Отмена обязательной службы дворян

2) подтверждалось закрепленное ранее (1782 г.) право собственности дворян не только на «поверхности земли», но и на полезные ископаемые в недрах земли, принадлежавшей дворянам;

3) дворянам разрешалось иметь «фабрики и заводы по деревням», заниматься торговлей;

4) они получили право создавать свои сословные организации – уездные и губернские дворянские собрания, что еще больше усиливало их влияние на местный государственный аппарат.

«Жалованная грамота дворянству» явилась важной вехой в укреплении диктатуры дворянства. Необходимо также отметить, что Губернская реформа 1775 года отдала местное управление практически в руки местного дворянства. Дворянство выбирало из своей среды капитан-исправника и заседателей нижнего земского суда, и верхнего земского суда, членов совестного суда. В губерниях утвердился обычай, что все кадровые назначения в губернской администрации совершались с согласия губернского предводителя дворянства. Таким образом, дворянство, получив огромные льготы и привилегии, и освободившись от обязанностей, которые ранее оправдывали эти привилегии, превратилось в сословие, паразитировавшее на теле российского общества. Дворянство в это время отличалось от других сословий не только по образу жизни, одежде, но и по языку. Оно пользовалось в общении в своем кругу французским языком.

Следующим после дворянства привилегированным сословием являлось духовенство. Оно подразделялось на белое (приходское) и черное (монашество). Духовенство освобождалось от подушной подати, от рекрутской повинности, подлежало церковному суду (за исключением «тяжких государственных дел»). Однако, начиная с XVII века, на церковь распространяются некоторые налоги (на жалованье ратным людям, «ямские деньги»). Целенаправленное наступление на права церкви усилилось в начале XVIII века. На безместных (не имевших прихода) священников и их детей с 1705 года был наложен взамен службы в армии регулярный денежный сбор. С 1722 года свободными от подушного оклада признавались лишь лица духовного сословия, имевшие места в церквах (т.е. имевшие приход) и их дети. Все прочие члены сословия причислялись к податному сословию. Однако фактически реализовать это не удалось.

Поддерживая духовенство как силу, внушавшую подданным необходимость беспрекословного подчинения властям, царизм вел в то же время борьбу за секуляризацию церковных земель. При Петре I управление церковными имуществами было поручено Монастырскому приказу. Он выплачивал церковникам содержание деньгами и натурой. Позднее управление ими было передано Синоду с обязательными отчислениями в казну установленных сумм. Надо отметить, что Петр I подчинил церковь государству, но секуляризация церковных земель все же произошла лишь при Екатерине II. В 1764 году церковь окончательно лишалась всех вотчин, было ликвидировано феодальное землевладение церкви. Церковь превратилась в отрасль государственного управления, финансировавшуюся из казны. Всем церковникам было предоставлено право выхода из сословия, однако, желающих изменить свой социальный статус, было мало. Духовенство оставалось замкнутым, наследственным сословием.

Крестьянство в России составляло свыше 90% населения. Своим трудом оно обеспечивало само существование общества. Крестьяне подразделялись на помещичьих, государственных, дворцовых, экономических, посессионных. Основная тенденция рассматриваемого периода – консолидация различных категорий крестьянства в единое сословие. Так, например, исчезает различие между холопами и крепостными крестьянами. Введение указа 1718 года о подушной подати вместо подворной, привело к упразднению барской дворни, т. е. холопов, которые ранее не платили налог, так как не имели своих дворов. Теперь холопы обязаны были платить подушную подать, они влились в сословие крестьян. Секуляризация церковных земель привела к появлению экономических крестьян (это бывшие монастырские крестьяне, которых отдали под управление коллегии экономии), позже (после упразднения в 1786 году коллегии экономии), они вошли в число государственных крестьян. Помещичьи или частновладельческие крестьяне составляли 70% в начале XVIII века и 55% в конце века от общей массы крестьян, то есть это была, самая многочисленная категория крестьянства и отметим сразу, самая обездоленная. Крепостных крестьян могли продавать и покупать, дарить, менять на другое имущество, закладывать, завещать. Крепостных нередко продавали в одиночку, разлучая с семьями. Помещичьи крестьяне отбывали барщину на господском поле, платили оброк (деньгами и продуктами), причем размер повинности законом не был ограничен и зависел от произвола помещика. Помещик был управителем и судьёй своих крестьян. Кроме того, помещичьи крестьяне были обязаны нести повинности и государству (постойная повинность, подушная подать и т.д.).

Государственные крестьяне составляли в начале века около 20% всех крестьян, к концу века до 40% (за счет присоединения новых территорий Сибири, Поволжья, Юга России, Украины). Правовое положение государственных крестьян было лучше, чем частновладельческих. Они платили подушную подать и феодальную ренту государству, но они жили общинами, сохранили общинное самоуправление, хотя и подчинялись государственной администрации. Администрация, как правило, не вмешивалась в их личные дела, не распоряжалась брачной судьбой. Они могли заключать гражданско-правовые сделки, обладали правом собственности на свое имущество. В царствование Екатерины II из фонда государственных земель производились огромные раздачи земель с крестьянами дворянству, особенно придворным и царским фаворитам.

Дворцовые крестьяне принадлежали царю, жили на землях, принадлежавших императорской фамилии. Доходы, собираемые с этих крестьян, шли на содержание царского двора. Положение этих крестьян было несколько лучше, чем помещичьих.

Крестьяне посессионные жили в селах, приписанных к заводам или купленных их владельцами. Они были обязаны работать на предприятиях по принципу: брат за брата, т.е. один работал на земле и содержал другого, занятого на мануфактуре. Эти крестьяне не могли отчуждаться отдельно от предприятия и составляли как бы его неотъемлемую часть. (Название посессионные происходит от слов «отбывать сессию», то есть барщину отрабатывать на заводе).

Посадское население, то есть городское, не было привилегированным сословием. Оно несло «государево тягло», то есть на него распространялись все налоги, повинности, оно подлежало телесным наказаниям.

Согласно Регламенту Главного магистрата 1721 года все городское население делилось на знатных, «регулярных граждан» и «подлых» людей. К знатным относились дворянство, духовенство, иноземные купцы – все они не подлежали государственному тяглу и не входили в систему посадского самоуправления. «Регулярные граждане» делились на две гильдии. К первой относились банкиры, купцы, доктора, аптекари, живописцы, ко второй – мелкие торговцы и ремесленники. Гильдии собирались на свои собрания, имели своих старейшин, ремесленники имели еще свои корпорации – цехи. Членами цехов могли быть только мастера, у которых были подмастерья, то есть ученики. К «подлым» людям относились все те, кто работал по найму, чернорабочие. Они не могли участвовать в городском самоуправлении. Посадское население избирало свои органы самоуправления – магистраты. Разумеется, что все руководящие должности в городском управлении занимали крупные купцы. На посаде шла ожесточенная борьба низов с его верхушкой.

В 1785г. была издана Жалованная грамота городам. Городское население по этой грамоте делилось на шесть разрядов. К первому относились те, кто имел в городе дом, землю – их называли «настоящими» городскими обывателями (они могли принадлежать к сословию дворян, духовенства).

Ко второму разряду относились купцы трёх гильдий (первая гильдия от 10 до 50 тысяч рублей, вторая от 5 до 10 тысяч рублей, третья от 1 до 5 тысяч рублей). К третьему разряду – ремесленники, записанные в цехи; к четвертому – иногородние купцы и иностранцы. К пятому – «именитые граждане»: крупные капиталисты, банкиры, а также ученые, интеллигенция. К шестому – посадские люди, занимавшиеся мелким ремеслом, мелкой торговлей. Основная тяжесть государственных поборов падала на средние и низшие слои города (это 3 и 6 разряды).

Купцы, «именитые» граждане, а также граждане первого разряда были освобождены от городского «тягла», рекрутских поборов, телесных наказаний. Зато в органах городского самоуправления они были на первых ролях. Городское самоуправление отличалось крайней сложностью. Общее градское собрание (собиралось раз в три года для выборов городского головы, членов магистрата). Имущественный ценз для участия в нем был настолько высоким, что вход в него был закрыт не только низам, но даже купцам III гильдии.

Улучшение положений дворянства в 18 веке

Во время периода «Дворцовых переворотов» правители регулярно подписывали указы, которые давали дворянству все новые и новые привилегии. Причина — власть принадлежала знатным родам, в том числе и дворянм, которые хотели максимально увеличить собственные привеллегии. Единственное исключение – годы правления Петра 2. Император правил с 1727 года, и было ему тогда всего 11 лет, а умер он в 14. Реального нитереса к политике он не имел. Реальная власть в это время находилась в руках старой боярской аристократии, которая всячески пыталась не допустить усиление роли нового дворянства. Однако уже в 1730-х годах вновь были приняты законы, дающие дворянству дополнительные права. Можно выделить следующие группы указов, которые подготовили Манифест о вольности дворянства:

  • Усиление контроля помещиков над крестьянами. Этот процесс начался еще в 17 веке, при формировании крепостного права, однако в 1730-е годы помещики получили право судебно-полицейской опеки над крестьянами. Например, в 1736 помещику разрешили самому определять наказание для провинившегося крестьянина, а в 1760 году дворяне могли по собственному желанию отправлять крестьян в Сибирь. Кстати, каждый отправленный в Сибирь крестьянин приравнивался к рекруту, за формирование которых также отвечало дворянство.
  • Признание прав дворянства на землю и имения. Теперь дворяне могли передавать имение в наследие по своему усмотрению.
  • Передача дворянам различных монопольных прав, например на винокурение.
  • Получение прав брать у государства деньги в кредит.

Однако, несмотря на значительные привилегии, дворянство имело одну важную обязанность – проходить военную службу. Но само улучшение их положения в России шло по двум направлениям: расширение полномочий и прав дворян и укрепление крепостничества.

Основные положения Манифеста 1762 года

Император Петр 3 правил меньше года, однако за этот период успел войти в историю благодаря Манифесту о вольностях дворянства, принятому им 18 февраля 1762 года. В содержании этого документа можно выделить основные положения:

  1. Главный пункт – отмена обязанности для дворян нести военную службу. Если раньше эта обязанность было основой при формировании этого сословия, то теперь это ставало добровольным вариантом получения славы, но не знатности. Кроме того, все дворяне, находящиеся на военной службе получали возможность уйти в отставку и вернуться к управлению своим поместьем.
  2. Дворянство получало право на посещение заграницы. Теперь дворянству не требовалось получать специальное разрешение. Однако сохранялась обязанность возвращения на Родину, в противном случае у него забирали имение и земли.
  3. Уменьшился контроль за обучением и воспитанием дворянских детей. До 1762 года дать образование дворянским детям – это было одной из обязанностей дворянина-главы семейства, после Манифеста получать образование стало не обязательным. В результате это привело к печальным последствиям, которые знаменитый писатель Фонвизин описал в произведении «Недоросль». Главный герой, Митрофанушка, яркий представитель поколения дворянства без знаний и образования. В 1780 годы директора шляхетских корпусов жаловались на то, что не принимают в учебные заведения многих детей дворян, так как те не владею грамотой.

Но следует понимать, что эта идея вовсе не революционная и новаторская. Об отмене обязательной службы для дворян говорили начиная с 1750-х годов, поэтому ее авторство не принадлежит Петру 3. Часть историков считает, что основные положения Манифеста были подготовлены еще в годы Елизаветы Петровны.

Также следует отметить, что не все представители дворянского сословия была счастливы этому Манифесту. Не каждый дворянин имел большие поместья и не многие имели в своем подчинении сотни и тысячи крепостных крестья. Часть дворянства – это были знатные, но не богатые люди, для которых жалование за военную службу было единственным существенным источником для суещствования семьи. Для этой категории населения Манифест Петра 3 о вольности дворянства долгое время был в тягость.

Манифест о вольности дворянства — таблица

Дворяне и государственная служба до Манифеста 1762 года

С 14 столетия в России существовала категория «Служилые люди». К ним относились бояре, окольничьи, думные дьяки и дворяне. Они должны были проходить военную службу. За это они получали от государя императора привилегии и земли. Как видим, эта система уходит в средневековье, когда главный феодал (правитель) мог раздавать своим войнам земли и права. Однако после формирования крепостного права в 17 столетии помещики начинают больше внимания уделять управлению поместьем, а значит, пытаются добиться уменьшения срока службы.

На фоне указов периода «Дворцовых переворотов» о дополнительных правах дворянства, в 1736 году был принят новый закон о сроках службы. В этот период императрицей была Анна Иоанновна, которая уменьшила срок обязательной службы до 25 лет. Каждый дворянин при достижении 20 лет должен был пройти государственную службу. Это могла быть не только военная, но иногда и канцелярская служба, а также учеба в военных корпусах. Кроме того, можно было одного из сыновей оставить как управителя в имении.

Любопытным является тот факт, что часто дворяне записывали своих детей в полки в младенческом возрасте, чтобы уже к 30-32 годам они могли уйти в отставку. Этот факт говорит о том, что государство все реже следило за реальным фактом осуществления государственной службы дворянами. Именно поэтому с 1750-х годов увеличилось количество дворянских заявлений на имя государя-императора с предложением ликвидировать обязанность нести военную службу.

Исторические последствия Манифеста

Манифест о вольностях дворянства от 1762 года завершил формирование дворянства как сословия, занимающее особое место в социальной структуре Российской империи.

Дворянство было освобождено от самой большой обязанности – нести военную службу. Некоторые государственные деятели говорили, что подобная реформа существенно ослабит Россию в военном плане. Однако выигранная война 1768-1774 с Османской империей символизировала правильность выбранного пути.

После Манифеста 1762 года дворянство сохранило лишь несколько обязанностей: платить подать и поставлять рекрутов. В то же время дворянство получало ряд привилегий, превращаясь в верхушку социальной иерархии российского общества. Именно в это время дворянство стало основной опорой самодержавия в Российской империи. Екатерина 2 в «Жалованой грамоте дворянству» от 1785 года окончательно закрепила все привилегии дворянства.

Таким образом, дворянство как привилегированная социальная группа Российской империи формировалось на протяжении XVIII столетия, особенно после Манифеста Петра 3. Подобное положение дворянского сословия сохранялось вплоть до 1917 года, когда большевики приняли декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», что стало концом существования дворянства в России. Таким представляется манифест Петра 3 о вольности дворянства от 18 февраля 1762 года с точки зрения отечественной истории.

В экономическом и политическом отношениях дворянство было господствующим классом-сословием. В основе этого господства лежало владение землей и крестьянами; дворянское землевладение все более расширялось за счет заселенных черносошными или прежними дворцовыми крестьянами государственных земель. Пожалования в XVIII в. исчислялись, как известно, количеством ревизских душ. Однако в условиях роста товарности сельского хозяйства дворянство все более начинало ценить именно земельную собственность. «Я переношу всю ценность моего состояния на земли,— писал в 1770 г. Д. А. Голицын, высказывая свои мысли относительно организации помещичьего хозяйства,— значит, все старание, все заботы мои будут устремлены на то, чтобы вся моя земля была обработана, чтобы вся она была снята…»

На вторую половину 18 века падают особенно крупные раздачи дворянам ревизских душ, а следовательно, и земли (см. выше). К концу века дворянство владело громадным земельным фондом. В связи с этим резко возрастала заинтересованность помещиков в производстве сельскохозяйственных продуктов, предназначенных к сбыту на рынок.

Большое значение имело поощряемое правительством заселение помещиками восточных районов страны, Среднего и Нижнего Поволжья. А. Т. Болотов в своем описании Каширского уезда писал в 1766 г.: «Сколько я приметить мог, то во многих местах здешнего уезда более способных работников, нежели земли, к деланию способной. Почему многие помещики от времени до времени вывозят крестьян своих в Воронежскую и Белгородскую губернию, и селят в степных уездах» .

Основными приобретателями земель в восточных районах были крупнейшие помещики, такие, как Воронцовы и Куракины. Они переводили на новые места своих крестьян из деревень центральных районов, терявших для них первостепенное значение. Условия приобретательской деятельности помещиков в восточных районах России красочно описаны в «Семейной хронике» С. Т. Аксакова К Деду писателя стало «тесно» в родовом имении в Симбирской губернии, и он предпринял длительную поездку в Башкирию, соблазненный рассказами о природных богатствах Уфимского наместничества и «о легком способе приобретать целые области за самые ничтожные деньги». Он купил в Бугурусланском уезде «около 5 тыс. дес. земли и заплатил так дорого, как никто никогда не плачивал, по полтине за десятину».

Другие помещики предпочитали получать землю даром. Так, после образования Саратовского наместничества (1780) множество лиц обратилось к саратовскому и кавказскому генерал-губернатору П. С. Потемкину с просьбами об отводе им земель. Из них 33 человека получили в пределах этого наместничества до 1797 г. около 328 тыс. дес. земли, в том числе Д. А. Зубов приобрел около 90 тыс. дес., Н. П. Шереметев более 38 тыс. дес., Г. А. Потемкин, фаворит Екатерины II, 21 тыс. дес. и т. д.

С середины XVIII в. были проведены и другие мероприятия, укреплявшие положение дворянства. Рост внутреннего рынка привел к изданию закона об уничтожении с 1 апреля 1754 г. внутренних таможенных пошлин. Это вполне отвечало как интересам купечества, так и требованиям помещиков — производителей хлеба и сельскохозяйственного сырья. Навстречу потребностям дворянства шло учреждение в 1754 г. Дворянского заемного банка.

В качестве одного из мероприятий по укреплению дворянского землевладения власти предприняли межевание земель. Дворянское землевладение в XVIII в. отличалось большой дробностью и разбросанностью. Нередко несколько дворян владели землей сообща, без размежевания. Это служило постоянным источником земельных споров, тяжб, столкновений, нередко кровавых. Государственные земли очень плохо оберегались и становились предметом захвата помещиками. Наиболее серьезно пытались приступить к межеванию в 50-х годах XVIII в. Но из-за сложности задачи и неудовлетворительности межевой инструкции 1754 г. за одиннадцать пет был обмежеван только Московский уезд. Новая инструкция (13 февраля 1766 г.) появилась в исполнение указа 19 сентября 1765 г. о генеральном межевании . Оно было осуществлено в течение XVIII в. на территории почти половины губерний России. Практика межевания резко продемонстрировала его классовый характер. К земле дворян было «примежевано», особенно в Поволжье, много не только казенных земель, но и земель, находившихся в крестьянском пользовании.

Важным законодательным актом, определявшим господствующее, привилегированное положение класса дворян, явился манифест «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» (19 февраля 1762 г.) . Освобождение дворян от обязательной военной и гражданской службы способствовало их оседанию в поместьях и развитию крепостного хозяйства. «Все находящиеся в разных наших службах дворяне,— гласил манифест,— могут оную продолжать, сколь долго пожелают». Узаконив право дворян уходить в отставку и располагать собою по собственному усмотрению (в частности, беспрепятственно выезжать за границу), правительство вместе с тем предусматривало и целый ряд мер, направленных к сохранению за дворянством командного положения как в армии, так и в центральной и местной гражданской администрации. Манифест содержал требование продолжать службу во время войны и перед ее началом, немедленно возвращаться на родину в случае «надлежащего» указа, оставаться в армии до получения обер-офицерского чина или отслужить 12 лет в меньших чинах и т. д Помимо того, дворяне обязывались ежегодно выбирать 50 чел. для службы в Сенате и сенатской конторе.

Для манифеста 1762 г. как документа, обеспечивающего дворянству ведущее положение в стране, характерно выраженное в нем требование о сословном воспитании и образовании дворянских детей. Право воспитывать своих сыновей «в училищах и домах» по сути дела превращалось по манифесту в прямую обязанность, так как требовалось не только объявление в герольдии о детях, достигших 12-летнего возраста, но и предъявление отчета об их знаниях и дальнейшем прохождении наук. Дворянам, владевшим до 1 тыс. душ крестьян, предлагалось отдавать детей в кадетский корпус, а более крупным владельцам, в случае их нежелания сделать то же, предписывалось позаботиться о «пристойном» воспитании сыновей дома. Укрепляя дворянство как господствующее сословие, самодержавная власть стремилась поднять его весьма низкий в целом образовательный уровень.

Манифест о «вольности дворянской» возник в результате длительной подготовки и явился юридическим выражением давних домогательств дворян о расширении своих сословных привилегий.

Уклонение дворян под различными предлогами от гражданской и военной службы было широко распространено, и многочисленные указы, направленные против данного явления, не имели почти никакого успеха К В 40—50-х годах все чаще раздавались голоса дворянских идеологов (В. Н. Татищев, И. И. Шувалов, М. И. Воронцов, А. П. Мельгунов и др.), обосновывавших необходимость полностью или частично удовлетворить чаяния дворян. Правительство Анны Ивановны еще в 1736 г. узаконило сокращение срока службы до 25 лет . Ввиду того, что дворянских детей записывали в полк в детском возрасте, служба фактически кончалась к 30—35 годам. На время отмененный указ 1736 г. был вскоре (1740) восстановлен и применялся в течение 40-х и 50-х годов. В манифесте о «вольности дворянской» эта дворянская привилегия нашла свое окончательное завершение.

После издания манифеста 1762 г. дворяне не преминули воспользоваться столь долгожданным правом и в большом числе устремились на жительство в собственные деревни. Переселяясь в провинцию, дворянин нес туда, вместе с внешним культурным лоском, усвоенным в столицах, ненасытную жажду обогащения, беспечный и праздный образ жизни за счет крепостного труда, в умножении которого он был теперь особенно заинтересован.

Предоставив дворянину возможность по собственному усмотрению жить в деревне, правительство всячески поощряло его занятия сельским хозяйством; указом от 28 марта 1762 г. разрешался вывоз за границу хлеба. Поощряя расширение посевов пшеницы и вывоз ее за границу, правительство 13 апреля 1766 г. на шесть лет освободило от пошлин вывоз пшеницы и пшеничной муки из всех портов империи, за исключением портов Лифляндии, Эстландии и Финляндии, в которых часть пошлин шла на содержание прибалтийских городов . 23 сентября 1787 г. Издан указ «О подтверждении вольной и повсеместной торговли хлебом по всему государству» Он содержал ссылки на указ 31 июля 1702 г., на ст. 24 «Жалованной грамоты городам» и указ 23 октября 1796 г. о свободном движении судов с хлебом и о поощрении привоза хлеба в Петербург. Непосредственным поводом к изданию указа 23 сентября 1787 г. послужил голод, охвативший многие губернии России.

Правительство предоставило дворянству монополию на винокурение (1755), в связи с чем рост его в хлебородных губерниях достиг в 60—80-х годах громадных размеров.

Дворянство во второй половине XVIII в. не отличалось полным единством своих интересов. Наряду с прослойкой старого родового дворянства, дворянской аристократией, значительную долю господствующего сословия составляло дворянство чиновное. Вместе с крупным и средним дворянством существовало дворянство мелкое, владевшее подчас весьма ничтожной земельной собственностью и почти лишенное крепостных «душ». Родословные дворянские книги различали дворянство пожалованное, военное (т. е. приобретенное воинским чином), бюрократическое (приобретенное чином гражданской службы), древние дворянские роды, представители которых стремились держать себя обособленно от остальных дворян. По данным, относящимся к великорусским губерниям, в 1777 г. мелкопоместные владельцы (имевшие до 20 душ м. п.) составляли 59% всех помещиков, средние (владевшие 20—100 душ м. п.) —25% и крупные (более 100 душ м. п.) — 16% \ причем у крупных помещиков была сосредоточена основная масса крепостных. Это обстоятельство служило предпосылкой внутренних противоречий в дворянском сословии, которые не мешали, однако, дворянству выступать в качестве сплоченной, антагонистической но отношению к народу классовой силы.

Господствующее положение позволяло дворянству использовать внеэкономическое принуждение, доведенное до предела и обрекавшее крепостных крестьян на безысходное рабство. Указ 1760 г. гласил, что подвергнуть ссылке помещик может тех из «своих людей и крестьян», кто «вред, разорение, убытки и беспокойства приключают и другим, подобным себе, наивящтпие к таким же вредным поступкам примеры подают» . Запрещая отправлять «продерзостных» крестьян в Сибирь без их жен (впрочем, нарушение этого правила оставалось без последствий), указ, тем не менее, не препятствовал помещикам разлучать ссылаемых с их малолетними детьми. Если помещик отправлял в ссылку вместе с родителями и детей, то он мог получить от казны соответствующее вознаграждение, размеры которого объявлялись в указе с ничем не прикрытым цинизмом: 10 руб. за детей мужского пола до 5 лет, 20 руб. за детей от 5 до 15 лет; девочки оплачивались в половинном размере.

Вслед за указом 1760 г. появился в 1765 г. новый указ: помещик мог по своей воле и без решения суда отправлять «провинившихся» крестьян на каторжные работы на срок, какой «помещики их похотят» . Наконец, в 1767 г. правительство подтвердило строжайшее запрещение крепостным жаловаться верховной власти на своих господ. Любая жалоба на помещика квалифицировалась как «извет», т. е. ложный донос, и каралась публичным наказанием плетьми и ссылкой в Нерчинск «навечно» .

О широком использовании помещиками указов говорит, например, то, что к 1772 г. в Тобольской и Енисейской провинциях находилось 20 515 сосланных помещиками крепостных крестьян . Основные, санкционированные указами, методы открытого принуждения находили свое дополнение в изощренной практике самих крепостников. Известны примеры московской помещицы Д. Н. Салтыковой («Салтычихи»), замучившей до смерти около ста человек; орловского помещика Шеншина, соорудившего у себя в поместье застенок с приспособлениями для пыток и целым штатом палачей; ярославского землевладельца Шестакова, не только истязавшего «днем и ночью бесчеловечно» своих людей, но и еще «развлекавшегося» стрельбой по ним из пистолета.

Все эти факты могут считаться «исключительными» разве в том смысле, что в наиболее разительном виде представляют обычную практику, имевшую место сплошь и рядом, в сотпях и тысячах случаев. Какие формы подчас приобретала власть дворянина над крепостными, можпо видеть из дошедшего до пас журнала домового управления (1763 — 1765) помещика средней полосы. «Впредь, ежели кто из людей наших,— читаем в этом документе,— высечетца плетьми на дровнях, дано будет сто ударов, а розгамп дапо будет семнадцать тысяч, таковым более одной недели лежать не давать; а которым дано будет плетьми по полусотне, а розгами по десяти тысяч, таковым более полунедели лежать не давать же; а кто сверх того пролежит более, за те дни не давать им всего хлеба, столового запасу и указного всего же; да из жалованья, что на те дни причтетца, вычитать без упущения». Ярким примером жестокости и барского самодурства является распоряжение «сечь розгами, давая по пяти тысяч раз нещадно», в случае, «ежели когда во время езды нашей в гости не положится в карман гребенка, да для чищенья платья не возмется щетка»

Как всякий угнетающий класс, русское дворянство нуждалось «…для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа» . Ссылаясь на авторитет «священного писания» («слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым»), церковь требовала покорности помещикам. Но дворяне помимо церкви нередко принимали собственные меры для поддержания религиозности среди подвластных им людей. Об этом можно судить, например, по следующей записи в упомянутом выше журнале домового управления: «Впредь всегда нашим людям говеть… и причащаться всех принуждать всякой год без пропуску. А ежели кто которой год не будет говеть, того плетьми, а которые не причастятся, тех сечь розгами, давая по пяти тысяч раз, нещадно». Дворяне ставили в полную зависимость от себя низшее духовенство, которое, вольпо или невольно становясь соучастником помещичьих насилий над крестьянами, «освящало» совершаемые по прихоти помещика принудительные браки и т. д.

В страхе перед повторением событий 1773—1775 гг. самодержавная власть осуществляла ряд мероприятий, направленных к расширению и подтверждению дворянских привилегий, к усилению административного надзора за крестьянами. Наиболее важными были «Учреждения для управления губерний» (1775) и так называемая Жалованная грамота дворянству (1785) 3.

Учреждение о губерниях разукрупняло как губернии (50 вместо 20), так и уезды, которых стало вдвое больше прежнего. Тем самым намного возрастал контингент местной администрации, и в то же время сужение поля ее деятельности открывало возможность более тщательного наблюдения за управляемой территорией. Помимо назначаемых верховной властью по представлению Сената руководящих должностных лиц губерний (генерал- губернатора, губернатора, обер-полицмейстера, губернского прокурора и его помощника, городничего, председателей палат, председателя верхнего земского суда), дворянство выдвигало из своей среды, согласно Учреждению о губерниях, кандидатов на множество выборных должностей. Из числа дворян выбирались сроком на три года весь состав заседателей верхнего земского суда, земский исправник, земские, совестные и уездные судьи и т. д.

Освобождение дворян

Любовь Царькова: литературный дневник

По ссылке http://www.bestreferat.ru/referat-209777.html:
«Манифестом от 31 декабря 1736 г. Анна Иоанновна сократила дворянам срок обязательной службы с бессрочной до 25 лет, освободила одного из нескольких сыновей или братьев в семье от службы для управления имением, но с обязанностью учиться, чтобы быть годным в случае надобности к гражданской службе, установила возраст поступления на службу в 20 лет. Выходящие в отставку и остающиеся в своих поместьях дворяне обязаны были поставить определенное число рекрутов соответственно числу своих крепостных. Почти одновременно с этим в 1737 г. были усилены требования к дворянскому обучению. Отныне дворянство до поступления на службу 4 раза проходило освидетельствование (в 7, 12,16 и 20 лет), а во время трех последних смотров сдавало экзамены по чтению, письму, Закону Божьему, арифметике, геометрии, географии, истории и фортификации. При Анне Иоанновне возник обычай записывать недорослей в службу с малых лет, так что они, находясь дома, «проходили» службу в нижних чинах и к 20 годам — моменту поступления на действительную службу — являлись в полк прямо офицерами. Эти привилегии были дарованы дворянству в награду за освобождение императрицы от власти аристократии, вынудившей её при воцарении отказаться от самодержавных прав.

Елизавета Петровна внесла дальнейшие послабления в служебные обязанности дворян и увеличила их вотчинные права из-за необходимости вознаградить гвардейцев-дворян за участие в дворцовом перевороте, приведшем ее на трон, и под влиянием их настойчивых требований. 18 февраля 1762 г. Петр III отчасти из-за страха перед дворянством, отчасти из-за угрозы дворцового переворота, а также руководствуясь государственными и династическими соображениями, издал Манифест о вольности дворянской, который освободил дворян от обязательной службы государству: все служащие к тому времени могли по собственному усмотрению оставаться на службе или уйти в отставку (исключение делалось лишь для военных на время кампаний). Неслужащий дворянин получал даже право ехать за границу и служить там. Обязанность обучения, впрочем, оставалась, но и она была выражена в виде повелительного совета: «…чтобы никто не дерзал без обучения науке детей своих воспитывать». Интересна мотивировка отмены обязательной службы. Обязательная служба, по словам Манифеста, сделала свое дело: она дала государству много сведущих и полезных людей, истребила в дворянской среде «грубость и невежество», воспитала благородные мысли, вследствие этого необходимость принуждать дворян к службе отпала. Манифест вызвал сильное движение дворян в отставку.

По иронии судьбы Манифест о вольности дворянской не спас жизнь Петру III.

Екатерина II после продолжительных колебаний, убедившись, что дворянская вольность не подрывает основ общественного порядка, не только подтвердила Манифест Петра III, но и увеличила личные права дворян в Жалованной грамоте дворянству в 1785 г. Екатерина колебалась тогда, когда положение ее как императрицы было не слишком устойчивым, а расширила дворянские привилегии тогда, когда оно стало прочным. Это показывает, что она не только считалась с дворянскими требованиями, но и принимала во внимание также государственные потребности.

Жалованная грамота дворянству подтвердила на вечные времена «вольность и свободу»: 1)отменила обязательную службу и предоставила право поступать на службу союзных европейских держав; следует иметь в виду, что в 20-й статье содержалась существенная оговорка: «Во всякое таковое российскому самодержавию нужное время, когда служба дворянства общему добру нужна и надобна, тогда всякий благородный дворянин обязан по первому призыву от самодержавной власти не щадить ни труда, ни самого живота для службы государственной»; 2) даровала особые привилегии при поступлении на военную или гражданскую службу и при чинопроизводстве; 3) разрешила выезжать за границу для обучения; 4) освободила от личных налогов и повинностей; 5) освободила от телесных наказаний; 6) гарантировала неприкосновенность дворянского достоинства (имелось в виду, что только по суду и при императорской конфирмации этого решения возможно было лишить человека дворянства, имущества и жизни); 7) закрепила за дворянством монопольное право владеть землей и крепостными (правда, те из недворян, кто уже владел землей и крепостными, этого права не лишались). Жалованная грамота вполне удовлетворила дворянство, так как соответствовала его взглядам на вольность и свободу».

Добавить комментарий

Закрыть меню