Какой балет написал чайковский

Ballet music

Балеты:

«Лебединое озеро» (либретто В. П. Бегичева и В. Ф. Гельцер, 1876, поставлен в 1877, Большой театр, Москва)

«Спящая красавица» (либретто И. А. Всеволожского по одноимённой сказке Ш. Перро, 1889, поставлен в 1890, Мариинский театр, Петербург)

«Щелкунчик» (либретто Всеволожского по одноимённой сказке Э. Т. А. Гофмана в переводе А. Дюма-сына, поставлен в 1892, Мариинский театр, Петербург)

Как свидетельствует Кашкин, Чайковскому «с давних пор хотелось написать балет» и «он ждал только случая попробовать свои силы в балетной музыке», который, однако, представился ему значительно позже. Первый балет Чайковского «Лебединое озеро» был написан в 1876 году, когда он пользовался уже широкой известностью в музыкальных кругах как автор четырех опер, трех симфоний и множества других произведений различных жанров (В 1870 году предполагалось заказать Чайковскому музыку к балету «Сандрильона» («Золушка») для постановки в Большом театре, но по каким-то причинам эта работа не состоялась.). Приветствуя его дебют в области балетной музыки, Ларош писал: «За самыми немногими исключениями, серьезные, заправские композиторы держат себя далеко от балета: виновата ли в этом чопорность, заставляющая их смотреть свысока на балет как на „низший род музыки“, или какая-нибудь другая причина — не берусь решить. Как бы то ни было, П. И. Чайковский свободен от этой чопорности, или, по крайней мере, один раз в жизни был от нее свободен. И за это ему большое спасибо…».

Отношение Чайковского к балету было всегда серьезным, далеким от поверхностного увлечения внешним декоративным блеском и виртуозностью танца. Отрицательно относясь к ремесленной продукции таких присяжных поставщиков балетной музыки, как Пуньи, Минкус и им подобные, он не видел причин, почему музыка в балете не может стоять на уровне оперной или симфонической. Поэтому его так задело критическое замечание Танеева по поводу Четвертой симфонии, что «в каждой части есть что-нибудь, что напоминает балетную музыку». «Я решительно не понимаю, — отвечал Чайковский, — что вы называете балетной музыкой и почему вы не можете с ней помириться … Вообще я решительно не понимаю, каким образом в выражении „балетная музыка“ может заключаться что-либо порицательное?».

Чайковский выступил в области балетной музыки как реформатор, превратив ее из подчиненного, вспомогательного элемента, служащего только сопровождением танца, в начало, одухотворяющее танец, делающее его способным к выражению сложных психологических состояний в их развитии, движении, многообразии степеней и оттенков. Он обогатил и динамизировал формы балетной музыки, придал им мощный размах и широту дыхания, не достижимые ни для кого из его предшественников и современников. В цитированном отзыве о постановке «Лебединого озера» в Москве Ларош отмечал, что «Нередко после легкого танцевального мотива, прозрачно гармонизованного и послужившего материалом для первого „колена“ какого-нибудь танца, в композиторе просыпается симфонист, и он во втором колене озаряет нас последованием густых и сочных аккордов, напоминающих вам о той же не балетного пошиба силе, которую он сдерживает в себе».

Симфонизация балета представляется одним из важнейших элементов осуществленной Чайковским в этой области реформы. Именно благодаря симфонизму мышления, способности к охвату больших, протяженных отрезков действия непрерывным музыкальным развитием и установлению связей между отдаленными его точками, автору «Лебединого озера» и «Спящей красавицы» удалось создать внутренне целостные и законченные композиции подобного масштаба, причем это концепционное единство достигается отнюдь не в ущерб тому качеству, которое принято именовать в балетном обиходе «дансантностью».

В поисках обновления балета как синтетической музыкально-хореографической формы Чайковский не был одинок. Одновременно с ним, и даже несколько опережая его, во Франции Делиб стремился повысить роль музыки в балете, наделив ее яркой образностью, характеристичностью, изяществом и тонкостью отделки. Но искусство Делиба, как верно замечает Асафьев, было «искусством миниатюриста»; «Делибу несвойственны были: размах и сила воображения широких концепций». Более прямое и непосредственное воздействие на Чайковского могли оказать симфонически развернутые действенные хореографические сцены в операх Глинки.

Пути балетной реформы Чайковского во многом аналогичны тем, которыми он шел в своем оперном творчестве, не отбрасывая и не ломая традиционные формы, а придавая им новый обогащенный смысл и подчиняя развитию целостного драматургического замысла.

В. М. Богданов-Березовский обращает внимание на «интереснейший процесс поглощения оркестровой стихией вокальных форм» в балетах Чайковского: классическая форма балетного Adagio приобретает характер «инструментальной арии», мелодически близкой его вокальным оперным ариям или дуэтам (Именно поэтому, быть может, Чайковскому удалось так естественно и органично ввести в «Лебединое озеро» отдельные фрагменты музыки своих ранних опер «Воевода» и «Ундина».), в пантомимических сценах композитор пользуется «приемом оркестрового речитатива», роль которого аналогична функциям речитатива в опере.

Вместе с тем сам Чайковский всегда очень четко разграничивал сферу содержания оперы и балета. Если в опере он стремился к сюжетам из подлинной реальной действительности, к верному, правдивому изображению живых человеческих характеров и переживаний, то для балета, как полагал композитор, более доступна область сказочного, фантастического или легендарного. «Кого может тронуть хотя бы сюжет „Парсиваля“, — писал он однажды, — где вместо людей с знакомыми нам характерами и чувствами действуют сказочные личности, способные украсить содержание балета, а не драмы?». Еще более определенно высказывается Чайковский в письме к московскому театральному художнику и «машинисту сцены» К. Ф. Вальцу, предложившему ему сценарий оперы-балета «Ватанабе» на сюжет японской сказки. Самая идея соединения двух таких разных жанров кажется композитору ложной и противоестественной: «То и другое вместе совершенно немыслимо для меня. Как опера „Ватанабе“ для меня сюжет не подходящий, ибо фантастический элемент в опере я допускаю лишь настолько, чтобы он не мешал действовать настоящим простым людям с их простыми человеческими страстями и чувствами <…> Поэтому я смотрю на „Ватанабе“ как на превосходный балетный сюжет…».

Балет оставался для Чайковского областью идеально прекрасной романтической фантазии и вымысла, противостоящего серой будничности повседневного существования. В сказочных образах своих балетов композитор воплотил глубоко гуманную мечту о вечном добре, любви и счастье, никогда не угасавшую в нем, как бы ни была мрачна и жестока окружающая действительность. Этот фантастический мир является преображенным отражением мира реального, и его обитатели наделены подлинными живыми человеческими чувствами.

Ю. Келдыш

БАЛЕТЫ ЧАЙКОВСКОГО

Созданные Чайковским три балета — «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик» — являются замечательными завоеваниями русской классической музыки, глубоко новаторскими произведениями, определившими последующее развитие русского балета.

Чайковский очень любил хореографию и понимал ее специфику.

Любя балет и хорошо зная его, Чайковский охотно согласился на предложение дирекции московского Большого театра написать музыку к балету «Озеро лебедей» в 1875 году. Это был его первый опыт в области балетной музыки. Последующие балетные произведения — «Спящая красавица» и «Щелкунчик» — были также написаны по заказу театра (петербургского), но относятся к последним годам жизни и творчества композитора.
Уже в «Лебедином озере» Чайковский осуществил коренную реформу балетного спектакля, заключавшуюся прежде всего в изменении роли музыки. У Чайковского музыка стала основным компонентом, определяющим весь спектакль. Вместо разрозненных танцевальных номеров Чайковский создал поэтичное и целостное произведение, подчиненное главной идее лирического сюжета.

Чайковский использовал в своих балетах все традиционные балетные формы, но вдохнул в них новое большое содержание. При этом основой лирического действия у него стала большая сцена-диалог, так называемый «танец-дуэт». В этих эпизодах он создал чудесную лирическую музыку, в которой выражалась глубокая внутренняя сущность сюжета. Композитор не отказался ни от классических, ни от характерных танцев, но органически включил их в развитие сюжета.

Очень большое значение в балетах Чайковского приобрел «танец-действие», оказавший влияние на все другие формы. Большие вальсы и другие номера, в которых участвует кордебалет, Чайковскому удалось поднять на небывалую художественную высоту. Наконец, пантомима у Чайковского сопровождается настолько выразительной музыкой, что мимика и жесты танцовщиков служат лишь иллюстрацией к ней, тогда как прежде музыка играла роль фона.

В балетной музыке проявилась одна из сторон большого и многогранного дарования композитора, не нашедшая широкого применения в произведениях других жанров,- удивительная изобретательность при воплощении фантастических образов. Все три балета Чайковского основаны на сказочных сюжетах.

Оставаясь и в балете художником-гуманистом, он в сюжетах наивных народных сказок видел глубокий жизненный и философский смысл. Герои волшебных балетов в его глазах были живыми, реальными людьми, он щедро одарил их душой и чувствами человека.

В 70-х годов Чайковский, обратился к созданию балета. Это было «Лебединое озеро». В самом деле, ни один крупный русский композитор до Чайковского не обращался к сочинению балетов. Чайковский пошел гораздо дальше, насытив свои балетные партитуры подлинно симфоническим развитием музыкальных образов, способностью выражать сложные психологические состояния. Все три балета — «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик» — основаны на сказочных сюжетах. Именно по этому принципу композитор выбирал подходящие сценарии. Балеты Чайковского были непривычны, новы в театральной практике его времени.

С появлением «Спящей красавицы» и «Щелкунчика» сформировалось новое явление — балетный театр Чайковского.

Балет «Спящая красавица» — Сценарий И.А.Всеволожского и М.Петипа по сказкам Ш.Перро. Период создания — с октября 1888 г. по август 1889 г. Замысел постановки и либретто принадлежали директору Императорских театров И.А.Всеволожскому. Постановочный план-сценарий разработал знаменитый балетмейстер ХIХ века М.Петипа. Музыка балета сочинялась с большими перерывами в период с октября 1888 г. по 26 мая 1889 г.. Основной конфликт сюжета заключен в противопоставлении двух сил: феи Сирени и феи Карабос. Сказочный мотив сна — поиски красоты, пробуждения к жизни — получают в музыке Чайковского большое развитие. В «Спящей красавице» использованы жанры «прошлых эпох» (сюита старинных танцев во II д., сарабанда из III д.); включение жанровых стилизаций, т. е. номеров «в стиле XVIII в.» (танцы фрейлин и пажей из II д., финальный Апофеоз).Успех балет имел безоговорочный. Критики и зрители были в данном случае единодушны.

Балет «Лебединое озеро» — большой балет в 4-х действиях. Либретто предположительно составлено самим Чайковским, возможно при участии В.П.Бегичева и В.Ф.Гельцера. Предположительно, что источниками либретто могли послужить романтические сюжеты: сказка немецкого писателя Музеуса «Лебединый пруд», а также «Ундина» Ламотт-Фуке — Жуковского. Сочинение музыки продолжалось около года с перерывами. После завершения партитуры Чайковский написал вставной номер «Русский танец» для бенефиса балерины П.Карпаковой, исполнительницы главной партии в балете — Одетты. Через некоторое время, вероятно для бенефиса балерины Собещанской, было написано Pas de deux Зигфрида и Одиллии III акта. Премьера состоялась на сцене московского Большого театра 20 февраля 1877 года.

Новым для русского балета стал образ принца Зигфрида. Впервые в русском балете был создан мужской образ (а не только танец) героя, проходящего через испытания, страдания, бросающего вызов судьбе и борющегося за свою любовь. Образом Зигфрида заложена богатейшая традиция русского национального балета.

ОПЕРЫ
«Воевода» (1868) «Ундина» (1869) «Опричник» (1872)
«Кузнец Вакула» (1874), 2-я ред. — «Черевички» (1885)
«Евгений Онегин» (1878)
«Орлеанская дева» (1879)
«Мазепа» (1883)
«Чародейка» (1887)
«Пиковая дама» (1890)
«Иоланта» (1891)

БАЛЕТЫ
«Лебединое озеро» (1876)
«Спящая красавица» (1889)
«Щелкунчик» (1892)

МУЗЫКА К ТЕАТРАЛЬНЫМ СПЕКТАКЛЯМ
«Снегурочка» (1873)

СИМФОНИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Первая симфония «Зимние грезы» (1866)
Вторая симфония (1872, ок. ред. — 1879)
Третья симфония (1875)
Четвертая симфония (1877)
«Манфред» (1885)
Пятая симфония (1888)
Шестая симфония — «Патетическая» (1893)

УВЕРТЮРЫ-ФАНТАЗИИ
«Ромео и Джульетта» (1869, 2-я ред. — 1870, 3-я ред. — 1880) «Гамлет» (1888)

ФАНТАЗИИ
«Фатум» (1868) «Буря» (1873)
«Франческа да Римини» (1876)

УВЕРТЮРЫ (ВСЕГО 5)
«Гроза» (1864) «1812 год» (1880)

ДРУГИЕ СОЧИНЕНИЯ ДЛЯ ОРКЕСТРА
«Итальянское каприччио» (1880) «Серенада для струнного оркестра» (1880) «Воевода» — баллада (1891) 4 оркестровые сюиты (1879, 1883, 1884, 1887)

ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ КОНЦЕРТЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ПЬЕСЫ
3 концерта для фортепиано с оркестром (1875, 1880—1893, 1893)
Концерт для скрипки с оркестром (1878)
Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром (1876)
«Меланхолическая серенада» (1875)
«Вальс-скерцо» (1877)

ХОРОВЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
4 кантаты, в том числе «Москва» (1883)
«Литургия Иоанна Златоуста» (1878)
«Всенощное бдение» (1881)
Хоры a cappella: «Соловушко», «Ночевала тучка золотая», «Вечер» и др,

КАМЕРНЫЕ ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ АНСАМБЛИ
3 струнных квартета (1871, 1874, 1876)
Фортепианное трио «Памяти великого художника» (1882)
«Воспоминание о Флоренции», струнный секстет (1892)

ФОРТЕПИАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Свыше 100, в том числе: Романс фа минор ор. 5, Вальс фа-диез минор ор 40, «Ната-вальс», «Думка», «Детский альбом» (24 легкие пьесы, 1878), «Времена года» (1876), Соната до-диез минор, Большая соната соль мажор, Шесть пьес ор.

19, Шесть пьес ор. 51, 18 пьес ор. 72.

ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДЛЯ СКРИПКИ С ФОРТЕПИАНО
«Размышление», «Вальс-скерцо», «Мелодия» ор. 42

КАМЕРНЫЕ ВОКАЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Свыше 100 романсов (ор. 6, 25, 27, 28, 38, 47, 54, 57, 60, 63, 65, 73)
Шесть дуэтов ор. 46

Список из книги

Балеты

  • Лебединое озеро →
  • Спящая красавица →
  • Щелкунчик →
  • Новое слово было сказано Чайковским в каждом из жанров, в которых он творил. Часто это было новаторство скрытое, проступающее как бы изнутри явления и потому не сразу оцененное, да и позже не всеми замеченное. Но есть жанр, в котором реформаторская роль Чайковского безусловна. Это — балет. В середине 70-х годов Чайковский, автор четырех опер, трех симфоний, двух квартетов и других сочинений, обратился к созданию балета, — ему, как он признался в письме к Римскому-Корсакову, «давно хотелось попробовать себя в этого рода музыке». Это было «Лебединое озеро».

    После премьеры в Большом театре Герман Ларош писал: «За самыми немногими исключениями, серьезные, заправские композиторы держат себя далеко от балета: виновата ли в этом чопорность, заставляющая их смотреть свысока на балет как на «низший род музыки», или какая-нибудь другая причина — не берусь решить. Как бы то ни было, П.И. Чайковский свободен от этой чопорности…. И за это ему большое спасибо».

    В самом деле, ни один крупный русский композитор до Чайковского не обращался к сочинению балетов. Цезарь Пуньи или Л.Минкус, чьи балеты шли в Императорских театрах, даже не стремились к созданию музыки, имеющей самостоятельную художественную ценность, и, как правило, не выходили за рамки иллюстрирования действия в удобных танцевальных формах. Несколько иначе развивалась история балета французского. Адан, автор «Жизели», и его ученик и последователь — Делиб, автор «Коппелии» и «Сильвии», создали романтические партитуры, в которых танцевальность сочеталась со сквозным музыкальным развитием.

    Услышав в Вене в 1877 году «Сильвию», Петр Ильич пришел в восторг и в письме к Танееву отозвался так: «…Слышал балет «Сильвия» Лео Делиба; именно слышал, потому что это первый балет, в котором музыка составляет не только главный, но и единственный интерес. Что за прелесть, что за изящество, богатство мелодическое, ритмическое и гармоническое…. Если б я знал эту музыку ранее, то, конечно, не написал бы «Озеро лебедей».

    Разумеется, Петр Ильич здесь несправедлив к своему первому балетному детищу, однако опыт французских композиторов не прошел для него незамеченным и сказался в дальнейшем. Но Чайковский пошел гораздо дальше, насытив свои балетные партитуры подлинно симфоническим развитием музыкальных образов, способностью выражать сложные психологические состояния. Вступаясь за достоинство и значительность жанра балета, он писал: «… Я решительно не понимаю, каким образом в выражении балетная музыка может заключаться что-либо порицательное!». И, наконец широко известно его афористическое высказывание: «… балет — та же симфония». В процессе работы над балетом «Спящая красавица» Чайковский писал фон Мекк: «Я с особой тщательностью и любовью занимался инструментовкой его и изобрел несколько совершенно новых оркестровых комбинаций, которые, надеюсь, будут очень красивы и интересны».

    Но, при всех связях, которые существуют между операми, симфониями и балетами Чайковского, — балеты все-таки были в его понимании и в его художественной практике совершенно особой сферой. Сферой романтического, фантастического, легендарного, воплощенной мечтой о победе любви и добра. Все три балета — «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик» — основаны на сказочных сюжетах. Именно по этому принципу композитор выбирал подходящие сценарии.

    Балеты Чайковского были непривычны, новы в театральной практике его времени. Один из мемуаристов сообщает, говоря о выдающемся хореографе Мариусе Петипа, следующее: «Музыка Чайковского создала для Петипа немалые затруднения.

    Он привык работать со штатными балетными композиторами , которые готовы были до бесконечности менять музыку тех или иных номеров . Поэтому Петипа было довольно трудно работать над «Спящей красавицей». В этом он мне признавался».

    С появлением «Спящей красавицы» и «Щелкунчика» сформировалось новое явление — балетный театр Чайковского. Его сильного влияния не миновали ни Глазунов в «Раймонде», ни Игорь Стравинский, преклонявшийся перед «Спящей красавицей». Балеты Чайковского составляют основу музыкальных театров мира.

    Л. З. Корабельникова

    Добавить комментарий

    Закрыть меню