Космополитизм в СССР

Борьба с космополитизмом

Борьба с космополитизмом была обусловлена тем, что из-за периферийности советской науки и культуры в них процветало преклонение перед Западом. Хочу напомнить: собственно кампания борьбы с низкопоклонством перед Западом началась с писем Петра Капицы Сталину. У Кожинова читаем: «Вместе с письмом от 2 января 1946 года Капица прислал Сталину рукопись книги историка техники Л. И. Гумилевского „Русские инженеры“, которая была создана по настоянию Капицы, а по распоряжению Сталина немедля издана. „Из книги, — подводил итоги в письме Сталину Капица, — ясно: 1. Большое число крупнейших инженерных начинаний зарождалось у нас. 2. Мы сами почти не умели их развивать… 3. Часто причина неиспользования новаторства в том, что обычно мы недооценивали свое и переоценивали иностранное… сейчас нам надо усиленным образом поднимать нашу собственную технику… Успешно мы можем делать это только… когда мы, наконец, поймем, что творческий потенциал нашего народа не меньше, а даже больше других и на него можно смело положиться“.

Нельзя не напомнить, что Капица с 1921-го по 1934 год жил и работал за рубежом и, следовательно, сопоставлял научно-технические „потенциалы“ Запада и России с полным знанием дела».

…В 1946 году писателя Александра Поповского вызвали к секретарю ЦК Андрею Жданову. «Партия считает, что история, преподавание науки и техники в нашей стране — в совершенно неудовлетворительном состоянии, — сказал Андрей Александрович. — Люди заканчивают школу и вузы в убеждении, что отечественные умельцы и ученые ни на что не годны, что они могут лишь плохо копировать достижения западных коллег. Это низкопоклонство, этот комплекс неполноценности перед всем западным должен быть преодолен. Соответствующие указания вузам, редакциям и Академии наук уже даны. Вам поручается составить план литературной кампании по простой и доходчивой пропаганде подлинной, а не искаженной западными фальсификаторами и их отечественными прислужниками истории науки и техники. Составьте список тем, план выпуска соответствующих книг, наметьте авторов. Все издательства получат соответствующие указания».

Особенно усилилась борьба с низкопоклонством после публикации на Западе в 1946 году книги о раке двух ленинградских ученых Н. Г. Клюевой и Г. И. Роскина. Профессора Н. Клюева и Г. Роскин направили рукопись своей монографии по проблемам лечения рака для публикации в США. Академик В. Ларин, передавший рукопись американским издателям, был обвинен в шпионаже и приговорен к 25 годам заключения. По всей стране была проведена широкая кампания осуждения участников этой истории как космополитов. Закрытое письмо ЦК ВКП(6) от 16 июля 1947 года «О деле профессоров Клюевой и Роскина» осуждало «наличие среди некоторой части советской интеллигенции… низкопоклонства и раболепия перед иностранщиной…»

В СССР кампания борьбы с «антипатриотизмом» стала очевидной 28 марта 1947 года, когда при министерствах и ведомствах были учреждены «суды чести», долженствующие, согласно их уставу, «повести непримиримую борьбу с низкопоклонством и раболепием перед западной культурой, ликвидировать недооценку значения деятелей русской науки и культуры в развитии мировой цивилизации». В дальнейшем термин «антипатриотизм» был заменен на термин «космополитизм».

Космополитизм как бы конкретизировал низкопоклонство. Под космополитами, а точнее безродными космополитами, обычно имелись в виду евреи. Мне кажется, что советская власть, ведя борьбу с засильем евреев в верхних эшелонах власти, культуре и науке, с процветающими там групповщиной, коррупцией и кумовством, не могла назвать вещи своими именами, не могла заявить, что в еврейской среде процветает кумовство, и вынуждена была пользоваться иносказаниями.

Выражение «безродный космополит» появилось в 1948 году. Его автор — А. А. Жданов, который в январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, говорил: «Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

В расплодившихся тогда наспех написанных сочинениях по истории науки наряду с иногда встречавшимся псевдопатриотическим шапкозакидательством было и много правды: не вызывает возражений, например, литературный стереотип русского бюрократа, привычно не дающего проходу отечественному Кулибину, Ползунову, Лобачевскому и тем принудительно направляющего научную, инженерную мысль только по следам западных «звезд».

В данный период история науки и техники подавалась с точки зрения приоритета советских и дореволюционных русских ученых во многих областях знаний. Не обошлось и без перегибов. Были отдельные случаи, когда достижения иностранных ученых и изобретателей замалчивались. Иногда такая установка приводила к прямым фальсификациям (были изобретены якобы «первый в мире полет на воздушном шаре» рязанского подьячего Крякутного, средневековые документы об открытии новгородцами Шпицбергена и т. д.).

Но, как говорится, а судьи кто? Кто может осудить Сталина в этом вопросе? Уж не американцы ли? А может, правильнее говорить не о России, а о США как о «родине слонов»: посмотрите любой американский справочник — и вы убедитесь, что все открытия и изобретения были сделаны американцами (или англоговорящими народами). Сталину с его кратковременной — всего 5–8-летней — кампанией борьбы с низкопоклонством никак не угнаться за этими проявлениями атлантоцентризма, которые продолжают культивироваться не одно десятилетие!

В СССР в результате кампании по борьбе с космополитизмом быстро поднялись и окрепли научно-популярные журналы, в каждом киоске Союзпечати можно было купить за копейки научно-популярные брошюры из серии «Библиотечка солдата и матроса» (Минобороны работало!). Во дворцах пионеров в кружках судо- и авиамоделистов подрастала смена прославленным российским корабелам и авиаконструкторам. Потрясающие писатели, такие как Б. Агапов и Б. Розен, вводили полуголодных послевоенных мальчишек в волшебный мир сказочных достижений науки и техники, посвящали в радостное и светлое будущее, наполненное смыслом и разумом. Советская научная фантастика подхватывала эту эстафету: мир будущего, коммунизма, рисовался ею как мир умных знающих людей, управляющих высокими технологиями.

По указанию Сталина газета «Правда» из номера в номер публиковала накануне сессии по физиологии высшей нервной деятельности важнейшие работы академика И. П. Павлова.

По моему мнению, кампания по борьбе с космополитизмом была не чем иным, как попыткой Сталина заставить советских ученых и деятелей культуры вырваться из научной и культурной периферийности. Например, несмотря на огромный вклад советских ученых в генетику, все же основные открытия были сделаны западными учеными. Это вело к тому, что советские ученые начинали во всех вопросах оглядываться на Запад. В 1947 г. Сталин писал: «У нас все еще не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия». Хорошо это или плохо — другой вопрос, но с точки зрения Сталина, космополитизм мешал самостоятельному мышлению, мешал развитию советской науки. Огромные успехи советской науки в 1950–1970 годы, сразу же после борьбы с космополитизмом, и последующая ее медленная деградация из-за прорастания групповщины и преклонения перед Западом доказали, что он был прав. О прозорливости Сталина говорит и нынешняя деградация отечественной культуры под напором американского массового искусства в нынешней России.

Как видим, никаких намерений специально дискредитировать евреев у советского государства и Сталина не было. Обычная борьба с недостатками на культурном и научном фронте, каких в те годы было множество. Более того, эта кампания дала выдающиеся результаты по созданию советской системы образования, никем до сих пор так и не превзойденной. Сталинская школа давала довольно высокую грамотность и культурный кругозор, сталинские вузы воспитывали неплохих инженеров и ученых, а самое главное, советское общество в целом радостно верило в науку, сочувствовало ей, было хорошо осведомлено о ее достижениях и полезности. Советская молодежь рвалась к знанию, стремилась в вузы не для уклонения от армии. Кто тогда не зачитывался физикой, математикой от Перельмана? Астрономией от Воронцова-Вельяминова? Геологией — от Обручева и Ферсмана?

Этот проект по ликвидации периферийности решал задачу рывка в поистине приоритетной области — в образовании — по всему фронту, одновременно мобилизуя идеологов, писателей, журналистов, историков науки, учителей, эксплуатируя разогретые в ходе прошедшей страшной, но победоносной войны патриотические чувства (и порой злоупотребляя ими), по максимуму используя немногочисленные преимущества централизованного, но демократичного по структуре общества (образование было всеобщим и практически равнодоступным), воздействуя почти напрямую на тех, ради кого был затеян сыр-бор — на подрастающее поколение. То есть тот проект был не для галочки, не для отчета и последующего мирного забвения, а для оперативного неукоснительного выполнения всем советским обществом в целом и в кратчайшие сроки.

В 1949 г. на юбилейной сессии Академии наук в Ленинграде, посвященной 225-летию ее основания, была продемонстрирована исключительная роль русской науки в истории человечества. Опора на собственные силы и попытка находить оригинальные решения, идти собственным путем дала выдающийся результат в резком научном и технологическом рывке, совершенном СССР в 50–60-е годы.

А вспомните, что стало ныне, после победы демократии? Окончательно скисли и практически исчезли замечательные научно-популярные журналы, которыми духовно питались поколения 50–60-х, народ повернулся слушать Чумака и Кашпировского, а потом и вовсе ударился в ворожбу и волхвование…

Страница 3 из 9

2. БОРЬБА С КОСМОПОЛИТИЗМОМ

А теперь рассмотрим аргументы еврейской стороны, обвиняющей Сталина в антисемитизме. Для доказательства антисемитизма Сталина обычно ссылаются на кампанию по борьбе с космополитизмом, дело ЕАК и дело врачей. Проверим, есть ли основания считать, что в этих делах Сталин каким-то образом дискриминировал евреев по отношению к другим нациям СССР.

Началось все с того, что из-за периферизма советской науки и в культуре в них процветало преклонение перед Западом. Это было связано с тем, что после войны офицеры побывавшие в Германии и Австрии увидели, что там промышленность развита гораздо лучше, что не соответствовало марксистскому агитпропу. 14 августа 1946 г. появилось постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград»», в котором, в частности, подверглись критике А. Ахматова и М. Зощенко (см.: Известия ЦК КПСС. 1989. ? 1). Особенно усилилась борьба с низкопоклонством после публикации на Западе в 1946 году книги о раке двух ленинградских ученых Н.Г.Клюевой и Г.И.Роскиным. В СССР кампания борьбы с «антипатриотизмом» стала очевидной 28 марта 1947 года, когда при министерствах и ведомствах были учреждены «суды чести», долженствующие, согласно их уставу, «повести непримиримую борьбу с низкопоклонством и раболепием перед западной культурой, ликвидировать недооценку значения деятелей русской науки и культуры в развитии мировой цивилизации». В дальнейшем термин «антипатриотизм» был заменён на термин «космополитизм» .

Широкий размах кампания борьбы с влиянием Запада приобретает летом 1947 года после появления закрытого письма ЦК ВКП(б) О деле профессоров Клюевой и Роскина от 16 июля 1947 года. Первый суд чести состоялся в Минздраве СССР с 5 по 7 июня 1947 года и вынес решение за антипатриотические и антигосударственные поступки объявить профессорам Н.Г.Клюевой и Г.И.Роскину общественный выговор.

В ноябре 1947 года в минвузе СССР состоялся суд чести над профессором Сельскохозяйственной академии им Тимирязева А.П.Жербаком, известным советским генетиком и оппонентом Лысенко. Поводом для обвинения Жербака в антипатриотических поступках послужила публикация его статьи Советская биология в американском журнале Наука (Science) в 1945 году, где он отстаивал позиции вавиловской школы и критиковал взгляды Лысенко. Акад. Дубинин пытался защищать Жербака, но безуспешно.

На смену обвинениям в низкопоклонстве перед Западом пришли обвинения в космополитизме. Космополитизм как бы конкретизировал низкопоклонство. Под космополитами, а точнее безродными космополитами, обычно имелись в виду евреи. Сталин, ведя борьбу с засильем евреев в верхних эшелонах власти, культуре и науке, с процветающими там групповщиной, коррупцией и кумовством, не мог назвать вещи своими именами и вынужден был пользоваться иносказаниями.

Выражение «безродный космополит» появилось в 1948 году. Его автор — А. А. Жданов, советский государственный и партийный деятель, член Политбюро (один из критиков творчества А. Ахматовой и М. Зощенко), который в январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, говорил: «Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает потерять своё лицо, стать безродным космополитом».

В данный период история науки и техники подавалась с точки зрения безусловного приоритета советских и дореволюционных русских учёных во всех областях знаний. Достижения иностранных учёных и изобретателей замалчивались. Нередко такая установка приводила к прямым фальсификациям (были изобретены якобы «первый в мире полёт на воздушном шаре» рязанского подьячего Крякутного, средневековые документы об открытии новгородцами Шпицбергена и т.

д.).

Понимавшийся таким образом «патриотизм» с содержательной стороны наиболее ярко проявлялся в гуманитарных науках, прежде всего в истории и литературоведении. Говорилось об «исконно русских землях», о безоговорочно прогрессивной роли завоеваний русских царей и проч.

28 января 1949 года, в центральном органе ЦК ВКП(б) «Правда» появилась редакционная статья «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», отредактированная лично Сталиным. Знаменитую статью писал коллектив авторов. Помимо сотрудников «Правды» Вадима Кожевникова и Давида Заславского, к работе привлекли весь цвет руководства Союза писателей — Александра Фадеева, Константина Симонова, Анатолия Софронова и других видных советских литераторов. Статья стала первой программной публикацией, призывавшей общество к борьбе с «безродными космополитами». Публикации предшествовало заседание Оргбюро ЦК ВКП(б) 24 января того же года, на котором было решено развернуть широкую пропагандистскую кампанию «против безродного космополитизма и антипатриотических сил». При этом космополитизм подразделялся на «ура-космополитизм», «оголтелый космополитизм» и «безродный космополитизм», но, в дальнейшем, в официальной советской пропаганде прижился лишь последний термин.

Данная кампания направлялась против «очернения» русского народа, в котором преимущественно обвинялись писатели и критики еврейского происхождения. Была организована дискуссия в центральной печати «Нужны ли нам литературные псевдонимы?». Были осуждены как космополитические и/или очернительные также некоторые ставшие классикой произведения покойных авторов, причем не только евреев («Дума об Опанасе» Э. Г. Багрицкого, «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова, произведения Александра Грина)

Кампания по борьбе с космополитизмом была ни чем иным, как попыткой Сталина заставить советских ученых и деятелей культуры вырваться из научного и культурного периферизма. Например, несмотря на огромный вклад советских ученых в генетику, все же основные открытие были сделаны западными учеными. Это вело к тому, что советские ученые начинали во всех вопросах оглядываться на Запад. В 1947 Сталин писал — «у нас все еще не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия» . Хорошо это или плохо . другой вопрос, но с точки зрения Сталина, космополитизм мешал самостоятельному мышлению. Огромные успехи советской науки в 1950-1960 годы доказали, что он был прав. О прозорливости Сталина говорит и деградация отечественной культуры под напором американского массового искусства в нынешней России.

Как видим, никаких намерений специально дискредитировать евреев у советского государства и Сталина не было. Обычная борьба с недостатками на культурном фронте, каких в те годы было множество.

Аналитическая справка по этнополитической истории России

Борьба с космополитизмом в СССР

Выполнила: Тяпкина Екатерина

Москва, 2009

Введение

Послевоенные идеологические кампании получили довольно широкое освещение в современной научной литературе, а также значительный общественный резонанс. Последние десятилетия вопрос борьбы с космополитизмом в СССР в 1945 – 1953 годы довольно часто обсуждался, получая, неоднозначные, иногда весьма радикальные оценки. Несомненно, что кампания против космополитизма является одним из важнейших звеньев в серии тех политико-идеологических кампаний, которые были развернуты высшим руководством Страны Советов в послевоенные годы. Сегодня многие клеймят кампанию по «борьбе с безродным космополитизмом» (выражение Андрея Жданова, одного из главных идеологов и авторов программы) как одно из ярчайших проявлений антисемитизма советской власти, добавляя, что одной из важнейших ее задач было также подавление всякой творческой самостоятельности советской интеллигенции. Очевидно, кампания имела целью взять под контроль начавшийся в конце 30-х гг. процесс «идейного разоружения» в обществе и предотвратить рост прозападных настроений, особенно в условиях развернувшейся сразу после войны «холодной войны». Однако был ли действительно антисемитизм основой новой идеологической кампании? Или репрессии против евреев явились общим следствием борьбы с антипатриотизмом, просто следствием, более широко освещенным в прессе? Этот вопрос остается спорным. К тому же, космополитами признавались не только евреи, но и русские, например. Большое количество представителей еврейского населения действительно пострадало от развернувшейся кампании, однако не стоит забывать, что они составляли очень значительную прослойку советской интеллигенции.

К сожалению, в кампании по борьбе с космополитизмом было множество перегибов, которые придавали ей иногда несколько извращенные формы, которые могли бы показаться довольно абсурдными, если бы не имели столь печальных последствий. Тем не менее, как бы ни ругали сегодня сталинскую кампанию против космополитов, нужно учитывать, что с точки зрения правящего в те годы режима и при существовавшей тогда идеологической системе борьба с «антипатриотическими» проявлениями имела свои объективные предпосылки и помимо «антисемитизма». Она входила в общий комплекс мер, которые были предприняты после войны для общего укрепления коммунистического строя, а также для контроля над проявлениями национальных чувств, дозволенными во время войны в пропагандистских целях.

Победоносное завершение Великой Отечественной войны породило в советском обществе надежды на либерализацию общественной жизни, расширение свободы творчества и ослабление жесткого государственного контроля в области искусства, литературы. Однако начавшаяся вскоре «холодная война» перечеркнула все подобные упования. Первые признаки похолодания отношений с Западом характеризовались новым «завинчиванием гаек» в отношении интеллигенции. Так, в 1946 г. уже появляются первые постановления ЦК партии по вопросам культуры (например, «О журналах «Звезда» и «Ленинград»», «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» и т.д.). В это же время беспощадно критикуется ряд известных советских писателей: М.Зощенко охарактеризован как «пошляк и подонок литературы», Анна Ахматова названа «типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии». А главный идеолог партии А.А. Жданов ведет кампанию, обличающую «дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада». Естественным продолжением «борьбы с низкопоклонством» становится борьба с «космополитизмом», направленная в первую очередь против части интеллигенции, которой приписывали прозападные идеи. Фактически, на «идеологическом фронте» сражение ведется сразу по многим направлениям: против некритической оценки западной культуры, против остатков буржуазных воззрений, против проявлений «низкопоклонства», а также отступлений от марксизма-ленинизма в науке, искусстве, литературе.

Сегодня некоторые историки усматривают идеологические зачатки будущей «борьбы с космополитизмом» уже в знаменитом тосте Сталина «за здоровье русского народа» (некоторые усматривают в нем также проявление национализма и великодержавия) и последовавшем за ним периодом культивирования патриотических, а по заявлениям ряда исследователей, даже, якобы, националистических настроений. Впервые теоретическое обоснование космополитизма в сравнении с патриотизмом и национализмом было дано в статье О.В. Куусинена «О патриотизме», где космополитизм трактовался как «безразличное и пренебрежительное отношение к Отечеству». Фактически, из статьи можно было сделать вывод, что космополитами могли быть только «враги народа», сторонники буржуазного космополитизма и национализма. Очередную попытку подвести теоретическую базу под космополитизм и антипатриотизм мы видим в статье Г.Ф.Александрова «Космополитизм — идеология империалистической буржуазии», опубликованной в 1948 г. в «Вопросах философии». В ней космополитами объявлялись кадет П.Н.Милюков и др., «отъявленными космополитами» — такие бывшие оппоненты Сталина, как Н.И.Бухарин и Л.Д.Троцкий, Пятаков и пр. Таким образом, термин приобретал довольно зловещий оттенок.

Заметим, что И.В. Сталин всегда придавал проблеме космополитизма большое значение, понимая ее важность в идеологическом плане. Поэтому фактически именно он был инициатором всей масштабной кампании, и даже нередко лично редактировал важные пропагандистские статьи (хотя его прямое участие далеко не всегда афишировалось). Сама же организационная часть кампании по воспитанию «советского патриотизма» направлялась «Агитпропом». Ее возглавляли Андрей Жданов, М.А.Суслов, а также Шепилов, редактор «Правды» по отделу пропаганды, позднее заместитель Суслова.

Как уже упоминалось выше, отечественная и зарубежная историография часто приравнивает «борьбу с безродным космополитизмом» к явному проявлению антисемитизма.

Здесь, как один из наиболее ярких примеров, приводят, в частности, «дело ЕАК». Однако отметим, что однозначно судить о данной проблеме нельзя. Вряд ли можно утверждать, даже несмотря на то, что антисемитские проявления действительно имели место, будто вся эта масштабная идеологическая кампания была затеяна исключительно против евреев. Так, например, не менее широкую известность имеет «Ленинградское дело», также проходившее в рамках борьбы с космополитизмом, в котором фигурировало в т.ч. и множество русских фамилий. В общей массе жертв кампании евреи представляли не столь уж значительное меньшинство. К примеру, по знаменитому «делу врачей» арестованных лиц не еврейской национальности проходило почти в три раза больше, чем евреев. Это еще раз доказывает некорректность объяснения антикосмополитизма и якобы антиеврейских кампаний исключительно с позиций антисемитизма Сталина и его окружения. Очевидно, главным двигателем кампании было стремление вновь контролировать те национальные импульсы, которые получили развитие во время войны.

Тем не менее, нельзя отрицать, что отдельные проявления антисемитизма действительно были одним из следствий кампании по борьбе с антипатриотизмом и низкопоклонством перед Западом. В рядах космополитов чаще начинают упоминаться представители еврейской интеллигенции. Во-первых, потому, что евреи, по статистике, имели весьма большой удельный вес в прослойке российской интеллигенции, гораздо больший, чем в населении страны в целом. Так, составляя после ВОВ немногим более 1% населения СССР, в различных областях культуры, искусства и науки доля евреев могла составлять примерно от 20 до 60 %! Поэтому любое давление на «интеллигентиков» неизбежно затрагивало и евреев, даже если и не было прямо направлено против них. Вероятно, обострение «еврейского вопроса» было вызвано и провозглашением в 1948г. государства Израиль, установившего явную проамериканскую ориентацию. А потому в советских евреях, традиционно поддерживавших связи с сородичами, часто стали видеть потенциальных изменников.

Своего пика кампания против «безродных космополитов» достигла в январе 1949 г., после выхода в «Правде» редакционной статьи «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», в которой критиковался ряд «последышей буржуазного эстетства», часть из которых была еврейской национальности. Причем существуют данные, что текст статьи редактировался лично Иосифом Виссарионовичем. Упомянутая статья послужила сигналом для появления новых подобных же статей, для проведения чисток в государственном аппарате, среди интеллигенции. Производится роспуск различных еврейских объединений. Кульминацией кампании можно назвать печально знаменитое «ленинградское дело» 1950, и последовавшее за ним в 1952-1953 «дело врачей». Тем не менее, массовых репрессий и арестов, как в 30-е гг. не производилось. Как правило, наказание сводилось к увольнению с работы, исключению из партии, иногда просто к переводу куда-нибудь на периферийные посты, хотя, конечно, было много арестов. К тому же клеймо космополита сразу записывало в лагерь подозрительных лиц, «шпионов».

Однако необходимо отметить, что уже в марте 1949 года злоупотребление темой космополитизма в целом и антисемитизма в частности (антисемитские проявления были наиболее заметны на местах, где его труднее было контролировать) постепенно сходит на нет. Сталин заявляет, что надо воевать «не с людьми, а с идеями», очевидно, оценивая в том числе и вероятную опасность роста еврейского национализма. Таким образом, кампания по инерции еще продолжалась, но явно уже без «антисемитской» сути.

Наступление теперь шло против капиталистическо-буржуазной идеологии и американизма. Из США, фактически, создавался образ врага (внешнего; внутри же в этом образе представлялись «безродные космополиты» и «низкопоклонники»). Одновременно стоит вспомнить, что в США также шла широкая антикоммунистическая кампания. Таким образом, можно сделать вывод, что кампания по борьбе с безродным космополитизмом была тесно связана и с «холодной войной».

Пожалуй, можно отметить, что одним из следствий политики борьбы с космополитами явилось плотное опускание «железного занавеса». Сталина часто обвиняют, возможно справедливо, в том, что он воспользовался кампанией против космополитизма, чтобы ужесточить свою политику, как внутреннюю, так и внешнюю. И действительно, данная программа во многом способствовала усилению политики изоляции советского государства, которая во многом была направлена на недопущение возможного воздействия капиталистической идеи на советских граждан. Как пример проявления политики изоляции можно привести указ 1947 года «О воспрещении регистрации браков граждан СССР с иностранцами».

Нужно также сказать, что кампания по борьбе с космополитизмом имела и важнейшее внутреннее значение для страны, поскольку одним из ее следствий стало проведение очередной чистки кадров (хотя репрессий при этом не проводилось).

Говоря о «борьбе с космополитизмом», необходимо также упомянуть, что она во многом сыграла негативную роль в развитии передовой мысли, как научной, так и культурной. Помимо разгромной критики против многих деятелей культуры – писателей и поэтов (Ахматова, Зощенко, Твардовский), режиссеров (Эйзенштейн, Довженко и пр.) и композиторов (Прокофьев, Шостакович, Мурадели), часто обвиняемых настолько надуманно, что те сами не могли понять, в чем их вина, идеологическому разносу подвергались также и многие известные ученые.

Были в значительной степени ограничены возможности развития таких наук, как философия и экономика. Ужесточение идеологического контроля над областью естественных наук во многом отбросило нашу страну назад в целом ряде областей. Здесь как один из наиболее ярких примеров может быть приведен пример закрытия дороги советским генетикам.

В результате фактической монополизации агробиологической области печально знаменитым академиком Е.Лысенко многие выдающиеся генетики, почвоведы, медики и физиологи были оттеснены на вторые позиции, что препятствовало развитию этих важнейших областей. Кибернетику же вообще окрестили реакционной наукой.

Несомненно, критика ряда новейших научных направлений и невозможность сотрудничества с зарубежными коллегами, ограничение свободы дискуссий и мнений в среде передовых и образованнейших людей общества, является одним из самых отрицательных последствий «борьбы с космополитизмом».

Подводя итог, еще раз отметим, что кампания по борьбе с «безродными космополитами» не носила антисемитского характера (в этом смысле это не было политическое явление), а многие ее жертвы принадлежали другим этносам и национальностям. При этом в ходе кампании, в отличие от 30-х гг., не проводилось масштабных репрессий. Кампания была направлена на восстановление контроля над общественной мыслью. В результате борьбы с космополитизмом пострадал и затормозил в своем развитии целый ряд научных направлений; была ограничена свобода мысли, а государство перешло к изоляции. Тем не менее, проводимая политика выполнила свое назначение, постепенно изжив себя и будучи свернута. Хотя, отметим, что до сих пор тема борьбы с космополитизмом является предметом многих споров и политических спекуляций.

Список использованной литературы

1. «Сталин и космополитизм. 1945 – 1953. Документы Агитпропа ЦК / под общ. ред. акад. А.Н.Яковлева; сост. Д.Г. Наджафов, З.С. Белоусова. – М.: МФД: Материк, 2005. / (Россия XX век. Документы).

2. «Сталин против «космополитов». Власть и еврейская интеллигенция в СССР / Г.В. Костырченко – М.:РОССПЭН; 2010.

3. Иоффе Г.З. / «Сталин и борьба с космополитизмом. Новое документальное издание // Новая и новейшая история// 2007 г., №4// с. 80-85

4. Костырченко Г.В. «Кампания по борьбе с космополитизмом в СССР» // Вопросы истории // 1994 г., №8/ с. 47 – 59.

5. А.В.Фатеев / Образ врага в советской пропаганде. 1945-1954 гг. / Монография. Отв. ред. Петрова Н. К.; Ин-т рос. истории РАН, 1999,

6. «Ленинградское дело» / сост. В.И.Демидов, В.А.Кутузов / 1990

Теги: Борьба с космополитизмом в СССР Реферат История

Добавить комментарий

Закрыть меню