Медицина древнего рима

Методы лечения и лекарственные средства

Применяемые методы лечения сочетали в себе лекарственную терапию, а также различные магические и религиозные ритуалы. Врачи знали о пользе здорового питания, физических упражнений, режима дня и свежего воздуха.

Большое распространение в Древнем Риме получила травология. Считается, что именно она стала основой современных знаний о лекарственных растениях. Из медикаментозных средств использовались травы, минеральные вещества и снадобья из нескольких различных ингредиентов.

До нашего времени дошел каталог, написанный военным врачом Диоскоридом. В нем описано около 600 видов лекарственных растений и почти 1000 снадобий, которые он использовал для лечения своих пациентов.

Другим источником исчерпывающих сведений о лекарственных растениях были книги Плиния.

Изначально целебные травы собирались и сушились дома, так как аптек в Риме не было. Снадобья из них также готовили самостоятельно. Позже появились бродячие торговцы – фармакополы, которые предлагали лекарственные растения и готовили из них настойки и порошки. Однако они считались отъявленными шарлатанами.

В I веке н.э. в Древнем Риме появился ботанический сад, в котором разводились многие известные целебные травы, а принадлежал он Антонию Кастору.

Врач в Древнем Риме

Ольга Шульчева-Джарман

Врач в Риме.
Ольга Джарман, кандидат медицинских наук.
1.Рим – шесть сотен лет без врачей.
Плиний Старший, римский ученый-энциклопедист, живший в I веке нашей эры, как-то заметил, что Рим существовал более шести веков «если не без медицины, то без врачей». Кто же лечил заболевших потомков Ромула? Отец семейства, «pater familias»!
Дело в том, что в патриархальном Риме глава семьи был главой не только своей жены и детей, но и всех так называемых домочадцев, то есть рабов. Pater familias был земледельцем, крестьянином, и ему необходима была крестьянская смекалка для того, чтобы вылечить и заболевшую овцу, и оказать первую помощь рабу, уронившему мотыгу на ногу или ошпарившемуся кипятком. Глава семьи рассудительно пользовался средствами, испытанными в крестьянской практике, в число которых входили сало, масло, чистая овечья шерсть, лечебные травы, и непременно – молитвы к богам семейного или общественного алтаря. Главным лекарством римляне считали физический труд.
Но римляне не ограничились мирной пахотой италийских равнин – уже ко второму веку до нашей эры легионы с орлами вступили на родину Гиппократа. Греция была покорена Римом.
Плененный победитель.
При этом оказалось, что интеллектуальная элита эллинистического мира, культурными центрами которого являлись такие знаменитые города, как Александрия и Пергам со своими библиотеками и школами, а также Афины, Смирна, Эфес, Никомедия, Антиохия, значительно превосходила римлян общим образованием, своими успехами в гуманитарных науках, и уровнем научных, в том числе медицинских, достижений. Образованные римляне были восхищены культурой покоренных народов, и в первую очередь это относилось к грекоязычной культуре.
По словам римского поэта Горация, «Покорённая Греция покорила варвара-победителя», или «завоеванная Греция взяла дикаря победителя в плен и ввела искусство в Лациум».
Сотни тысяч рабов с греческого востока наполнили виллы и дома знатных римлян. Римские учителя, врачи, музыканты художники, танцоры, почти без исключения были греками. Можно сказать, что греки монополизировали «интеллигентные» профессии. Слой рабской интеллигенции в Риме, особенно в последние годы существования республики, был особенно многочисленным, а вклад, внесенный греками-рабами в создание римской культуры, весьма ощутимым.
В Рим в поисках заработка ехали и свободные греческие врачи – например, Архагат из Лаконии и Асклепиад Вифинский.
Губернаторы, полководцы и богатые римляне заводили личных врачей, посещая Восток, которые становились посредниками между завоеванным и завоевателем.
Однако в глазах знатного римлянина труд за деньги унижал человека. Занятие науками и искусствами воспринимались в среде богатых образованных римлян как «otium», интересное проведение досуга, некое хобби, которому свободный человек мог и обязан был посвящать время, чтобы не прослыть невежей. Это же относилось и к медицине, считалось, что знать ее – вполне прилично и похвально, но труд врача – не подобающее занятие для свободного римлянина, который рожден, для того, чтобы повелевать. Однако пациент, даже самый знатный патриций, должен быть послушным врачу. Но ведь врач – его собственный раб?!
Сам Плиний Старший, пишет, рассуждая о судьбах Рима: «Мы, победители, были побеждены. Мы теперь подчинены чужеземцам, которые, владея одной-единственной профессией (врача) стали хозяевами своих хозяев».
2.Греческий заговор против римлян и суровый Катон.
Однако отношение к грекам-врачам было неоднозначным – так, знаменитый драматург Плавт вставлял в свои комедии медицинские шутки о греческих врачах с использованием греческой медицинской терминологии.
Но дело не заканчивалось простыми шутками. Римляне старой закалки, например, политик Катон, противник эллинизации, воспевал старые дедовские лекарства и запрещал сыну прибегать к помощи врачей-греков, так как «они сговорились погубить римлян». Катон пишет:
«Греки – народ распущенный и упрямый. Моими устами вещает оракул, когда я говорю: каждый раз, когда этот народ приносит нам свои знания, он портит все; и будет еще хуже, если они пришлют нам своих врачей. Все они дали друг другу клятву уничтожить всех варваров при помощи медицины, и под именем варваров они подразумевают также и нас самих. Если они требуют вознаграждения за то, что лечат нас, то это лишь для того, чтобы втереться в наше доверие и тем вернее погубить нас. Я запрещаю тебе раз и навсегда обращаться к врачам».
Римский поэт-сатирик Ювенал разделял чувства Катона: «Я ж от него и бегу. Перенесть не могу я, квириты, Греческий Рим!». Он продолжает:
«Греки же все, — кто с высот Сикиона, а кто амидонец,
Этот с Андроса, а тот с Самоса, из Тралл, Алабанды, —
Все стремятся к холму Эсквилинскому иль Виминалу,
В недра знатных домов, где будут они господами.
Ум их проворен, отчаянна дерзость, а быстрая речь их
Как у Исея течет. Скажи, за кого ты считаешь
Этого мужа, что носит в себе кого только хочешь:
Ритор, грамматик, авгур, геометр, художник, цирюльник,
Канатоходец, и врач, и маг, — все с голоду знает
Этот маленький грек».
Многие римляне, особенно те, у которых было острое чувство римского величия и сожаление об исчезновении «старинных добродетелей» (патриотизм, простота, чувство долга, высокая нравственность и т.д.), считали иностранцев, особенно греков, развращенными и подрывающими основные принципы на которых, как они полагали, покоилось величие Рима.
3.Раб-врач – это престижно!
Можно также предположить, что некоторых рабов обучали медицине для прибыли, так как цена раба-врача была значительно выше, чем обычного. Однако их статус был определен рабским положением – они были полной собственностью купившего их pater familias, главы римской семьи.
С течением времени к рабам-врачам добавились врачи-рабы, то есть, врачи-пленники, обращенные в рабство во время завоеваний.
К середине I в. до н. э. иметь у себя грека-врача стало само по себе особым знаком обеспеченности и престижа, правилом хорошего тона. Несмотря на то, что в римском доме врачи-греки обычно относились к классу рабов или вольноотпущенников, безусловно, роль этих людей была более значительна, чем роль рабов-врачей. Свободная практика такого специалиста представлялась рабовладельцу весьма доходной, поэтому рабов-специалистов за определенную плату стали отпускать на свободные заработки. Некоторые из них получили свободу от своих господ в благодарность за удачное лечение или из-за своей близости к хозяину; после этого они, в качестве «свободных врачей» («medici liberti»), пользовались уже некоторой самостоятельностью, которая делала для них возможной врачебную практику и доставляла им средства для проживания.
Врач-отпущенник был обязан бесплатно лечить своего бывшего владельца, его семью, рабов и друзей и отдавать ему часть доходов. Юридически врачи-отпущенники оставались зависимыми от рабовладельцев, и римское общество долгое время относилось к ним с некоторым презрением.
Император Гай Юлий Цезарь Октавиан Август (63 г. до н.э.-14 г. н.э.) возвел своего придворного врача Антония-Музу, принадле¬жавшего к классу вольноотпущенников, в звание всадника и освободил его от уплаты налогов; эта льгота, дарованная Антонию-Муза за оказанные им услуги — излечение Августа холодными ваннами, была распростра¬нена затем на всех врачей.
4.Свободное и благородное искусство.
Та редкая похвала, которой врач удостаивался в не-медицинской литературе, помогает понять особенность социального положения римского врача. Величайший римский политический деятель, оратор и философ Цицерон (106-43 до н.э.) горюет о смерти своего врача Асклапона (свободного человека) и своего раба Алексиона не столько потому, что они были хорошими врачами, сколько потому, что он лишился их человеческого участия и приятного общения. Похвальное слово медицине Цицерона имеет весьма существенные оговорки по ходу речи, хотя он и называет медицину «свободным и благородным искусством». В самом деле, это искусство благородно, но только по сравнению с работой сборщиков податей, плотников, поваров и танцоров – она ниже риторики, политики, агрономии, и подобает «только соответствующему социальному классу». К этому классу, разумеется, Цицерон себя не относил.
Сенека говорит о том, какими качествами должен обладать врач, рассказывая о своей дружбе со своим врачом. «Так как они становятся нашими друзьями, будучи и врачом и учителем, то мы обязаны им, не только из-за их искусства, которое они продают за деньги, но за их доброту и дружелюбие по отношение к нам». Сенека учится у своего врача, и учится не только их ремеслу, но и добродетели, которую являет собой истинный врач. Врач, который просто «делает свое дело» всего лишь прибывает по вызову пациента, щупает пульс и дает советы о том, что делать, а чего избегать. Сенека пишет о таком враче: «Я не должен ему ничего более».
Здесь Сенека различает человека, дающего совет, и человека, совершающего благодеяние. В глазах Сенеки есть два рода врачей: те, кто знает медицинские методы и приемы, и те, которые будучи человечными, обладают обширными знаниями в философии и хорошо образованы. Последних Сенека желал бы включить в число своих друзей, а на первых просто не обращал никакого внимания, как не обращал он внимания на паромщиков. Идеальный врач Сенеки был также и учителем. «Прибавь сюда и то обстоятельство, что сообщение этих знаний, — писал он, — сближает между собою души людей. Как скоро это (сближение) достигнуто, то, как врачу, так и наставнику за труд уплачивается вознаграждение, а за душевное расположение — остаются в долгу».
5.Врачи и политика.
Время от времени врачи выступали и как важные политические фигуры, которые могли достигнуть значительных высот власти. Грек Критон, врач, сопровождавший императора Траяна (98–117 гг.) в его военных компаниях против Дакии, за успешное проведение этой кампании пользовался, как пишет историк II- III вв. Кассий Дион, большим почетом.
Интересен пример Л. Геллия Максима, друга Каракаллы (186-217). Он был архиатром и сыном врача из Эфеса, и совершил неудачную попытку захватить принципат, будучи легатом Четвертого (Скифского) Легиона, располагавшегося в Сирии. Он был казнен в 219 году.
В IV веке один из врачей Дор (Dorus) сделал попытку прорваться к власти в Риме. Первоначально был врачом scutarii (скутариев) и, через ряд последовательных повышений, дослужился до начальника ночной римской стражи, которая охраняла общественные здания и монументы. Он был в фаворе у Магнентия, императора Зап. Римской империи в 350 – 353, и принял участие в одной из интриг, взволновавших город.
6.Военные врачи.
Много врачей требовала римская армия, проводившая обширные завоевательные походы. Начиная с первого диктатора Люция Корнелия Суллы (138-78 до н.э.), правление римских императоров носило ярко выраженный военный характер и опиралось на армию. Общее число воинов во времена Августа колебалось от 250 до 300 тыс. человек. Военные врачи имелись во всех подразделениях (легионах, когортах, алариях — конница у римлян) и во всех родах войск: в каждой когорте было четыре врача-хирурга; во флоте на каждом военном корабле, было по одному врачу. Примерно со II в. стали устраивать военные госпитали для раненых и больных — валетудинарии, в штате которых, естественно, были врачи.
Возможно, в этот период было установлено государственное жалованье и наиболее удачливые врачи могли его получать, а законы поздней империи сохранили эту традицию.
7.Архиатры — врачи на государственной службе.
В городах и отдельных провинциях стали учреждаться оплачиваемые должности врачей — архиатров (греч. агchiatros — «верховный» врач, от греч. arche — начало, iatros — врач). При дворе императора служили archiatri palatini, первым императорским архиатром в Риме считается Ксенофон — личный врач императора Клавдия, которого Клавдий представлял как уроженца о.

Кос и потомка легендарного Эскулапа. Врачи на государственной службе в провинциях назывались агchiatri provinciales, в городах—archiatri populares. Этих врачей выбирал городской совет, состоящий из не-врачей, потенциальных пациентов, они находились под контролем городских властей и центрального правительства, которые строго следили за их выборами и назначением. Процедура выборов напоминала строгий экзамен; после него врач получал звание «Medicus a Republica probatus» («Врач, утвержденный государством»). Существовала серия постановлений, определяющих критерии, на основе которых городские советы осуществляли свой выбор. Среди них были «высокая нравственность и навык в своем искусстве». Также члены совета предостерегались от того, чтобы делать выбор «из страха или предпочтения».
Архиатры работали при объединениях ремесленников, в банях, театрах, цирках и т. д. Они имели постоянное жалование, но могли заниматься и частной практикой. Выдающийся врач древнего мира Гален, грек по происхождению, в молодые годы в течение ряда лет работал врачом в школе гладиаторов в Пергаме.
Прием кандидата на пост городского врача давало потенциальным пациентам возможность приглядеться к своему будущему врачу, а почетные декреты, которые часто издавались, могли расцениваться, как признание заслуг.
8.Итак, римский врач – кто он?
Среди римских врачей периода Империи были мужчины и женщины, свободные и рабского происхождения. Самые смелые врачи не боялись сложного и полного опасностей мира большой политики и армии. Славу приносила иные роды деятельности, чем врачебная. Врач-политик, врач-философ, и домашний врач-раб сосуществовали в одну и ту же эпоху, и никому не приходило в голову, что их функции могут хоть как-то пересекаться.
Знающий врач очень ценился в Риме. Он должен был разбираться в анатомии и физиологии, а также знать фармакологию. По мнению Галена, знание анатомии для врача необходимо, но, чтобы знать анатомию, нужно препарировать высших животных, таких, как обезьяны, вскрытия людей были запрещены. Однако анатомирование животных было весьма редким явлением в Риме того времени. Эмпирики считали анатомирование излишним, и, по их мнению, достаточно было сведений, почерпнутых из руководств. На анатомировании животных настаивали лишь немногие приверженцы догматического направления или врачи вроде Галена. Для этих целей обычно использовали кроликов и свиней, а также особый вид обезьян (бесхвостых макак).
Врачи эллинистической культуры происходили из всего широчайшего спектра классов общества, от рабов до друзей римских императоров, и мы можем лишь гадать, о том, получило ли большинство этих людей образование подобное тому, которое получил Гален, который похвалялся своим философским образованием так же часто, как и медицинским.
9.Античная «охрана труда»
Когда настоящие врачи были поставлены на одну доску с риторами, учителями, адвокатами и землемерами, то впервые в Риме возникло врачебное сословие в собственном смысле слова. Понадобилось, однако, еще несколько столетий, прежде чем государство создало определенные нормы, регулирующие врачебный труд.
Важной вехой в этом отношении явился эдикт (указ) Юлия Цезаря (100-44 гг. до н. э.), который в 46 г. до н. э. давал всем свободным иностранным врачам — выходцам из Греции, Малой Азии, Египта и других провинций государства, занимавшимся врачебной практикой в Риме, право римского гражданства, а вместе с тем возможность заниматься своей профессией совершенно свободно, подобно всякому свободному римлянину.
Ко времени правления его преемника Августа относится частично сохранившийся декрет от 30-х годов до н.э., зафиксировавший существование некоего другого декрета относительно налоговой неприкосновенности и освобождения от воинской повинности всех врачей Римской империи.
Светоний писал, что император Август изгнал из Рима в связи со страшным голодом всех иностранцев, кроме врачей и учителей. Это была существенная привилегия, так как в ней был заключен новый, более высокий правовой статус, а так же свобода от общественных сборов (литургий) в родном городе врача.
Александр Север (208-235) установил жалованье «риторам, грамматикам, врачам, гаруспикам, математикам, механикам и архитекторам» и государственные субсидии малоимущим студентам.
Первый римский христианский император Константин (Великий) (ок. 285-337) издал декрет о том, чтобы учителя и врачи не облагались налогами и другими повинностями
Император Юлиан Отступник, племянник Константина (331-363) отменил многие льготы, но оставил их врачам, и подтвердил льготы, данные им предшествующими императорами
В 358 г. было создано такое элитное учреждение, как Коллегия врачей в Риме, избрание в которую врачи проводили в своей среде.
10.Так все-таки – ремесленники или интеллигенция?
Однако статус врачей был равен, по сути, статусу ремесленников. В Риме в ежегодном празднике в честь Минервы, называемом «Квинкватрии», длившемся с 19 по 23 марта, принимало участие большое количество людей, занимавшихся медицинской деятельностью. В процессии по городу шли ткачи, сукновалы, красильщики, сапожники, художники, гравировщики, а с ними – врачи и учителя.
Таким образом, отношение к медицине и к носителям медицинских знаний в Древнем Риме представляло собой уникальное явление, отличающееся от стран окружающих и покоренных римскими завоеваниями.
Например, в Греции, стране оказавшей огромное влияние на становление медицины и медицинской профессии в Риме, важная социальная роль личного здоровья свободного жителя полиса придавала медицинскому искусству общегосударственное значение. Медицинская профессия пользовалась особым вниманием со стороны полиса, врач был одним из самых благородных социальных типов. Его деятельность представляла собой нечто гораздо большее, чем просто механическое врачевание: врач обладал моральным авторитетом, от него ждали и психологической помощи.
Как мы видели, в Риме ситуация была совершенно иной.
Здесь врачам потребовалось много времени и усилий, чтобы наряду с учителями занять положение, ограждающее их от негативизма населения. Однако приблизиться к положению врача в других странах, удавалось лишь немногим счастливчикам.

© Copyright: Ольга Шульчева-Джарман, 2012
Свидетельство о публикации №212061901693

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Ольга Шульчева-Джарман

Рецензии

Написать рецензию

Дорогая Ольга! Мне очень понравился текст, много для меня новой и интересной информации. Я бы еще остановился на такой детали. Большинство врачей, практиковавших в Римской империи, писало по-гречески, в том числе и Диоскорид, и сам Гален. Но были и врачи, писавшие по-латыни. Насколько мне известно, первым из писавших по-латыни врачей был Цельс. Еще я наткнулся на учебник медицины в стихах Серена Саммоника.
Вот ссылка на статью о нем на англ. языке:
http://scholar.princeton.edu/champlin/files/Sammonicus.pdf
Ваш
Иван
Иван Лупандин 29.05.2014 07:59 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Да, конечно, Иван, языком медицины был греческий. Цельс (как и Плиний Старший, писавший о медицине в том числе) был не врачом, а римским аристократом, писавшим для друзей на досуге — опуститься до врача-гречонка, из покоренного народа, патриций никогда бы себе не позволил.
За книжку спасибо.
Ваша,
О.Дж.
Ольга Шульчева-Джарман 29.05.2014 15:18 Заявить о нарушении

а вот Цельс — http://simposium.ru/ru/book/export/html/10578
Ольга Шульчева-Джарман 12.06.2014 23:50 Заявить о нарушении

Латинский текст:
http://penelope.uchicago.edu/Thayer/E/Roman/Texts/Celsus/home.html
Ольга Шульчева-Джарман 12.06.2014 23:51 Заявить о нарушении

Добавить комментарий

Закрыть меню