Деньги как объект гражданских правоотношений

Вещи, наличные деньги и безналичные денежные средства как объекты гражданских прав

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Основное предназначение денег, как объектов гражданских прав, – быть средством платежа. Как средство платежа деньги делятся на наличные и безналичные. Наличные деньги выражены в банкнотах и металле, поэтому их всегда относили к вещам – объектам материального мира. Соответственно, наличные деньги рассматривалась как объект вещно- и обязательственно-правовых отношений.

Безналичные деньги объективно не существуют, поэтому возникло множество версий относительно их правовой природы. Наиболее распространенная из них гласит о том, что безналичные деньги – право требования. Как правило, право требования клиента, внесшего деньги, к банку, который зачислил их на счет. Следовательно, безналичные деньги рассматривались исключительно как объект обязательственно-правовых отношений. Такая разница в правовой природе наличных и безналичных денег как средства платежа подтолкнула к изменению закона, который определил бы место первых и вторых в системе объектов гражданских прав, разведя их.

Теперь, со внесением изменений в ст. 128 ГК РФ, к вещам относятся только наличные деньги. Безналичные деньги отнесены к «иному имуществу». Более того, осознавая, что безналичные деньги собственно деньгами не являются, и вообще имеют другую правовую природу, законодатель назвал их «денежными средствами». Ранее, любые деньги относились к вещам.

Наличные деньги являются вещами особого рода. Из этого вытекает специфика возникновения вещных прав на деньги. Вещные права на наличные деньги как вещи, определенные родовыми признаками, возникают с момента индивидуализации этих вещей у их конкретного владельца. Выбытие денег из владения определенного гражданина или юридического лица означает прекращение вещного права на эти деньги. Поэтому деньги, так же как и ценные бумаги, не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п.

3 ст. 302 ГК РФ). Добросовестным приобретателем признается лицо, которое не знало и не могло знать о том, что приобретает имущество у лица, не имевшего права его отчуждать.

Пункт 3 ст. 10 ГК РФ предусматривает, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. В силу этого при применении положений об истребовании имущества (в том числе и денег) приобретатель считается добросовестным, если не доказано иное.

Деньги не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя, даже если они были утеряны собственником или лицом, которому деньги были переданы во владение, либо были похищены у того или другого, либо выбыли из их владения иным путем помимо их воли.

Права на утраченные или уничтоженные денежные знаки не подлежат восстановлению.

Нормы действующего законодательства о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам не распространяются на используемые виды денежных знаков. Обращая внимание на эту особенность денежных знаков, Л.А. Лунц отмечал, что «денежное свойство» банкнот представляется более существенным, нежели их качество предъявительской ценной бумаги.

Следует отметить, что при применении тех или иных норм, использующих понятие «деньги», необходимо учитывать, на какие виды используемых оборотом денег эти нормы распространяются.

Прежде всего необходимо указать, что в законодательстве РФ имеется ряд особых правил, распространяющихся только на отношения, связанные с оборотом наличных денежных средств (нормы об ограничении расчетов наличными деньгами, ведении кассовых операций и т.д.) либо безналичных средств (нормы о расчетах в ГК РФ, правила безналичных расчетов и т.д.).

Если наличные денежные знаки, наделенные свойством законного платежного средства, в силу нормативного предписания государства обязательны к приему по номинальной стоимости, то в отношении средств на банковских счетах такое общее требование отсутствует. Государство, таким образом, не гарантирует субъектам оборота возможность независимо от реального изменения стоимости данного имущества использовать его для погашения долгов на сумму обязательств банка по счету. Практические последствия очевидны — при неплатежеспособности банка право не обеспечивает владельцу счета получение ценности, равной отраженной на счете сумме. Оценка платежеспособности банка, в отношении которого имеется денежное требование по счету, в связи с этим приобретает существенное значение. Напротив, платежная ценность денежных знаков, выпускаемых государством, определяется их номиналом и не требует определения надежности формального должника (государства в лице Банка России).

Такая логика научного исследования вытекает из фактов Экономической истории и объективно отражает действительную тенденцию в эволюции денег и соответственно эволюцию понятия денег. Однако экономическая тенденция, это еще не экономический закон. Для науки представляет интерес подчас не только экономерное развитие событий, но и отступление от этих закономерностей. Имеются, к примеру, достаточные доказательства того, что и в древних цивилизациях, еще до появления металлических монет, возникали платежные системы как своеобразные прототипы современных безналичных расчетов. Так, характеризуя материальную культуру Древнего Египта, Г. Вейс писал, что после удачных войн с народами Ближней Азии в египетские сокровищницы стекались огромные богатства. Египтяне уже умели «ранжировать» их с точки зрения меновой ценности. «В надписях – перечнях той эпохи на первом месте стоят серебро, золото, медь, олово, драгоценные камни, слоновая кость, черное дерево. Затем драгоценная утварь прекрасной работы, богатые сосуды, роскошно убранные колесницы и оружие».10 В литературе отмечается, что в Древнем Египте издавна существовала чисто условная, теоретическая единица, именуемая «шетит». Египтяне хорошо знали, какое количество золота, серебра или меди соответствовало одному шетит. Таким образом, товар не обменивался на деньги. Но тот, кто хотел продать дом и договаривался о его стоимости, разницу измеряли в шетит и, чтобы ее уравновесить, подыскивали подходящий товар, который одна сторона могла предложить, а другая соглашалась принять.11 На другой пример «безналичного» косвенного товарообмена из истории Египта, заимствованный из работ Б. Литаера, ссылается А. С. Генкин: «Хранилище пищевых продуктов лежало в основе египетской валютной системы. Каждый фермер, который вносил свой вклад в коллективное хранилище, получал черепок, в котором указывалось количество и дата вложения. Затем он мог его использовать, чтобы получить другие товары».12 Если не «придираться» к частностям, то видимо речь идет о явлениях весьма близких, если не совпадающих. Для того, что бы иметь право на долю в этом коллективном богатстве, необходимо было выразить эту долю в какой-то условной единице, «вмещающей» в себя определенное количество весовых частей определенного металла. Неважно, что представляла собой эта единица: слово «шетит» или керамический черепок Существенно, что и в первом, и во втором случае имеется некая материальная субстанция, отражающая познанную человеком практическую и экономическую закономерность в соотношении меновых стоимостей. Напомним, все это имело место до появления в обороте первой металлической монеты. Слово, черепок, запись в книге, отчеканенный на монете или отпечатанный на купюре номинал денежной единице, электронная запись в банковском счете — все это, на наш взгляд явления если не одного, то близкого порядка.

В силу объективной связанности экономики и права тенденции современного юридического понимания денег должны были бы как-то согласовываться с преобладающим пониманием денег в экономической теории.

А основополагающий принцип современной экономической теории денег заключается в том, что все, что выступает в качестве денег, и есть деньги. «Действительно, большинство «активов» (так называют имеющие рыночный спрос ценности, которые при определенных обстоятельствах и условиях могут быть отчуждены их собственниками) являются потенциальными деньгами. Вот эта способность любого реального актива выступить в роли средства платежа (пусть и «незаконного»), а тем самым и в роли своеобразных денег получила в экономической теории название ликвидность. Ликвидность – реальное свойство активов в рыночной экономике: платежным средством потенциально может выступить любой актив, на который на рынке имеется платежеспособный спрос. Дело только в затратах, связанных с обменом данного актива на приобретаемое благо (или чаще всего – на деньги).13 «Степень ликвидности» при таком понимании и означает сравнительную величину затрат обмена данного актива на обмен другого актива (в экономической теории такие обменные затраты называются транзакционными издержками). Приняв такую позицию экономической теории в качестве исходной, мы сразу же должны констатировать лишь частичное совпадение ее с нормативными установлениями, выраженными в нормах объективного права. Исходя из редакции ст. 128 ГК РФ, деньги следует признать разновидностью вещей, относимой по закону к имуществу. Такая констатация вполне соответствует чисто вещному пониманию денег, свойственному некоторым европейским кодификациям XIX века (например, ст. 2279 ФГК). В отличие от ФГК, в Германском Гражданском уложении нет прямых норм, которые определяли бы статус денег как движимых вещей. Однако целый ряд нормативных контекстов говорит о том, что и в немецком праве деньги понимаются преимущественно как движимые вещи. Например, § 372 ГГУ устанавливает, что в связи с просрочкой принятия исполнения кредитором должник имеет право внести в депозит предназначенного для этого официального органа на имя кредитора деньги, ценные бумаги, другие документы, а также ценности. Традиционное «вещное» понимание денег несколько изменилось в Германии вследствие проведенной в этой стране глубокой реформы обязательственного права в соответствии с Законом «О модернизации обязательственного права» от 26 ноября 2001 г. (действует с 1 января 2002 г.). Комментаторы отмечают, что в этих новых условиях иск кредитора к должнику, принявшему наличные деньги (например, на хранение), но «утратившему» их вследствие перечисления на свой счет в банке, должен иметь своим предметом не истребование наличных денег от должника (в соответствии с ч. 1 § 285 ГГУ), а уступку права требования суммы долга от банка.14

Таким образом, деньги — самостоятельная особая форма меновой стоимости всех других товаров, особый вид универсального товара, используемый в качестве всеобщего эквивалента.

1.2. Деньги. Их функции и виды

В современной науке роль денег характеризуется как всеобщий эквивалент, выполняющий функцию меры стоимости, средства обращения, средства накопления, сбережения и средства платежа. Эти функции признают и зарубежные авторы.15 Главное, деньги выполняют функцию меры стоимости. Обычно в российской научной и учебной литературе эта функция ставится на первое место. Функции денег как меры стоимости и масштаба цен, как средства платежа и как средства обращения предопределяют свойства денежного обращения и его характер. Вместе с тем мы видим, что в современном мире происходят такие изменения, которые дают основания для более широкой трактовки понятия «деньги».

На наш взгляд, следует говорить еще о двух функциях денег — информационной и системной. В методологическом аспекте эти две функции позволяют лучше понять роль Центробанка в денежной и, что еще более важно, — в финансовой системе.

Кроме функций денег, признаваемых большинством экономистов, деньги обладают еще и информационной функцией. Бумажные и металлические деньги- носители информации о стоимости. Поэтому денежное обращение в безналичной форме — не что иное как проявление информационной функции денег. Безналичные деньги — записи на счетах. Материальный носитель денег заменяется цифровой записью на банковском счете. Это и есть деньги в их чистом дематериализованном виде. Материальный носитель денег — бумажные билеты или монеты. Они имеют определенную степень технической защиты от подделки. При дематериализации денег происходит смена способов защиты. Безналичные деньги повышают скорость денежного обращения. Но это не единственное преимущество.

Помимо прочего усиливается и их защита, обеспечиваемая применением специальных банковских технологий.

Информация – отражение определенных явлений, процессов, которые происходят, происходили или будут происходить в окружающем нас мире. Информация о размерах стоимости определенного имущества, которое является собственностью того или иного субъекта, есть количественное отражение его труда или результатов деятельности в системе общественного производства товаров и услуг или в денежной системе как таковой, либо информация об ожидаемой стоимости. Примеры ожидаемой стоимости – невыплаченные проценты по депозитам, доходы и расходы будущих периодов, проценты по фьючерсам. В этом смысле теория трудовой стоимости тоже применима, но лишь с оговоркой, что общественная полезность затраченного труда на производство товаров и услуг, в том числе и деятельность субъекта денежной системы как таковая (например, деятельность дилера или брокера на валютной или фондовой бирже), может не совпадать с его денежной оценкой. Решающим выступает включенность субъекта в денежную систему (одно из проявлений системной функции денег, о ней речь пойдет ниже). Эти соображения отнюдь не отменяют трудовую стоимость, которая в действительности как раз и является основой стоимости товара или услуги, но в современных условиях к ней добавляется стоимость, имитированная самой денежной системой и прежде всего ее информационными свойствами, усиленными развитием и объединением современных финансовых и информационных технологий. Денежная оценка включенности субъекта определяется степенью влияния его действия на те, или иные параметры денежной системы (например, на повышение или понижение биржевого курса акций). Такая ситуация стала возможной в связи с тем, что по мере развития денежной системы она становится относительно самостоятельной по отношению к породившим ее причинам. В особенности это стало заметно в связи с развитием рынка ценных бумаг. Попутно заметим, что параллельно с развитием рынка ценных бумаг меняются и товарные биржи. Специфика эволюции товарных бирж вполне укладывается в русло изменений, произошедших в денежно-кредитной системе.16

Не случайно и деньги, и ценные бумаги, и информация, согласно гражданскому законодательству, входят в состав имущества и приравниваются к имуществу (ст. 128 ГК РФ). Эти три составляющие создают возможность эмитировать, допустим, ценные бумаги и одновременно стоимость в денежной системе, а затем фактически объединять ее с трудовой стоимостью, перечисляя деньги на различные счета и постепенно превращая их в реальный, т. е. обеспеченный товарами капитал. При этом, естественно, стоимость всей реальной и имитированной массы начинает выравниваться в сторону понижения или повышения. Образно говоря, такая ситуация похожа на кровеносную систему. Кровь захватывает кислород и переносит его в ткани. Необеспеченные деньги (бумажные деньги), выпускаемые эмитентами ценные бумаги, затем в силу своих информационных свойств (в частности за счет рекламной информации) как бы захватывают действительные деньги, за которыми стоит трудовая стоимость, объединяют их в различные денежные агрегаты, в которых перераспределяется стоимость. Например, когда инвестор вкладывает деньги, за которыми стоит трудовая стоимость, в ценные бумаги, за которыми ничего не стоит кроме желания эмитента привлечь деньги, то возникает такая ситуация.

Участники акционерного банка могут перераспределить доходы от вложений таким образом, что проценты по депозитам юридических лиц и вкладчиков станут намного меньше, чем проценты самих участников. Закон не предусматривает никаких ограничений. Вкладчики в этом отношении всегда слабо защищены. Ведь они разрознены и действуют в условиях так называемой асимметричной информации. Поэтому нормальное развитие денежного рынка в данной области возможно только в том случае, если чистота его инфраструктуры контролируется государством в лице центрального банка. Вкладчик действует на основании презумпции, что центральный банк контролирует коммерческие банки и за спиной этого контролера стоит государство. Он не допускает мысли о том, что центральному банку трудно проконтролировать и подчинить своему контролю банки, что некоторые из них могут быть, как бы выведены из-под контроля. По мнению законопослушного гражданина, это невозможно, поскольку не соответствует конституционным принципам и банковскому законодательству. Считается, что та обще-социальная функция центрального банка по надзору за коммерческими банками, которую он уполномочен выполнять государством, — часть функций государства, относимых к разряду управления общими делами общества.

Не располагая достаточной для правильного выбора или даже достоверной информацией о положениях в российских банках, вкладчик, резюмируя обеспеченную надзором центрального банка банковскую безопасность, ориентируется на процент по вкладу. Если банковский надзор строг, то для вкладчика риск уменьшается. Если же есть только презумпция надзора и не более того, то вкладчик, стимулируемый процентами, доверяет свои деньги банкроту.

Так происходит не всегда, но такова тенденция в условиях асимметричной информации.

Информационная функция денег в значительной степени может эксплуатироваться в целях не столько нормального бизнеса (упорядоченного законами), сколько проведения обманных операций или недобросовестного отношения к партнерам по бизнесу. Например, по балансу и записям на счетах в банке числится значительный уставный капитал, а в действительности он намного меньше. Поэтому записи на счетах — это деньги, но только в том случае, когда банки хотя бы минимально контролируются государством.

В условиях, когда рынок не введен в правовое регулирование, проценты по вкладам могут экономически необоснованно перераспределяться в пользу банка. Под необоснованностью перераспределения стоимости вложенных денег в данном случае понимается такая несоразмерность между процентами по вкладам и реальной выгодой, которую получают участники банков, что если бы о них узнали вкладчики, то они бы не стали заключать договор или открыли вклад на более выгодных для себя условиях. Но они не имеют достаточно полной и достоверной информации и поэтому не требуют соразмерного, или иными словами, — справедливого процента. Например, вкладчикам банка начисляются обычные проценты, а акционерам банка — в несколько раз больше. Или, скажем, банк может выдавать необеспеченные кредиты участникам банка, различными способами погашать их за счет снижения процентов по вкладам или даже не возвращать деньги вкладчикам. Но, пожалуй, самый показательный пример, когда информационная функция денег позволяет быстро и эффективно перераспределять финансы таким образом, — это участие государства на рынке ценных бумаг. Главным регулятором и перераспределителем здесь, как правило, выступает центральный банк. Ценные бумаги обладают уникальными свойствами. Их сущность двойственна. С одной стороны, они — имущество, и в этом смысле ничем не отличаются от денег и других платежных средств. С другой стороны, они создают обязательственные права. Таким образом, в ценных бумагах соединены два начала — денежное и финансовое (перераспределительное). Взять хотя бы пример с ГКО. Как пишут авторы одного из учебных пособий, «важнейшим источником развития экономики, нового промышленного подъема и преодоления инвестиционного кризиса России должно стать становление рынка ценных бумаг, истинное предназначение которого заключается не только в покрытии бюджетного дефицита, перераспределении собственности и получении спекулятивной прибыли, но и в стимулировании инвестиций в различные сферы экономики».17 Теперь мы знаем, что в 1998 г. в России эти надежды не оправдались. Как раз наоборот, предназначением рынка ценных бумаг оказались спекулятивная прибыль и перераспределение собственности.

Введение

В развитом имущественном обороте большинство расчетов осуществляется в безналичном порядке, с использованием денежных средств, числящихся на банковских счетах и во вкладах (депозитах). Безналичные деньги также широко используются в обороте и в качестве платежного средства, и в качестве особого товара. Они сравнительно легко переводятся в наличные деньги (обладая, как говорят финансисты, «высокой степенью ликвидности») и во многих случаях с готовностью принимаются контрагентами-кредиторами в уплату долга. Тем самым они выполняют обычные функции денег. Поэтому в экономическом смысле под деньгами понимается не только наличность, но и средства, числящиеся на банковских счетах и в депозитах.

Деньги представляют собой особый объект гражданских прав. Они являются общим эквивалентом стоимости благ материального мира. Кроме того, деньги способны заменить всякий объект возмездных имущественных отношений. Также данными объектами можно выплатить фактически любой имущественный долг, если это не запрещено законом или нет возражений кредитора.

В ст. 140 ГК РФ законным платежным средством на территории РФ является рубль. Рублями можно оплачивать любое денежное обязательство, а также обязательство, которое выражено в иностранной валюте.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что безналичные деньги — это неотъемлемая и важнейшая сфера системы финансов каждой страны мира. От того, как действует денежная система, в большинстве своем зависит постоянство развития экономики страны.

Если обратить внимание на степень разработанности данной темы в юридических источниках, то следует отметить, что множество статей и монографий посвящены правовому режиму денег, их правовой природе, а также проблемам гражданско-правового регулирования расчетных отношений.

Целью курсовой работы является рассмотрение безналичных денег как объектов гражданских прав.

Задачи курсовой работы состоят в следующем:

1) рассмотреть правовую природу безналичных денег и их место в системе гражданского права;

2) показать юридическую значимость безналичных денег и правовое регулирование их обращения.

Для того чтобы ясно представить себе правовую природу денег как объектов гражданских прав, необходимо обозначить предмет курсовой работы, то есть направление, в котором происходит изучение объекта, овладеть его теоретической базой, а для этого необходимо:

— приобретение навыков работы с нормативно — правовыми материалами по изучаемой проблеме;

— обобщение и систематизация результатов исследования проблемы, содержащихся в научной литературе;

— выявление дискуссионных теоретических вопросов в рамках исследуемой проблемы и аргументация собственного подхода.

В данной курсовой работе подробно изложено об особом объекте — деньгах и их юридической сущности.

Методологическую основу исследования составляют общие и частные методы исследования, в том числе, историко-юридический, системно-правовой, сравнительного правоведения, дедуктивный, формально–юридический, логический и другие, системный анализ изучаемых явлений и результатов в их различном сочетании.

>Теоретическая база работы — это теоретические исследования, научные концепции и разработки, содержащиеся в публикациях, монографиях.

По результатам данной работы будут сделаны соответствующие выводы, представленные в заключении данного курсового проекта.

Глава 1. Правовая природа безналичных денег и их место в системе гражданского права

1.1 Правовая природа наличных и безналичных денег

Для того чтобы яснее понять правовую природу наличных и безналичных денег, многие исследователи обращаются к функциям, которые осуществляют деньги в обществе. Карл Маркс выделял пять таких функций:

  1. мера стоимости,
  2. средство платежа,
  3. средство накопления,
  4. средство обращения,
  5. мировые деньги.

Кроме того, также считается, что средство платежа является деньгами и тогда, когда им осуществляются три функции:

  1. средства сохранения стоимости,
  2. средства обращения,
  3. меры стоимости.

При учете даже трех вышеуказанных функций появляются сложности при распространении их на безналичные расчеты и платежи. В таком случае в безналичных расчетах пропадает «классическая» функция денег — рассмотрение их как средства обращения, ведь при безналичных расчетах нет обращения наличных денег. Выход из данного положения исследователи видят в определении органической взаимообусловленности безналичных денег с наличными. Рассмотрение безналичных денег как обязательства, содержание которого заключается, по мнению Л.Ефимовой, в передаче банком наличных денег, по крайней мере, не является абсурдным, т.к. наличные деньги действительно имеют место быть. Затем автор, применяя «теорию фикции», безналичные деньги называет квазиналичными, т.е. фикцией наличных денег. И правоотношения по поводу безналичных денег согласно общему тезису подчиняются нормам, которые регулируют отношения с наличными деньгами, за исключениями, специально установленными законами. Безналичные деньги могут быть объектом собственности в силу юридической фикции, существующей в законодательстве.1

Таким образом, между выясняемым явлением и ближайшим к нему сходным явлением как будто бы не имеется различий. Следовательно, безналичные деньги необходимо рассматривать как наличные деньги с некоторыми, соответственно, особенностями. Данным путем природу безналичных денег узнать нельзя, т.к. имеется явное противоречие в функциях наличных и безналичных денег.

Их признание на уровне права и экономики — единственный путь разрешения поставленной задачи.

Также можно выделить точку зрения Л. А. Новоселовой. Суть ее заключается в том, что гражданское законодательство рассматривает безналичное перечисление средств в качестве платежа и, таким образом, обычное право кредитора по денежному обязательству в отношении банка трансформируется в имущество, которое выполняет функции денег. Думая, что функцией законного платежного средства обладают только наличные деньги, Л.А. Новоселова анализирует безналичное перечисление средств только как способ исполнения денежного обязательства, предметом которого всегда остаются наличные деньги.2

С данным мнением не соглашается Д.Г. Лавров, который спрашивает: если безналичное перечисление средств прямо предусмотрено соглашением между кредитором и должником, то почему же возникающее в этом случае денежное обязательство изначально направлено на платеж наличными деньгами? Он считает, что данное предположение находилось бы в противоречии с волей сторон и считает, что понятие «деньги» как предмет денежного обязательства включает в себя:

1. деньги, наделенные свойством законного платежного средства либо не наделенные таким свойством, но не запрещенные к использованию в расчетах на территории данного государства;

2. наличные и безналичные деньги.

Взаимосвязь этих классификационных ранжировок определяется, по мнению Д.Г. Лаврова, тем, что только наличные деньги наделены свойством законного платежного средства.3 Но тем не менее и это утверждение не очень последовательно. О том, что исполнение денежного обязательства заключается в передаче денег, пишет и В.А. Белов. Он говорит о том, что, если стороны договора по своему желанию предусматривают или, руководствуясь указаниями закона, вынуждены избрать для применения безналичный расчет по денежному обязательству, говорить о прекращении денежного обязательства исполнением (передачей денег) можно лишь достаточно условно, т. к. сущность безналичных расчетов как раз и состоит именно в отсутствии передачи денег (так называемое перечисление денег).

Безналичные расчеты не предполагают фактической передачи денег из банка плательщика в банк получателя, ограничиваясь только изменением записей по банковским счетам плательщика, получателя и обслуживающих их банков. Отличительными признаками безналичных расчетов, не позволяющими отождествлять их с исполнением обязательства с помощью передачи денег, по мнению этого автора, являются:

1. отсутствие физической передачи (перемещения) денег;

2. вовлечение в правоотношения безналичных расчетов третьих лиц — банков, обслуживающих должника и кредитора денежного обязательства.

Юридическим итогом безналичных расчетов, как полагает В.А. Белов, является перевод денежного долга с контрагента, являющегося плательщиком по основному договору перед контрагентом — получателем денег, на банк, обслуживающий этого получателя. Правовыми средствами для достижения этой цели являются институты:

  1. прекращения денежного обязательства путем новации;
  2. перевода долга (делегации);
  3. возложение исполнения обязательства по переводу долга на третье лицо, основанием которого является договор банковского счета.

Непосредственно денежные обязательства с условием безналичных расчетов не могут быть, с точки зрения В.А. Белова, ранжированы только лишь как денежные, а должны рассматриваться в качестве факультативных обязательств: основным является денежное обязательство, факультативным — обязательство плательщика перевести собственный денежный долг на банк, обслуживающий получателя средств.4

Указанные недостатки обеих указанных точек зрения, очевидны. Теоретики, отстаивающие утверждение о том, что надлежащее исполнение денежного обязательства заключается в передаче только наличных денег, допускают распространенную ошибку, находящуюся в представлении о вещно — правовом режиме денег как объектов гражданских прав.

Действительно, ст. 128 ГК РФ, которая относит деньги к разновидности вещей, как будто бы не дает повода для иного понимания денег. В данном подходе довольно естественным выглядит представление о том, что деньги, как и прочие вещи, передаются приобретателю (получателю) путем их вручения (ст. 224 ГК РФ). Но, коль скоро речь идет об исполнении денежных обязательств, то законодатель требует от должника совершения действия в виде уплаты денег, никак не оговаривая, что это действие может быть произведено лишь передачей (вручением) денег в их наличной форме (ст.307 ГК РФ). Более того, часть вторая п. 1 ст. 140 ГК РФ прямо говорит о том, что платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов.

Не соглашаясь с данной нормой, В.А. Белов указывает: «С точки зрения теории гражданского права проведение безналичных расчетов по денежному обязательству не может служить его исполнением, платежом по этому обязательству (как считает, например, ст. 140 ГК РФ). Безналичные расчеты — это способ прекращения денежного обязательства плательщика перед получателем из договора, содержащего условие о безналичных расчетах, путем его замены на обязательство банка, обслуживающего получателя средств, перед последним из договора банковского счета».5

1.2 Место денег в системе гражданского права

В современной юриспруденции существует полемика по поводу возможности распространения на деньги вещного права, и на страницах журнала «Юрист» были отражены различные взгляды на эту проблему. Например, М. Сулейменов, приведя в качестве примера разнообразные суждения цивилистов, вывел два возможных варианта:

  1. расширение понятия «право собственности» и признание такового на электронные записи, обозначающие право на безналичные деньги или бездокументарные ценные бумаги; электронную запись в таком случае можно рассматривать как индивидуально определенную вещь;
  2. признание права собственности на наличные деньги и документарные ценные бумаги, которые должны в таком случае выступать как индивидуально определенные вещи; и обязательственного права требования на безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги.6

Таким образом, выведение М. Сулейменовым двух возможных подходов базируется на том, что исследователь в своих рассуждениях отталкивается от изложенных им в других трудах постулатов:

  1. что объектом вещного права является только индивидуально определенная вещь;
  2. и иные вещные права могут быть только производными от права собственности.

Традиционно в советской цивилистике объектом права собственности считались материальные вещи.

Другого мнения придерживается Д. Братусь, который относит к объектам права собственности «бестелесные вещи». «С подобным выводом, — пишет он, — согласуется расширительная интерпретация слова «имущество» в нормах главы 8 «Право собственности. Общие положения» ГК, которая позволяет строить версии о причислении бестелесных вещей к объектам классического права собственности. В частной собственности может находиться любое имущество» (ч. 1 п. 2 ст. 191 ГК РФ).7 Можно сделать вывод, что Д. Братусь основывает отнесение денег на возможности распространения права собственности на «бестелесные вещи».

У. Арипджанов подтверждает сказанное Братусем: «Объектом может быть не только вещь, как она определяется гражданским законодательством, но и отчуждаемые имущественные права, имеющие денежную оценку, и другое бестелесное имущество, способное к индивидуализации…».8

Е. Кириловская и наличные, и безналичные деньги относит к материальным предметам. Кроме того, она говорит о том, что деньги устанавливаются родовыми признаками. Так как деньги и в материальной, и в идеальной форме представляют собой вещи, которые определяются родовыми признаками, и имеют особой природой, этот признак вещного права к деньгам в рамках существующей правовой концепции не применим. Кроме того, Е. Кириловская утверждает, что деньги, которые существуют как запись по банковскому счету или вкладу, могут быть в определенной степени выделены из имущества того же рода, то есть денег, принадлежащих другим клиентам. Деньги могут быть индивидуализированы посредством банковской записи о балансе счета или вклада конкретного клиента и индивидуальному идентификационному коду клиента. В связи с этим делается вывод об отнесении безналичных денег на банковском счете или вкладе к категории вещных прав.9

Добавить комментарий

Закрыть меню