Горе от ума классицизм

«Горе от ума» (см. краткое содержание, анализ и полный текст) – по форме, комедия классическая (псевдоклассическая).

В ней соблюдены все три единства: единство места (все время действие идет в доме Фамусова), единство времени (с утра до вечера одного дня) и единство действия; как в других псевдоклассических комедиях, и здесь есть противопоставление порочных и добродетельных героев. Устами добродетельного героя, резонера Чацкого, говорит сам автор. Есть тут и наперсница-служанка – Лиза. Но удивительное знание русской жизни и художественность её изображения сделали из этой комедии, построенной так искусственно, вместе с тем и произведение художественно-реалистическое, правдивое и сильное. (См. Черты реализма в «Горе от ума».)

Горе от ума. Спектакль Малого театра, 1977

К недостаткам комедии надо отнести излишний её субъективизм. Грибоедов чересчур много внес сатирического элемента в резонерские речи Чацкого, – и оттого все монологи его обратились в типичные сатиры, как тогда понимали их теоретики классицизма.

Такими же сатирами, по существу своему, являются и монологи Фамусова; правда, почти все они, в высокой степени, художественны, – настолько в них «самообличение» искусно прикрыто самодовольством говорящего. Но, например, один монолог прямо неверен по тону: произошло это опять-таки потому, что автор поработил себе своего героя: лиризм сатирического обличения вышел у него из проделов узкого фамусовского довольства собою.

Это – монолог, в котором Фамусов делает характеристику Москвы, – характеристику, более уместную в устах Грибоедова-Чацкого. Так, по словам Фамусова, гостеприимные москвичи неразборчивы в гостях, – для них ровнехонько ничего не значило – хоть честный человек, хоть нет – «для всех был готов обед», Так же фальшиво звучит отзыв Фамусова, о старичках, «канцлерах в отставке по уму», об их «либеральном, консерватизме» – такой отзыв естественнее был бы в устах обличителя Чацкого.

Отзыв Фамусова о девицах московских:

Его величество король был прусский здесь –
Дивился не путем московским он девицам –
Их благонравию, не лицам!..
…Словечка в простоте не скажут – все с ужимкой,
Французские романсы вам поют
И верхние выводят нотки;
К военным людям так и льнут, –
А потому, что патриотки!

– точно так же более похож на издевательство, чем на самодовольную похвалу.

/ Сочинения / Грибоедов А.С. / Горе от ума / Черты классицизма и реализма в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Черты классицизма и реализма в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Комедия “Горе от ума” создавалась в начале 20-х годов XIX века. Главный конфликт, на котором построена пьеса, — противостояние “века нынешнего” и “века минувшего”. Над литературой того времени еще имел власть классицизм эпохи Екатерины Великой. Но устаревающие каноны ограничивали свободу драматурга в описании реальной жизни, поэтому Грибоедов, взяв за основу классицистическую комедию, пренебрег, по мере необходимости, некоторыми законами ее построения.
Любое классицистическое произведение (драма) должно было строиться на принципах единства времени, места и действия, постоянства характеров.
Первые два принципа довольно строго соблюдены в комедии. В произведении можно заметить не одну, как было принято, любовную интригу (Чацкий — Софья, Софья — Молчалин, Молчалин — Лиза, Лиза — Петруша), но все они как бы выстраиваются “в одну линию”, не нарушая единства действия. В классицистических произведениях любовной паре господ соответствовала пара слуг, их пародирующая. В “Горе от ума” эта картина смазана: сама хозяйская дочь влюблена в “слугу” (Молчалина). Таким образом Грибоедов хотел показать реально существующий тип людей в лице Молчалина, которого Фамусов “безродного пригрел и ввел в секретари…” (а теперь Молчалин готовится стать дворянином, женившись на его дочери).
Большинство классицистических произведений было построено на принципе: долг выше чувства. В комедии “Горе от ума” важную роль играет любовный конфликт, который перерастает в социально-политический.
Все герои классицистических произведений были четко разделены на положительных и отрицательных. Этот принцип соблюдается только в общих чертах: так называемое “фамусовское общество” противопоставляется герою, выражающему новые, прогрессивные взгляды.

Но если рассматривать каждого представителя этого общества в отдельности, то выяснится, что каждый из них не так уж плох. Например, в образе Фамусова (главного антипода Чацкого в общественном конфликте) вырисовываются вполне понятные положительные человеческие черты: ок любит дочь, желает ей добра (в своем понимании), а Чацкий для него — родной человек (после смерти отца Чацкого Фамусов стал его опекуном я воспитателем) в начале комедии. Фамусов дает Чацкому вполне дельные советы:
…Во-первых, не блажи,
Именьем, брат, не управляй оплошно,
А главное — поди-тка, послужи…
Образ же положительного героя, прогрессиста Чацкого, отмечен некоторыми отрицательными чертами: вспыльчивостью, склонностью к демагогии (не зря А. С. Пушкин недоумевал: зачем главный герой произносит пламенные речи перед этими тетушками, бабушками, репетиловыми), чрезмерной раздражительностью, даже злобой. (“Не человек — змея” — это оценка Чацкого бывшей возлюбленной Софьей). Такой подход к главным героям свидетельствует о появлении новых, реалистических тенденций в русской литературе.
В классицистической комедии обязателен хороший конец, то есть победа положительных героев и добродетели над отрицательными героями, над пороком. В “Горе от ума” количество отрицательных героев во много раз больше количества положительных (к положительным героям можно отнести Чацкого и еще двух внесценических персонажей — родственника Скалозуба, о котором он говорит: “Чин следовал ему, он службу вдруг оставил, в деревне книжки стал читать”; и племянник княгини Тугоуховской, о котором она с пренебрежением сообщает: “…он химик, он ботаник, князь Федор, мой племянник”). А из-за несоответствия сил положительные герои в пьесе терпят поражение, “они сломлены силой старой”. Фактически же, Чацкий уезжает победителем, так как он уверен в своей правоте. Кстати, использование внесценических персонажей — также новаторский прием. Эти герои помогают осмыслить происходящее в доме Фамусова более широко, в масштабах всей страны; они как бы расширяют, раздвигают рамки повествования.
По законам классицизма жанр произведения строго определял его содержание. Комедия должна была быть либо юмористической, фарсовой, либо носить сатирический характер. Комедия Грибоедова не только сочетает в себе два этих типа, но еще вбирает в себя чисто драматический элемент. В комедии есть такие герои, как Скалозуб и Тугоуховские, смешные в каждом своем слове и действии. Или такие, как княжны, которым даже не дали имена (пародия на всех московских барышень) Платон Го-рич, “муж-мальчик, муж-слуга из жениных пажей, высокий идеал московских всех мужей”; безымянные господа N и П, необходимые, чтобы показать жестокий механизм распространения сплетни в светском обществе (элементы сатиры). В комедии использованы и другие приемы комического изображения: говорящие фамилии (Скалозуб, Молчалив, Репетилов, Горич, Тугоуховские, Фамусов), “кривое зеркало” (Чацкий-Репетилов).
Так же, как и все произведение сочетает в себе юмор и сатиру, главные герои его (Чацкий и Фамусов) неоднозначны. Над главой семейства и хозяином дома, Фамусовым, мы весело смеемся, когда он заигрывает с Лизой, из кожи вон лезет, чтобы выдать свою дочь за нелепого Скалозуба, но задумываемся над устройством общества того времени, когда он, взрослый и уважаемый всеми человек, опасается, “что станет говорить княгиня Марья Алексевна”.
Чацкий еще более неоднозначный герой. Он в чем-то выражает точку зрения автора (выступает резонером), сначала иронизирует над московскими жителями, укладом их жизни, но, мучаясь от неразделенной любви (герой-любовник), озлобляясь, начинает обличать всех и вся (герой-обличитель).
Итак, Грибоедов хотел высмеять пороки современного ему общества в комедии, построенной в соответствии с канонами классицизма. Но, чтобы более полно отразить реальную ситуацию, ему пришлось отступить от канонов классицистической комедии. В итоге, мы можем сказать, что в комедии “Горе от ума” сквозь классицистическую форму произведения, построенного по принципам “века минувшего”, проглядывают черты нового литературного направления, реализма, открывающего для писателя новые возможности изображения реальной жизни.

Беру!

46577 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Коллекция сочинений: Принципы классицизма и отклонения от них в комедии “Горе от ума”

1. Наличие пяти действий. В комедии «Горе от ума» нет пятого действия, это связано с нарушением принципа единства действия.

2. Требование «трех единств». Это требование в целом выполняется — действие происходит в течение суток и только в доме Фамусова. Но обратите внимание на то, что единство времени и места не вводится формально, как необходимая условность, а содержательно оправдано. Смысл единства времени виден из реплики Чацкого: «Вы правы: из огня тот выйдет невредим, // Кто с вами день прожить успеет, // Подышит воздухом одним, // И в нем рассудок уцелеет». Таким образом подчеркивается, что достаточно было одного дня для того, чтобы произошел этот конфликт. Чацкий, с его взрывным характером, и фамусовское общество, с его консерватизмом и недоверием к молодежи, не могут найти общего языка даже при столь непродолжительном общении. В этом психологическое значение единства времени.

Единство места тоже мотивировано сюжетом и конфликтом: «Что нового покажет мне Москва?» — говорит Чацкий, подразумевая, что его интересует только Софья. Но в то же время особняк Фамусова становится символом всей Москвы. Появление Чацкого на сцене означает его приезд в Москву, уход Чацкого со сцены — отъезд из Москвы («Вон из Москвы! сюда я больше не ездок»). В репликах Лизы, Фамусова и других происходящее в доме осмысляется «на уровне Москвы» («Как все московские, ваш батюшка таков…», «На всех московских есть особый отпечаток…» и т. д.). Вспомните слова И. А. Гончарова о том, что в этой комедии, «как в зеркале», отразилась грибоедовская Москва. Воссоздание этого московского «особого отпечатка» требует не классицистической схематизации, а реалистической типизации характеров (вспомните одно из известнейших определений реализма: «изображаются типические характеры в типических обстоятельствах»). {Используйте это рассуждение для раскрытия темы «Москва и образы москвичей в комедии Грибоедова «Горе от ума».)

Кроме того, внимание зрителя часто переключается на внесценические сюжеты, действие которых происходит не в доме Фамусова и даже не обязательно в Москве. Пространство, на котором происходит конфликт, символически расширяется: дом Фамусова — Москва — Россия — Европа — весь мир («Молчалины блаженствуют на свете», «Есть на земле такие превращенья…» и т. п.). Благодаря важным репликам героев в памяти зрителя удерживается еще один дом, символизирующий Москву, — «Английский клуб». (Знаете ли вы московский «адрес» этого клуба? Что сейчас находится в этом здании?) Если дом Фамусова в начале комедии — символ «домашней» Москвы, то клуб — Москва общественная (его посещают такие разные представители общества, как Фамусов, Репетилов, Чацкий). Единство места этим не отменяется, но заметно осложняется.

Принцип единства действия означает, что в произведении должен быть один конфликт (без побочных сюжетных линий), который полностью разрешается в конце, причем устраняются все недоразумения, окончательно торжествует добродетель и наказывается порок («счастливый конец»). В «Горе от ума» ни одно из этих требований не выполняется в точности. В комедии не один, а два конфликта (один социальный, другой — любовный, они развиваются параллельно, и нельзя сказать, какой из них важнее). Так что это не единство, а скорее «двуединство» действия (на это обратили внимание многие критики, в том числе И. А. Гончаров в статье «Мильон терзаний»). Любовная интрига и общественный конфликт тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

В комедии нет полного разрешения конфликта, торжества добродетели и наказания порока. Чацкий до конца не понимает, что произошло между Софьей и Молчалиным, и произносит патетическую, но вместе с тем и нелепую речь (заключительный монолог: «Не образумлюсь, виноват…»), где довольно несправедливо обвиняет Софью. (За что Чацкий обвиняет Софью? Почему эти обвинения несправедливы?) Фамусов, со своей стороны, тоже не понимает, в чем дело, он думает, что у Софьи роман с Чацким (за что и обещает отправить ее «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов»).

3. Система персонажей: традиционные амплуа, однозначность характеров, «говорящие» фамилии. В классицистической семейно-бытовой комедии с любовным треугольником (чаще всего это «комедия сватовства») легко просматриваются амплуа персонажей: «благородный герой» — «любовник», «героиня», «второй любовник», «субретка» (младшая второстепенная героиня, обычно служанка, выполняющая в сюжете функции «помощницы» главной героини), «благородный обманутый отец», который в конце все узнает (в «Горе от ума» Фамусов в конце так и не понял, что произошло, а также не понял смысла монолога Чацкого «Не образумлюсь, виноват…», — об этом можно судить по его ответной реплике, которой заканчивается комедия), резонер (персонаж, произносящий длинные монологи, иногда — обличительного характера). В персонажах «Горя от ума» можно узнать основные амплуа, но есть в них и отступления от традиции. Обратите внимание на то, что у Грибоедова персонаж может совмещать в себе более одного амплуа. Так, Лиза не только субретка, но и резонер (ей принадлежат меткие и остроумные характеристики героев), Чацкий одновременно резонер-обличитель, «благородный герой» и «второй любовник» (неудачливый жених). Молчалин — избранник Софьи, но тогда он должен быть положительным героем, а это требование не выполняется; странно видеть такого персонажа в роли «первого любовника». Если «благородный герой» — Чацкий, тогда он должен быть избранником, но и этого мы не видим. Такой нетрадиционный любовный треугольник не может быть разрешен типичным образом. Обратите внимание также на параллельный любовный треугольник (Лиза — Фамусов — Скалозуб), в котором пародируются отношения главных героев.

Принцип однозначности характера (герой классицистической комедии — олицетворенная идея, воплощение конкретной добродетели или порока) тоже не всегда выполняется. Так, например, литературные предшественники Чацкого — «Мизантроп» из одноименной комедии Ж.-Б. Мольера и «Говорун» из одноименной комедии Н. Хмельницкого — наделялись пороком (злословие), который в финале наказывался или исправлялся. Чацкий же не просто «мизантроп» или «говорун», он достаточно сложный характер, и его иронический «ум» не получает однозначной оценки.

Имена (фамилии) героев комедии классицизма часто бывают «говорящими». Имя собственное производится от нарицательного («Простаковы» от «простак», «Скотинин» от «скотина»), прямо и однозначно указывая на главную и единственную черту характера, фамилии героев «Горя от ума» тоже часто «говорящие», но функция их иная, чем в классицизме: в фамилиях задан определенный круг ассоциаций, который в целом не упрощает, а наоборот, осложняет понимание характера, выявляя в нем какую-то новую грань. Такие имена, как «Молчалин», не только сохраняют в себе первоначальное значение («молчать»), но и сами по себе являются потенциальными нарицательными именами: эта возможность реализуется уже в тексте: («Молчалины блаженствуют на свете!»; «В нем Загорецкий не умрет!»), а впоследствии — в статье И. А. Гончарова «Мильон терзаний», где говорится, например, о «Чацких» во множественном числе. Мы можем рассматривать «молчалинство» как социальный и культурный феномен, в то время как говорить подобным образом о «скотининщине» или «простаковщине» было бы неуместно.

Вместо системы амплуа и однозначных характеров-эмблем с простыми «говорящими» фамилиями мы обнаруживаем в комедии систему социально и культурно обусловленных типов, изображаемых по принципу реалистической типизации и индивидуализации. Кроме того, можно заметить, что в комедии Грибоедова «говорящие» фамилии не только указывают на какой-то аспект характера героя, но еще и отсылают к теме человеческого общения — «говорение» (Фамусов от лат. fama — «молва»; Репетилов от франц. repeter — «повторять»; Хлестова от «хлесткий»; «скалить зубы» (Скалозуб); «слушание» (Тугоуховские), «молчание» (Молчалин).

Таким образом, имена героев значимы не только по отдельности, но и все вместе: в совокупности они составляют важный символический ключ к пониманию проблематики «Горя от ума»: ведь это комедия о трудностях общения (именно поэтому сквозные мотивы в ней — глухота и непонимание). Такая глубокая символичность не свойственна «говорящим» фамилиям в классицизме.

Таким образом, выясняется, что Грибоедов лишь формально сохраняет классицистические рамки, наполняя их психологическим или социально-психологическим содержанием. Психологическая достоверность характеров сочетается с авторской иронией по отношению к привычному стилю изображения — классицизму. Под маской классицизма скрывается реализм.

Добавить комментарий

Закрыть меню