Особенности европейского романтизма

В начало сайта

1. 1 Проблема романтизма

В настоящее время романтизм в самом общем виде определяется как «одно из крупнейших направлений в европейской и американской литературе конца 18 — 1-й половины 19 в., получившее всемирное значение и распространение»1. На протяжении многих десятилетий ученые ведут спор о том, что называть романтизмом. Так, в, 20-е гг. француз М. Сурье относил к романтизму даже противостоящий ему натурализм. Академик В. М. Фриче отождествлял романтизм с философским идеализмом.

Представление о романтизме базировалось на исследовании творчества Гюго, Байрона, Шелли, Мицкевича и других прогрессивных художников. Казалось, что стройная концепция романтизма не может быть пересмотрена в своих основах. Но на рубеже 60— 70-х гг. такой пересмотр произошел. Появились сборники трудов с характерным названием «Проблемы романтизма» (1969, 1971), коллективные исследования («Европейский романтизм», 1973), работы отдельных авторов (например, «Романтизм в Германии» Н, Я. Берковского, 1973), в которых на новом, как правило, материале (творчество йенских романтиков, Гофмана, По, поэтов «озерной школы» и т. д.) делался принципиально новый вывод о единстве художественного метода романтиков. Это был шаг вперед в осознании эстетической природы романтизма. Однако единой точки зрения не было выработано. Обнаружилось, что при разных подходах исследования романтизм понимается по-разному: то как тип творчества, то как художественный метод, то как конкретное явление рубежа XVIII—XIX вв.

1. 1. 2 Историко-теоретический подход

В его основе лежат идеи Д, С. Лихачева (концепция «теоретической истории»), А. Ф. Лосева, Ю. Б. Виппера и других исследователей. В свете историко- теоретического подхода искусство рассматривается как отражение действительности исторически сложившимся сознанием в исторически сложившихся формах. Сторонники этого подхода стремятся рассматривать не только вершинные художественные явления, «золотой фонд» литературы, но все литературные факты без изъятия. Следует учитывать, что в современной науке романтизм — одно из центральных понятий истории и теории литературы, искусствознания, культурологии, используемое в нескольких значениях (для характеристики типа творчества, направления, художественного метода, стиля, эпохи и т. д.). Такая многозначность термина вполне приемлема с точки зрения: историко-теоретического подхода, более того, она неизбежна, что подчеркивается историей формирования термина.

1. 1. 3 Генезис термина «романтизм»

Генезис термина «романтизм» подробно раскрыт языковедом Р. А. Будаговым. Упомянем лишь некоторые важные вехи. Француз Ф. Бальдансперже обнаружил слово «романтический» в источнике 1650 г. (это самый древний из найденных источников). Значение слова в XVII в. — «воображаемый», «фантастический». Оно восходит к средневековому употреблению слов «романс» (лирическая и героическая испанская песня) и «роман» (эпическая поэма о рыцарях) первоначально в смысле произведения на од» ном из романских, а не на латинском языке, затем — в значении «повествование с выдумкой». В XVIII в. «романтический» означает все необычное, таинственное или же связанное со средневековой стариной. Вот характерное употребление этого слова у Руссо в «Грезах одинокого мечтателя» (1777): «Берега озера в Биле более дики и более романтичны, чем берега Женевского озера: в Биле леса и скалы подступают к воде совсем близко». В конце XVIII в. немецкие романтики братья Шлегели выдвинули оппозицию понятий «романтический» — «классический», ее подхватила и сделала известной по всей Европе Ж. де Сталь в трактате «О Германии» (1810, опубл. в Лондоне в 1813 г.). Так складывается понятие «романтизм» как термин теории искусства, вместе с тем на протяжении XIX—XX вв. вырабатываются внеискусствоведческие значения слова.

1. 1. 4 Внелитературоведческие значения термина

Понятие «романтизм» широко применяется в науке за рамками литературоведения и искусствознания, оно вошло и в обиходную речь. В различных науках (например, истории, политэкономии и т. д.) под романтизмом понимают эмоционально-идеалистическое восприятие действительности и соответствующий такому восприятию способ исследовательской деятельности.

Широко используемое в оценочных высказываниях понятие «романтизм» имеет три основных значения: 1) романтизм как романтика. т. е. эмоционально окрашенное, страстное стремление к новому, неизведанному, труднодостижимому, но, как правило, имеющему социальную значимость и поэтому перспективному (например, у В. Г. Белинского); 2) романтизм, романтическое как фантастическое, т. е. стремление к странному, иррациональному (характерно для Ф. М. Достоевского); 3) романтизм как беспочвенная мечта.

1. 1. 5 Литературоведческие значения термина

Слово «романтизм» может определять тип творчества, реализующийся в таких родственных художественных системах, как барокко, предромантизм, романтизм, символизм и т. д. Широко распространено представление о романтизме как о стиле, отличающемся высокой эмоциональностью, культом экзотического и фантастического, стремлением к художественным средствам, передающим динамичность действительности, противоречивость человеческих страстей.

1. 1. 6 Романтизм как художественный метод

Под художественным методом понимается система принципов отбора, оценки и воспроизведения действительности. Художник вовсе не обязательно осознает свой художественный метод, его принципы надо реконструировать на основе концепции мира, человека и искусства. Но неправильно идентифицировать эту концепцию и художественный метод. Во-первых, между концепцией мира, человека и искусства (чисто рациональной, полностью осознанной) и художественным методом (способом создания художественного аналога действительности) есть очень важное промежуточное звено: идеал художника (как правило, нравственно-эстетический идеал), что особенно существенно при характеристике романтического метода. Идеал художника — это мысленный образ должной жизни. Этот образ, в чистом виде не реализуемый (а только в художественных образах, представляющих собой его материализацию), зыбок и часто неоднозначен, но сохраняет некую определенность, стержень, что позволяет его характеризовать в логических понятиях. Во-вторых, определение художественного метода не может быть связано с непосредственным содержанием как концепции мира, человека и искусства, так и идеала художника (за исключением социалистического реализма, представляющего собой принципиально иной этап в развитии методов), а основывается на выявлении общих принципов их соотношения с действительностью. С этой точки зрения, если реакционно настроенные романтики (Новалис, Шатобриан или Саути) видели свой идеал в прошлом, а прогрессивно настроенные (Шелли, Гюго и Жорж Санд) — в будущем, такое различие в содержании и даже формах реализации идеала еще не означает, что нужно говорить о двух противоположных художественных методах, ибо общее соотношение идеала (а также искусства как его аналога для романтиков) и действительности у них сходно. Каково же это соотношение?

В основе романтического художественного метода лежит «романтическое двоемирие» — ощущение глубокого разрыва между идеалом и действительностью. При этом романтики по-новому понимают и идеал, и действительность по сравнению с классицистами. У классицистов идеал конкретен и доступен для воплощения, более того, он уже был воплощен в античном искусстве, которому поэтому и следует подражать, чтобы приблизиться к идеалу. Для романтиков идеал — это нечто бесконечное, абсолютное, прекрасное, совершенное, при этом таинственное и часто непостижимое. «Это мистическое проявление нашего глубочайшего духа в образе, это выражение мирового духа, это очеловечивание божественного, одним словом: это предчувствие бесконечного в видимом и воображаемом и есть романтическое» (Л. Уланд). И хотя Ф. Шлегель в «Атенейских фрагментах» утверждал: «Идеалы которые считаются недостижимыми, не идеалы, а математические фантомы чисто механического мышления», — он же в «Идеях» в основе поэзии видит бесконечное, а «универсум нельзя ни объяснить, ни постичь, но лишь открыть и созерцать».

Напротив, действительность представляется романтикам низкой и преходящей, она — лишь «знак вечности»; идеальное, духовное дано воспринять лишь человеку, воплотившись, оно искажается; отсюда вывод: «Никогда земное бытие в своем внешнем выражении не сможет полностью отразить работу духа…» (Л. А. фон Арним). Представление о преходящем характере действительности сыграло решающую роль в становлении принципа романтического историзма. Романтики принимают положение Гердера о равноправности эстетических идеалов разных стран и разных народов, но только как «вечно меняющихся форм» воплощения единого Бога, которому «столь же мил готический храм, как и греческий, и грубая военная музыка дикарей столь же услаждает его слух, сколь изысканные хоры и церковные песнопения» (В. Г. Вакенродер).

Преодоление разрыва идеала и действительности возможно в искусстве, что определяет его особую роль в сознании романтиков. Именно здесь романтизм приобретает тот особый универсализм, который, по словам Н. Я. Берковского (о романтизме Новалиса), включал в себя «и повседневность и отвлеченнейшие высшие интересы».

Шлегель писал: «Прежде мы прославляли исключительно природу, теперь же мы прославляем идеал. Слишком часто забывают, что эти вещи тесно взаимосвязаны, что в искусстве природа должна быть идеальной, а идеал естественным». Но, несомненно, для романтиков первичен именно идеал: «Искусство можно рассматривать лишь в его связи с идеалом прекрасного» (А. де Виньи); «Искусство не есть изображение реальной действительности, а искание идеальной правды» (Жорж Санд).

Идеал природы постигается не разумом и наукой, а интуитивно, через искусство: «Поэт постигает природу лучше, нежели разум ученого», — утверждал Новалис. Таким образом, поэт — это совершенно особый человек: «Чем являются люди по отношению к другим созданиям земли, тем художники — по отношению к людям» (Ф. Шлегель). Поэт, художник, музыкант не подчиняются никаким правилам, их провидческий талант выше всяких канонов искусства. Усиливается субъективный момент в искусстве: «Только индивидуум интересен, отсюда все классическое не индивидуально» (Новалис). Но из абсолютности идеала вытекает, что наряду с типизацией через исключительное романтики утверждают типизацию как абсолютизацию (прежде всего, моральных категорий, но также и конкретно-чувственных образов, отсюда титанизм героев и т. д.): «Абсолютизация, придание универсального смысла, классификация индивидуального момента, индивидуальной ситуации и т. д. составляют существо всякого претворения в романтизм…» (Новалис). Типизация через исключительное и абсолютное отразила новое понимание человека как малой вселенной, микрокосмоса, особое внимание романтиков к индивидуальности, к человеческой душе как сгустку противоречивых мыслей, страстей, желаний, отсюда развитие принципа романтического психологизма. Романтики видят в душе человека соединение двух полюсов — «ангела» и «зверя» (В. Гюго), отметая однозначность классицистской типизации через «характеры». Об этом писал Новалис: «Необходимо разнообразие в изображении людей. Только бы не куклы — не так называемые «характеры», — живой, причудливый, непоследовательный, пестрый мир (мифология древних)».

Но романтики провели свою типологию характеров, разделив людей на тех, кому доступен идеал, и тех, кому он недоступен (на «музыкантов» и «просто хороших людей» у Гофмана). В «Дон Жуане» Гофман писал: «Лишь поэт способен постичь поэта; лишь душе романтика доступно романтическое; лишь окрыленный поэзией дух, принявший посвящение среди храма, способен постичь то, что изречено посвященным в порыве вдохновенья».

Противопоставление поэта толпе, героя — черни, индивидуума — обществу, не понимающему и преследующему его, — характерная черта романтической литературы.

В эстетике романтизма большую роль играет тезис о том, что действительность относительна и преходяща. Так как всякая новая форма действительности воспринимается как новая попытка реализации абсолютного идеала, то в основу своей эстетики романтики кладут лозунг: прекрасно то, что ново.

Но реальность низка и консервативна. Отсюда — другой лозунг: прекрасно то, что не соответствует действительности, фантастично. Новалис писал: «Мне кажется, что состояние своей души я наилучшим образом могу выразить в сказке. Все является сказкой».

Фантазия утверждается не только в объекте, но и в структуре произведения. Романтики разрабатывают фантастические жанры, разрушают классицистский принцип чистоты жанров, смешивая в причудливых сочетаниях трагическое к комическое, возвышенное и обыденное, реальное и сказочное на основе контраста — одного из главных признаков романтического стиля.

Наиболее концентрированно романтический метод проявился в так называемой «романтической иронии», теорию которой разработали йенские романтики.

1. 1. 7 Предпосылки романтизма

Один из основоположников теории романтизма Фридрих Шлегель указывал на три источника романтизма: Великая французская революция, философия Фихте и роман Гете «Ученические годы Вильгельма Мейстера». Он, таким образом, выделил и социальные, и философские, и литературно-эстетические предпосылки формирования романтизма. Устоявшаяся точка зрения на этот вопрос несколько отличается от рассуждения Шлегеля: романтизм появился как реакция на результаты французской революции, которая не осуществила лозунга «свобода, равенство, братство», идей просветителей, как следствие разочарования и в рационализме просветительской философии, а также в просветительском классицизме, основанном на просветительском культе Разума. Исследования последнего времени подвергают серьезному сомнению мысль о противоположности, противостоянии Просвещения и романтизма.

1. 1. 8 Генезис романтизма. Предромантизм

Отдельные романтические тенденции существовали на протяжении веков. Не случайно романтики часто ссылались на средневековое искусство, на искусство барокко как на своего рода прообраз романтизма. Непосредственным предшественником романтического искусства, уже во многом с ним сходным, был предромантизм. Он возникает почти одновременно с Просвещением как оппозиция просветительскому рационалистическому духу. Предромантики не создали законченной художественной системы, а лишь наметили ее, поэтому предромантизм не стал особым направлением в художественной культуре Европы и Америки.

Это переходное явление, в котором все черты раскрываются в динамике и становлении. Отсутствие законченности, завершенности в предромантизме объясняет, почему исследователи так настороженно относятся к термину «предромантизм» или вовсе его отвергают. Существует и противоположная тенденция, представленная, например, в трудах Поля Ван Тигема, в которых предромантизм рассматривается не как определенное художественное течение, а как целая эпоха между классицизмом и романтизмом.

Так, для предромантиков очень характерно обращение к мистификациями, самая известная из них— «Поэмы Оссиана» Д. Мак-ферсона, книга, получившая такой широкий резонанс в русской литературе (Оссиана переводили и ему подражали А. С. Пушкин, Н. И. Гнедич, П. А. Катенин, В. А. Озеров, С. Н. Глинка,’ В. А. Жуковский и многие другие). В мистификациях предромантиков не было какого-то озорства, напротив, новые идеи они хотели представить уже давно существовавшими; вместе с тем ими руководило пробуждающееся историческое самосознание, в мистификациях воплотился интерес к народному творчеству, и здесь предромантики особенно близко подходят к романтизму.

Другая предромантическая тенденция, получившая очень широкое распространение, — «шекспиризация», которая понимается не только как формирование культа Шекспира, но и как стремление к свободе художника от нормативной эстетики классицизма. В те же 70-е гг. происходит переоценка творчества Шекспира в Германии под влиянием статьи И. -В. Гете «Ко дню Шекспира» (1771) и трактата И. -Г. Гердера «Шекспир» (1771, опубл. в 1773 г.), которые знаменовали утверждение культа Шекспира. «Шекспиризация» приобретает все более широкий масштаб воздействия на литературный процесс, она отражается в выборе сюжетов (из средневековой истории, легендарный, фантастический — «готический»), его героической трактовке, в раскрытии истории через образ всесильного времени, роковой судьбы (дидактическое понимание истории отходит на второй план), в стремлении от единства к многообразию (прежде всего в изображении характера), от гармоничности и статики к дисгармонии, контрастам, движению, развитию, от приоритета логического высказывания к эмоциональной непоследовательности, к живописности, к возрождению композиционных и жанровых принципов шекспировской драматургии. В более широком смысле «шекспиризация» выражалась в новой концепции поэта как «гения», а также в стремлении к художественному синтезу в противоположность аналитизму картезианского рационализма.

1. 1. 9 Этапы развития романтизма

Романтизм как направление возникает в конце XVIII в. сразу в нескольких странах. Почти одновременно выступили с эстетическими манифестами, трактатами, обозначившими рождение романтизма, иенекие романтики в Германии, Шатобриан и де Сталь во Франции, представители «озерной школы» в Англии.

В самом общем виде можно говорить о трех этапах развития романтизма в мировой культуре, соотнося ранний романтизм с концом XVIII — началом XIX в., развитые формы романтизма — с 20—40-ми гг. XIX в., поздний романтизм — с периодом после европейских революций 1848 г., поражение которых разрушило многие утопические иллюзии, составлявшие писательскую почву для романтизма. Но применительно к различным национальным проявлениям романтизма, а также к разным жанрам, родам, видам искусств эта схематичная периодизация мало подходит.

В Германии уже на первом этапе развития романтизма, в деятельности иенских романтиков (Новадис, Вакенродер, братья Шлегели, Тик), проявилась зрелость мысли, сформировалась довольно полная система романтических жанров, охвативших прозу, поэзию, драматургию. Второй этап, связанный с деятельностью гейдельбергских романтиков, наступает очень быстро и связан с пробуждением национального самосознания в период наполеоновской оккупации Германий. Именно в это время появляются сказки братьев Гримм, сборник Арнима и Брентано «Волшебный рог мальчика» — яркие свидетельства обращения романтиков к фольклору родного края. В 20-е гг. XIX в. со смертью Гофмана и переходом молодого Гейне на позиции реализма немецкий романтизм утрачивает завоеванные позиции.

1. 1. 10 Романтизм и реализм

Концепция романтического движения ставит под сомнение традиционное представление о том, что реализм пришел на смену романтизму. На самом деле романтизм и реализм довольно длительный период сосуществуют. Только во второй половине XIX в. реализм осознается как противоположный романтизму тип творчества, но на рубеже XIX—XX вв. снова заметно усиление романтических элементов в творчестве писателей-реалистов. Крупнейшие писатели реалистического направления — Бальзак и Пушкин, Диккенс и Флобер, Гейне и Стендаль, Гоголь и Мериме — отдали дань романтизму.

Романтизм сыграл выдающуюся роль в формировании таких фундаментальных принципов реалистического искусства, как реалистический историзм, реалистический психологизм, как принцип народности.

Романтизм создал непреходящие эстетические ценности, воплотил идеалы, которые всегда будут волновать человечество.

Контрольные вопросы:

1. Определение романтизма.

2. Генезис термина «романтизм».

3. Романтизм как метод и как литературное направление.

4. Понятие «предромантизм».

5. Основные этапы развития романтизма.

РОМАНТИЗМ (франц. romantisme), идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре конца 18-го, первой половине 19 веков.

Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и общественном прогрессе, романтизм противопоставил утилитаризму и нивелированию личности устремленность к безграничной свободе «бесконечному», жажду совершенства и обновления, пафос личной и гражданской независимости.

В изобразительном искусстве романтизм наиболее ярко проявился в живописи и графике, менее отчетливо в скульптуре и архитектуре (напр., ложная готика). Романтизм не выработал, в отличие от других больших стилей, собственной изобразительно-пластической системы. В изобразительном искусстве он характеризуется сложным, противоречивым комплексом идей, что и побудило исследователей выделить несколько направлений внутри общего романтического движения. Так, во Франции, где романтизм проявился в наиболее развитых формах, преобладают произведения напряженно-динамические с героическим (Ж.-Л. Давид, А. Ж. Гро, Ф.

Рюда и др.) или драматическим (Э. Делакруа) содержанием. Для немецкого варианта романтизма, наоборот, характерны созерцательно-меланхолические настроения (Ф. О. Рунге, К. Д. Фридрих, И. А. Кох и др.) и религиозно-патриархальные идеи (Ф. Овербек, П. Корнелиус и др.). Английский романтизм отмечен фантастическими и религиозно-мифическими мотивами (У. Блейк, У. Тернер и др.). В США романтическое направление связано главным образом с пейзажной живописью (Т. Кол, Дж. Иннесс, А. П. Райдер).
романтизму присущи признаки, позволяющие ему сохранять цельность в качестве единого движения. Это, прежде всего, отказ от нормативности мышления, восприятие мира (природы) как бесконечного процесса становления и разрушения. Стремление увидеть за всем происходящим действие еще не познанных законов «природы и сил, зачастую враждебных человеку. Острое, почти болезненное желание приблизиться к разгадке феномена смерти. Изображение природных катаклизмов, уносящих человеческие жизни (кораблекрушения, землетрясения, потопы и т. д.), и переломных моментов в истории отдельных народов и человечества в целом. Одновременно романтики восстают против обезличивания человека. Индивидуум становится для них действительно «мерой всех вещей». В человеке отражается весь мир.

Подчеркивая роль свободной личности, романтики проявили огромный интерес к душевному миру человека. Чувства и мысли, волнения и страсти – излюбленная тема в романе и в портрете стиля романтизма. Портретисты-романтики стремились уйти от будничной обыденности и представить человека в исключительные, «избранные» минуты, когда в нем раскрывается наиболее полно лучшие стороны его духовного облика. Поэтому так подходили для этой роли русские люди, которые в пору Отечественной войны 1812 года стали героическими защитниками России. В момент опасности, грозящей потерей национальной независимости, даже крепостные люди впервые осознали себя личностями.

Самым ярким примером одного из «сынов Отечества» может служить «Портрет Е. В. Давыдова» (1809, ГРМ) кисти О. А. Кипренского.

Кипренский О. А. Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова

В позе героя-партизана есть та романтическая приподнятость и взволнованная патетика, которая служит важной характеристикой образа. Он стоит, свободно и непринужденно опираясь на садовую балюстраду и положив руку на эфес сабли. В его лице и позе отвага и мужественность. Эффектно звучат сочетания нарядной одежды: алого ментика с золотым позументом, ослепительно белых чакчир и блестящих черных сапог. Главной задаче воплощения внутреннего мира портретируемого подчинен и колористический строй портрета с его смелыми контрастами света и тени и напряженным горением цвета.

Интересно сравнить это изображение с «Портретом Апраксина» (1829, ГЭ) кисти Н.С. Крылова.

Н.С. Крылов. Портрет В.С. Апраксина

Художник отказывается от внешней эффектности и торжественности позы. Апраксин сидит, задумчиво опершись на эфес сабли. Крылов стремится передать напряженную внутреннюю жизнь изображенного человека, многогранность его образа. Большое внимание уделяется лицу с широко раскрытыми и мечтательными глазами. Апраксин кажется одушевленным какой-то глубокой и страстной мыслью. Не будет преувеличением сказать, что в его образе художник воплотил возвышенный идеал человека своей эпохи – воина и мыслителя.

Определяя характерные особенности романтизма, Белинский писал: «В теснейшем и существеннейшем своем значении, романтизм есть не что иное, как внутренний мир души человека, сокровенная жизнь его сердца». Живописным подтверждением этой мысли служит «Портрет Василия Андреевича Жуковского» кисти О. А. Кипренского (1816, ГТГ).

Кипренский О.А. Портрет В.А. Жуковского

Портретист дает представление не столько о внешности изображенного, сколько впечатление от его произведений. Поэт-романтик представлен на фоне ночного грозового неба, развалин средневекового замка – атрибутов его романтической поэзии. В глубокой задумчивости склонился Жуковский на руку, мечтательный и грустный взгляд устремлен вдаль, развеваются по ветру пряди волос – он полностью погружен в свой внутренний мир. Композиция, ритм линий, овальная форма портрета, исполненного удивительной мягкости и плавности, так созвучна певучей плавности стихов Жуковского.

Наряду с изображением «товарища по романтическому цеху» Орест Адамович Кипренский многократно писал самого себя. Автопортреты художников-романтиков были весьма распространены в европейском искусстве, что соответствовало культу творца. В России автопортреты стали формой борьбы за утверждением права художника на уважительное отношение к себе и к своему искусству. Кипренский и Орловский, Варнек и Тропинин, наконец, Брюллов создали замечательные собственные изображения. Как бы они не различались в деталях (с палитрой и кистями, в халате или в сюртуке, в экзотических одеждах и широкополых шляпах) в них есть общность идеи, утверждение личности художника-творца и его эстетического кредо. В этом ряду нашел свое законное место и единственный автопортрет пейзажиста С.Ф.Щедрина, яркого представителя стиля романтизма в этом жанре.

Конец 18 в. связан с французской революцией. Появляется из ощущения изменчивости исторического времени, из разочарований просветителей. Французская революция заканчивает эпоху просветительства, воплощает идеалы просветителей, но и демонстрирует узость идеалов.

Промышленный переворот в Англии – бесшумная революция. Привел к тому, что многие негативные стороны капитализма стали видны.

Всплеск национально-освободительных движений в первой четверти 19 в., охватившие Европу и Латинскую Америку. Конец 18 – начало 19 в. воспринимался как эпоха потрясений.

Рождается ощущение неустойчивости жизни, революционной ломки и бурного движения. Эти бури, как считали ранние романтики, несут человеку свободу, приветствовали фр. революцию как новую эпоху, как начало нового периода в истории человечества. Но довольно быстро разочаровались, т.к она несет многие пороки старого (жестокость). На политическую арену выходят далеко не идеальные люди (филистер в Германии).

В течение нескольких лет происходит переворот в сознании (от восторга до разочарования в революции, и сформировывается романтизм. Эстетику романтизма формируют поиски идеала. Философия Прсвещения оказалась не в состоянии объяснить многие вещи. Просветители судили о многих вещах очень однозначно. Изменилась сама эпоха: гений свободы стал тираном (Наполеон). Просветители этого объяснить не могут, поэтому их метафизика отступает. Также несостоятельным оказывается рационалистический способ мышления.

Французская революция и ее последствия вскрывают социальную ограниченность просветителей. Наступило царство буржуа, филистеров, соответственно романтики разочаровываются в своих предшественниках. Их не устраивает просветительский взгляд на мир (он сложнее, многообразнее, он развивающийся), на человека (он неоднозначен, непрост), на искусство.

Просветители и классицисты понимали искусство как средство для, как инструмент. Романтики считали, что искусство – это высшая сфера человеческой деятельности, оно само по себе цель, оно само по себе ценно, как жизнь. Стирание границ между жизнью и искусством, искусство мыслится как еще одна форма действительности, только более чистая и высокая. Романтики пытаются приблизить жизнь к искусству, но с другой стороны, говорят, что искусство – это вершина жизни, ее цветение. Жизнь романтического художника – это сюжет, который не был написан. Таким образом, жизнь становится как бы игрой по законам искусства. Отождествляется герой и автор произведения. Искусство теперь не воспринимается как зеркало, которое отражает жизнь, оно перетекает в жизнь. Искусство гораздо выше ремесел и наук. В нем человек познает самого себя, познает мир, в нем человек равен Богу, он творит, оно дает человеку возможность быть самим собой. Искусство может пропагандировать какие-то идеи, но это не главное для него. Искусство – это творческая деятельность по пересотворению жизни.


Художественное произведение живет по тем же законам, что и природа, произведение не делается, оно рождается, появляется это маленькое подобие мира. Искусство – это сакральная деятельность, поэтому часто герой у романтиков художник (поэт, музыкант). Художник видит в жизни приближение абсолюта (Шеллинг). Абсолют – высший смысл, появление божества, вечное движение жизни. Он есть везде: в картине, написанной вдохновенно. Его нужно суметь развоплотить. Он принимает разные формы, воплощается во что угодно. Главной задача искусства – развоплотить абсолют. Человек должен служить искусству. Художник – жрец искусства.

Романтики много внести в эстетику. Они заметили сочетание в искусстве духовного и материального. Искусство – это гармония физического и духовного, это пересечение полета фантазии и расчета. Суть искусства не в том, что оно познает действительность, а в том, что оно ее совершенствует. Важным становится понятие жизни как совокупности разных возможностей. Блистательный выбор есть у человека всегда. Искусство раскрывает неиспользованные возможности. Значимой становится фигура ребенка – у него все впереди, он может стать кем угодно. Ощущение постоянного выбора перед человеком связано с тем, что романтики очень ясно воспринимают вихрь истории, вовлеченность каждого человека в этот процесс.

Романтизм в западноевропейской литературе начала ХIХ века

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 5Следующая ⇒

Романтическая эпоха — время небывалого расцвета литературы, живописи и музыки. В литературоведении романтизмом называется широкое литературное течение, начало которого приходится на последнее десятилетие XVIII века. Оно господствовало в литературах Запада всю первую треть XIX столетия, а в некоторых странах и дольше.

Главные его художественные открытия были сдела­ны в первой четверти века (байроническая поэма, исторический роман В. Скотта, новеллы-сказки немецких романтиков, в том числе Гофмана, необычайный взлет романтической лирики в ряде стран).

Известный исследователь романтизма Н. Я. Берковский писал: «Романтизм складывался как целая культура, многообразно разработанная, и именно в этом был подобен своим предшественникам — Ренессансу, классицизму, Просвещенью».

Иначе говоря, романтизм был не просто литературным направлением — он составил целую культурную эпоху. Люди этой эпохи обрели новое чувство мира и создали новую эстетику. Искусство романтической поры сильно отличалось от того, что господствовало в предшествующий период — в эпоху Просвещения.

Великая французская революция 1789—1794 годов обозначила собой рубеж, отделяющий новую эпоху от века Просвещения. Меня­лись не только формы государства, социальная структура общества, расстановка классов. Была поколеблена вся система пред­ставлений, освещенная веками. «Сокрушились старых форм осно­вы», — писал Ф. Шиллер в стихотворении «Начало нового века» (1801).

Для классической западной философии XVII — начала XIX в. господствующей являлась рациональная парадигма, корни которой уходят в глубины античности, в период Возрождения происходит ее активное формирование, с началом Нового времени она укрепляется, а в XVIII в. становится доминирующей. Ее краеугольным камнем является принцип разумности бытия, когда разум понимается достаточно абстрактно и широко не только как индивидуальный человеческий, но и как вне индивидуальный — Мировой Разум, Божественный Разум, — а природные законы и духовная культура — как проявление природного и человеческого разума. Этот принцип базировался, образно говоря, на трех «китах», составлявших основу рациональной парадигмы, и в той или иной степени признавался подавляющим большинством европейских философов:

Во-первых, предполагалось, что природа и общество устроены разумно и управляются не слепыми, но разумными законами (божественными, природными, духовными и т.д.). Во-вторых, преобладающим было убеждение, что эти законы познаваемы человеком (гносеологический оптимизм) с помощью разума или чувственного опыта, результаты которого все же осмысливает опять разум.

В-третьих, философы не сомневались, что, используя полученные знания, возможно заставить природу служить человеку, а общество и человека разумно усовершенствовать.

С помощью научного разума, полагали просветители, можно разрешить все проблемы.

Но действительность — научная и социально-историческая, оказалась намного сложнее и неоднозначнее, чем на нее оптимистично взирали просветители. В Старом и Новом Свете стали широко распространяться различные спиритические, медиумические и иные феномены, подрывавшие наивный материализм устоявшихся научных и философских теорий. Общественные процессы отнюдь не оправдали надежды на торжество научного, «просвещенного разума»: не наблюдалось заметного совершенствования человека и общества. Напротив, казалось, что человечество не в состоянии решать свои проблемы разумно и рационально.

Все это подмывало устои классической философской парадигмы. Все сильнее нарастали сомнения в разумной организации природы, в возможности усовершенствования общества и исторического прогресса. Распространялись убеждения в относительности истины. В философии усиливалось брожение. Классический рационализм рушился, чему способствовало и быстрое угасание влиятельной гегелевской школы. Начинались активные поиски нестандартных идей, подходов и концепций миропонимания.

Зародившийся в качестве реакции на рационализм и механицизм эстетики классицизма и философии Просвещения, утвердившийся в эпоху революционной ломки феодального общества, прежнего, казавшегося незыблемым миропорядка, романтизм (и как особый вид мировоззрения, и как художественное направление) стал одним из наиболее сложных и внутренне противоречивых явлений в истории культуры. Разочарование в идеалах Просвещения, в результатах Великой французской революции, отрицание утилитаризма современной действительности, принципов буржуазного практицизма, жертвой которых становилась человеческая индивидуальность, пессимистический взгляд на перспективы общественного развития, умонастроения «мировой скорби» сочетались в романтизме со стремлением к гармонии миропорядка, духовной целостности личности, с тяготением к «бесконечному», с поисками новых, абсолютных и безусловных идеалов.

Просветители идейно подготовили революцию. Но они не могли предусмотреть всех ее последствий. Не состоялось «царство разума», обещанное мыслителями XVIII века. На рубеже веков уже обозначались противоречия, во многом еще непонятные современникам. Гете вложил в уста одного из героев поэмы «Герман и Доротея» слова о надеждах, которые пробудила революция в умах: когда французские революционные войска пришли на западные не­мецкие земли, «все взгляды были прикованы к неизведанным но­вым дорогам». Это время надежд, однако, вскоре, сменилось разо­чарованием:

…к господству стали тянуться

люди, глухие к добру, равнодушные к общему благу…

Главной чертой мировоззрения романтиков было представление о трагическом разрыве между идеалом и реальной жизнью. Поэтому в их среде так было популярно отрицание действительности и стремление уйти от нее в мир фантазии. Формами такого романтического отрицания стали уход в историю и создание образов исключительно героических, символических и фантастических. Крупнейшие поэты английского романтизма – Байрон и Шелли, поэты «бури», увлеченные идеями борьбы. Их стихия – политический пафос, сочувствие к угнетенным и обездоленным, защита свободы личности. Образы героев-мятежников, индивидуалистов с чувством трагической обреченности, надолго сохраняли влияние на всю европейскую литературу.

Для большинства представителей романтизма характерно неприятие буржуазного образа жизни, протест против пошлости и прозаичности, бездуховности и эгоизма буржуазных отношений. Действительность, реальность истории оказалась неподвластной «разуму», иррациональной, полной тайн и непредвиденностей, а современное мироустройство — враждебным природе человека и его личностной свободе.

Субъективное, эмоционально-личностное отношение к окружаю­щему миру, изображение его с позиций человека, не принимающе­го окружающей буржуазной прозы, составляет основу мировоззре­ния романтиков. Это реакция на французскую революцию и подго­товившее ее Просвещение, но это следует понимать не как не­приятие революции (хотя и это не исключено), а как отрицание того общественного поряд­ка, который возник в результате революции.

Отсюда — характерное для романтиков обращение к фантастике, легендам, к событиям далекого прош­лого, пристальный интерес к древним мифам и, что особенно существен­но, создание новых мифов. Эти черты были в наибольшей степени характерны для немецких романтиков. Так, именно роман-миф Новалиса «Генрих фон Офтердинген» стоял у истоков романтизма, а одним из поздних романтиков, драматургом и композитором Рихардом Вагнером, переосмыслившим древний миф, создана грандиозная тетралогия «Кольцо Нибелунгов». Но, впрочем, это было характерно не только для немецких романтиков (хоть и в меньшей степени). Так, Виктор Гюго в своем сборнике стихотворений «Восточное» и Байрон в своих «восточных поэмах» (как и русские романтики, обращавшиеся к темам Кавказа) рисовали не реальный Восток, а вымышленный, формируя, по сути своей, некий миф о Востоке, контрастирующий с неприем­лемой ими реальной действительностью.

Пришедший на смену романтизму реализм — направление в литературе и искусстве, ставящее целью правдивое воспроизведение действительности в её типических чертах. При этом особое внимание уделялось острым социальным противоречиям буржуазного общества.

На протяжении достаточно длительного периода романтизм уживался с новым течением — реализмом в творчестве многих писателей. К примеру, в творчестве одного из самых видных французских писателей – Виктора Гюго. Сложность и своеобразие творческого метода Гюго состоит в том, что в его произведениях реалистическая тенденция тесно сплеталась с романтической.

Романтическая эстетика, изложенная писателем в 20-х годах XIX в. в предисловии к драме «Кромвель», последовательно воплощалась в его художественных произведениях. Романтичность, приподнятость, стремление выделить нечто грандиозное, подчас чудовищное — все это характерно для метода Гюго. И все же писатель не остался чужд художественным завоеваниям реализма. Он воспринял от него интерес к документу, к точным историческим и географическим деталям; реалистическая тенденция, развивавшаяся в творчестве писателя, помогла ему просто и жизненно нарисовать в романе «Девяносто третий год» портреты солдат из батальона «Красная шапка», дать множество интересных сведений о Франции 1793 г.
В романе В. Гюго «Собор Парижской богоматери», примечательны топографические зарисовки Парижа, описания интерьеров, внимание к костюмам того времени; достоверность событий подтверждает хронологическая точность времени действия романа, введение многих реальных событий и даже исторических лиц того времени.

Реалисты нередко вступали в полемику с романтиками, подвергая их критике за отрыв от реальности, за отвлеченный характер творчества, но «даже когда опыт предшественни­ков в острой полемике отвергается, писатель, часто даже не созна­вая этого, впитывает в себя какую-то часть этого опыта. Так, завоевания психологического реализма XIX века (Стендаля, Тол­стого, Достоевского) были, несомненно, подготовлены романтиками, их пристальным вниманием к личности, к душевным пережива­ниям».

Глубокое проникновение в сложный духовный мир человека; преодоление того метафизического противопоставления добра и зла, которое было характерно для многих просветителей; исто­ризм; пристальное внимание к колориту — национальному, геог­рафическому — все эти завоевания романтизма обогащали художе­ственное зрение реалистов. Можно сказать, что реализм XIX века (критический реализм) не мог быть простым возвращением к реализму XVIII века (просветительскому реализму) уже потому, что между ними пролегла эпоха новаторства романтиков.

⇐ Предыдущая12345Следующая ⇒

Date: 2015-07-24; view: 1916; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Добавить комментарий

Закрыть меню