Конфликт сталина и тито

Глава Югославии Иосип Броз Тито, сумевший самостоятельно, при поддержке западных стран, а не только Советского Союза, сформировать в годы Второй Мировой войны вооруженные силы для борьбы с немцами, был в наименьшей степени из всех восточноевропейских коммунистов обязан своим возвышением Сталину. В отличие от других восточноевропейских коммунистических правительств, для него не существовало проблемы дипломатического признания со стороны США и Британии. Компартия Югославии в первые послевоенные годы занимала особое, более влиятельное положение в коммунистическом блоке. Югославская столица, Белград, была выбрана местопребыванием Коминформа – наследника Коминтерна. Здесь же издавалась главная коминформовская газета – «За прочный мир, за народную демократию!»

Иосип Броз Тито. Фото 1961

Тито уклонялся от следования полугласным соглашениям о сферах влияния на Балканах, которые заключили СССР и западные державы в годы войны за спиной самих балканских стран. Однако Белград не ставил под вопрос лидерство Советского Союза в мировом коммунистическом движении. В Югославии велась национализация промышленности и банков, уничтожение частного сектора. По примеру других восточноевропейских вассалов Москвы она отказалась принять участие в Плане Маршалла.

Час истины. История советско-югославского конфликта

Поводом для конфликта Белграда с Москвой стало намерение Тито и лидера болгарских коммунистов Г. Димитрова создать на Балканах федерацию южных славян, которая помогла бы и снять болгаро-югославские противоречия из-за Македонии. Эта федерация могла оказаться притягательной для подключения других соседей. В Европе тогда обсуждались вопросы заключения многосторонней конвенции о Дунае. Если бы проект федерации разросся до масштабов балкано-дунайского сотрудничества, то центр восточноевропейской политики сместился бы к Югославии и в «социалистическом лагере» появилось бы подобие двоецентрия. Это не устраивало Москву.

СССР сначала поддержал предлагавшийся Димитровым «мягкий» вариант федерации, по которому Болгария и Югославия оказывались равнозначными ее частями. Но Тито выступал за более жесткий проект – единое государство.

Моська Тито. Советская карикатура эпохи конфликта Сталина с Югославией

С середины 1947 г. Сталин стал обвинять лидеров Югославии в стремлении добиться исключительного положения. Между тем, Димитров и Тито стали говорить об общебалканском объединении, включающем Румынию, Венгрию, Албанию и Грецию (в случае победы в ней коммунистов). Г. Димитров допускал даже возможность включения Польши и Чехословакии.

10 февраля 1948 г. югославские и болгарские лидеры были приглашены в Москву, где им было указано на недопустимость не согласованной с СССР внешней политики, причем беседа Сталина с Тито прошла в оскорбительном для последнего тоне. Димитров уступил давлению, но Тито – нет. После продолжавшегося несколько месяцев закрытого обмена письмами Сталин потребовал вынести вопрос на рассмотрение Коминформа. 28 июня 1948 г. на совещании Коминформа в Бухаресте была принята резолюция «О положении в Коммунистической партии Югославии». КПЮ была исключена из Коминформа, и вожди последнего призвали «здоровые силы» внутри югославской компартии сместить Тито.

КПЮ отвергла резолюцию. Советско-югославские отношения были порваны. Москва прекратила торговлю с Белградом и отозвала из Югославии экономических советников.

По всей Восточной Европе началась охота на «титоистов» и сторонников национальных моделей коммунизма.

Её жертвами стали видные коммунисты: Лукрециу Патрашкану (Румыния), Ласло Райк (Венгрия), Трайчо Костов (Болгария), Кочи Дзодзе (Албания). В Польше за «правонационалистический уклон» был снят с поста и подвергнут домашнему аресту Владислав Гомулка – генеральный секретарь ЦК правящей Польской рабочей партии (до ее объединения с социалистами). В Югославии разрыв со Сталиным и гонения на «титоистов» в других странах повлекли ответные преследования коминформовцев со стороны Тито.

Все эти репрессии сильно подорвали репутацию СССР на Западе. Поэтому после смерти Сталина Н. Хрущёв поспешил нормализовать отношения с Югославией. Тито при этом сохранил большую самостоятельность от советского влияния. Югославия не вошла ни в СЭВ, ни в Варшавский договор. Югославский социализм сильно отличался от советского наличием элементов самоуправления на предприятиях трудовых коллективов и более тесными связями с капиталистическим Западом.

Разрыв отношений с Югославией

После окончания Второй мировой войны пришедший к власти в Югославии при поддержке Англии и СССР И. Б. Тито стал верным соратником Сталина. По личной просьбе Тито летом 1945 года в его охрану были откомандированы лучшие оперативники из Москвы. Весной 1947 года в Югославии было принято решение о переходе к строительству социализма в стране. После принятия югославского пятилетнего плана СССР начал оказание технической помощи в индустриализации. Один из первых конфликтов между Сталиным и Тито произошел по поводу Албании – даже не поставив в известность старшего товарища, Тито потребовал от правительства Албании предоставления военной базы на юге страны для размещения там югославских войск, защищающих Албанию от возможного нападения греческой армии. В дальнейших планах Тито было объединение Югославии с Албанией. Но Сталин, в тот момент не желавший обострения отношений с Западом, выступил против инициативы Тито, и тому пришлось свернуть свои планы в отношении Албании. Вскоре появился еще один серьезный повод для конфликта между СССР и Югославией – на прошедшей 17 января 1948 года в Софии пресс-конференции лидер болгарских коммунистов Г. Димитров заявил о планах создания конфедерации балканских и придунайских государств, с включением сюда Польши, Чехословакии и Греции. Между тем правительства многих западноевропейских стран тогда выступали с обвинениями СССР в организации помощи партизанам-коммунистам Греции, ведущим вооруженную борьбу против своего правительства. В это же время Советский Союз выступал против предстоящего объединения западных зон оккупации Германии и создания ФРГ…

Через неделю после своего выступления на пресс-коференции Димитров получил телеграмму от Сталина: «Трудно понять, что побудило Вас делать на пресс-конференции такие неосторожные и непродуманные заявления». Еще через неделю подобную телеграмму от В. М. Молотова (по поручению И. В. Сталина) получил и Тито: «…Вы считаете нормальным такое положение, когда Югославия, имея договор о взаимопомощи с СССР, считает возможным не только не консультироваться с СССР о посылке своих войск в Албанию, но даже не информировать СССР об этом в последующем порядке? К Вашему сведению сообщаю, что Советское правительство совершенно случайно узнало о решении югославского правительства относительно посылки ваших войск в Албанию из частных бесед советских представителей с албанскими работниками. СССР считает такой порядок ненормальным. Но если Вы считаете такой порядок нормальным, то я должен заявить по поручению Правительства СССР, что СССР не может согласиться с тем, чтобы его ставили перед свершившимся фактом. И, конечно, понятно, что СССР как союзник Югославии не может нести ответственности за последствия такого рода действий, совершаемых югославским правительством без консультаций и даже без ведома Советского правительства…»

Но этими телеграммами сталинский разнос младшим партнерам не ограничился – спустя три дня В. М. Молотов (по поручению И. В. Сталина) направил следующие разгромные телеграммы руководителям Югославии и Болгарии. На этот раз Димитрова обвинили в том, что его действия мешают внешней политике Советского Союза: «Неудачное интервью тов. Димитрова в Софии дало повод ко всякого рода разговорам о подготовке восточноевропейского блока с участием СССР… В теперешней обстановке заключение Советским Союзом пактов о взаимопомощи, направленных против любого агрессора, было бы истолковано в мировой печати как антиамериканский и антианглийский шаг со стороны СССР, что могло бы облегчить борьбу агрессивных сил США и Англии».

Через шесть дней, 10 февраля 1948 года, прибывшие в Москву правительственные делегации Болгарии (Г. Димитров, В. Коларов и Т. Костов) и Югославии (Э. Кардель, М. Джилас, В. Бакарич; «заболевший» Тито не приехал) провели трехсторонние переговоры. Кроме Сталина в них принимали участие В. М. Молотов, А. А. Жданов, Г. М. Маленков, М. А. Суслов.

Иосиф Виссарионович заявил Димитрову: «Вы и югославы не сообщаете о своих делах, мы обо всем узнаем на улице. Вы ставите нас перед свершившимися фактами!» Молотов поддакнул: «А все, что Димитров говорит, что говорит Тито, за границей воспринимается как сказанное с нашего ведома». На следующий день состоялось подписание соглашения СССР с Болгарией и Югославией об обязательных консультациях по внешнеполитическим вопросам.

Через семнадцать дней, 1 марта, в Белграде открылось расширенное заседание Политбюро, на котором Тито переступил «границы дозволенного», сказав следующее: «Югославия подтвердила свой путь к социализму. Русские по-иному смотрят на свою роль. На вопрос надо смотреть с идеологической точки зрения. Правы мы или они? Мы правы… Мы не пешки на шахматной доске… Мы должны ориентироваться только на свои силы». В ходе дальнейшей дискуссии Тито согласился с мнением одного из членов югославского Политбюро, что «политика СССР – это препятствие к развитию международной революции». Кроме того, СССР задержал поставку оружия в Югославию, а правительство Югославии отказалось предоставить СССР конфиденциальную экономическую информацию о стране. СССР в одностороннем порядке прекратил действие протокола о консультациях, перестал отправлять техническое оборудование и отменил командировки в Югославию своих специалистов.

Дальше начались взаимные обвинения между Тито и Сталиным в оппортунизме. 5 мая 1948 года И. В.

Сталин отправил югославским руководителям письмо, которое, по его мнению, должно было поставить их на место: «Мы считаем, что в основе неготовности Политбюро ЦК КПЮ честно признать свои ошибки и сознательно исправить их лежит чрезмерное зазнайство югославских руководителей. После достигнутых успехов у них закружилась голова… Товарищи Тито и Кардель говорят в своем письме о заслугах и успехах югославской Компартии, что ЦК ВКП(б) ранее признавал их, а сейчас замалчивает. Это неверно. Никто не может отрицать заслуг и успехов КПЮ. Они бесспорны. Однако заслуги и успехи коммунистических партий Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании нисколько не меньше… И все же руководители этих партий держат себя скромно и не кричат о своих заслугах, в отличие от югославских руководителей, которые прожужжали всем уши своим неуемным бахвальством… Успехи югославской Компартии объясняются не какими-то особыми качествами, а преимущественно тем, что после разгрома штаба югославских партизан немецкими парашютистами, в момент, когда народно-освободительное движение в Югославии переживало кризис, Красная армия пришла на помощь югославскому народу, разбила немецких оккупантов, освободила Белград и тем самым создала условия для прихода к власти югославской Компартии… Если бы товарищи Тито и Кардель приняли во внимание это обстоятельство как бесспорный факт, они меньше шумели бы о своих заслугах и держались бы достойно и скромно».

А тем временем в Югославии по указанию Тито был арестован член Политбюро С. Жуйович и другие видные югославские коммунисты, открыто поддерживавшие позицию Советского Союза. В югославской партии была проведена чистка, многие из местных коммунистов были арестованы и отправлены в концлагеря.

По воле Сталина в советской и социалистической прессе появились публикации, осуждавшие «националиста» Тито. Но каждый из вождей уже сделал свой выбор, и Тито не пошел на попятную, как это сделал верный сторонник Сталина Г. Димитров…

Добавить комментарий

Закрыть меню