Гумилев стихи анализ

Анализ стихотворения Гумилева «О тебе»

Принято считать, что Николай Гумилев на протяжении всей своей жизни любил лишь одну женщину, и ею была его супруга, поэтесса Анна Ахматова. Однако это не совсем так. После нескольких лет относительно счастливой жизни отношения супругов зашли в тупик. Ахматова мечтала о том, чтобы муж всегда был рядом и при этом признавал за ней право быть поэтессой. Гумилев же, устав от того, что рядом с ним находится эмансипированная особа, искал утешения в дальних путешествиях, выбирая самые опасные и непредсказуемые маршруты. Таки или иначе, но к началу первой мировой войны этот брачный союз фактически перестал существовать. Поэтому, оказавшись в Париже, Гумилев считал себя совершенно свободным человеком и стал ухаживать за Еленой дю Буше, дочерью русского врача французского происхождения. Этой женщине поэт посвятил свой поэтический сборник «К синей звезде», однако не включил в него стихотворение «О тебе», которое было написано несколько позже, когда поэт уже покинул французскую миссию и вернулся в Россию.

Он предполагал, что расстается со своей возлюбленной навсегда, поэтому мог говорить и думать лишь о ней. Шел 1918 год, и Гумилев с трудом представлял, что именно ждет его на родине. Рассчитывая на благополучный исход своей поездки, он все же готовился к худшему, и эти опасения явно читаются меж строк стихотворения «О тебе». Именно Елена дю Буше в этот сложный период жизни является для поэта путеводной звездой. «В человеческой, темной судьбе ты – крылатый призыв к вышине», — отмечает Гумилев. Автор убежден, что благородное сердце его возлюбленной «словно герб отошедших времен» сможет защитить его от любых невзгод. Но поэт даже не предполагает, что совершает роковую ошибку, возвращаясь домой. И эта ошибка, в конечном итоге, будет стоить ему жизни.

Но пока до роковых событий 1921 года еще далеко, и поэт полон бравады. Он утверждает, что любовь его избранницы может отогнать смерть, и золотой серафим, пришедший за его душой, даст отсрочку. «Мы поднимем тогда перед ним, как защиту, твой белый платок», — утверждает Гумилев. Ему невдомек, что будущее уже предопределено, и меньше, чем через год, он забудет свою французскую музу, став мужем другой женщины. И именно двум его супругам, двум Аннам – Ахматовой и Энгельгардт – предстоит искать его могилу, которая так до сих пор и не обнаружена, чтобы отдать последнюю дань памяти человеку, которого они по-настоящему любили.

Метки: Гумилев

В качестве собственного исследования данной темы, мною было выбрано стихотворение Н. Гумилева «Она»

ОНА

Я знаю женщину: молчанье,

Усталость горькая от слов,

Живет в таинственном мерцанье

Ее расширенных зрачков.

Ее душа открыта жадно

Лишь медной музыке стиха,

Пред жизнью, дольней и отрадной,

Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,

Так странно плавен шаг ее,

Назвать нельзя ее красивой,

Но в ней все счастие мое.

Когда я жажду своеволий

И смел и горд — як ней иду

Учиться мудрой сладкой боли

В ее истоме и бреду.

Она светла в часы томлений

И держит молнии в руке,

И четки сны ее, как тени

На райском огненном песке.

1. Стихотворение «Она» впервые опубликовано в книге стихов Николая Гумилева «Чужое небо» в 1912 году. Это книга ухода Н. Гумилева от символизма, свойственного ему ранее к новому мироощущению. Именно эту книгу критики считают первым по-настоящему акмеистическим сборником. По свидетельству А. Ахматовой, в стихотворении речь идет о ней.

2. В стихотворении основная тема – тема любви лирического героя. Идеей является понимание того, что любовь к женщине всегда загадочна и необъяснима. Повествование ведется от 1-го лица (лирического героя). Можно говорить о максимальном сближении автора и лирического героя. В стихотворении представлен образ героини-возлюбленной, у нее нет имени, она предстает как «женщина». На протяжении всего повествования перед нами возникает образ героини. Мы понимаем, что она – поэтесса («Ее душа открыта жадно/ Лишь медной музыке стиха»), причем поэтесса очень талантливая, так как лирический герой идет к ней «Учиться мудрой сладкой боли / В ее истоме и бреду». Описывается героиня с нежностью, любовью, благоговением: «Назвать нельзя ее красивой,/ Но в ней все счастие мое».

Композиционно стихотворение состоит из трех частей:

1-3 строфы,

4 строфа,

5 строфа.

Мы считаем, что именно так можно тематически расчленить текст.

3. Ключевыми словами в стихотворении являются слова, наиболее ярко характеризующие героиню: «молчанье», «усталость», «томление», «мерцанье зрачков», «душа», «мудрая, сладкая боль».

3.1.Так как текст поэтический, в нем представлены средства художественной выразительности:

эпитеты («таинственное мерцанье», «четки сны», «райский, огненный песок»);

сравнения («четки сны ее, как тени»);

гиперболы («держит молнии в руке»);

метафоры («горькая усталость», «медная музыка стиха», «мудрая, сладкая боль»).

Попробуем разобрать метафору «душа открыта жадно»:

душа – 1)внутренний мир человека;

2)свойства характера;

открыта – 1)поднять что-либо;

2)сделать доступным;

3)обнажить;

жадно – 1)стремление удовлетворить какое-либо желание;

2)скупость, корысть.

Разбор метафор позволяет нам глубже понять текст стихотворения, почувствовать его настроение, помочь раскрыть глубину образа героини.

3.2. Аллитерация наблюдается в строках: 3 (т), 7(д), 12(в,н), 13(ж,д), 17(т,л), 20(н). Звук при частотном употреблении придает тексту чувственный оттенок благодаря своей взрывной природе. Сонорные звуки яркие, солнечные, они определяют земную ипостась, выражают земные радости.

Ассонанс. Проанализировав состав гласных звуков в стихотворении, мы выяснили, что доминируют 2 звука: и . Звук ассоциируется в сознании с прямотой, искренностью, открытостью высказываний (что характерно для программных акмеистов), а также звук придает тексту мелодичность. Два основных звука в тексте закреплены и в его названии: н .

3.3. При помощи одного и того же слова (форм): ее, в ней, в ее, она осуществляется связь в тексте на лексическом уровне. Стихотворение объединяет и образ лирического героя: «я знаю женщину», «счастие мое», «я жажду своеволий», «я к ней иду». Вся лексика текста работает на наиболее глубокое психологическое раскрытие образа женщины.

4.Стихотворение написано четырехстопным ямбом, в большинстве своем рифма точная, чередование мужской и женской рифм; рифмовка перекрестная.

5. С помощью тщательно отобранных лексических средств, звукописи, образных художественных средств, четкости композиции, отказа от эффектных рифм Гумилев достигает той высоты языка, его чистоты и доступности, которая, по мнению акмеистов, и должна стать основой новой поэзии.

Заключение

Хотелось бы отметить, что Николай Гумилев был далеко незаурядной личностью с удивительной и вместе с тем трагичной судьбой. Не подлежит сомнению его талант как поэта и литературного критика. Его жизнь была полна суровых испытаний, с которыми он с доблестью справился: несколько попыток самоубийства в юности, несчастная любовь, чуть ли не состоявшаяся дуэль, участие в мировой войне. Но она оборвалась в возрасте 35 лет, и кто знает, какие бы гениальные произведения Гумилев бы еще мог создать. Прекрасный художник, он оставил интересное и значительное наследие, оказал несомненное влияние на развитие российской поэзии. Его ученикам и последователям, наряду с высоким романтизмом, свойственна предельная точность поэтической формы, так ценимая самим Гумилевым, одним из лучших русских поэтов начала XX века.

Литература XX века развивалась в обстановке войн, революций, затем становления новой послереволюционной действительности. Все это не могло не сказаться на художественных исканиях авторов этого времени. Социальные катаклизмы начала нашего столетия усилили стремление философов, писателей понять смысл жизни и искусства, объяснить постигшие Россию потрясения. Поэтому неудивительно, что любая область литературы начала XX века поражает необычностью и разнообразностью авторских мироощущений, форм, структур. Художественные искания обрели редкую напряженность и совершенно новые направления. За каждым Мастером прочно укрепилась слава первооткрывателя какого-либо нового прежде недоступного направления или приема в литературе.

Список литературы

А.А. Ахматова. Лирика. Ростов н/Д: Феникс, 1996. – 341 с.

Баранов С.Ю. Специфика искусства и анализ литературного произведения / Учебное пособие к спецкурсу. — Вологда, 1998.

Поэзия серебряного века. В 2 т.: Т. 1. – М.: Дрофа: Вече, 2002. – 368 с.

Гинзбург Л.Я. О лирике. 2-е издание — М., 1974.

Гумилев Н. Избранное / Сост., выступ. ст., коммент., лит.-биогр. Хроника И.А. Панкеева; Худож. С.Соколов. – М.: Просвещение. 1990. – 383 с.: ил.-(Б-ка словесника).

Гумилев Н. Сочинения. Т.3, М., 1991

Лотман Ю.М. Поэзия и проза / Стиховедение. Хрестоматия. Сост. Ляпина Л.Е. — М.: Флинта. Наука. — 1998.

Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. чл. – корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. – М.: Рус.

яз. — 1989.

Памятные книжные даты. 1988. М., 1988.

Русская литература XX века. 11 кл.: Учеб. для общеобразоват. учеб. заведений. – В 2 ч. Ч. 1/ В.В. Агеносов и др.; Под ред. В.В. Агеносова. – 3-е изд. – М.: Дрофа, 1998. – 528 с.: ил.

Титова Е.В. Тема, идея, сюжет лирического стихотворного произведения: к проблеме определения./ Анализ литературного произведения. — Вологда: Русь. — 2001.

«Дождь» Николай Гумилев

Сквозь дождем забрызганные стекла Мир мне кажется рябым; Я гляжу: ничто в нем не поблекло И не сделалось чужим. Только зелень стала чуть зловещей, Словно пролит купорос, Но зато рисуется в ней резче Круглый куст кровавых роз. Капли в лужах плещутся размерней И бормочут свой псалом, Как монашенки в часы вечерни Торопливым голоском. Слава, слава небу в тучах черных! То — река весною, где Вместо рыб стволы деревьев горных В мутной мечутся воде. В гиблых омутах волшебных мельниц Ржанье бешеных коней, И душе, несчастнейшей из пленниц, Так и легче и вольней.

Анализ стихотворения Гумилева «Дождь»

Произведение, созданное весной 1915 г., отражает своеобразный подход автора к изображению родного пейзажа. Лирический герой видит окружающую природу через оконное стекло, забрызганное каплями дождя.

Прозрачная преграда помогает по-новому взглянуть на детали обычной картины.

Герой-наблюдатель фиксирует привычные и свежие черты дождливого дня: мир по-прежнему ярок и близок лирическому «я», но представляется «рябым», пестрым, когда свет преломляется в каплях воды.

Мотив необычного, заявленный в зачине, приобретает во втором четверостишии странное, немного пугающее звучание. Зелень листьев получает сравнение с купоросом и необычный эпитет «зловещая». Впечатление, вызванное неожиданным определением, подкрепляется характеристикой «кровавые», которая избирается для колористической оценки оттенка цветов. Лирический герой замечает увеличившуюся резкость контраста двух оттенков: зеленой листвы и кроваво-красных роз.

Равномерный плеск капель рождает еще один оригинальный образ — монахинь, которые торопливо «бормочут свой псалом».

Подытоживая увиденное, наблюдатель произносит странное славословие, превозносящее «небо в тучах черных». Что привлекательного усмотрел лирический субъект в картине хмурого ненастного дня? Героя привлекает очищающая сила дождя, подобная весеннему половодью. Мощная способность к обновлению зарождает ирреальное пространство — фантастический пейзаж, вырастающий в двух финальных катренах.

В новой зарисовке обострение мотива необычного достигает кульминации. Мокрые «стволы деревьев» становятся бойкими рыбами, появляются образы «волшебных мельниц», в чьих «гиблых омутах» неистово ржут «бешеные кони».

Финал «Дождя» преподносит еще один сюрприз: оказывается, воображаемые зрительные и звуковые образы благотворно воздействуют на душу наблюдателя. Чудесные видения снимают остроту метафоры «несчастнейшая из пленниц», служащей обозначением стесненности земного существования вечной сущности.

Дождь выявляет многогранность мира, сочетающего в себе реальный и воображаемый срезы. Поэт сосредоточен на переходе между двумя пространственными пластами, считая его источником творческого вдохновения.

Внимание к полутонам и различиям отражается на уровне стиля: в поэтическом тексте концентрируются прилагательные сравнительной степени. Ряд из пяти примеров завершается прилагательным в превосходной степени, которое характеризует состояние невольницы-души.

Метки: Гумилев

«Отравленный» Николай Гумилев

«Ты совсем, ты совсем снеговая,
Как ты странно и страшно бледна!
Почему ты дрожишь, подавая
Мне стакан золотого вина?»

Отвернулась печальной и гибкой…
Что я знаю, то знаю давно,
Но я выпью, и выпью с улыбкой
Все налитое ею вино.

А потом, когда свечи потушат
И кошмары придут на постель,
Те кошмары, что медленно душат,
Я смертельный почувствую хмель…

И приду к ней, скажу: «Дорогая,
Видел я удивительный сон.
Ах, мне снилась равнина без края
И совсем золотой небосклон.

Знай, я больше не буду жестоким,
Будь счастливой, с кем хочешь, хоть с ним,
Я уеду далеким, далеким,
Я не буду печальным и злым.

Мне из рая, прохладного рая,
Видны белые отсветы дня…
И мне сладко — не плачь, дорогая,—
Знать, что ты отравила меня».

Анализ стихотворения Гумилева «Отравленный»

Мотив любви как ядовитого зелья, знаковый для лирики Гумилева, характеризуется автобиографичностью. Известно по крайней мере о трех попытках самоубийства, которые предпринимал поэт в юношеские годы, в период увлеченности Анной Горенко. Женский образ отравительницы возникает и в творчестве Ахматовой, однако опьяняющая горечь в трактовке поэтессы скорее характеризует сложность отношений, чем конкретные свойства напитка. «Терпкая печаль» душевной дисгармонии приносит страдания обоим героям.

Произведение Гумилева 1911 г.

сходно по тематике с ахматовским «Сжала руки под темной вуалью…» Непростые отношения влюбленной пары здесь развиваются по-другому. Бледность «печальной и гибкой» героини становится страшной, характеризуясь эпитетом «снеговая». Лирический субъект замечает и дрожание рук, и странность в поведении избранницы. Он сознательно выпивает отравленное возлюбленной вино, сопровождая жест мужественной «улыбкой».

Остальная часть лирического повествования относится к будущему времени. Герой, наделенный даром предвидения, уверенно моделирует дальнейшие события. Прощальная речь не содержит обвинений: он предоставляет свободу возлюбленной. Лирический субъект, находящийся на пороге смерти, ощущает себя путником, который направляется в «прохладный рай». Сакральное место кажется бескрайней равниной с колористической доминантой — «золотым небосклоном».

Содержание финального катрена объясняет секрет всеведения героя: мысленно находясь в горнем мире, он проникает в тайную суть земных деяний. Невозмутимость и отстраненность позиции лирического «я» позволяет встретить смерть мужественно и даже насладиться ей. Показательно, что в поэтическом тексте не упоминается о боли: переход в иной мир сродни кошмару, который «медленно душит» спящего.

Новое состояние способствует избавлению от отрицательных черт — жестокости, злобы, печали. В художественном мире «Отравленного» смерть является выходом из лабиринта мучительной любви. Неслучайно вино охарактеризовано эпитетом «золотое»: отравленное питье трактуется как средство, приближающее выпившего к заветному золоту райских небес.

Тем же периодом датирован «Акростих», посвященный Ахматовой. Одна из деталей цветастой восточной картины, изображенной в произведении, — загадочный взор, исполненный «отравы и обманов». Невыносимая горечь высокого чувства передается метафорой «отравленная кровь» в стихотворении «Однообразные мелькают…», которое создано шестью годами позже анализируемого текста.

Метки: Гумилев

Добавить комментарий

Закрыть меню