Элитарная и массовая культура

Взаимосвязь между массовой и элитарной культурами

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 3

Традиционное противопоставление народной и элитарной субкультур с точки зрения осмысления их социальных функций является совершенно неубедительным. Оппозицией народной (крестьянской) субкультуре представляется городская (буржуазная), а контркультурой по отношению к элитарной (культуре эталонов социального порядка) видится криминальная (культура социального беспорядка).

Разумеется, невозможно население какой-либо страны полностью «расписать» по тем или иным социальным субкультурам. Определенный процент людей по разным причинам всегда находится в промежуточном состоянии либо социального роста (перехода из сельской субкультуры в городскую или из буржуазной в элитарную), либо социальной деградации («опускаясь» из буржуазной или элитарной «на дно» в криминальную).

Влияние времени

Заурядные произведения массовой литературы восемнадцатого века, вырванные из контекста, превращаются в произведения высокой культуры, будучи правильно введенными в контекст современного сознания. То же происходит и с вполне утилитарными произведениями советского авангарда двадцатых годов.

Так же во многих школах “Преступление и наказание” подается как детектив — элитарная культура, вернее, ее образы легко превращаются в образы масс-культа, так происходит с героями классической литературы, становящимися героями самого народного жанра — анекдотов. Так происходит и с литературными сюжетами — например, с историей про то, “как один студент двух бабок замочил”.

Лексикон или словарь

Лексикон, словарь — вот то, что объединяет людей и мнения. Более того, именно Лексикон определяет суть высказывания. Иногда даже понятие “дискурс”, то есть, по Ж.-К. Коке, “сцепление структур значения, обладающих собственными правилами комбинации и трансформации”*, используется не в качестве понятия “стиль”, а в качестве понятия “словарь”.

Словарь есть пересказ окружающего мира, сведение беспорядка и разнообразия к алфавитному порядку. Словарь есть структурирование мира, формализация восприятия. Именно массовая, но не элитарная культура стремится к формализации отражаемого, упрощению технологии высказывания. Словарь, устаревшее название которого — Лексикон, создает идеальный способ чтения — постоянное (и бесконечное) перечитывание.

Тот баланс между ожидаемым и новым, который приносит успех произведениям массовой культуры, в словаре присутствует по определению. А сама актуальная культура создает собственный Лексикон. Обычные слова становятся архетипическими понятиями в разговоре о массовой культуре.

Авторство

Понятие Автора — одно из ключевых понятий культуры. Здесь оно означает нечто иное, чем, скажем, “писатель” в традиционном понимании. В силу того, что к массовому искусству причисляют литературу и кинематограф, драматург попадает в эту интуитивно создаваемую обойму, если по его пьесе ставится фильм, причем роль Автора от драматурга, превратившегося в сценариста, переходит к режиссеру. Мало кто знает сценаристов знаменитых “Титаника” и “Терминатора”. Зритель массового или — еще интереснее — массово-культового фильма запоминает актеров и режиссеров. Сценарист буквально остается за кадром.

В литературе ситуация упрощена. Существует Автор книги. Автор массовой книги — это тот, кем эта книга подписана, а вовсе не тот, кем эта книга написана.

Заключение

Распространенный мотив критики массовой культуры — стандартизация, неизбежно сопровождающая её «продукцию». Такая критика всегда явно или неявно исходит либо из идеализации традиционной культуры, якобы не знавшей стандарта, либо из сведения культурных ценностей прошлого только к высшим, уникальным классическим образцам (при этом забывают о том, что «средние» и «нижние» этажи зачастую просто канули в Лету).

Важнейшее значение в функционировании культуры имеет создание оригинальных и разнообразных культурных стандартов, как ни парадоксально на первый взгляд выглядит это утверждение.

С течением времени стандартное может стать (и становилось в истории) уникальным. И, наконец, требуется повышение уровня содержания уже существующих стандартов массовой культуры.

Бесспорно, в процессе массовизации возможно и даже неизбежно определенное снижение качества выдающихся культурных творений. Но исторический процесс диалектичен по своей природе, любые приобретения сопровождаются потерями.

Пока теоретики упорно разоблачают массовую культуру, изредка и нехотя признавая право на существование таких «низменных» жанров, как эстрада, цирк или оперетта, жизнь демонстрирует нам, что самые разнообразные виды творческой деятельности и её результатов так или иначе вовлекаются в сферу массовой культуры.

Таким образом, массовая культура так же, как и мода в культуре, — явления гораздо более сложные и укорененные в социально-исторической действительности, чем это думают её многочисленные критики.

Специфика массовой культуры состоит не в том, что она «плохая» по своему содержанию, а в том, что как ни тривиально выглядит это утверждение, она массовая. Стало быть, в сфере массовой культуры в разное время с большей или меньшей степенью вероятности могут оказаться различные и даже противостоящие друг другу её образцы, в том числе и классические, и фольклорные, и элитарные и пр. Именно это последнее обстоятельство позволяет успешно работать над тем, чтобы подлинные ценности, как созданные в прошлом, так и формирующиеся на наших глазах, не замыкались ни на верхних, труднодоступных и малопосещаемых этажах культуры, ни на нижних, а жили полноценной жизнью совместно и повсеместно. И тогда, возможно, в рассуждениях теоретиков культуры «верх» не будет выглядеть столь недосягаемо высоким, а «низ» — таким непотребно низким, какими они часто выглядят сегодня.

⇐ Предыдущая123

Понятие элита обозначает лучшее. Существует политическая элита (часть общества, обладающая легитимной властью), экономическая элита, научная элита. Немецкий социолог Г.А. Лансбергер определяет элиту как группу, которая в значительной мере влияет на решения по ключевым вопросам общенационального характера. Генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд полагал, что элита – это та часть общества, которая способна нести ответственность за большинство людей. Ортега-и-Гассет считал, что элита – это наиболее творческая и продуктивная часть общества, обладающая высокими интеллектуальными и нравственными качествами. В контексте культурологии можно сказать, что именно в элитарной сфере формируются основы культуры и принципы её функционирования. Элита – это узкая прослойка общества, способная в своём сознании генерировать ценности, принципы, установки, вокруг которых может консолидироваться общество и на основании которых способна функционировать культура. Элитарная культура принадлежит к особому социальному слою, обладающему богатым духовным опытом, развитым нравственным и эстетическим сознанием. Одним из вариантов элитарной культуры является эзотерическая культура. Сами понятия эзотерика и экзотерика произошли от греческих слов esoterikos – внутренний и exoterikos – внешний. Эзотерическая культура доступна лишь для посвящённых и вбирает в себя знание, предназначенное для избранного круга людей. Экзотерика же предполагает популярность, общедоступность.

Отношение в обществе к элитарной культуре неоднозначно. Культуролог доктор Ричард Стайц (США) выделяет 3 вида отношения людей к элитарной культуре: 1) Эстатизм – группа людей, которые не являются творцами элитарной культуры, но они наслаждаются ею и ценят её. 2) Элитизм – относят себя к элитарной культуре, но к массовой культуре относятся пренебрежительно. 3) Эклектизм – принимают оба вида культур.

Один из факторов, обостривший потребность общества ХIХ века в отделении элитарной культуры от массовой, связан с переосмыслением христианской религии, предлагавшей те нормы и принципы, которые принимались всеми членами общества. Отказ от норм христианства означал утрату осмысленного единого идеала абсолютного совершенства, абсолютного критерия святости. Возникла потребность в новых идеалах, способных стимулировать и направлять общественное развитие. Собственно говоря, раскол в сознании людей представлений о ценности общей христианской культуры означал расщепление общества на социальные группы, культуры, субкультуры, в каждой из которых принимались собственные идеалы, стереотипы и нормы поведения. Элитарная культура, как правило, противопоставляется массовой. Выделим основные черты, характеризующие тот и другой вид культуры.

Черты элитарной культуры:

1. Постоянство, то есть продукты элитарной культуры не зависят от исторического времени и пространства. Так, произведения Моцарта с момента их создания являются образцом классики во все времена и в любом государстве.

2. Необходимость в духовной работе. Человек, живущий в среде элитарной культуры, призван к напряжённой духовной работе.

3. Высокие требования к компетентности человека. В данном случае имеется в виду то, что не только творец, но и потребитель продуктов элитарной культуры должен быть способным к интенсивной духовной работе, быть достаточно хорошо подготовленным в искусствоведческом смысле.

4. Стремление к творению абсолютных идеалов совершенства. В элитарной культуре правила чести, состояние духовной чистоты приобретают центральное, ярко выраженное значение.

5. Формирование той системы ценностей, тех установок, которые служат фундаментом для развития культуры и центром консолидации общества.

Черты массовой культуры:

1. Возможность конвейерного производства продукции, относящейся к культуре.

2. Удовлетворение духовных потребностей большинства населения.

3. Возможность привлечения к общественно-культурной жизни многих людей.

4. Отражение тех моделей поведения, стереотипов и принципов, которые преобладают в общественном сознании на данный период времени.

5. Выполнение политического и социального заказа.

6. Инкорпорация в ментальный мир людей определённых образцов и моделей поведения; создание общественных идеалов.

Важно учесть то, что в ряде культурных систем понятие элитарной культуры является условным, ибо в некоторых общностях граница между элитой и массами минимальна. В таких культурах сложно отличать массовую культуру от элитарной. Например, многие фрагменты житейской повседневности получают академический статус «источника» лишь в том случае, если они удалены от нас во времени или же имеют этнографически-фольклорный характер.

В современном же мире стирание границ между массовой и элитарной культурой настолько губительно, что зачастую приводит к обесцениванию культурного достояния для последующих поколений. Так, поп-культура затронула все сферы жизни, создавая такие феномены, как поп-идеология, поп-искусство, поп-религия, поп-наука и т. д., вовлекая в свое пространство всё – от Че Гевары до Иисуса Христа. Зачастую поп-культуры воспринимаются как порождение культуры экономически развитых стран, способных обеспечить себя хорошей информационной индустрией и экспортировать свои ценности, стереотипы в среду других культур. Когда же речь заходит о развивающихся странах, то в них поп-культура нередко считается чуждым явлением, непременно западного происхождения, с самими деструктивными последствиями. Между тем, в «третьем мире» давно появилась своя собственная поп-культура, утверждающая, пусть и в несколько упрощённой форме, культурную идентичность неевропейских народов. Это индустрия индийского кино и фильмы кунг-фу, латиноамериканские песни в стиле «нуэва трова», различные школы лубочной живописи и поп-музыки. В 70-е годы в Африке возникло увлечение музыкой в стиле «регги», а заодно и связанным с нею «движением растафари», или «культурой растафари». В самой африканской среде увлечение продуктами поп-культуры подчас блокирует укоренение и распространение норм элитарной культуры.

Как правило, её плоды более известны в европейских странах, нежели в тех, где они были произведены. Например, производство самобытных колоритных масок в Африке ориентировано в основном на сбыт их туристам, причем некоторые из покупателей основательнее знакомы с культурным смыслом этих экзотических масок, нежели те, кто наживается на их продаже.

Трудности с выделением грани между элитарной и массовой культурами подчас проводят к развитию сектантского движения, когда какое-либо лицо утверждает сомнительные идеалы в качестве смыслообразующих в жизни общества. Это наглядно иллюстрируется на примере «движения растафари». Трудно определить, что это такое: мессианская ли секта или народно-религиозное движение, или культ, или же движение за культурную самобытность, то ли это суррогат панафриканской идеологии, то ли политическое антирасистское течение, или негритюд «для бедных», может, трущобная субкультура люмпенства или молодежная мода? За 60 лет растафаризм (растафарианство, чаще – просто «раста») прошёл через удивительные, даже невероятные метаморфозы.

Растафаризм возник как секта, обожествлявшая раса (местного правителя) Тафари Маконнена (отсюда и название секты), короновавшегося 2 ноября 1930 г.

под именем Хайле Селассие («власть Троицы»). Секта возникла на Ямайке в начале 30-х годов, но в 60-е годы её приверженцы появились среди цветной молодежи в США, Канаде и Великобритании. В 70-е годы она превратилась в поп-религию, а затем просто в молодёжную моду, тем самым вызвав бум среди городской молодежи Африканского континента. Несмотря на то, что «раста» попала в Африку извне, она оказалась долгожданной, заполнившей определенный духовный вакуум.

Первым ученым, проведшим полевые исследования растафаристских сект, был специалист по социологии религии Джордж Итон Симпсон, автор многих работ, посвященных культам африканского происхождения в странах Карибского бассейна. По материалам своих наблюдений 1953-1954 гг. он попытался описать культ с точки зрения функционализма в социологии. Симпсон считает секту инструментом снятия фрустрации и адаптации меньшинства к доминирующей культуре косвенным путем – через отказ от недоступных социальным низам благ. Описание самого культа дается вскользь, сводясь в общем-то к пяти основным положениям: Хайле Селассие – живой бог; Хайле Селассие всемогущ, ему подвластна даже ядерная энергия; чернокожие – это эфиопы, новое воплощение древних иудеев; богами римлян были деревянные идолы, англичане считают Бога духом, бесплотным и невидимым, на деле же Бог жив и находится в мире – это Хайле Селассие; небо и рай – это обман, рай черного человека – на Земле, в Эфиопии. Отмечая «воинствующе анти-белую риторику» культа, Симпсон считает его вполне мирным, а вербальную воинственность – призванной снимать социально-психологическое напряжение. В целом же Симпсон определяет растафаризм как контркультуру, которая, однако, превращается в субкультуру.

Суть идей растафари в следующем: Хайле Селассие I, Лев Иудейский, Царь Царей и т. д. – потомок дома Соломонова, очередное воплощение Бога, избавитель избранной расы – чёрных иудеев. Вот как трактуется растафарийцами история еврейского народа, изложенная в Ветхом Завете: это история африканцев; евреи же со светлой кожей – самозванцы, выдающие себя за богоизбранный народ. За свои грехи чёрные иудеи были наказаны рабством в Вавилоне. Пираты при Елизавете I привезли чернокожих в Америку, то есть в Вавилон. Между тем Бог давно простил свой избранный народ, вскоре он вернётся на Сион, под которым понимается Аддис-Абеба. Эфиопия рассматривается в качестве рая для чернокожего человека, Америка же – это ад, а церковь – орудие Вавилона, служащее для обмана чернокожих. Избавление ждёт их не на небесах, а в Эфиопии. Вот к таким сектантским движениям может приводить слабость или отсутствие элитарной культуры.

Серединная культуры

Понятие серединная культура было введено Н.А. Бердяевым. Суть этой культуры состоит в поиске формы и смысла человеческого бытия между крайними оппозиционными жизненными установками, например, Бог есть и Бога нет. В этой концепции серединной культуры, по сути, кроется попытка найти место для человека между крайними убеждениями. Для индивида свойственно всегда выбирать одну из этих крайностей, да и сам выбор для человека неизбежен. Испанский мыслитель Хосе Ортега-и-Гассет в работе «Восстание масс» пишет: «Жить – значит вечно быть осуждённым на свободу, вечно решать, чем ты станешь в этом мире.

И решать без устали и без передышки. Даже отдаваясь на волю случая, мы принимаем решение – не решать». Основной же выбор человек делает при решении относительно своей сущности, кем он будет. Деятельностное осмысление этой особенности людей стало важной чертой культуры Ренессанса, когда общество попыталось построить мир не по божественным законам, но и не по бесовским, а исключительно на основе человеческих. В Европе в XV веке данная мысль была выражена Мирандолой в трактате «Речь о достоинстве человека». Мыслитель пишет: «Не даём мы тебе, о Адам, ни своего места, ни определённого образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно своей воле и своему решению. Образ прочих творений определён в пределах установленных нами законов. Ты же не стеснён никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставлю». Последняя часть данной цитаты подчёркивает не только возможность свободного выбора человека, но ещё и то, что тот образ, который он примет, станет определяющим для его сущности, его хода мыслей. Другими словами, индивид сам изберёт то, что будет иметь над ним власть. Если человек утвердится в разумном духовном облике, то и следовать он будет разумным требованиям, но принятие бесовского качества поставит индивида в зависимость от тёмного начала. Между тем выбор неизбежен, ибо человек, обладая двумя природами: потенцией (potenzia) и активностью (atto) – не может не стремиться принять какой-либо облик. В России дилемма оппозиционных понятий, как правило, обозначалась понятием божеского и бесовского и неоднократно отражалась в трудах многих русских философов. Так, Ф.М. Достоевский в романе «Братья Карамазовы» пишет: «Высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Ещё страшнее, кто уж с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны…». Такого рода установка во многом объясняется догматикой православного вероучения, согласно которому человек призван уподобиться Богу чрез стяжание Духа Святого. Однако если мы допускаем обожение, то, стало быть, возможно и уподобление бесу.

Следуя русской философской мысли и русской культуре в целом, уместно отметить, что серединная культура невозможна для человеческого общества, достигшего государственности. Как отмечал А.П. Чехов, «…между «есть бог» и «нет бога» лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-нибудь одну из этих крайностей, середина же между ними ему неинтересна, и она обыкновенно не значит ничего или очень мало».

Массовая культура не выражает изысканных вкусов или духовных поисков народа. Время ее появления — середина XX века, когда средства массовой информации (радио, печать, телевидение) проникли в большинство стран мира и стали доступны представителям всех социальных слоев. Массовая культура может быть интернациональной и национальной. Эстрадная музыка — яркий пример этого: она понятна и доступна всем возрастам, всем слоям населения независимо от уровня образования.

Массовая культура, как правило, обладает меньшей художественной ценностью, чем элитарная или народная культура. Но у нее самая широкая аудитория и она является авторской.

Она удовлетворяет сиюминутные запросы людей, реагирует на любое новое событие и отражает его. Поэтому образцы ее, в частности шлягеры, быстро теряют актуальность, устаревают, выходят из моды. С произведениями элитарной и народной культуры подобного не происходит. Высокая культура обозначает пристрастия и привычки горожан, аристократов, богатых, правящей элиты, а массовая культура — культура низов. Одни и те же виды искусства могут принадлежать высокой и массовой культуре: классическая музыка — высокой, а популярная музыка — массовой, фильмы Феллини — высокой, а боевики — массовой, картины Пикассо — высокой, а лубок — массовой. Однако существуют такие жанры литературы (фантастика, детективы и комиксы), которые всегда относят к популярной или массовой культуре, но никогда к высокой. То же самое происходит с конкретными произведениями искусства

Органная месса Баха относится к высокой культуре, но если она используется в качестве музыкального сопровождения в соревнованиях по фигурному катанию, то автоматически зачисляется в разряд массовой культуры, не теряя при этом своей принадлежности к высокой культуре. Многочисленные оркестровки произведений Баха в стиле легкой музыки, джаза или рока вовсе не компрометируют высокой культуры.

Различие между высокой и народной культурой примерно такое же, как между национальной и этнической. Высокая культура, как и национальная, может быть только письменной, а этническая и народная — любой. Высокая (элитарная) культура создается образованным слоем общества, а народная и этническая — преимущественно необразованным. Малая по своим размерам и исторически более древняя, этническая культура, как только множество народов сливаются и образуют единую национальную культуру, превращается в народную культуру: «Творцами и потребителями письменной культуры являются те, кто умеет читать и писать, т. е. образованные слои общества, которые на начальной фазе ее становления представляют собой явное меньшинство по сравнению с неграмотным населением. Это образованное меньшинство и становится носителем национальной культуры».

Высокая и национальная культура создаются не этносом или народом, а образованной частью общества — писателями, художниками, философами, учеными. Как правило, высокая культура носит поначалу экспериментальный, или авангардный, характер. Впервые применяются те художественные приемы, которые будут восприняты и правильно поняты широкими слоями непрофессионалов многие годы спустя. Специалисты называют иногда срок 50 лет. С таким опозданием образцы высшей художественной культуры опережают свое время.

Когда большевики пришли в 1917 году к власти, первым делом они постарались сократить культурное запаздывание, призвав всех художников не увлекаться формотворчеством, а говорить на понятном простому народу языке.

Они выдвинули лозунг «Искусство должно быть понятно народу», приписав его выдающемуся немецкому марксисту Розе Люксембург. Но, как потом оказалось, Р. Люксембург на самом деле говорила другое: «Искусство должно быть понято народом». Первая формула предполагает, что художник, творец высокой культуры, должен опуститься до уровня примитивного сознания, вторая требует от неграмотного, полуобразованного крестьянства подняться до уровня восприятия мировых шедевров, постоянно учиться и совершенствоваться.

Какое-то время высокая культура не только может, но должна оставаться чуждой народу. Подобно хорошему вину, ее необходимо выдержать, а зрителю за это время — творчески созреть. За 50 лет любое авангардное и необычное произведение успевает превратиться чуть ли не в ретроградное, консервативное. С каждым десятилетием дистанция между высокой и народной культурой снижается. Сегодня авангард, особенно в массовой культуре, становится модой чуть ли не на .следующий день.

Элитарная или высокая культура создается привилегированной частью общества, либо по ее заказу профессиональными творцами. Она включает изящное искусство, классическую музыку и литературу. Высокая культура, например, живопись Пикассо или музыка Шенберга, трудна для понимания неподготовленного человека. Как правило, она на десятилетия опережает уровень восприятия среднеобразованного человека. Круг ее потребителей — высокообразованная часть общества: критики, литературоведы, завсегдатаи музеев и выставок, театралы, художники, писатели, музыканты. Когда уровень образования населения растет, круг потребителей высокой культуры расширяется. К ее разновидности можно отнести светское искусство и салонную музыку. Формула Э.К. — «искусство для искусства». Высокая культура обозначает пристрастия и привычки горожан, аристократов, богатых, правящей элиты, а массовая культура — культура низов. Одни и те же виды искусства могут принадлежать высокой и массовой культуре: классическая музыка — высокой, а популярная музыка — массовой, фильмы Феллини — высокой, а боевики — массовой, картины Пикассо — высокой, а лубок — массовой. Однако существуют такие жанры литературы, в частности фантастика, детективы и комиксы, которые всегда относят к популярной или массовой культуре, но никогда к высокой. То же самое происходит с конкретными произведениями искусства. Органная месса Баха относится к высокой культуре, но если она используется в качестве музыкального сопровождения в соревнованиях по фигурному катанию, то автоматически зачисляется в разряд массовой культуры, не теряя при этом своей принадлежности высокой культуре. Многочисленные оркестровки произведений Баха в стиле легкой музыки, джаза или рока вовсе не компрометируют высокой культуры. То же самое относится и к Моне Лизе на упаковке туалетного мыла или ее компьютерной репродукции, висящей в служебном офисе. Э.К. создается не всем народом, а образованной частью общества — писателями, художниками, философами, учеными, короче, гуманитариями. Как правило, высокая культура носит поначалу экспериментальный или авангардный характер. В нем пробуются те художественные приемы, которые будут восприняты и правильно поняты широкими слоями непрофессионалов многие годы спустя. Специалисты называют иногда точные сроки — 50 лет. С таким запозданием образцы высшей художественности опережают свое время.

Взаимодействие элитарной и массовой культуры

Влияние массовой культуры на «высокое» искусство сугубо отрицательное. Происходит коммерциализация этого искусства, в угоду вкусам «человека массы» подлинные произведения искусства опошляются. Вот что говорится, например, об оперных спектаклях под открытым небом. Такие спектакли «в присутствии десятков тысяч человек не столько возвращают нас к временам античности, сколько свидетельствуют о коммерциализации искусства и даже о профанации его; собравшиеся слышат не натуральное звучание голосов певцов, а музыку, прошедшую, прежде чем быть услышанной, долгий путь через микрофоны, усилители, динамики, и воспринимают в первую очередь не музыкальное произведение, когда главную роль играет слух, но красочное шоу, потреблять которое помогает глаз: слушателя вытесняет зритель.

В подобной ситуации вполне возможно исполнение оперных спектаклей под фонограмму. Подобное исполнение есть ложь. То же можно сказать и о концертах, которые устраиваются на открытых площадках — неважно, у подножья Эйфелевой башни, на Красной площади… И какие бы великие музыканты не выступали на сколоченной специально к подобному событию сцене, оно оказывается ложным по своей музыкальной сути».

II. Жесткой грани между двумя культурами нет, и часто они обогащают друг друга. «В искусстве противоположность «высокого» и «низкого», элитарного и массового не является абсолютной. В массовой культуре можно выделить произведения, обладающие стилевыми признаками «высокого» или «низкого» жанров, но еще более ей присуще преднамеренное смешение стилей. Различия между элитарным и популярным не заданы раз и навсегда, а ежедневно воспроизводятся и задаются заново»

Культура (3 вариант)

1. Соотнесите понятия с определениями:

культура А учение о морали, о нравственности как одной из форм общественного сознания, ее сущности, или: система норм нравственного поведения людей, их общественный долг, их обязанности по отношению к другим людям, семье, народу, обществу
ценность Б понимается как обращенность человека к высшим ценностям — к идеалу, как сознательное стремление человека усовершенствовать себя, приблизить свою жизнь к этому идеалу
этика В правила нравственного поведения, система норм, определяющих обязанности человека по отношению к другим людям, к обществу, это одна из форм общественного сознания
мораль Г положительная или отрицательная значимость объектов окружающего мира для человека, социальной группы, общества в целом
духовная культура Д исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях; в широком смысле слова — все, что создано обществом благодаря физическому и умственному труду людей, в более узком смысле -идейное и нравственное состояние общества, определяемое материальными условиями жизни общества и выражаемое в его быте, идеологии, образовании и воспитании, в достижениях науки, искусства, литературы
антикультура Е своеобразная целостность искусства, науки, нравственности, религии
духовность Ж производство образцов и моделей, основанных на деструктивном, разрушительном отношении к человеку и обществу.
контркультура З различные формы творчества, выступающие как оппозиция существующей культуре.

2. Ответить на вопросы:

• Что, на ваш взгляд, является главной задачей культуры?

• Каковы главные функции культуры?

• Что является стержнем культуры?

• Великий греческий философ Сократ всю жизнь посвятил поиску ответа на вопрос: почему люди знают, как надо поступать, а поступают наоборот? А как бы вы ответили на этот вопрос?

3. Какие из перечисленных ниже характеристик вы бы отнесли к феномену массовой культуры?

• имеет коммерческий характер,

• нацелена на самовыражение автора,

• преобладают визуальные (клипы, фильмы, телевизионные шоу) формы.

4. Проанализируйте следующие суждения:

• культура — это все, что создано людьми;

• культура — это социальный опыт;

• культура — это совокупность материальных и духовных образований и ценностей;

• культура — это образ жизни.

5. Что относится к культуре:

• религия, обычаи и мораль;

• орудия труда;

• государство и его институты;

• человек и его мировоззрение;

• отношения между людьми;

• производственные отношения.

• 6. Что относится к материальной культуре, а что к духовной:

• моральные нормы;

• памятники архитектуры;

• средства производства;

• уставы общественных организаций;

• Конституция;

• образование;

• техника и технология;

• госты и стандарты производственной деятельности.

Самостоятельная работа № 1

Основы теоретического знания

Задание: Закончить предложение…

• Философия – это…

• Объяснение окружающего мира через всесильность внешних сил Космоса – это….

• Теоцентризм – это…

• Философия включает в себя три составляющие: искусство, практику и ….

• К формам мировоззрения, помимо философии, включают….

• Учение о бытии в философии – это…

• Аксиологическая функция философии заключается в ….

• Чувственное познание через опыт называется….

• Цель философии…

• Материализм признает первичность….

• Первичность сознания признает…..

• Дуализм – направление философии, признающее…

• Гносеология изучает …

• Агностики считают, что

• Рационализм считает, что познание мира идет через….

• Мир есть хаос, познание которого невозможно, — позиция …..

• Основные идеи восточной философии

• ….. античной философии

• ….. средневековой философии

• Антропоцентризм объясняет развитие мира через деятельность…

• Как вы понимаете следующее суждение: «Движение абсолютно, а покой относителен».

• Йог тренирует прежде всего А) тело, Б) дух, В) ум.

• К какому уровню научного познания относятся перечисленные методы: А) эмпирический, Б) теоретический:

Возрастные субкультуры

Различные возрастные категории так же имеют отчетливую тенденцию образовывать субкультурные комплексы. Люди старшего поколения ведут себя иначе, чем молодежь, что проявляется практически во всех сферах жизни.

Деление на возрастные категории не остается неизменным на протяжении веков, именно культурой определяется распределение людей по разным возрастным объединениям, каждому из которых вменяется свой круг прав и обязанностей, тем не менее подобная различенность в значительной степени определяется характеристиками человека, как биологического вида. Вполне закономерно, что человек проживший двадцать лет и шестьдесят, не могут ни чувствовать, ни мысли, ни двигаться, ни желать одинаково. В сегодняшнем мире прослеживается очевидная «юниоризация» культуры, т.е. в иерархии ценностей приоритетное место занимает молодость, что не является нормой для всех типов культур. Это обуславливает пристальный интерес к молодежным субкультурам. Отчетливый спектр различных субкультурных феноменов, основанных на ярко выраженном желании молодых людей заявить о своей автономности, стал проявляться в европейской культуре примерно с 1960-х годов. В коммунах хиппи, панков, рокеров и пр. наглядно проявилось взаимодействие субкультур с ведущими тенденциями культурно-исторического развития эпохи. Сегодня представители данных субкультурных объединений имеют большое количество приверженцев и в нашей стране.

Практически нет такого способа различения людей, который не мог бы при определенных условиях лечь в основу субкультурной автономности: пол, цвет глаз, «вкус» в самом широком смысле слова, этническая доктрина… Следует так же помнить, что в зависимости от конкретно-исторических условий внутреннее деление культуры на субкультурные элементы происходит по-разному. Субкультуры, отчетливо прослеживаемые на протяжении долгого времени, могут трансформироваться в иные или вовсе исчезнуть. Само основание для распределения автономных субкультурных образований в значительной степени определяется магистральными, ведущими тенденциями культуры.

Контркультура

Динамика развития культуры, предполагающая участие субкультур в эволюционных трансформациях, может входить в стадии резких, революционных преобразований. Субкультура не претендует на то, чтобы стать доминантной эпохой, сменить предыдущий культурный стандарт, превратиться в официальную доктрину. Этим она принципиально отличается от контркультуры, которая, напротив, открыто противопоставляет себя господствующей культуре и притязает на лидирующее положение. Складываются такие ситуации, когда локальные субкультурные образования начинают притязать на универсальность. Они выходят за пределы собственной среды и пытаются установить свои ценности для более широких социальных общностей.

В современной культурологической и социологической мысли понятие контркультуры используется по крайней мере в двух смыслах. Во-первых, для обозначения социально-культурных установок, противостоящих фундаментальным принципам, которые господствуют в конкретной культуре. В этом значении термин «контркультура» употребляется, когда речь идет о замене одного типа культуры другим.

Во втором, более узком значении слово «контркультура» употребляется в контексте молодежных выступлений, вспыхнувших во многих ведущих мировых державах в конце 1960-х годов. Протест, отразивший критическое отношение к современной культуре, отвержение ее как «культуры отцов», положив начало формированию движения молодежи и интеллигенции, объединенных в особые коммуны. У движения сразу появились как сторонники, так и противники. На сторону бунтовавшей молодежи встал, в частности, теоретик молодежных выступлений американский социолог Теодор Розак. Объединив различные духовные влияния, направленные против господствовавшей культуры, он выделил в них некоторый свод альтернативных официальным структурам правил и назвал этот феномен контркультурой.

Мир никогда не остается прежним после того, как появляется и открыто заявляет о себе контркультура. Облик официальной культуры также изменяется.

Цель любого контркультурного образования можно обозначить как стремление показать несостоятельности доминирующих установок. Всякая контркультура, даже если она не занимает в итоге доминантные позиции, стремиться создать новый универсальный словарь, использовать новые термины в культурном взаимодействии, прочертить новые каналы культурной коммуникации и в конечном счете создать нового человека и новую социальную реальность. Подобное удается редко: официальная культура, как правило, обладает большим потенциалом устойчивости, чем контркультура, опирается на разветвленную систему общественного принуждения.

Массовая и немассовая культура

Без всяких преувеличений можно утверждать: мы живем в эпоху массовой культуры. Достаточно оглянуться вокруг, присмотреться к окружающему нас миру, чтобы признать непреложность данного факта: на телевизионных экранах, на подмостках сцен, в радиоэфире, на рекламных уличных щитах, во время работы и отдыха, в словах случайных попутчиков, в нашей собственной речи… везде правит бал и задает тон вездесущий масскульт. В советском обществе они оценивались как очевидные свидетельства деградации «загнивающего капитализма». Теперь массовая культура – беда и нашего дня: вчерашнего, сегодняшнего и, несомненно, завтрашнего. Отношение к массовой культуре и у нас, и за рубежом чаще всего негативное, что не совсем справедливо. Масскульт – это, скорее, вынужденная мера, неизбежная в нынешних социально-исторических условиях, нежели вредоносный побочный продукт «неправильного» развития.

На данный момент нет единого мнения относительно того, что считать массовой культурой и как определять ее временные границы: присутствовала ли она во всех исторических типах культуры или в их большинстве, выступая субкультурным или контркультурным, либо то признак лишь нашей эпохи?

В самом деле, что можно считать массовой культурой?

Комиксы, триллеры, «дамские» романы, музыкальную «попсу», низкопробный «ширпотреб» и прочие образцы «низкого жанра», которые колют глаза ревнителей «высоких стилей»? при таком подходе массовая культура является набором определенных видов, жанров, направлений, стилей, иначе говоря, форм, простых и примитивных. Так, например, творчество Э.Пресли, романы А. Кристи входили раньше в разряд масскульта, то теперь считаются «классикой». Миграция культурных форм происходит непрерывно из одного разряда в другой (из массового в немассовый и наоборот).

Потому, чтобы определить хотя бы в общих чертах, чем же отличается массовая культура от других форм культуры, обратимся не к фактам, а к условиям, попадая в которые тот или иной феномен становится масскультовым, и прежде всего к агенту массовой культуры – массе.

Масса и массовое сознание

Категория массы как объединения некоторого количества людей не самая распространенная в гуманитарном сознании. Если другим понятиям, используемым для обозначения различных человеческих множеств, таким как «народ», «нация», «этнос», «класс» и пр., посвящено необозримое количество работ, то «массе» в данном отношении не повезло.

В середине 90-х годов XIX века вышла вызвавшая много шума работа французского психолога, антрополога и археолога Гюстава Лебона «Психология народов и масс». По мнению Лебона, масса изменяет человека следующим образом:

  1. Объединяясь в некоторое множество, люди чувствуют прилив необыкновенной мощи; силы, обычно обуздываемые, раскрепощаются, человек не в силах устоять от соблазна их выплеснуть;
  2. Человек в массе мгновенно заражается общей эмоцией, причем не редко в жертву общему приносится личный интерес;
  3. Человек в массе становится удивительно внушаемым, лишается своей «суверенной воли».

Из этого следует, что индивид «поглощается» массой, масса ввергает человека в такое состояние, в котором он добровольно отказывается от своей индивидуальности.

Спустя некоторое время Зигмунд Фрейд пришел к неутешительному выводу о том, что утрата индивидуальности, возвращение в доиндивидуальное состояние является актуализацией архаических пластов психики, свойственной всем людям.

Позднее ученые различных профессиональных ориентаций обращались к анализу феномена массы, и в целом их выводы находились в русле лебоново-фрейдовской традиции: масса – это специфическая форма общности людей, которой свойственны агрессивность, стадная архаичность, деструктивность, примитивность стремлений, пониженная интеллектуальность и повышенная эмоциональность, спонтанная, готовность подчинится волевому окрику, переменчивость, неукорененность и пр.

Однако для того чтобы создалась возможность объединения людей в массовые множества, необходимо, чтобы в обществе отчетливо проявился «человек массы» как носитель особого типа сознания – массового сознания. Человек массы – это характеристика надсоциальная, существующая «поверх» традиционных классов.

Таким образом, человек массы ограниченный и посредственный для всякой власти более удобен, нежели выдающийся человек, которым намного труднее управлять.

Массовая культура

Вернемся к массовой культуре и попытаемся ее определить исходя из анализа категорий «масса» и «массовое сознание». Прежде всего массовая культура – это не количественный показатель. Зачислять тот или иной феномен прошлого или настоящего в разряд массовой культуры, исходя из массовости его распространения, неверно. Столь же не правомерно подходить к анализу массовой культуры с позиции «предустановленной иерархии», т.е. рассматривать масскультовые феномены как нечто «низовое», подчиненное, второстепенное, «недоразвитое», предкультурное, тем более – простое и незамысловатое. Масскульт – это не культура социальных «низов», и не культура тех ситуаций, что в данный момент трактуются в качестве «низа» жизни.

Таким образом, массовая культура – это состояние, а еще точнее, культурная ситуация, соответствующая определенной форме социального устроения. Масса и массовое сознание связаны и не существуют изолированно друг от друга. Они выступают одновременно и «объектом», и «субъектом» масскульта. Именно вокруг массы и массового сознания закручивается его «интрига».

Соответственно, лишь там, где мы обнаружим зачатки данных социальных и ментальных установок, мы вправе говорить о присутствии массовой культуры. Поэтому как история, так и предыстория масскульта не выходят за рамки новоевропейского прошлого. Народ, толпа, крестьяне, этнос, пролетарии, широкие городские «низы», любая другая доновоевропейская историческая общность и соответствующие им типы и подтипы не могут полным правом считаться образцами и формами правления масскульта.»сверхзадачей» масскульта не является провоцирования массовых движений, спонтанных многомиллионных выступлений. Он не «выражает дух массы» или «дух массового сознания». Напротив, массовая культура выполняет очень важное социальное задание, связанное с реальным устранением массы, нейтрализацией исходящей от нее угрозы, ее рассечением и рассостредоточением.

Различия массовой и немассовой культур

Описание массовой культуры будет не полным если обойти молчанием проблему границ, пределов, в которых этот феномен существует, а также механизмов и способов трансформации немассовой культуры в массовую.

Как массовая культура, так и немассовая культуры опираются на некоторые архетипические формы, вводят в действие некие структуры, присутствующие в человеке и обществе. Однако прообраз, или архетип, в масскульте «работает» по-другому. Он представлен здесь в виде сжатой формулы или недвусмысленного приказа. Массовая культура оперирует чистыми, прозрачными, внятными, кажущимися примитивными формами архетипических состояний. Предметы масскульта действуют прямо и открыто, очень агрессивно. Но не поддаться их обаянию весьма трудно, потому что они вводят в действие глубинные, архаичесике, неосозноваемые структуры человека. Немасскультовая же практика опирается на «загрязненные» коммуникативными «шумами» сообщения.

Если относительно предметов, которые прямо и открыто заявляют о своей принадлежности к масскульту, сомнений не возникает, то с предметами, исторически и идеологически причисляемыми к немасскультовым, дело обстоит намного сложнее. Так, например, памятники архитектуры, оставаясь вроде бы теми же, что и сто лет назад, при изменении социально-культурного контекста начинают иначе циркулировать, выполнять другие функции, порождать новые смыслы. С предметами, скроенными не по масскультовой «канве», могут происходить разные метаморфозы: они либо расчленяются на отдельные фрагменты, которые в результате технологической обработки сопрягаются в другие последовательности, либо доводятся до состояния гиперреальности, становятся «простыми и чистыми», лишаются «шумов» и превращаются в одномерные с кальки самих себя.

Поясним вышесказанное на примере научного или научно-популярного фильма о жизни и творчестве какого-нибудь художника. В данном случае зритель сталкивается не с самим творением, но с некоторой коммуникативной, прошедшей технологическую обработку последовательностью. В результате перед адресатом возникает не великое произведение во всем объеме, а некое его подобие, да еще в сопровождении «посредников», комментаторов, всех тех, кто участвовал в создании фильма. В связи с чем нарушается режим восприятия.

Теперь можно сделать выводы. Принципиально массовая культура не отличается от немассовой европейской культуры Нового времени: она столь же архетипична и целенаправленно коммуникативна; не меньшее значение придает налаживанию контролируемой циркуляции людей и вещей. Различие касается характера воздействия на человека. Немассовая культура использовала «загрязненные» формы и тем самым оставляла достаточно большой простор для инициативы субъекта, предполагала его активное вмешательство. Она, безусловно, и опекала, и надзирала, и наказывала, и вменяла в обязанность, но редко содержала полный перечень рекомендаций на каждый день, предоставляя человеку право выбора в конкретных жизненных обстоятельствах. Массовая же культура кропотливо отслеживает всякий шаг человека, услужливо подсказывая ему то или иное решение или предписывая, как необходимо поступать, обязывая определенным образом говорить, думать, ощущать, реагировать в конкретных случаях. Она и моделирует ситуации, и распределяет роли.

Добавить комментарий

Закрыть меню