Осада смоленска поляками

Причины Смоленской войны

В 1618 году Россия и Польша подписали Деулинское перемирие сроком на 14,5 лет. По условиям этого договора Россия теряла большие территории вдоль западной границы с Польшей: от Чернигова и Новгород-Северского до Смоленска. Польский король Сигизмунд 3 отказывался от планов посадить своего сына Владислава на Московский престол, признавая царем Михаила Романова. Последний пункт существовал только на бумаге, ведь в действительности до конца своего правления Сигизмунд не терял надежд передать престол Москвы своему сыну. В итоге, перемирие было ситуацией, когда обе стороны были недовольны договором, однако подписали его из-за затяжной войны, которая фактически началась еще в начале XVII века. В начале 1633 года должен был заканчиваться срок окончания перемирия, и стороны должны были либо его пересмотреть, либо начать новую войну.

В апреле 1632 года умер Сигизмунд, а значит, королем становился Владислав IV, которого во время «Смуты» часть российского боярства видела царем России. Сам польский король, несмотря на действующее перемирие, не терял надежд стать еще и правителем России. Что касается Московского царства, то смерть короля в Речи Посполитой была воспринята как шанс для возврата отобранных в 1618 году земель. В результате Смоленская война была фактически делом решенным.

В июне 1632 года Земский собор принял решение формировать армию для похода на Смоленск с целью его возврата. Армию возглавил боярин М.Шейн, опытный полководец, переживший «Смуту», войну с поляками, и даже в период с 1611 находился в плену, смог вернуться только в 1619, после Деулинского перемирия.

Кроме того, ситуацию осложнял тот факт, что в Европе шла 30-летняя война, Польша была в лагере Габсбургов. Россия вступила в переговоры со Швецией, противником Польши, для возможного согласования совместных боевых действий. Еще одним союзником России была Турция, желавшая отобрать у Польши Подолье. В итоге, оба потенциальных союзника заявили о готовности предоставить военную помощь России.

Ход и основные битвы

Осенью российские войска захватили крепость Белую, начался поход на главную цель – Смоленск. Так началась Смоленская война 1632 1634 годов. По пути к цели московская армия захватила Вязьму и Серпейск. Ситуация складывалась для России благоприятно. В декабре войска М.Шейна начали осаду Смоленска. Сам штурм города затянулся на 8 месяцев.

Осада Смоленска

Российская армия в ходе осады состояла из 24 тысяч воинов, в числе которых были даже наемники из Голландии, Шотландии и Швеции. Возглавлял полк наемников шотландец Александр Лесли. Кстати, в иностранном полку сражался (и погиб) Джордж Лермонт, предок поэта Михаила Лермонтова. Польский гарнизон Смоленска составлял всего 3-4 тысячи воинов. Однако малочисленному польскому войску долго удавалось сдерживать атаки армии Шейна. В марте 1633 года российские войска начали артиллерийскую осаду с целью взятия города. Однако и в этой ситуации гарнизон города не поддался. В результате в начале августа 1633 года под Смоленск пришла регулярная польская армия, которую лично возглавил Владислав 4. В общей сложности польские войска состояли из 30 тысяч солдат. До сентября войска Владислава смогли отбить часть территории вокруг Смоленска, в результате в начале октября уже российская армия оказалась в блокаде. Тем самым в Смоленской войне наступил перелом.

Шейн не предпринимал действий к отступлению, поскольку не было приказа из Москвы, а когда правительство решило отступать, гонцы не могли прорваться через польскую блокаду. Находясь в сложной ситуации, Михаил Шейн в феврале 1634 года подписал с Владиславом договор о капитуляции, с целью вывести войска из окружения. В апреле Шейна обвинят в государственной измене и казнят в Москве.

После снятия осады Смоленска и дальнейшей капитуляции российской армии началось масштабное отступление. Владиславом 4 это было воспринято как шанс организовать поход на Москву с целью свергнуть Михаила Романова. Ключевое сражение состоялось возле крепости Белая.

Оборона Белой

В феврале 1634 года российские войска отступили в район крепости Белая, начав укрепляться и готовится к сражению с поляками. Командовал обороной крепости Федор Волконский. Всего российский гарнизон составлял около 1-1,5 тысяч солдат, а у поляков была армия численностью в 20 тысяч. В мае из-за неудачных штурмов Владислав снял осаду, которая длилась чуть больше 8 недель. После этого сражения стороны преступили к мирным переговорам. Смоленская война, длившаяся практически 2 года, была закончена.

Итоги войны

4 июня 1634 года в селе Семлево, возле Вязьмы, был подписан Поляновский мир. Назван он так в честь речки Поляновка, которая протекает рядом. Согласно этому договору:

  1. Россия отказывалась от претензий на Смоленск, а также другие территории, потерянные в 1618 году. Единственным городом, который Россия вернула, был Серпейск.
  2. Владислав 4 отказывался от претензий на Московский престол. Взамен Россия должна была выплачивать Польше 20 тысяч рублей.
  3. Стороны договаривались об обмене пленными.
  4. Речь Посполитая выводила войска, которые остались на территории России.

В 1635 году польский сейм и московский Земский собор официально приняли Поляновский мир.

Исторические последствия войны

Одно из главных исторических последствий Смоленской войны заключается в том, что династия Романовых в России получила официальное признание Польши, чем сняли все вопросы относительно законности пребывания Михаила Романова на престоле. Кроме того, война не сняла территориальные претензии России к Польше, относительно Смоленска и других земель, потерянных в ходе «Смуты» и после нее. В итоге, когда в Речи Посполитой начнется восстание казацкого гетмана Богдана Хмельницкого, одной из причин, почему Земский собор решит заключит с ним союз, будет желание вернуть Смоленск, Чернигов и другие города.

Двадцать месяцев уже длилась доблестная оборона Смоленска. Все усилия поляков взять город разбивались о твердость и мужество его защитников. Долгая осада томила поляков. Самолюбие короля сильно страдало: для него уйти от Смоленска, не взяв его, значило покрыть позором свою воинскую честь.

Всеми силами добивался король и польские сановники от русских послов, чтобы те побудили Смоленск сдаться; но послы, подобно смолянам, твердо и стойко охраняли выгоды Русской земли, не сдавались ни на просьбы, ни на угрозы.

– Хотя бы мне и смерть принять, – говорил твердо митрополит Филарет, – я без патриаршей грамоты о крестном целовании на королевское имя никакими мерами ничего не буду делать! Святейший патриарх – духовному чину отец, и мы под его благословением; ему по благодати Св. Духа дано вязать и прощать, и кого он свяжет словом, того не токмо царь, но и Бог не разрешит!

Как ни гневались, как ни злобились польские сановники, но поделать ничего не могли: послы упорствовали. А между тем Русская земля ополчалась. Грозные вести о народной войне пугали и короля, и сановников его. Наконец, пришло известие о сожжении Москвы… Польские сановники говорили, что в беде этой больше всего виновны сами московские люди; а русские послы утверждали, что виною всему король, зачем не утвердил договора и не отошел от Смоленска! Упорных послов, как пленников, под стражей, отправили 13 апреля 1611 в Польшу.

Прошел апрель, Смоленск держался; май приближался к концу, а Смоленск все не сдавался… Король приходил в отчаяние. В сентябре назначен был польский сейм. Какими глазами он, король, суливший большие выгоды Польше от войны с Москвой, должен был посмотреть на представителей своей страны, не взявши Смоленска, уронивши честь польского войска? Надо было во что бы то ни стало взять город.

Оборона Смоленска 1609-1611. Изображение XVII века

Приказано было готовиться к решительному приступу. Поляки надеялись на успех; они приметили, что на смоленских стенах показывалось защитников уже немного; немало уже погибло их в бою, но еще больше сгубила их болезнь, которая свирепствовала в городе. На беду, один перебежчик надоумил поляков взорвать часть стены Смоленска, подсыпав пороху в ров, служивший для стока нечистот из города.

В ночь со 2-го на 3 июня 1611, когда только что занималась заря, поляки кинулись на приступ. Нападение было так внезапно и стремительно, что сначала ошеломило осажденных. Поднялись в городе тревога, суматоха, крики, набатный звон. На стенах закипел рукопашный бой. Русские бились отчаянно, ободряя себя криком. Во многих местах поляки были уже смяты и вынуждены отступить. Приступ, казалось, был уже отбит… Вдруг раздался страшный треск и грохот – то была взорвана часть стены по указанию изменника. Взрыв этот так озадачил защитников, что они в ужасе заметались во все стороны… Поляки скоро очутились в городе. Вспыхнул пожар в разных местах города. Загорелись городские башни, запылали и дома. Смоляне сами жгли свои жилища, чтобы ничего не досталось врагам. В погребе при архиерейских палатах было полтораста пудов пороху. Русские, видя, что спасения уже нет, кинули туда огонь. Палаты с оглушительным громом взлетели на воздух. Немало тут было перебито и перекалечено и поляков, и русских.

От сотрясения одна стена в соборной церкви треснула и отвалилась. Польские жолнеры ворвались в собор… Их поразило зрелище, какое они увидели. Церковь была полна народу, женщин, детей. Все стояли на коленях, склонившись ниц. В царских вратах стоял смоленский владыка в полном облачении. Прекрасный, смиренный и вместе с тем величественный вид пастыря и толпы народа, готового покорно с молитвою встретить смерть, умилили даже и рассвирепевших врагов; поляки не стали никого убивать. Но многие русские сами, с монахами и священниками во главе, кидались в пламя, не желая попасть в руки врагов. Шеин с товарищем своим, князем Горчаковым, и несколькими служилыми людьми заперся в одной башне и решился погибнуть, но не сдаться. С ним были жена его и ребенок, сын. Один приступ поляков к башне был отбит. Сам Потоцкий, главный начальник польского войска, стал уговаривать Шеина, чтобы он не губил себя напрасно. Русский воевода сам не согласился бы сдаться, но другим его товарищам жизнь была слишком мила, и Шеин уступил.

Оборона Смоленска от поляков. Картина Б. Чорикова

На доблестного смоленского воеводу король Сигизмунд посмотрел как на мятежника, не пожелавшего покориться законной власти. Его стали допрашивать о соумышленниках, но он никого не выдал. Спросили, между прочим, что он стал бы делать, если бы отсиделся в Смоленске.

– Я всем сердцем служил бы королевичу, – отвечал Шеин, – а если бы король не дал своего сына на царство, то я подчинился бы тому, кто стал бы царем в Москве, так как земля без государя быть не может!

Шеина поляки даже подвергли пыткам, хотели дознаться у него, не скрыты ли где в Смоленске сокровища…

Вся Польша ликовала, когда разнеслась весть о падении Смоленска.

По всем костелам совершались благодарственные молебствия; повсюду шли празднества и народные увеселения. Короля везде встречали с великим торжеством, словно знаменитого победителя. В Варшаве ему был устроен 29 октября 1611 торжественный въезд. В церемонии участвовал и гетман Жолкевский. Он ехал в богато убранной открытой коляске; следом за ним везли в королевской карете важнейшего пленника Василия Ивановича Шуйского с двумя братьями. Все были в своих торжественных одеждах. За ними везли Шеина с главными его сподвижниками, наконец, митрополита Филарета, князя Голицына и других посольских людей. Пленных провезли через краковское предместье в королевский замок. Здесь король, сидя на троне с королевой, принимал их. Впереди стоял Василий Иванович с братьями. Жолкевский сказал высокопарную речь. Распространившись сначала о прежнем могуществе и величии Василия Ивановича, о важном значении его братьев, он сказал в заключение:

– …Ныне стоят они здесь жалкими пленниками, всего лишенные, обнищалые, поверженные к стопам вашего величества, и, падая на землю, молят о пощаде и милосердии.

При этом Василий Иванович низко поклонился перед королем, коснувшись рукою земли, а братья его поклонились до земли.

Пленный Василий Шуйский перед Сигизмундом III в Варшаве. Картина Яна Матейко

Все польские сановники, наполнявшие палату, глядели с любопытством на тщедушного старичка с сухощавым лицом, с небольшой бородой и больными красноватыми глазами, глядевшего с равнодушной покорностью своей участи. Каких только превратностей судьбы не испытал он?! Голова его лежала на плахе, носила потом царский венец, а теперь покорно склонялась перед злейшим врагом русского народа… Взоры всех поляков, смотревших на Василия, были полны участия и сострадания; только глаза одного лица горели непримиримой ненавистью к нему – глаза Юрия Мнишека.

На сейме король заявил, что московскую землю он присоединяет к Польше. Это очень порадовало всех поляков. О воцарении Владислава в Москве уже не было и речи. Войну считали почти поконченной и думали, что остается только смирить горсть ничтожных мятежников, и вековой спор Польши с Москвой будет покончен!..

Осада Смоленска поляками

Смоленская оборона — героическая оборона русскими Смоленска от войск Речи Посполитой в 1609—1611 годах во время русско-польской войны 1605—1618 годов. Длилась почти два года.

Летом 1609 Речь Посполитая начала военные действия против России. Её войска вступили на русские земли, и первым городом на пути польских войск оказался Смоленск. Первые отряды Речи Посполитой, возглавляемый канцлером Литовского княжества Львом Сапегой подошли к городу 19 сентября 1609 года и начали его осаду. Смоленск обороняли гарнизон из 5,4 тысячи человек при 200 пушках и вооружённые горожане. Руководил обороной русский воевода М. Б. Шеин. Войсками Речи Посполитой командовал Сигизмунд III, оно насчитывало 12,5-тысяч человек при 30 пушках и 10 тысяч запорожских казаков.

Первый штурм продолжался 25—27 сентября, но был отбит. Неудачей окончились также попытки поляков прорыть подземные ходы зимой 1609/1610 годов в крепость. Ходы были обнаружены, и в результате ряда столкновений, поляки были из них вытеснены, а сами тоннели взорваны. По мнению видного советского военного историка Е. А. Разина, это был первый в истории военного искусства подземный бой .

После этого Сигизмунд III приступил к длительной осаде. Защитники крепости осуществляли многочисленные вылазки, постоянно тревожа польские войска. Во время одной из таких вылазок шесть смолян захватили в польском лагере королевское знамя и благополучно вернулись в Смоленск. Кроме того, в тылу польских войск действовали крестьянские партизанские отряды.

4 июля 1610 года под Клушино был разгромлен русско-шведский отряд Шуйского—Делагарди, шедший на помощь осаждаемым, в польский лагерь была доставлена осадная артиллерия. Это дало возможность Сигизмунду III активизировать боевые действия: штурмы предпринимались 29 июля, 30 июля, 21 августа, 1 декабря. Все они были отбиты защитниками города. Понеся значительные потери, поляки вновь перешли к осаде. Неудачей закончились и переговоры о сдаче с обороняющимися в сентябре 1610 и марте 1611 года.

К лету 1611 года в живых остались около 200 солдат и около 8 тысяч жителей. Решающий штурм начался в ночь на 13 июня со всех сторон. Шеин со своим отрядом вступил в бой с поляками, пытавшимися проникнуть в город сквозь пробоину в одной из стен. В этом бою он был ранен и попал в плен. Между тем горожане, несмотря, на численное превосходство врага продолжали сражаться, и последние защитники города, проникнув в Успенский собор, где хранились значительные запасы пороха, взорвали его вместе с собой и наступающими поляками.

Общие потери, понесённые польскими войсками составили около 30 тысяч человек. Большие потери и измотанность войска не позволили Сигизмунду двинуться на помощь полякам в Москве (которые были разбиты), и он ушёл обратно в Польшу.

В результате взятия города, он на 43 года он вошел в состав Великого княжества Литовского. Оборона Смоленска 1609—1611 годов является одной из самых длительных оборон города в условиях сплошной блокады во всей русской истории.

Список литературы:

1. Разин Е. А. История военного искусства. — Т. III. — М.: Воениздат. 1961

2. Соловьев С. История России с древнейших времен. — Кн. IV. — М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1960

Добавить комментарий

Закрыть меню