Легитимная власть по веберу

Исходя из того, что различные типы властвования добиваются авторитета с помощью разных ресурсов, М. Вебер предложил выделить три идеальных типа легитимности власти: традиционный, харизматический и рационально-легальный. В основу такой классификации он положил мотив подчинœения.

1. Традиционный тип легитимности. Этот тип легитимности был исторически первым. Он базируется на вере в священность обычаев и традиций, их непоколебимость. Идеологическая форма — ϶ᴛᴏ ссылка на божественное происхождение власти и священность права престолонаследия. Монархи получают свою власть от бога. Таким путём создаётся убеждение в правомерности, величии власти и крайне важно сти подчинœения обычаям и традициям. Обычаям и традициям должны подчиняться не только подданные, но и носители власти. В случае, в случае если носитель власти допускает нарушение, то божественное право допускает восстание и даже цареубийство. Такую власть называли приобретательной, а отсюда – её можно свергнуть. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, на привычке подчиняться власти, вере в её божественный характер и священность права престолонаследия основан авторитет вождей, монархов, царей. Традиционный тип легитимности сохранился до настоящего времени, хотя и заметно трансформировался. К нему относятся режимы королевской власти в таких странах, как Непал, Саудовская Аравия, Оман, Иордания, Кувейт.

2. Харизматический тип легитимности. В корне харизматического типа легитимности лежат ʼʼавторитет внеобыденного личного дара (харизма), полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человекаʼʼ. ʼʼХаризмаʼʼ в переводе с греческого означает ʼʼбожественный дар, благодатьʼʼ. Харизматичен культ личности вождя или руководителя. Подчинœение и согласие носят эмоциональный и личностный характер.
Ослаблено действие и значение правовых норм. Окружение харизматичного лидера, его армия не имеют чётко выраженного правового статуса. Харизматический тип власти характеризуется абсолютной легитимностью, поскольку он зиждется на вере населœения в исключительные качества политического деятеля. Часто образ такого лидера сознательно формируется в обществе на базе желаний и представлений, который преобладают у большей части населœения. Харизматический тип легитимности приписывается и советским политическим лидерам (Сталин). Харизматический тип власти преобладает в отсталых в экономическом и социально-политическом плане государствах. В современных условиях харизматическая легитимность власти сохраняется преимущественно в странах Африки, где харизма является формой организованного политического поклонения, ᴛ.ᴇ. своеобразной политической религией, обожествляющей личность вождя.

3. Рационально-бюрократический тип легитимности (легальный). Основывается на вере в законность и справедливость существующих правил формирования и функционирования институтов политической власти.

Вера во всœеобщие, равные, прямые избирательные права при тайном голосовании. Институты власти в своей деятельности подчиняются закону. Мотивом подчинœения населœения власти является рационально осознанный интерес избирателя, который высказывает его на выборах, голосуя за ту или иную партию, лидера. Сменяемость лидера следствие недоверия тому, что он не будет злоупотреблять властью. Главным признаком справедливости власти является следование законам, но следовать законам должны и граждане и носители власти. Ни один субъект (политический, религиозный и др.) не должны уклоняться от исполнения законов. Чтобы реализовать свои цели, такая власть создаёт жёсткую, разветвленную организацию, ᴛ.ᴇ. бюрократию.

Согласно разработанной им и ставшей классической теории, легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами государства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Одновременно с этим сущностная характеристика легитимности состоит в том, что это именно представление (убеждение) граждан о государственной власти, присутствующее в их сознании. Макс Вебер выделял три основных типа легитимности:

— легитимность, базирующаяся на традиции («традиционная», например, монархическая, власть);

— легитимность, основанная на харизме (священном даре), которой обладает лидер, вождь;

— легитимность, основанная на рациональном (демократическом) устройстве и процедурах государственной власти.

1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий. По своей мотивации оно во многом схоже с отношениями в патриархальной семье, основанными на беспрекословном повиновении старшим и на личном, неофициальном характере взаимоотношений между главой семьи и ее членами. Традиционная легитимность отличается прочностью. Поэтому, считал Вебер, для стабильности демократии полезно сохранение наследственного монарха, подкрепляющего авторитет государства многовековыми традициями почитания власти.

2. Харизматическая легитимность. Она основана на вере в исключительные качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководителя, которого иногда даже обожествляют, создают культ его личности. Харизматический способ легитимации часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для признания населением не может опереться на авторитет традиций или же демократически выраженной воли большинства. В этом случае сознательно культивируется величие самой личности вождя, авторитет которого освящает институты власти, способствует их признанию и принятию населением. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах. Люди здесь подчиняются не столько олицетворяющим власть личностям, сколько правилам, законам, процедурам, а, следовательно, и сформированным на их основе политическим структурам и институтам. При этом содержание правил и институтов может динамично меняться в зависимости от изменения взаимных интересов и условий жизни.

Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств. Это преимущественно структурная или институциональная легитимность, основанная на доверии граждан к устройству государства, а не к отдельным личностям (персональная легитимность).

Хотя нередко, особенно в молодых демократиях, легитимность власти может основываться не столько на уважении к выборным институтам, сколько на авторитете конкретной персоны руководителя государства. В современном мире легитимность власти нередко отождествляют лишь с ее демократической легитимностью.

Реально существующие политические системы представляют собой переплетение всех трех типов при преобладании одного из них. Поэтому не следует смешивать типы власти, выделяемые в качестве теоретической концепции, с конкретной реальностью политических систем, где они проявляются лишь частично и в сочетании друг с другом. В то же время без выделения этих идеальных типов осмысление реальных политических систем было невозможно.

Политическая легитимность и политическое господство.

Политическая власть — это реальная способность одних социальных групп проводить свою волю в политике и правовых нормах.
Функционирование политической власти осуществляется на основе принципов господства и легитимности.

Политическое господствоозначает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

организации в обществе. Политическая власть, опираясь на вооруженную силу, может возникнуть и до установления господства. Однако в этом случае она не сможет долго продержаться и выполнять свои функции в обществе.

Научное понимание господства, в отличие от его трактовки в повседневном языке, этически нейтрально и не связано с такими негативными атрибутами, как эксплуатация, угнетение, подавление.

Господство — это политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются, хотя первые могут находиться под демократическим контролем вторых. Такой порядок может соответствовать интересам не только управляющего меньшинства, но и всего общества или, по крайней мере, его большинства, хотя в истории человечества политическое господство проявлялось обычно как форма закрепления и (или) средство приобретения социального господства, т.е. привилегированного положения в обществе, связанного с социальным неравенством.

Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оцениваться гражданами. Положительная оценка, принятие населе нием власти, признание ее правомерности, права управлять и согласие подчиняться означает ее легитимность.Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответствием ценностным представлениям большинства граждан, с консенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес Макс Вебер.

В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:


1.Традиционнаялегитимность. Она обретается благодаря обычаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий.

2.Харизматическаялегитимность. Она основана на вере в исключительные качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководителя, которого иногда даже обожествляют, создают культ его личности. Харизматический способ легитимации часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для признания населением не может опереться на авторитет традиций или же демократически выраженной воли большинства. В этом случае сознательно культивируется величие самой личности вождя, авторитет которого освящает институты власти, способствует их признанию и принятию населением. Харизматическая легитимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3.Рационально-правовая (демократическая)легитимность. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сформированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти. Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств.

Существуют и другие способы легитимации и, соответственно, типы легитимности. Один из них — идеологическаялегитимность. Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять.

НЕ ПОЛНОСТЬЮ

Теория идеальных типов легитимности М. Вебера

Создание убежденности в правомерности и эффективности дан­ных политических институтов может достигаться различными способами. Немецкий социолог М. Вебер выделил три идеальных типа легитимности: традиционный, харизматический, рационально­-легальный. Однако на практике обозначенные типы легитимности не так явно противостоят друг другу. Скорее, они переплетаются и могут дополнять друг друга. М. Вебер выделял три источника, обеспечивающие легитимацию политическому господству.

Исторически первым типом легитимности власти был традиционный (власть вождей, королей). Традиционная легитимность основывалась на глубокой вере в священный характер традиции и легитимность тех, кто пришел­ к власти благодаря этой традиции. Учреждаются правила престолонаследия для властителей, правила рекрутирования элиты, раздачи земель, сословные кодексы чести, которые опирались на божественный характер власти монарха. «Божественное право» гласило, что «власть тех, кто правит, будучи выражением власти Бога на земле, приобретает особое достоинство, стоящее выше человеческого». Таким путем создавалось убеждение в правомерности и величии королевской власти, священности и справедливости существующего порядка. Сама же власть опиралась на традиции общества подчиняться монарху и на принуждение. Традиционный тип легитимности сохранился до настоящего времени, хотя заметно трансформировался. Так, традиционная легитимность королевской власти является реально­стью для ряда стран: Непала, Саудовской Аравии, Омана, Иордании, Кувейта и некоторых других. В современных же обществах, подобных Японии или Англии, сохранение королевской власти есть скорее дань традиции: институт монархии в них играет символическую роль и составляет неотъемлемую часть менталитета общества. В других развитых государствах (например, в Испании, Бельгии) институт монархии не­сет определенные представительские и исполнительные функции (так, король Испании является верховным главнокомандующим). Однако рационализация политической жизни привела к замене «божественно­го права», а вместе с ним и традиционной легитимности, достаточно разветвленной системой бюрократии и политических структур.

Второй тип легитимности, по М. Веберу -­ харизматический. Харизма в переводе с греческого означает «божественный дар, бла­годать». Понятие «харизм» М. Вебер заимствовал у теолога Р. Зона, поэтому оно имеет религиозный характер. Однако за термином «xарцзм» так и не сохранил ось какого-­то четкого содержания. Его трактуют предельно широко: от культа личности (в СССР­ В. И. Ленина, И. В. Сталина и т.д.) до подлинных носителей харизматической власти (например, бывшего лидера Ирана аятоллы Хомейни). Очевидно, что термин «харизм» олицетворяет персонализацию власти в руках кого­-то в переходных и нестабильных обществах. По М. Веберу, ранние формы господства имели харизматическую природу. Когда харизматический авторитет существует длительное время, происходит рутинизация харизмы. Харизматическое господство, по М. Веберу, характеризуется абсолютной легитимностью, поскольку власть в лице лидера наделяется выдающимися, а подчас и сверхъестественными качествами, как и созданный им политический порядок. В результате образ лидера совпадает с чаяниями населения, что и делает его приказы и решения непререкаемыми и выполняемыми беспрекословно.

К носителям подлинной харизматической власти М. Вебер относил Моисея, Давида, Магомета, Будду. К современным лидерам харизматического типа можно отнести М. Ганди, Ататюрка, Хомейни и др. Однако заметим, что харизматическая легитимность постепенно исчезает в результате процесса секуляризации, т. е. освобождения об­щественного и индивидуального сознания от влияния религии. Харизматический тип легитимности пока сохраняется в традиционных обществах Африки, где харизма становится формой организованного политического поклонения (т. е. «политической религией»).

Легально­-рациональный тип легитимности власти основан на вере в справедливость формальных правил и процедур (например, фор­мирования власти на свободных выборах. верховенство закона, зако­нопослушности граждан и т.д.), в легальность пришедших к власти, их право управлять, в необходимость выполнения их предписаний. Легальное господство основывается на верховенстве законов, закре­пляющих функционирующие правила.

При этом властным предписа­ниям государства граждане следуют не потому, что в случае их нару­шения им грозят неблагоприятные последствия (санкции), а потому, что существует представление об обязательном праве.

Веберовский идеальный тип рациональной легитимности в пол­ном объеме распространяется на развитые плюралистические демократии. В них власть признается легитимной на свободных выборах большинством населения уже в течение продолжительного времени. Таких государств насчитывается примерно тридцать пять: страны Западной Европы, Северной Америки, Австралии. Новой Зеландии и др. Однако по сравнению с идеальным типом М. Вебера легально­ рациональная легитимность на практике трансформировалась в смешанную: легально­-рационально­бюрократическую. В рамках данного типа легитимности сосуществуют различные типы режимов ­ как имеющие высокую легитимность, так и лишенные ее вообще.

С ним соседствуют авторитарно­-бюрократические режимы, где правят либо военные, либо гражданские правительства. Уровень ле­гитимности в них заметно снижается и часто подменяется поиском властью социальной поддержки у определенных групп населения с помощью обещаний либо адресной благотворительности. Приме­ром таких режимов выступают государства Латинской Америки.

За пределами классической теории легитимности М. Вебера находятся тоталитарные режимы. Они не являются легитимными в об­щепринятом смысле. Если и можно говорить об их легитимности, то только на уровне правящей элиты. Тоталитарный режим отражает интересы и ценности правящего класса, который обладает всеми ресурсами и навязывает нормы и стандарты жизни всему обществу. Однако будучи нелегитимными, тоталитарные режимы в некоторых случаях (особенно в СССР, бывших странах Восточной Европы) оказываются достаточно эффективными.

­ Эффективность экономической и социальной политики (стабильность экономического роста, уровня жизни населения) вместе с разветвленной системой принуждения и контроля за обществом практически снимает проблему легитимности. В указанных странах, в частности, жизнь в условиях чрезвычайных обстоятельств, создававшихся как реальной опасностью иностранного порабощения, так и искусственно проводившимися кампаниями по борьбе с «врагами народа». обеспечила достаточно высокий потенциал развития и широкую поддержку режимам со стороны значительной части общества. Попытки различных групп оспорить легитимность режима жестоко подавлялись.

Однако это не означает, что в тех странах, где отсутствует наси­лие, непременно присутствует легитимность. Для большинства эко­номически бедных стран Африки и Азии проблема легитимности не представляется актуальной. Население этих стран не связывает нище­ту, войны, болезни с неэффективностью власти, а объясняет божьей не милостью. Приход к власти демократов рассматривается народами как знак судьбы, поэтому там и власть не нуждается в признании со стороны общества, и населению безразлично, насколько власть эф­фективна и демократична. Следовательно, современная политиче­ская практика заметно расходится с идеальными типами легитимно­сти М. Вебера. Многие режимы вообще лишены легитимности, другие строят ее на многоэлементной основе (например, на сочетании тра­диции и рациональности).

Дата добавления: 2015-10-26; просмотров: 842;

Добавить комментарий

Закрыть меню