Этика конфуция кратко

Конфуцианство собой целостное этико-религиозное учение. Главный принцип конфуцианства заключался в идее всеобщей справедливости. Оно оправдывало наличие в обществе господ и трудящихся, обосновывало существование умственного и физического труда, призывало к подчинению вышестоящим властям, как к порядку, установленному высшей силой.

Основные принципы конфуцианства следующие.

1. Принцип «жэнь», т. е. гуманность и человеколюбие. «Чего не желаешь себе, того не делай другим».

2. Принцип «ли», т. е. почтительность и ритуал. «Воспитанный человек предъявляет требования к себе, низкий человек предъявляет требования к другим».

3. Принцип «чжэн-мин», то есть исправление имен. В обществе будут порядок и взаимопонимание между людьми, если каждый будет себя вести в соответствии своему знанию и должности. «Государь есть государь, отец есть отец, сын есть сын».

4. Принцип «цзюнь-цзы», т. е. образ благородного мужа. Все люди способны быть высоконравственными, но это, прежде всего, удел мудрых, занимающихся умственной деятельностью. Предназначение простолюдинов — обслуживать аристократическую элиту во главе с императором.

5. Принцип «вэнь», т. е. образованность, просвещенность, духовность в сочетании с любовью к учению и не стеснительностью в обращении за советами к нижестоящим людям.

6. Принцип «ди», т. е. повиновение старшим по должности и возрасту. «Если человек почтителен, то его не презирают. Если человек правдив, то ему доверяют. Если человек сметлив, он добивается успехов. Если человек добр, он может использовать других».

7. Принцип «чжун», т. е. преданность государю, нравственный авторитет правительства. Правители должны вносить в жизнь порядок с помощью правил поведения. «Если власть не будет алчна, то и люди не станут воровать». Соединение идей о гармонично упорядоченном обществе и идеальном (благородном) человеке составило цельное учение конфуцианства. В его содержании над собственно философской стороной превалировала этико-политическая.

Общество, по мнению Конфуция, должно напоминать сложный механизм, который может работать лишь в том случае, если каждая его часть будет находиться на своем месте и содержаться в порядке.

Конфуций

Родился Конфуций в 551 г. до нашей эры в царстве Лу. Отец Конфуция Шулян Хэ был храбрым воином из знатного княжеского рода. В первом браке у него родились только девочки, девять дочерей, а наследника не было. Во втором браке столь долгожданный мальчик родился, но, к несчастью, был калекой. Тогда, в возрасте 63 лет, он решается на третий брак, и его женой соглашается стать молодая девушка из рода Янь, которая считает, что нужно выполнить волю отца. Видения, которые посещают ее после свадьбы, предвещают появление великого человека. Рождению ребенка сопутствует множество чудесных обстоятельств.

Согласно традиции, на его теле имелось 49 знаков будущего величия.


Так родился Кун-фу-цзы, или Учитель из рода Кун, известный на Западе под именем Конфуция.
Отец Конфуция умер, когда мальчику было 3 года, и молодая мать посвятила всю жизнь воспитанию мальчика. Ее постоянное руководство, чистота личной жизни сыграли большую роль в формировании характера ребенка. Уже в раннем детстве Конфуций отличался выдающимися способностями и талантом предсказателя. Он любил играть, подражая церемониям, бессознательно повторяя древние священные ритуалы. И это не могло не удивлять окружающих. Маленький Конфуций был далек от игр, свойственных его возрасту; главным его развлечением стали беседы с мудрецами и старцами. В 7 лет его отдали в школу, где обязательным было освоение 6 умений: умение выполнять ритуалы, умение слушать музыку, умение стрелять из лука, умение управлять колесницей, умение писать, умение считать.

Конфуций родился с беспредельной восприимчивостью к учению, пробужденный ум заставлял его читать и, самое главное, усваивать все знания, изложенные в классических книгах той эпохи, поэтому впоследствии о нем говорили: «Он не имел учителей, но лишь учеников». При окончании школы Конфуций один из всех учащихся сдал сложнейшие экзамены со стопроцентным результатом. В 17 лет он уже занимал должность государственного чиновника, хранителя амбаров. «Мои счета должны быть верны — вот единственно, о чем я должен заботиться», — говорил Конфуций. Позже в его ведение поступил и скот царства Лу. «Быки и овцы должны быть хорошо откормлены — вот моя забота», — таковы были слова мудреца. «Не беспокойся о том, что не занимаешь высокого поста. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься». В двадцать пять лет за свои бесспорные достоинства Конфуций был отмечен всем культурным обществом. Одним из кульминационных моментов в его жизни стало приглашение благородного правителя посетить столицу Поднебесной. Это путешествие позволило Конфуцию в полной мере осознать себя наследником и хранителем древней традиции (таковым считали его и многие современники). Он решил создать школу, основанную на традиционных учениях, где человек учился бы познавать Законы окружающего мира, людей и открывать собственные возможности. Конфуций хотел видеть своих учеников «целостными людьми», полезными государству и обществу, поэтому учил их различным областям знания, основывающимся на разных канонах. Со своими учениками Конфуций был прост и тверд: «Почему тот, кто не задает себе вопросы «почему?», заслуживает того, чтобы я задавал себе вопрос: «Почему я его должен учить?» «Кто не жаждет знать, того не просвещаю. Кто не горит, тому не открываю. А тот, кто по одному углу не может выявить соотношения трех углов, — я для того не повторяю». Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия — в те времена самую ответственную должность в государстве. Он сделал так много для своей страны, что соседние государства стали опасаться царства, блестяще развивавшегося усилиями одной личности. Клевета и наветы привели к тому, что правитель Лу перестал внимать советам Конфуция. Конфуций покинул родное государство и отправился в путешествие по стране, наставляя правителей и нищих, князей и пахарей, молодых и стариков. Везде, где он проходил, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал: «Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника». Для Конфуция знание и добродетель были едины и неразделимы, и поэтому жизнь в соответствии со своими философскими убеждениями являлась неотъемлемой частью самого учения. «Подобно Сократу, он не отбывал «рабочее время» со своей философией. Не был он и «червем», зарывшимся в свое учение и сидящим на стуле вдали от жизни. Философия была для него не моделью идей, выставляемых для человеческого осознания, но системой заповедей, неотъемлемых от поведения философа». В случае Конфуция можно смело ставить знак равенства между его философией и его человеческой судьбой.


Умер мудрец в 479 году до нашей эры; свою смерть он предсказал ученикам заранее.
Несмотря на внешне скромные биографические данные, Конфуций остается величайшей фигурой в духовной истории Китая. Один из его современников говорил: «Поднебесная давно пребывает в хаосе. Но ныне Небо возжелало сделать Учителя пробуждающим колоколом»

Конфуций не любил говорить о себе и весь свой жизненный путь описал в нескольких строчках: «В 15 лет я обратил свои помыслы к учению. В 30 лет — я обрёл прочную основу. В 40 лет — я сумел освободиться от сомнений. В 50 лет — я познал волю Неба. В 60 лет — я научился отличать правду от лжи. В 70 лет — я стал следовать зову моего сердца и не нарушал Ритуала». В этом высказывании весь Конфуций — человек и идеал традиции, известной как конфуцианство. Его путь от учёбы через познание «воли Неба» к свободному следованию желаниям сердца и соблюдению правил поведения, которые он считал священными, «небесными», стал нравственным ориентиром всей культуры Китая.

С уважением к традиции всегда связано почтение к тем, кто эту традицию передает, — к старшим, и в первую очередь к собствен­ным родителям. Добродетели сыновней почтительности Конфуций придавал первостепенное значение, считая ее основой всех осталь­ных добродетелей, и прежде всего человечности. На втором месте среди семейных добродетелей он называет уважение и любовь к старшим братьям. Чувства эти, по Конфуцию, должны выражать­ся в послушании родителям при их жизни, а после смерти — в том, чтобы достойно похоронить их и приносить жертвы на их могилах.

Так, послушание детей родителям продолжается всю жизнь, не прекращаясь с совершеннолетием детей.

Китайское общество всегда было под влиянием этической кон­цепции сыновней почтительности. Другими словами, оно было по­строено на сыновней почтительности, которая дошла до каждого уголка китайской жизни, пронизав собой все виды деятельности китайского народа. Все традиционные обычаи и нравы народа во­площали этот принцип. Это может быть подтверждено тщательным разбором семейной, религиозной, социальной и политической жиз­ни китайского народа.

Поскольку государство рассматривалось как большая семья, добродетель послушания должна была найти себе место и среди качеств, характеризующих отношения между правителем и под­данными. И в самом деле, у Конфуция не раз встречается мысль, что тот, кто в семье слушается отца, в государстве повинуется правителю.

Призыв к покорности и послушанию был одной из тех особен­ностей конфуцианства, которые позже обеспечили этому учению положение официальной идеологии. Мотив, у Конфуция звучащий еще не слишком громко, впоследствии стал лейтмотивом импера­торского конфуцианства. В этой идейной эволюции большую роль сыграла философия Сюнь-цзы (приблизительно 298-238 гг. до и. J.J, подчеркивавшего необходимость строгой иерархии в обществе и утверждавшего, что человек по природе зол и избавиться от дур­ных наклонное гей может, лишь беспрекословно слушаясь своих учителей.

Представление о том, что государство не что иное, как большая семья, определяет взгляды Конфуция на важнейшие проблемы об­щественного устройства и, в частности, его отношение к закону. Он считал, что законы никакого значения для улучшения общества не имеют. Важно лишь, чтобы во главе государства стоял хороший правитель, воспитывающий народ своим примером и действующий на него при помощи добродетели и правил благопристойности — ли. С того времени в китайской политической мысли появляется представление о двух противоположных методах управления: при помощи ли — правил благопристойности, воплощающих всю тра­диционную систему нравственных и культурных ценностей, и при помощи фа — законов, означающих неукоснительное и жестокое регулирование.

Позиция Конфуция, противопоставившего нравственные и куль­турные ценности закону, имела огромное значение в истории Ки­тая. Вопрос «либо господство традиции, передающей ценности нравственности и культуры, либо господство закона» был по­ставлен в тот момент, когда в связи с поглощением городов-государств крупными царствами возникла необходимость разработки законодательных и административных норм. Государственные деятели и мыслители, понявшие требования времени, приняли дихотомию Конфуция как нечто неоспоримое и выступили за закон и, следовательно, против культуры и нравственности. В дальней­шем это учение воплотилось в школе легистов (фа-цзя). Но следует сразу заметить, что жестокости, превозносившиеся, а впоследствии и проводившиеся в жизнь сторонниками этой школы, дискредити­ровали в Китае идею закона.

Призыв к покорности рассматривается в настоящее время боль­шинством ученых как основное содержание проповеди Конфуция. Однако наряду с проповедью покорности у Конфуция обнаружива­ется проповедь непокорности. На вопрос о том, как служить госу­дарю, Конфуций ответил: «Не надо его обманывать, но надо ему сопротивляться». И это не единичное заявление, а принцип, прони­зывающий все учение.

Помимо покорности, у Конфуция был еще один идеал. Этот иде­ал воплощен в образе благородного человека, или аристократа. Кон­фуций изменил смысл этого слова так, что оно стало обозначать уже не происхождение, а качества человека. Поставив в центр сво­ей проповеди идеал благородного человека, Конфуций говорил о том, что настоящее благородство зависит не от происхождения, а лишь от нравственных качеств и от культуры и потому принципиально доступно каждому. Это значило, что в обществе появился не только новый идеал, но и новый тип связей наряду с освященны­ми традицией родственными связями.

Многочисленные высказывания Конфуция позволяют раскрыть идеал личности благородного человека. Первейшее его качество — человечность (жэнь). Конфуций говорит, что благородный человек не расстается с человечностью ни в спешке, ни в момент опасности. Поставленный перед выбором, что предпочесть — жизнь или нрав­ственные принципы, благородный человек идет на смерть, но не отказывается от того, что придает смысл его существованию. Стремление к высоким нравственным идеалам сказывается не толь­ко в моменты смертельной опасности и в критических ситуациях. Оно находит свое воплощение и в образе жизни, в том, о чем повседневно думает и говорит человек.

Он неприхотлив в еде и одежде; если человек стыдится плохой одежды и плохой еды, то, как замечает Конфуций, с ним не стоит и говорить. Антиподом благородного человека в этом плане оказывается «мелкий человек», озабоченный материальным процветанием.

Конфуций упоминает о справедливости, но эта добродетель (как и такие качества, как искренность и верность) по существу лишь одно из проявлений категории человечности (жэнь), которую Конфуций считал решающим свойством человека. Термин «жэнь» определяется по-разному; наиболее многозначительно и в то же время просто он расшифровывается там, где Конфуций говорит, что человечность означает любовь к людям. В другом месте Конфуций расшифровывает его как заповедь: не следует делать другому того, что и ты не хочешь, чтобы сделали тебе.

Как отмечалось, нравственность и культура в представлении Конфуция неотделимы друг от друга. Отсюда — требование, что бы благородный человек наряду с моральным совершенством обладал еще и культурой. Это — специфическая черта конфуцианства, отличающая его, в частности, от христианства, где для свяятого культура совершенно не обязательна. Впрочем, Конфуций и его ученики, высоко ценя образование и культуру, все же на первое место ставили нравственность. Так, образованным счита­ют даже того, кто не учился, но, не жалея себя, помогает родителям, готов отдать жизнь за своего государя и верен слову в отно­шениях с друзьями.

Перечисляя обязанности учеников, Конфуций говорит, что дома они должны вести себя почтительно по отношению к родителям, а вне дома — по отношению к старшим вообще, благожелательно относиться ко всем людям, но искать дружбы лишь с людьми гу­манными. Если же после выполнения обязанностей по отношению к ближним у них еще остаются силы, они должны их тратить на изучение культуры, т.е. соблюдение ритуала и правил благопристой­ности и понимания музыки.

Итак, благородному человеку свойственна гармония нравствен­ности и образованности, непосредственности и культуры. Для та­кого человека должны быть характерны терпимость, многостороннее, широкое понимание жизни и отвращение к любым разновидностям фанатизма и максимализма. Конфуций называет такой путь «средним путем» и жалуется на то, что, не будучи в состоянии найти людей, которые им следуют, вынужден обратиться к людям че­ресчур горячим и слишком осторожным. Имея в виду эту же необ­ходимость придерживаться во всем соответствующей меры, Конфуций говорит, что не доходить до нее столь же плохо, как II переходить. Найти меру и придерживаться ее помогают правила благопристойности — «ли». Для благородного человека они игра­ют роль критерия, помогающего ему избежать крайности. Почти­тельность без ли превращается в суетливость, тщательность — н робость, смелость — в смутьянство, прямота — в грубость. Зна­ние ли, проникновение в их смысл превращается, таким образом, в необходимость.

Конфуций смотрит на решение государственных проблем через призму человека. Важно сначала исправить людей, очистить их, вернуть к нормам поведения, остальное –государство в том числе – постепенно само придет в равновесие. Надо больше интересоваться не политикой или экономикой, а состоянием души человека.

Время показало, что это наиболее удачный вариант «жизненной философии»: с одной стороны, он признавал мир «тонких» материй, мир духов, общение с Небом, с другой – призывал больше обращать внимание на соблюдение простейших этических норм в повседневной жизни. Правда, сами по себе эти нормы, или особые правила поведения, — Ритуал – имели исключительно священный характер.

Великий учитель воспользовался одним из самых древних культов Китая – культом предков. Легендарные предки в Китае в Китае занимают место неких образцов для подражания, являются мерилом человеческих поступков. Они же превращаются в символ китайской нации. Таким символом позже стал и сам Конфуций.

Ритуал – священный закон Конфуция. Это правила высшие, осмысленные человеком и переведенные им на язык слов и жестов. Ритуал – явление самостоятельное, данное природой, как всякий естественный закон.

Есть определенные нормы поведения, которых способен придерживаться каждый. Это человеколюбие, долг, преданность, искренность, почтительность, забота о младших. Вот на этих качествах и основывалось этическое учение Конфуция, которое переросло в мощную социальную и политическую доктрину.

Залог гармонии отношений в стране в том, чтобы каждый находился в предназначенном ему месте. Конфуций называл это «да лунь» – основными принципами взаимоотношений между людьми. Стержнем же этих отношений должно стать человеколюбие.

Пять постоянств праведного человека:

Жэнь — человеческое начало в человеке, которое является одновременно его долгом.

И — «справедливость». И основано на взаимности: так, справедливо почитать родителей в благодарность за то, что они тебя вырастили. Добродетель И впоследствии была связана с Металлом.

Ли — «обычай», «ритуал». Верность обычаям, соблюдение обрядов, например почтение к родителям и правителям. Ли — любая деятельность, направленная на сохранение устоев общества. Символ — Огонь.

Чжи — здравый смысл, благоразумие, «мудрость», рассудительность — умение просчитать следствия своих действий, посмотреть на них со стороны, в перспективе. Ассоциировалась с элементом Воды.

Синь— искренность, «доброе намерение», непринуждённость и добросовестность. Синь соответствует элемент Земли.

Нравственные обязанности, поскольку они материализуются в ритуале, становятся делом воспитания, образования, культуры.


Каждый уважающий себя человек обязан был соблюдать Ритуал.

Конфуций стал Учителем. Процесс обучения составляет для Конфуция немаловажную часть Ритуала. Конфуций вновь и вновь подчеркивает необходимость учения, это становится важнейшим моментом его проповеди.

Именно с учением он связывает совершенствование человека, а точнее, «выявление человеческого в человеке». Конфуций одним из первых открывает бесплатные школы, подчеркивая благотворительно-возвышенный характер своего обучения. Учитель не передает информацию, в нашем понимании он, ничему, собственно не учит. Он существует в этом мире как нравственный ориентир, как указатель Пути. Сам указатель еще не гарантирует, что человек сумеет дойти до конца Пути, но это уже залог того, что дорога выбрана верно. Своей целью Учитель ставит воспроизведение древних порядков в современной жизни. Конфуций отличался немалым терпением и даже снисходительностью к людям, в том числе и к своим ученикам. Он прекрасно знал, с кого можно требовать «великого действа», а кто не способен даже на малое.

Конфуций

Лариса Коняхина

«Мудрец не грустит о том, что люди не знают его, он грустит о том, что не знает людей».
Конфуций.
Кун Цзы или Кун Фу-цзы, Учитель Кун, Первоучитель – так называют Конфуция в Китае, Японии, Корее, Сингапуре, на Тайване и в Малайзии. Он стоит в одном ряду с Буддой и Заратустрой. В нем видят религиозного реформатора. Но ему не поклоняются как божеству или пророку, его уважают и глубоко почитают.
Он никогда не записывал на бумаге свои мысли и высказывания. За него это делали его ученики. Они же и написали его биографию, которая в отличии от жизнеописаний различных пророков и предсказателей, совершенно лишена налета легенд или каких-то чудесных описаний.
Кун родился в 551 году до нашей эры в царстве Лу в период династии Чжоу. Отец его Шулян Хэ был главой знатного княжеского рода и храбрым воином. В первом браке родилось у него девять дочерей, во втором родился мальчик, но был он калекой. И когда ему исполнилось 63 года, решился он на третий брак. Женой его решается стать молодая девушка из рода Янь. Видения, посещающие ее после свадьбы, предвещают появление великого человека. Рождению Конфуция предшествовало много чудесных предзнаменований. Согласно легенде, на его теле имелось 49 знаков будущего величия.
Отец умер, когда Куну было 3 года. Чистота личной жизни матери сыграла большую роль в формировании личности и характера Конфуция. Уже в раннем детстве он отличался выдающимися способностями и талантом предсказателя. Конфуций не играл в детские игры, а старался подражать различным церемониям, повторяя древние священные ритуалы. А его главным развлечением были беседы с мудрецами и старцами. В 7 лет его отдали в школу, где обязательным было освоение 6 умений: выполнять ритуалы, слушать музыку, стрелять из лука, управлять колесницей, писать, считать. Его ум был очень восприимчив к учебе, и усваивал все знания, изложенные в книгах той эпохи.
Когда ему исполнилось 16, умерла его мать. Единственный из всех учащихся, он закончил школу сдачей труднейшего экзамена. В 17 его взяли чиновником на государственную службу на должность хранителя амбаров. Позже в его ведение поступил и скот царства Лу. В возрасте 27 лет он получил должность помощника при совершении жертвоприношений в главной кумирне царства.
Учить он начал в 22 года, прославившись как самый знаменитый педагог Китая. В школе Конфуция преподавались четыре дисциплины и изучались соответственно четыре книги: мораль («Шицзин»), язык («Шуцзин»), политика («Лицзи»), литература («Юэцзин»). Его школа была замечена, и в 25 лет он получил приглашение благородного правителя посетить столицу Поднебесной.
В 496году до нашей эры в возрасте 50 лет он достиг поста первого советника в Лу – Министра правосудия – в те времена это была самая ответственная должность в государстве. Конфуций сделал так много для своей страны, что слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. И царства эти стали опасаться страны, столь блестяще развивающегося усилиями лишь одной личности. Зависть, ложь и клевета привели к тому, что правитель Лу перестал прислушиваться к советам Конфуция. Это заставило его покинуть свой пост, а вскоре и родину и 13 лет путешествовать с ближайшими учениками по другим царствам Китая.
Везде, где проходил он и его ученики, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал: «Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника». Однако большинство правителей остались глухи к его учению.
Последние свои годы он провел на родине в Лу, занимаясь преподаванием и дальнейшим развитием своего учения.
Для Конфуция знание и добродетель были едины и неразделимы, и поэтому жизнь в соответствии со своими философскими убеждениями являлась неотъемлемой частью самого учения.
Сам Конфуций так говорил о своем жизненном пути:
«В 15 лет я обратил свои помыслы к учению.
В 30 лет — я обрёл прочную основу.
В 40 лет — я сумел освободиться от сомнений.
В 50 лет — я познал волю Неба.
В 60 лет — я научился отличать правду от лжи.
В 70 лет — я стал следовать зову моего сердца и не нарушал Ритуала».
Умер мудрец в 479 году до нашей эры; свою смерть он предсказал ученикам заранее.
Ученики Конфуция по материалам высказываний и бесед учителя составили книгу «Лунь Юй» («Беседы и суждения»), которая стала особо почитаемой книгой конфуцианства.
Конфуций всегда подчеркивал свою приверженность традициям: «Я передаю, но не создаю; я верю в древность и люблю ее'» (Лунь юй, 7.1). Золотым веком для Китая Конфуций считал первые годы правления династии Чжоу (1027-256 до н. э.). Современность же представлялась ему царством хаоса.
Творцами культуры Конфуций считал «святых-совершенномудрых» (шэн1) правителей полуреальной, полумифической «древности» (гу2), что позволило ему трактовать «культурность» (вэнь) и правильное общественное устройство как две стороны одной медали – разные проявления единого «Пути» (дао) человека. В условиях как торжества, так и неосуществленности в Поднебесной этот «Путь» поддерживается учеными-интеллектуалами (в идеале – чиновниками), чье наименование – «жу» стало обозначением конфуцианцев. Нормальное общественное устройство Конфуций видел в добрых семейных отношениях, когда старшие любят младших и заботятся о них (жэнь, принцип «человечности»), а младшие, в свою очередь, отвечают любовью и преданностью (и, принцип «справедливости»). Особенно подчеркивалась важность исполнения сыновнего долга (сяо – «сыновняя почтительность»). Мудрый правитель должен управлять с помощью воспитания у подданных чувства благоговения перед «ритуалом» (ли), то есть моральным законом, прибегая к насилию только как к последнему средству. Отношения в государстве во всем должны быть подобными отношениям в хорошей семье: «Правитель должен быть правителем, подданный — подданным, отец — отцом, сын – сыном» (Лунь юй, 12.11). Конфуций поощрял традиционный для Китая культ предков как средство сохранения верности родителям, роду и государству, в состав которого как бы входили все живые и умершие. Долгом всякого «благородного мужа» (цзюньцзы) Конфуций считал бесстрашное и нелицеприятное обличение любых злоупотреблений.
Первым обратил внимание на учение Конфуция первый император ханьской династии Гао-цзу. Он посетил могилу Учителя на его родине в Цюйфу в 174г. до н.э. и принес в жертву быка. Он же и объявил конфуцианство официальной идеологией всей страны. Через 50 лет был воздвигнут храм в его честь. В 267г императорским указом предписывалось приносить в столице и на родине Конфуция четырежды в год в жертву овцу, свинью и быка. В 555 приказывалось соорудить в каждом городе, где есть представитель власти, храм в честь Конфуция. В начале 20 в. род Конфуция насчитывал 20-30 тыс. членов, он существует и ныне. Старший потомок Конфуция по прямой линии носит наследственный княжеский титул, при императорах он должен был посвящать себя уходу за могилой и храмом. В ХХ веке после падения империи учение Конфуция посчитали главным символом консерватизма и традиоцинализма, и в 1960-годы почти полностью отреклись от него. Однако в 1980 годах внимание к Конфуцию, как к родоначальнику национальной идеи, стало все более усиливаться. В 1985 в КНР был создан научно-исследовательский институт Конфуция (Кун-цзы яньцзюсо). С 1986 Китайским фондом Конфуция (Чжунго Кун-цзы цзицзиньхуэй), учрежденным в 1984, начал издаваться ежеквартальник «Исследования Конфуция» («Кун-цзы яньцзю», Цзинань).
Хотя конфуцианство и считается религией, но в нем нет института церкви, и мало внимания уделяется теологическим проблемам. Гармоническое общество созданное по древнему образцу, в котором каждая личность имеет свою функцию – вот идеал конфуцианства. Конфуций сформулировал золотое правило этики: «Не делай человеку того, что не желаешь себе».
Пять постоянств благородного человека (цзюнь-цзы)
Жэнь — человеколюбие. Как Ли следует из И, так И следует из Жэнь. Следовать Жэнь значит руководствоваться сочувствием и любовью к людям. В XVII веке в Британии сформировался идеал совершенного человека как джентльмена, причем gentle тоже переводится как «мягкость». Это то, что отличает человека от животного, то есть то, что противостоит звериным качествам дикости, подлости и жестокости. Позже, символом постоянства жэнь стало дерево.
И — справедливость. Хотя следование Ли из собственных интересов не является грехом, справедливый человек следует Ли, поскольку понимает, что это правильно. И основано на взаимности: так, следует почитать родителей в благодарность за то, что они тебя вырастили. Уравновешивает качество «жэнь» и сообщает благородному человеку необходимую твердость и строгость. «И» противостоит эгоизму. «Благородный человек ищет „и“, а низкий — выгоды». Добродетель и впоследствии была увязана с металлом.
Ли — буквально «ритуал», соблюдение церемоний и обрядов, а также почтение к родителям и правителям. В более общем смысле Ли — любая деятельность, направленная на создание идеального общества.
Чжи — здравый смысл, благоразумие, мудрость, рассудительность — умение просчитать следствия своих действий, посмотреть на них со стороны, в перспективе. Уравновешивает качество «и», предупреждая упрямство. «Чжи» противостоит глупости. Чжи в конфуцианстве ассоциировалась с элементом воды.
Синь — искренность, доброе намерение, непринужденность и добросовестность. «Синь» уравновешивает «ли», предупреждая лицемерие. Синь соответствует элемент земли.
Изречения Конфуция:
Обдумай, верно ли и возможно ли то, что ты обещаешь, ибо обещание — есть долг.
Признаваться в своих недостатках, когда нас упрекают в них, — это скромность, открывать их своим друзьям — простодушие, доверчивость, выставлять же их перед всеми — гордость.
Три пути ведут к знанию: путь размышления — это путь самый благородный, путь подражания — это путь самый легкий и путь опыта — это путь самый горький.
Блажен, кто ничего не знает: он не рискует быть непонятым.
В древности люди учились для того, чтобы совершенствовать себя. Нынче учатся для того, чтобы удивить других.
Мудрый человек не делает другим того, чего он не желает, чтоб ему сделали.
Как мы можем знать, что такое смерть, когда мы не знаем еще, что такое жизнь?
Не меняются только самые мудрые и самые глупые.
Середина есть точка, ближайшая к мудрости; не дойти до нее — то же самое, что ее перейти.
Народ можно принудить к послушанию, но его нельзя принудить к знанию.
Только самые мудрые и самые глупые не поддаются обучению.

Давай наставления только тому, кто ищет знаний, обнаружив свое невежество. Оказывай помощь только тому, кто не умеет внятно высказать свои заветные думы. Обучай только того, кто способен, узнав про один угол квадрата, представить себе остальные три.
Кто постигает новое, лелея старое, тот может быть учителем.
Не печалься о своем несовершенстве; Не печалься, что тебя никто не знает, Но стремись к тому, чтоб заслужить известность.
Благородный муж постигает справедливость. Малый человек постигает выгоду.
Встретив достойного человека, стремитесь с ним сравняться; встретив недостойного, вникайте внутрь себя.
Кто не меняет путь отца три года после его смерти, тот может называться почитающим родителей.
Древние предпочитали промолчать, стыдясь, что могут не поспеть за словом.
Кто-то сказал: – Юн человечен, но лишен красноречивости. Учитель ответил: – Зачем ему красноречивость? Кто ищет в бойком языке свою защиту, тот часто будет ненавидим. Не знаю, обладает ли он человечностью, но зачем ему красноречивость?
Незыблемая середина – эта добродетель наивысшая из всех, но давно уже редка среди людей.
Если личное поведение тех, , правильно, дела идут, хотя и не отдают приказов. Если же личное поведение тех, , неправильно, то хотя приказывают не повинуется.
Янь Юань спросил о том, что такое человечность. Учитель ответил: – Быть человечным – значит победить себя и обратиться к ритуалу. Если однажды победишь себя и обратишься.
Кто-то спросил: – Что если за зло платить добром. Учитель ответил: – А чем же за добро платить? Плати за зло по справедливости. А за добро плати добром.
Человек способен сделать путь великим, но великим человека делает не путь.
Лишь та – ошибка, что не исправляется.
июль 2008 года

Добавить комментарий

Закрыть меню