образов подтверждает авторскую мысль о том, что Печорин действительно воплощает в себе черты своего поколения («… это тип, — пишет Лермонтов в черновике Предисловия ко второму изданию, — вы знаете, что такое тип? Я вас поздравляю»). Нельзя поставить знак равенства между образами повествователя и Печорина: скептицизм и эгоизм Печорина гораздо сильнее, ибо пороки эти взяты «в полном их развитии». Так, еще раз возвращаясь к описанию чувств, испытываемых повествователем на Крестовом перевале, можно отметить строки, которые вряд ли могли бы, наверное, занять место в дневнике Печорина: «… всё приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какой была некогда и, верно, будет когда-нибудь опять». Сочувственно, с пониманием относится повествователь и к Максиму Максимовичу: «Грустно видеть, когда юноша теряет лучшие свои надежды и мечты, когда перед ним отдергивается розовый флёр, сквозь который он смотрел на дела и чувства человеческие, хотя есть надежда, что он заменит старые заблуждения новыми. Но чем их заменить в лета Максима Максимыча? Поневоле сердце очерствеет и душа закроется…» Печорин же страдания других воспринимает только в отношении к самому себе: «…слепой мальчик точно плакал, и долго, долго… Мне стало грустно. И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов…» А в последней строчке «Тамани»: «Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих…» Даже потеря Веры, чувство отчаяния и горя, когда всё его «хладнокровие» и «твердость» «исчезают как дым», его слезы обернутся в дневнике циничным замечанием: «Всё к лучшему! это новое страдание, говоря военным словом, сделало во мне счастливую диверсию…».

Полному слиянию автора и героя, характерному для романтических произведений, противопоставлена в «Герое нашего времени» огромная дистанция между Лермонтовым и Печориным, отдаленность повествователя и героя. Отделившись от героя, автор использует возможность объективной оценки его. Не случайно, нарушая хронологию происходящих событий, Лермонтов подчиняет композицию главной идее — постепенному раскрытию образа Печорина. Не случайно впервые читатель узнает о нем даже не из уст повествователя, а от простодушного и бесхитростного Максима Максимыча, не склонного к анализу внутреннего мира Печорина: «Такой уж был человек», — так всякий раз комментирует он противоречивость поведения своего сослуживца. Будущий издатель Журнала Печорина, совершающий следующий шаг в раскрытии образа, тоже человек «посторонний» — не друг, подобно повествователю в «Рыцаре нашего времени» Карамзина, и даже не приятель. Он пытается дать беспристрастный (насколько это возможно после услышанной истории) и подробный портрет героя, сопровождая его почти лафатеровскими «физиогномическими» замечаниями и подчеркивая, тем не менее, индивидуальность своего восприятия: «Все эти замечания пришли мне на ум, может быть, только потому, что я знал некоторые подробности его жизни, и, может быть, на другого вид его произвел бы совершенно различное впечатление…».

Начиная с «Тамани», наблюдение «извне» сменяется самораскрытием Печорина, но ни одна из повестей не дает исчерпывающей характеристики образа: они дополняют друг друга, создавая психологический портрет героя. «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и полезнее истории целого народа». Жанр дневниковых записей, ассоциирующийся у читателя прежде всего с сентиментальной литературой, служит не для передачи чувствительных порывов, а для глубокого самоанализа.

Романтических героев с пламенными страстями заменяет рефлектирующий Печорин. Всего четыре года отделяет «Героя нашего времени» от незаконченного лермонтовского романа «Вадим», но как далек Печорин от «неистового» горбуна («Вадим ломал руки, скрежетал зубами…», «его волосы стояли дыбом, глаза разгорались как уголья, и рука, простертая к Ольге, дрожала на воздухе…»)!

Несмотря на типологическую связь с героями ранних произведений Лермонтова («Странный человек», «Маскарад», «Два брата», «Люди и страсти»), которым свойственно разочарование, усталость от жизни, горькие раздумья о несбывшемся предназначении, сменившие «исполинские замыслы», Печорин — принципиально новый герой. Переосмысление метода художественного изображения связано прежде всего с новой художественной задачей Лермонтова. Романтические ситуации снижаются, наполняются бытовыми деталями. Так, например, единственная мотивировка похищения Бэлы — реплика Печорина: «Да когда она мне нравится?..»; романтическое приключение в «Тамани» заканчивается тем, что слепой мальчик обокрал героя, «а восемнадцатилетняя девушка чуть-чуть не утопила». «Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться». Поколение страстных мечтателей сменяется разочарованным, склонным к рефлексии поколением («Я давно уже живу не сердцем, а головою. Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия. Во мне два человека; один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его…»). О том же идет речь в «Думе». Поколение Печорина унаследовало от предков непоколебимую волю (не случайно в романе нет человека, способного нравственно противостоять Печорину) и жажду действия («Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится»). Необъятные силы и пустые страсти…

В «Герое нашего времени показана трагедия человека вообще, не нашедшего применения своему уму, способности, энергии, и в этом смысле он — вневременной герой. Но Лермонтов не показывает возможностей применения этих сил. Напротив, чем бы ни был увлечен герой, он обречен на разочарование: не оправдывает себя «экзотический» сюжет романтической литературы — любовь цивилизованного человека и «дикой» горянки («..любовь дикарки не многим лучше любви знатной барыни; невежество и простосердечие одной так же надоедают, как и кокетство другой»), таинственная ундина оказывается контрабандисткой, неоправданно жестокой и бесполезной оказывается дуэль с Грушницким: «У меня на сердце был камень. Солнце казалось мне тускло, лучи его меня не грели». Героя не спасают ни «перемена мест», ни «перемена личностей». И в этом смысле чрезвычайно важным в заглавии становится слово «нашего». Можно ли быть героем в то время, когда героика в принципе невозможна? Не случайно Лермонтов противопоставляет своему времени героическое прошлое: в стихотворении «Бородино», в «Песне .. про купца Калашникова»; не случайно в Предисловии ко второму изданию говорит о «болезни» общества.

О подобной участи молодых людей 40-х годов 19 века — эпохи безвременья после подавления восстания декабристов — говорится в «Былом и думах» Герцена, письмах В.Г. Белинского Боткину. Охлажденной душе, лишенной страстей и не находящей применения своим внутренним силам, необходимы сильные жизненные впечатления, которых ищет Печорин: «Завязка есть! — закричал я в восхищении, — об развязке этой комедии мы похлопочем. Явно судьба заботится о том, чтоб мне было не скучно». Каждого, с кем сталкивает Печорина судьба, он вольно или невольно испытывает, испытывая при этом себя самого. Каждый раз он подчиняется собственной игре, как будто готовый поверить в истинность ее, и каждый новый эксперимент приносит ему страдание: «если я сам причиною несчастия других, то и сам не менее несчастлив»… Протест Печорина выражается в том, что он, стремясь к самоутверждению, к свободе собственной личности, бросает вызов миру, переставая считаться с ним, его индивидуализм — ответ на «давление обстоятельств». «Столкновение воли одного с правами многих» ставит, по мнению Е. Михайловой («Проза Лермонтова»), в романе проблему индивидуализма и гуманизма. Связи с миром рвутся, смешиваются понятия добра и зла («ни в ком зло не бывает так привлекательно», — говорит о Печорине Вера). «Наш век… это век… разъединения, индивидуальности, век личных страстей и интересов», — пишет Белинский в 1842 году. Печорин одинок. Не случайна противопоставленность его Грушницкому — герою-двойнику, пародии, порожденной временем.

Обреченность на бездействие ставит проблему предопределения, фатализма, которой посвящена последняя повесть романа. Особое значение в ней приобретает размышление Печорина о судьбе своего поколения — о потере веры и тщетных поисках «назначения высокого». Проблема фатализма так и не решена до конца, и рассуждения Печорина отражают еще одну важную черту поколения — сомнение («Я люблю сомневаться во всем…») как отголосок «бремени познанья и сомненья» в «Думе». Шевырев в своем отклике на «Героя..» обвинял Лермонтова в ориентации на западноевропейский роман Виньи, Мюссе, Бернара, Констана, героев которых, безусловно можно считать предшественниками Печорина (об этом см. Родзевич С.И. «Предшественники Печорина во французской литературе»), однако, как убедительно доказал Ю.М. Лотман, Печорин воплощает в себе черты » русского европейца»: «Однако Печорин — не человек Запада, он человек русской европеизированной культуры <…> Он совмещает в себе обе культурные модели». Образ «сына века», почерпнутый Лермонтовым из европейской литературы, обогатил образ Печорина, подчеркивая в то же время его типичность. В отличие от «психологически близкого к простонародному» типу Максима Максимыча или «типа европеизированной черни «водяного общества» и Грушницкого», «европеизация» «печоринского типа» проявилась «в приобщении…к ушедшей в прошлое исторической эпохе, полной деятельного героизма». Поэтому Печорин «в ссоре со своим временем», — пишет Лотман. Неудовлетворенность действительностью, отразившаяся в лермонтовском романе, черты реализма в художественном методе Лермонтова усилили его общественное звучание: полемика вокруг»Героя нашего времени», возникшая сразу после выхода романа, вспыхивает с новой силой в 60-е годы. Именно в это время Печорин («лишний» человек) сближается в глазах народнической критики с образом пушкинского Онегина. Однако еще Белинский в статье, посвященной «Герою..», говорил о несходстве этих образов. Конечно, можно отметить духовное родство Печорина и Онегина; их общая черта — резкий охлажденный ум , но если для Онегина допустима «мечтам невольная преданность», то Печорин оставил мечтательность в далекой поре своей ранней молодости. Мысль: «уж не пародия ли он», — по отношению к Печорину вряд ли может возникнуть у какой-нибудь героини лермонтовского романа. Это скорее можно сказать о Грушницком. По наблюдению Б.М. Эйхенбаума, «от Онегина Печорин отличается глубиной мысли, силой воли, степенью осознанности себя, своего отношения к миру… Сама по себе рефлексия не недуг, а необходимая форма самопознания, болезненные формы она принимает в эпоху безвременья…» Назвав своего героя Печориным, Лермонтов одновременно подчеркивал связь его с литературной традицией и в известной степени полемизировал с Пушкиным, показывая человека «совсем другой эпохи».

«Литература», 1997, № 10

Добавить комментарий

Закрыть меню