Метаморфозы власти тоффлер

Новое понимание власти Элвина Тоффлера («Метаморфозы власти»)

По мнению Э. Тоффлера, нас ждёт глобальная битва за власть. Основа не насилие, не деньги, а знание. Такова новая концепция власти, которую обосновывает Э. Тоффлер. Прежняя система власти разваливается.

Крушение старого стиля управления убыстряется также в деловой и повседневной жизни.

Прежние рычаги воздействия оказываются бесполезными.

Современная структура власти зиждется уже не на мускульной силе, богатстве или

насилии. Её пароль — интеллект. Распространение новой экономики, основанной на знании, считает Тоффлер, оказалось взрывной волной, которая обеспечила новый этап гонки для развитых стран. Именно так триста лет назад индустриальная революция положила основу для грандиозной системы производства материальных ценностей.

Прежняя власть могла опираться на насилие. Всем известно, что история человечества во многом выглядит как летопись насилия. В первобытном нравственном сознании колоссальную роль играла месть.

Тоффлер считает знание самым демократичным источником власти. Однако сегодня в мире развертывается всемирная битва за власть. Новая система создания материальных ценностей целиком и полностью зависит от мгновенной связи и распространения данных, идей, символов. Нынешнюю экономику можно назвать экономикой суперсимволов. Фактор власти присущ сегодня всем экономикам. Власть — неизбежная часть процесса производства.

Монополизация власти — это первое стремление каждого правительства, едва только оно сформировано. За любым законом, хорошим или плохим, мы натыкаемся на ствол. Произошло фундаментальное изменение в соотношении насилия, богатства и знания, которые служат элите для управления и контроля.

Управление бизнесом в наши дни включает в себя изучение общественного сознания.

Бизнес не приступит к делам, пока не изучит язык, культуру, сознание людей, которые будут вовлечены в его сферу. Человечество продвигается к новому типу мышления.

Феномен интраразумности подобен разумности, которая заложена в наших собственных автономных нервных системах. Учёные и инженеры бьются над поддержанием чистоты сообщений. Итак, чудеса труда, интеллекта и научного воображения затмевают строительство египетских пирамид, средневековых соборов. Рождается электронная инфраструктура завтрашнего суперсимволического общества.


Однако переход к новому мышлению драматичен. Тоффлер пишет об информационных войнах, о глобальных конфликтах, о парадоксе стандартов. Информационные войны ведутся теперь во всём мире, охватывая всё — от сканеров в супермаркетах и стандартов до телевизионных сетей и технонационализма. Назревает всеобщее информационное столкновение, начинается всеобщий шпионаж.

Сегодня во всём мире идёт также поиск новых способов организации. Бюрократия, как все понимают, никогда не исчезнет. Для некоторых целей она остаётся уместной. Однако сегодня рождаются новые организационные структуры. Современную организацию невозможно моделировать по меркам машины. Она требует более мобильного облика.

Конкуренция требует непрерывных инноваций, но иерархическая власть разрушает творчество. Нужна интуиция, но традиционная бюрократия заменяет её механическими правилами. Это означает, что бизнес будет перестраиваться через волну потрясений.

Управление огромным разнообразием гибкой фирмы потребует новых стилей лидерства, полностью чуждых менеджеру-бюрократу.

Демассификация экономики вынуждает компании и рабочие единицы взаимодействовать с большим количеством более разнообразных партнеров, чем раньше.

История то и дело показывает, что новые передовые технологии требуют по-настоящему новаторских методов и организации эффективной работы.

По мнению Тоффлера, великая ирония истории в том, что появляется новый тип работника, который в действительности не владеет средствами производства.

Общий стержень движения в современной экономике — от монолита к мозаике. Новая система выходит за пределы массового производства к гибкому, приспосабливаемому или «демассифицированному» производству. Благодаря новым информационным технологиям она способна выпускать мелкие партии чрезвычайно разнообразных продуктов.

Традиционные факторы производства — земля, труд, сырье, капитал — становятся менее значимыми, так как их заменяют символические знания. Средством общения становится электронная информация. Бюрократическая организация знаний заменяется информационными системами свободного потока. Новый социальный типаж, он же герой — уже не малоподготовленный рабочий, не финансист и не менеджер, а новатор, который

сочетает воображение и знание с действием.

Переход к экономике, основанной на знании, резко усиливает потребность в коммуникации и способствует гибели прежней системы доставки символов. Новая экономика прочно связана не только с формальными знаниями и техническими навыками, она не обходится также без массовой культуры и всё расширяющегося рынка образов.

Глобализация в трактовке Тоффлера — это не синоним гомогенности, однообразия. Тоффлер рассматривает процессы, ведущие к этой пестроте, многозначности. Здесь и экологические движения, и религиозный ренессанс. В итоге социолог показывает власть как наиболее значимый социальный феномен, который связан с самой человеческой природой.

Власть, как показывает Тоффлер, возможна лишь в таком мире, в котором сочетаются случайность и необходимость, хаос и порядок. Здесь весьма интересны рассуждения Тоффлера о роли государства в обеспечении порядка. Он пытается показать, при каких условиях порядок обеспечивает необходимую для экономики стабильность, а при каких душит её развитие. Государства, которые стремятся узурпировать власть, теряют то, что конфуцианцы называют «мандатом Небес». В мире, где все зависят друг от друга, они лишаются легитимности и в нравственном смысле.

Тоффлер приходит к выводу, что конфликт — неизбежное общественное событие. Но борьба за власть, по его словам, не обязательно является злом. Вместе с тем сверхконцентрация власти опасна. Но и недостаточная её концентрация — тоже не благо.

Элвин Тоффлер. Метаморфозы власти
скачать (377.2 kb.)

Доступные файлы (1):

содержание

Э. Тоффлер Метаморфозы власти.htm

1 2 3 4 5 6 7 8 9 … 35

Реклама MarketGid:
^
ЗНАНИЕ, БОГАТСТВО И СИЛА НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА
Карен с любовью
от нас обоих

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Метаморфозы власти» — это кульминация 25-летних попы­ток осмыслить удивительные изменения, ведущие нас в XXI век. Это третий, последний том трилогии, начатой «Шоком будущего», продолженной «Третьей волной» и завершенной сейчас.

Каждая из этих книг может быть прочитана как самостоятель­ная работа. Но вместе они образуют последовательное, логичное целое. Их центральная тема — анализ перемен, которые происхо­дят с людьми, когда общество внезапно трансформируется во что-то новое и невиданное. Книга «Метаморфозы власти» продолжает анализ, проведенный ранее, и фокусирует внимание на возвыше­нии новой системы власти, заменяющей систему власти индустри­ального прошлого.
Описывая ускоряющиеся перемены, средства массовой инфор­мации обрушивают на нас поток разобщенных данных. Эксперты заваливают нас горами узкоспециализированных монографий. Популярные прогнозисты перечисляют не связанные между собой тенденции без какой-либо модели, отражающей их взаимозависи­мость, или определения сил, которые, вероятно, способны повер­нуть их вспять. В результате само изменение начинает казаться анархичным, почти безумным.
Данная трилогия зиждется на предположении, что происходя­щие сегодня стремительные трансформации не столь хаотичны и случайны, как нам представляют. Эта работа показывает, что за заголовками стоят не только отдельные модели, но также опреде­ленные силы. Стоит нам понять эти модели и силы, и мы сможем справиться с ними стратегически, а не бессистемно, действуя по­одиночке.
15
Чтобы осмыслить происходящие сегодня великие изменения, нам необходимо нечто большее, чем биты информации, блики эк­ранов и перечни. Нам нужно понять, как различные трансформа­ции зависят одна от другой. Таким образом, «Метаморфозы влас­ти», как и две предшествовавшие ей части трилогии, представляют ясный и исчерпывающий образ новой цивилизации, которая рас­пространяется по планете.
Следовательно, конфликты, которые могут стать очагами на­пряженности завтра, конфликты, перед лицом которых мы стоим, сводятся к противоречиям между этой новой цивилизацией и от­стаивающими свои позиции силами прошлого. Книга «Метамор­фозы власти» утверждает, что поглощение и реструктурирование корпораций, уже увиденные нами, — лишь первые залпы великих, невиданных грядущих сражений в мире бизнеса. Что еще более важно, мы считаем, что недавние сдвиги в Восточной Европе и Советском Союзе — лишь мелкие перестрелки в сравнении с гло­бальной битвой за власть, ждущей нас впереди. И конкуренция между Соединенными Штатами, Европой и Японией еще не дос­тигла своего апогея.
Короче, «Метаморфозы власти» — это книга о нарастающей борьбе за власть, с которой мы сталкиваемся в то время, когда индустриальная цивилизация теряет свое доминирующее положе­ние и новые силы набирают мощь на планете.
Для меня лично «Метаморфозы власти» — это вершина, дос­тигнутая после пленительного путешествия. Однако перед тем как продолжить, необходимо пояснение личного характера.

Я совер­шил это путешествие не один. У этой трилогии — от начала до момента завершения — был «неаккредитованный» соавтор. Это совместная работа двух умов, а не одного, хотя собственно про­цесс написания — моих рук дело, лавры и критику принимаю тоже только я.
Мой соавтор, как многие уже знают, — это мой лучший друг, супруга, партнер, моя любовь на протяжении 40 лет — Хейди Тоф­флер. Какие бы промахи ни существовали в этой трилогии, они были бы значительно более серьезными, если бы не ее скептичес­кий ум, ее интеллектуальная проницательность, острое редактор­ское чутье и верное понимание как идей, так и людей вообще. Она
16
не только придала блеск уже написанному, но и сформулировала базовые модели, лежащие в основе этого сочинения.
Несмотря на то что интенсивность ее участия варьировалась в зависимости от ее занятости — а книги эти требовали путеше­ствий, исследований, интервью с тысячами людей по всему миру, тщательной организации и планирования, за всем этим следовали бесконечные уточнения и проверки, — несмотря на все это, Хейди участвовала на всех этапах.
Тем не менее по причинам частично личного свойства, час­тично социального и частично экономического — они порой варь­ировались на протяжении последних двух десятилетий — было принято окончательное решение заявить как автора только того, кто собственно писал.
Даже сейчас Хейди отказывается поместить свое имя на об­ложку книги из-за честности, скромности и любви — причин, ко­торые кажутся достаточными для нее, хотя я так не считаю. Я могу подправить это упущение, лишь предварив книгу словами: я чув­ствую, что эта трилогия настолько же ее, насколько и моя.
Все три книги исследуют один отрезок времени — начинаю­щийся примерно в середине 50-х и заканчивающийся 75 лет спус­тя, в 2025 г. Этот временной промежуток, который можно назвать переломным пунктом в истории, — период, когда цивилизация «фабричных труб», доминировавшая на планете на протяжении пос­ледних столетий, окончательно уступает место другой, совершен­но отличной от нее, и все это сопровождается потрясающей мир борьбой за власть.
Но хотя все части трилогии сфокусированы на одном периоде времени, каждая из них использует разные инструменты, чтобы заглянуть за фасад реальности, и, вероятно, небесполезно пояс­нить читателям, в чем между ними различие.
«Шок будущего» рассматривает процесс изменения, его воздей­ствие на людей и организации. «Третья волна» анализирует на­правления перемен, затрагивающие нас. «Метаморфозы власти» по­священы проблеме управления: кто и каким образом формирует происходящие преобразования.
В «Шоке будущего», который мы определяем как дезориента­цию и стресс, вызванные необходимостью справиться со слишком большим количеством изменений за слишком короткий срок, при-
17
водятся доказательства того, что ускорение хода истории само по себе имеет последствия, независимо от направлений трансформа­ций.

Просто ускорение темпа событий и времени реакции на них вызывают определенные последствия, независимо от того, как вос­принимаются изменения — плохо или хорошо.
Также это подразумевает, что очень скоро слишком кардиналь­ные перемены могут захлестнуть людей, организации и даже це­лые страны, что ведет к дезориентации и разрушает способность принимать разумные решения, необходимые для адаптации. Ко­роче, они могут пострадать от этого шока.
Вопреки бытовавшему мнению, в «Шоке будущего» утвержда­лось, что нуклеарная семья вскоре распадется. Книга также пред­вещала генетическую революцию, возникновение расточительно­го общества и революцию в сфере образования, которая, возможно, начинается прямо сейчас.
Впервые опубликованная в Соединенных Штатах в 1970 г., а затем во всем мире, эта книга затронула оголенный нерв, неожи­данно стала международным бестселлером и вызвала лавину ком­ментариев. Она стала, по данным Института научной информа­ции, одной из самых цитируемых работ в социологической литературе1. Словосочетание «шок будущего» вошло в повседнев­ный язык, появилось во многих словарях и последнее время мель­кает на страницах газет.
У «Третьей волны», последовавшей в 1980 г., фокус был иным: последние революционные изменения в технологиях и обществе и перспективы будущего рассматривались с истори­ческой точки зрения.
Определяя сельскохозяйственную революцию, которая про­изошла 10 000 лет назад, как Первую волну перемен в человечес­кой истории, а индустриальную революцию — как Вторую волну, эта книга описала основные технологические и социальные изме­нения, начавшиеся в середине 50-х годов, как великую Третью волну перемен — начало новой постиндустриальной цивилизации. Среди прочего в ней отмечается появление новых отраслей промышленности, основанных на компьютерах, электронике, ин­формации, биотехнологии и т.п., которые я назвал «новые команд­ные высоты» экономики. Там также предсказывалось расширение гибкого производства, распространение занятости, неполный ра-
18
бочий день и демассификация средств массовой информации. Эта книга описала невиданное ранее слияние производителя и потре­бителя, введя термин «prosumer». В ней были обсуждены вопросы возвращения некоторых видов работы в домашние условия и из­менения в политике и национально-государственной системе.
Запрещенная в некоторых странах, «Третья волна» в других стала бестселлером и одно время была чем-то вроде «библии» для отцов реформ в Китае2. Сперва обвиненная в распространении за­падного «духовного загрязнения», затем осознанная и опублико­ванная огромными тиражами, она стала самой продаваемой кни­гой в самой многочисленной стране на планете и использовалась при составлении речей Ден Сяопина. Бывший в то время премьер-министром Цзао Дзиян созывал конференции для ее обсуждения и убеждал политиков изучать этот труд.
В Польше цензура сократила книгу. Возмущенные действия­ми властей студенты и те, кто поддерживал Солидарность, напеча­тали «подпольное» издание, а также распространяли брошюры с отдельными пропущенными главами. Как и «Шок будущего», «Тре­тья волна» вызвала многочисленные отклики читателей, дав тол­чок созданию новых видов продукции, компаний, симфоний и даже скульптур.
Сейчас, через 20 лет после выхода «Шока будущего» и 10 — после «Третьей волны», книга «Метаморфозы власти» наконец-то готова. Она поднимает вопросы, не затронутые в предшествующих работах, основное внимание в книге сосредоточено на решитель­ном изменении отношений: знание — власть. Она представляет новую теорию власти в обществе и исследует трансформации, про­исходящие в бизнесе, экономике, политике и мире вообще.
Едва ли нужно добавлять, что будущее не «познаваемо», в смыс­ле точного предсказания. Жизнь полна сюрреалистических сюр­призов. Даже самые «жесткие» модели и «твердые» данные часто базируются на «неустойчивых» предположениях, особенно когда речь идет о делах человеческих. Предмет этих книг — набирающие ход изменения, естественно, что детали быстро устаревают. Стати­стика меняется. Но раз уж мы двинулись в terra incognita* под на­званием «завтра», лучше иметь общую и неполную карту того, что
*Terra incognita (лат.) — неизвестная земля. — Примеч. пер.
19
следует пересмотреть и скорректировать, чем не иметь карты во­обще.
В то время как каждая из книг трилогии строится на ориги­нальной, но совместимой с другими модели, все они основаны на документах, исследованиях и репортажах, охватывающих много­численные и в корне различные сферы и разные страны. Так, на­пример, готовя эту книгу, мы попытались изучить власть и на вер­шине, и в глубине общества.
У нас была возможность провести четырехчасовые встречи с Михаилом Горбачевым, Рональдом Рейганом, Джорджем Бушем, несколькими японскими премьер-министрами и многими други­ми, кого большинство относит к числу наиболее влиятельных лю­дей на планете.
На противоположном конце спектра мы, вместе или пооди­ночке, посетили также обитателей южноамериканского «города нищих» и женщин, отбывающих пожизненное заключение. Обе группы можно отнести к самым бесправным на земле.
Кроме того, мы обсудили проблемы власти с банкирами, проф­союзными деятелями, ведущими бизнесменами, компьютерными экспертами, генералами, лауреатами Нобелевской премии в обла­сти науки, нефтяными магнатами, журналистами и ведущими ме­неджерами многих крупнейших в мире компаний.
Мы встречались с теми, кто готовит решения в Белом доме, в Елисейском дворце в Париже, в офисе премьер-министра в Токио и даже в кабинетах Центрального комитета коммунистической партии в Москве. Разговор с Анатолием Лукьяновым (тогда член ЦК, позже второй по положению после Горбачева государствен­ный чиновник в СССР) был прерван неожиданным звонком, вы­зывавшим его на встречу в Политбюро.
Как-то я находился в залитой солнечным светом комнате в окружении книг. Это было в маленьком городке в Калифорнии. Если бы меня не привели туда с завязанными глазами, я никогда бы не подумал, что умная молодая женщина в футболке и джин­сах, сидящая напротив меня за дубовым письменным столом, — убийца или признана виновной во вселяющем ужас преступлении на сексуальной почве. Или что мы находимся в тюрьме — месте, где все реалии власти не приукрашены. Там я пришел к понима­нию того, что даже заключенные отнюдь не бессильны. Некото-
20
рые из них знают, как использовать информацию в целях получе­ния власти, с искусностью, сравнимой разве что с манипуляциями кардинала Ришелье при дворе Луи XIII, что напрямую относится к нашей книге. (Этот случай позволил нам с женой дважды провес­ти семинар в классе, состоявшем главным образом из убийц, от которых мы многое узнали.)
Случаи, подобные этим, дополняющие изнуряющее чтение и анализ печатных источников, собранных в разных уголках мира, сделали для нас подготовку «Метаморфоз власти» незабываемой.
Мы надеемся, что читатели признают книгу «Метаморфозы власти» столь же полезной, приятной и поучительной, как «Третья волна» и «Шок будущего». Широкое исследование, начатое чет­верть века назад, завершено.
Элвин Тоффлер.

Добавить комментарий

Закрыть меню