Что было характерно для решений стоглавого собора?

Решения собора

Основная статья: Стоглав

Собор принял Судебник, отверг секуляризационные планы правительства, но ограничил дальнейшее приращение церковных владений в городах и финансовые привилегии духовенства; решения, сведённые в сто глав, в литературе имеют название Стоглава.

Царь представил собору также новый Судебник и уставные грамоты, просил прочесть их и рассудить и, если дело будет признано достойным, скрепить их подписями для хранения в казне. Царь говорил, между прочим, на соборе, что его бояре и вельможи впали во многие корысти и хищения, называл их лихоимцами, хищниками, творящими неправедный суд; но в то же время он признал, что всех обид и разорений, происшедших от бессудства и лихоимания властей, невозможно, и просил оставить «друг другу вражды и тяготы». На Стоглавом соборе царь подтвердил, что он предписал боярам «помиритися на срок» по всем делам «со всеми христианы» своего царства.

Некоторые решения Собора, касающиеся обрядов, были отменены Московским Собором 1667 года, наложившим проклятия и на сами обряды и догматы, и на придерживающихся их: двоеперстие, двугубую аллилуйю и пр.

ЛЕКЦИЯ 20. Церковный раскол.

После Смутного времени роль церкви заметно возросла.

Это связано с именем патриарха Филарета, который сосредоточил в своих руках светскую и духовную власть и фактически в течение 14 лет правил Россией. К середине XVII века начинаются изменения отношений между церковью и государством. Поводом для этого стала попытка патриарха Никона поставить духовную власть выше светской («священство выше царства»). Централизация русского государства требовала единообразия церковных обрядов. Уже в XVI веке на Стоглавом соборе был установлен общерусский пантеон святых. Однако в богослужебных книгах сохранялись значительные разночтения, вызванные нередко ошибками переписчиков. Распространение книгопечатания позволяло установить единообразие текстов, но прежде требовалось решить по каким образцам вносить исправления.

В 1652 году Никон стал патриархом и, опираясь на поддержку Алексея Михайловича, стал с 1653 года решительно проводить реформы в жизнь. Он начал реформу по единообразию обрядов. За образец были взяты греческие правила и обряды.

Причины реформы Никона:

Централизация государства требовала унификации (установления единообразия церковных обрядов).

Стремление сделать Россию центром мирового православия после гибели Византии (в планы Алексея Михайловича входило объединение православных церквей Украины и балканских стран с русской церковью, а для этого нужна единая обрядность по греческим образцам).

Искажение текстов церковных книг и церковных обрядов

Необходимость наведения порядка в церковной жизни

Содержание реформы Никона (1653-1656 гг.)

o Устанавливалось единое богослужение по греческому образцу

o Вводилось крестное знамение тремя пальцами

o Земные поклоны заменялись поясными

o Во время крестного хода двигались навстречу солнцу

o «Аллилуйя» стали произносить трижды, а не дважды

o Иначе стали писать имя Христа-Иисус, вместо старого Исус

Никон, считавший духовную власть выше светской, стал ставить себя выше монарха. Это вызвало недовольство Алексея Михайловича, который перестал приглашать его на многие важные церемонии. Никон демонстративно покинул Москву и уехал в Ново-Иерусалимский монастырь, ожидая, что его попросят вернуться, но в 1666 году царь собрал церковный собор, который лишил его сана (это усилило положение светской власти). На этом же соборе были осуждены противники церковной реформы.

1666 год-считается началом раскола русской православной церкви. Против никоновских реформ резко выступил протопоп Аввакум. Своими проповедями он призывал бороться с реформой.

Аввакума пытались переубедить, а не сумев, предали анафеме. Он и его сторонники (раскольники, старообрядцы) подверглись репрессиям. В 1681 году его сожгли на костре. Старообрядцы уходили от преследования в глухие районы, где основывали свои общины, при приближении войск часто сжигали себя. Не приняли реформ Никона монахи Соловецкого монастыря, которые 8 лет выдерживали осаду царских войск. Среди старообрядцев были и представители господствующих слоев, например, боярыня Морозова.

Причины раскола:

-Психологическая неготовность части верующих и духовенства к восприятию религиозных новшеств (для многих нововведения означали, что всю свою жизнь он жил неверно)

-Противоречия в церковной среде.

В.Суриков «Боярыня Морозова» (1887; передвижничество)

Московский собор 1551, получивший название Стоглавого, так как писатели XVII в. называли список его постановлений «Стоглавником» (ввиду разделения того на 100 глав). Позднее за сборником постановлений Московского собора 1551 г. закрепилось название Стоглав.

Открыт собор был самим царем. На соборе присутствовали преимущественно представители духовенства: митр. Макарий, 9 архиепископов и епископов, многие архимандриты, игумены, духовные старцы и священники.

Были и представители светской власти: в обращении к членам собора царь поименовывает свою братию, всех любимых своих князей, бояр и воинов. По своему значению это был один из важнейших соборов Московского государства.

Собор был созван главным образом ввиду того, что многие священные обычаи «поизшаталися»: многое было учинено в церкви по самовластию, прежние узаконения оказались нарушенными, божественные заповеди оставались в небрежении.

В руководство собору царь предложил сначала 37 вопросов, потом еще 32. Царские вопросы и ответы на них собора и составляют главное содержание постановлений (Стоглава). Они затрагивают следующие темы:

1) о церковном богослужении, а именно об уставности и чинности церковных служб, об исправности богослужебных книг, о правилах иконописания, о крестном знамении, о пении аллилуйя и о некоторых других церковных обрядах;

2) об упорядочении епархиального управления и суда путем учреждения новых органов надзора над духовенством, устранения светских архиерейских чиновников от вмешательства в сферу чисто духовного суда и организации контроля над их судебной деятельностью по другим делам, устранения злоупотреблений при взимании различных пошлин и поборов с духовенства и мирян;

3) об устранении злоупотреблений при управлении монастырскими имуществами и доходами и об искоренении разных пороков монашеской жизни;

4) об улучшении различных сторон мирского быта (меры против брадобрития в связи с содомским грехом, против волшебства и колдовства, скоморошества, языческих народных увеселений, игры в зернь и пр.).

Была затронуты на соборе и вопросы общегосударственные: царь возвещал собору о своих «нужах и земских нестроениях». Он предложил собору рассмотреть судебник и уставные грамоты и если в них не окажется ничего несогласного с правилами церкви и прежними законами, утвердить своими подписями (гл. 4).

Сюда же относятся постановления собора о новом общегосударственном сборе на выкуп пленных (гл. 72); о святительских и монастырских слободах и отношении их к посадам (гл. 98); о несудимых грамотах (гл. 67) и пр.

Известно также, что царь имел в виду внести на рассмотрение собора целый ряд весьма важных вопросов: о местничестве, об организации службы, о поместьях и вотчинах, о корчмах, мытах и т.д., но эти вопросы в Стоглав не включены, так что нельзя сказать, обсуждались они на соборе или нет.

Несмотря на такое обилие и разнообразие поставленных вопросов, собор дал свои ответы в сравнительно краткое время; заседания, открытые 23 февраля, закончились к началу мая, так как до 11 мая соборные постановления сообщены были на просмотр в Троицкий монастырь и возвращены оттуда.

Как в подборе материала, так и в самой постановке вопросов не могли не сказаться те бурные течения общественной мысли, какие волновали московское общество со времени возникновения ереси жидовствующих.

Две борющиеся партии в среде духовенства и культурного общества – иосифляне и нестяжатели — должны были столкнуться не только на соборе, но и в период приготовлений к нему.

Созыв собора для обсуждения церковных нестроений вовсе не был в интересах иосифлянского большинства. Почин в этом деле скорее всего мог исходить или от митрополита, или из среды партии нестяжателей.

Известно, что митрополит написал царю обширный «ответ» в защиту вотчинных прав церкви. Он мог быть составлен только до собора, потому что после постановлений собора о том же предмете такое послание было совершенно излишне. Значит, возбуждались вопросы о секуляризации церковных имуществ, и к митрополиту обращались за указаниями, почему он и написал свой «ответ».

Позднее (1553) Троицкого игумена Артемия обвиняли в том, что он писал царю, убеждая его «села отнимати у монастырей»; Артемий хотя и отрицал такой факт, но не скрыл своей точки зрения на вопрос и в то же время признал, что о чем-то государю «писал на собор».

Далее известна анонимная статья, перечисляющая «многая неисправления, яже есть неугодна Богу и неполезно души»; почти все указания статьи проникли в Стоглав в форме царских вопросов или постановлений собора. Эта статья найдена в сборнике, принадлежавшем члену собора, рязанскому епископу Кассиану, горячему противнику Иосифа Волоцкого и его последователей.

В том же сборнике помещены и другие статьи, вошедшие в состав Стоглава, а рядом с ними – знаменитая кормчая Вассиана Патрикеева. На постановления собора оказали влияние и некоторые мысли Максима Грека.

Все эти соображения говорят в пользу догадки, что почин созвания собора и его программа исходили из среды нестяжателей, которые, при помощи Избранной рады и при содействии митрополита, наметили обширный круг реформ в области церковного и государственного управления.

Нестяжатели как бы готовились дать иосифлянам генеральное сражение, но победа осталась на стороне последних; на соборе их оказалось большинство, и по многим спорным вопросам они были поддержаны митрополитом.

Такой исход борьбы повлиял и на дальнейшую судьбу немногих влиятельных противников иосифлян: Артемий и Кассиан лишились своих мест, первый, сверх того, был судим и сослан в заточение.

Приводить в исполнение постановления собора выпало на долю тех, кто в этом был совсем не заинтересован, а митрополит без деятельной поддержки ничего не мог сделать. Естественно, что при таких условиях «почти все узаконенное собором было забыто и все пошло по старому, как бы совсем и не бывало собора, деяния которого превратились в простой исторический памятник».

Стоглав

Церковные дела, в которых было много «нестроения и смуты», также обратили на себя внимание царя и «добрых» его советников.

В 1551 году, 27 февраля, по приказу Ивана IV, в Кремлевский дворец было созвано на собор множество духовных лиц: митрополит, девять архиепископов, архимандриты, игумены и др.; тут же были и высшие мирские сановники.

Царь обратился к ним с такою речью:

«Преосвященный Макарий, митрополит всея Руси, и архиепископы и епископы и весь освященный собор… Попросивши у Бога помощи вместе с нами, поспособствуйте мне, порассудите и утвердите по правилам святых отцов и по прежним законам прародителей наших, чтобы всякое дело и всякие обычаи в нашем царстве творились по Божьему велению. О старых обычаях, которые после отца моего поисшатались, о преданиях и законах нарушенных, о пренебреженных заповедях Божиих о земском устройстве, о заблуждении душ наших – обо всем этом подумайте, побеседуйте и нас известите…»

Сборник постановлений Стоглава. Титульный лист

Затем Иван IV указал целый ряд вопросов, о которых, по его мнению, следовало подумать собору. Эти указания царя собору очень любопытны, так как по ним ясно можно представить положение русской церкви и народной нравственности в половине XVI ст.

Вот некоторые из этих указаний.

«По церквам звонят, поют и совершают службу не по уставу. Священники «чинят продажу великую» священными вещами (антиминсами). Божественные книги писцы пишут с неправильных переводов и не исправляют. Ученики учатся грамоте небрежно. В монастырях некоторые постригаются не для душевного спасения, а ради покоя телесного, бражничают, не по-монашески живут. Просвирни над просфорами наговаривают (волхвуют). В церквах люди нередко стоят непристойно: в тафьях и шапках, с палками, разговаривают громко, говорят иногда непристойные в церкви речи, ссорятся, а попы и дьяконы поют бесчинно, причетники часто пьяны. Случается, что попы и дьяконы служат в церкви в нетрезвом виде. Христиане приносят на велик день пасху, сыры, яйца, рыбу печеную, а в иные дни калачи, пироги, блины, караваи и всякие овощи, – все это вносится в Москве не только в церковь, но даже в алтарь. Слабость и нерадение у иных православных дошли до того, что люди в тридцать лет и старше бреют головы и бороды себе, платье и одежду иноверных земель носят, так что трудно и признать христианина. Иные крестное знамение не по существу кладут на себя, лживо клянутся именем Божиим, лаются без зазору (без стыда) всякими неподобными речами; даже у иноверцев не творится такого бесчинства. Как Бог терпит наше бесстрашие?»

Из этих царских указаний собору видно, что древнее благочестие, которым были сильны русские, начинало колебаться от грубости нравов; что даже духовные лица не всегда соблюдали церковное благочестие и грубые языческие суеверия (волхвование на просфорах) начали закрадываться в церковную жизнь. Наконец, из слов Ивана IV видно, что в самой общественной жизни было много грубости и бесчинства, противного христианскому духу.

Собор, обсудив предложенные царем вопросы, порешил принять меры против указанных зол и недостатков и составил сборник правил церковного порядка и благочиния. Он имел целью обновить и улучшить церковно-общественную жизнь и уничтожить злоупотребления в церковном управлении и хозяйстве. Этот сборник содержал в себе 100 глав и потому был назван «Стоглавом». По названию сборника и сам церковный собор 1551 стали именовать Стоглавым собором или Стоглавом.

Стоглав предписывал священникам избирать из среды своей протоиереев в церковные старосты – пастырей «искусных, добрых и житием непорочных». Старосты с их помощниками, десятскими, должны были, по решению собора, наблюдать, чтобы в церквах все (звон, богослужение и всякие требы) совершалось благочинно и чтобы все священники творили свое дело благообразно, как следует по уставу. Избранные старосты, по Стоглаву, должны являться для испытания и поучения к митрополиту. В соборных храмах должны храниться божественные правила, с которыми они обязаны постоянно справляться.

Если найдут священные книги в какой-либо церкви неисправные с ошибками, то Стоглавый собор 1551 повелевал протопопам и старейшим священникам соборно (сообща) исправлять их, руководясь хорошим переводом, и писцам, списывающим книги, пусть велят списывать с добрых переводов и поверять. Иконописцам собор предписал писать иконы только с древних образов, как греческие живописцы писали, а «от своего замышления» ничего не изменять.

Обучение детей грамоте Стоглавый собор возложил на обязанность священников. В Москве и в других городах в домах благочестивых и искусных священников, дьяконов и дьяков постановлено учредить училища, куда бы посылать всем православным христианам своих детей для учения грамоте, церковному чтению и письму. Наставники должны были внушать ученикам страх Божий и наблюдать за их нравственностью.

О жизни священников Стоглав постановил, что они должны показывать пример всяких добродетелей, благочестия, трезвости. На пирах и во всяких мирских сборищах священникам должно духовно беседовать и божественным писанием поучать на всякие добродетели; а праздных слов, кощунства и смехотворения отнюдь бы и сами не делали, и детям своим духовным запрещали… Для того, чтобы сдерживать народ от бесчинства, собор 1551 велел по торгам кликать, чтобы православные христиане от мала до велика не клялись ложно именем Божиим, непристойными словами не бранились, бороды не брили, усов не подстригали, так как обычай делать это не христианский, но латинский и еретический.

Постановил Стоглав также настоятелям и игуменам строго наблюдать, чтобы «церковный чин (порядок) и монастырское строение» ни в чем не нарушались бы. Все должно сообразовываться с Божественным уставом, с правилами св. отцов и апостолов. Иноки, по внушению Стоглава, должны остерегаться всякого греха и предосудительного дела, остерегаться хмельного, не должны держать по кельям ни водки, ни пива, ни меду, а пить квас и другие нехмельные напитки; фряжские (иноземные) вина не запрещаются, так как нигде не написано, что нельзя их пить. Где есть в монастыре эти вина, то иноки «пусть пьют во славу Божию, а не ради пьянства». Пища у игуменов должна быть общая с братиею.

Кроме этих вопросов, Стоглавый собор 1551 обратил внимание на другие бесчинства и суеверия. Заявлено было, что на свадьбах играют скоморохи, и когда к церкви венчаться едут, священник с крестом едет, а пред ним скоморохи с играми бесовскими рыщут. Эти скоморохи, собравшись большими ватагами, ходят по деревням, творят всякие насилия, грабят имущество крестьян, даже разбоем занимаются по дорогам. Стоглав упоминает, что дети боярские и люди боярские и всякие бражники (гуляки) зернью играют, пьянствуют, ни службы не служат, не промышляют и много зла творят, иногда даже грабят и разбойничают. По селам и деревням ходят лживые пророки и пророчицы, мужики и бабы; иногда обнаженные, распустив волосы, трясутся и убиваются и говорят, что им является св. Пятница и св. Анастасия, заповедают в среду и пятницу ручного дела не делать, женщинам не прясть, не мыть и пр. Стоглавый собор вооружается против языческих гаданий и суеверий, перечисляет суеверные гадательные книги (Рафли, Шестокрыл, Воронограй и др.), нападает на языческие игрища накануне Иванова дня, Рождества, Крещения и пр.

Но при всем добром желании духовных лиц, собравшихся на Стоглавом соборе 1551, они были не в силах устранить указанные бесчинства и суеверия. Да и что мог сделать Стоглав? Постановлял он, напр., заводить училища в домах священников, а между тем тут же на соборе объяснилось, почему приходится ставить в попы и дьяконы лиц, которые «грамоте мало умеют»: не поставить их – святые церкви будут без богослужения, православные будут умирать без покаяния; а когда святители этих ставленников спрашивают, почему они мало умеют грамоте, они отвечают: «Мы-де учимся у своих отцов или у своих мастеров, а больше нам учиться негде». Кому же было учить, когда во времена Стоглава не только ученых священников, но даже знавших порядочно грамоту было очень мало? Кому было править неисправные церковные книги, находить «добрые» переводы, с которых делать списки? Малограмотные священники, при всем их добром желании, могли скорее портить, чем исправлять книги. Откуда было в эпоху Стоглава выбирать таких церковных старост, которые действительно могли бы блюсти во всей чистоте Христово учение и православие, наставлять других священников, когда, по справедливому выражению Максима Грека, тогдашние русские грамотники «по чернилу только бродили, силы же писаного не разумели»? Сильный упадок просвещения – даже и в среде духовенства – вот самая главная причина тех неурядиц, которые занимали духовенство на Стоглавом соборе 1551. Но оно видело главную причину, подобно царю, только в том, что «прежние обычаи поисшатались и прежние законы порушены», и думало строгими предписаниями и запрещениями помочь беде. Не понимали тогда и лучшие люди, что дух веры и благочестия подавлялся невежеством и мертвою обрядностью. Сами участники Стоглава обряду и внешности придавали слишком большое значение: наряду с тяжкими грехами ставят они иноземную одежду и бритье бороды!.. Да если бы и признано было на Стоглавом соборе, что главное зло, с которым надо бороться, – это общее и крайнее невежество, то и тогда они не в силах были бы скоро помочь беде: невежество – болезнь, от которой общество исцеляется только веками.

1. Библия

2. Церковный устав и др. богослужебные книги

3. Кормчия и канонические сборники

4. Сборники исторические и нравоучительные

Стоглав 1551г. был принят на вселенском церковном соборе созванным Иваном 4.

Собор работал с февраля – май 1551г.

Состав:

1. Иван Грозный

2. Митрополит Макарий

3. Освещенный собор

4. Представители Боярской Думы

Постановления собора провозгласили неприкосновенность церковного имущества, исключительную подсудность духовных лиц церковному суду, отменили жалованные грамоты, устанавливающие подсудность церковных лиц царю.Стоглав являлся основным кодексом, определявшим жизнь представителей духовенства, их взаимоотношения с обществом и государством. Помимо церковного законодательства Стоглав содержал нормы брачно-семейного права.

Единственной законной формой брак признавался церковный и допускалось 3 законных брака(1-й брак венчался, 2-й и 3-й благословлялся церковью). Для заключения брака требовалось согласие родителей или опекунов, за исключением случаев, когда эти лица находились в плену, были невменяемыми или пропали без вести, возраствступления в брак устанавливался 15 лет для мужчин и 12 лет для женщин. При заключении брака должен был быть составлен договор сторон. Его форма — нотариальная, а его несоблюдение влекло судебную ответственность нарушителя и уплату неустойки. Помимо согласия родителей на брак, требовалась «венечная память», т. е. разрешение на брак епархиального архиерея. По Стоглаву прекращение брака

Сохраняется институт власти мужа над женой, родителей над детьми.
Муж имел право:

· Бить свою жену

· Записывать в кабалу, при этом записывая и себя

· Муж определял место жительства жены и детей, жена обязана следовать за мужем

Входя в семью муж обязан внести инвентарь для сельского хозяйства. Закрепляется принцип совместного владения супругов имуществом, все совместное имущество наследует переживший супруг.

Родители по отношению к детям могли:

1. Наказывать своих детей

2. Могли насильственно постричь своих детей в монастырь

3. Записать в кабалу

Происходит сокращение поводов к разводу:

1. Длительное (безвестное) отсутствие

2. Невозможность иметь детей

3. Физическая смерть

4. Пострижение одного из супругов в монахи

Совершение преступление перестает быть поводом к разводу

Вопрос 15. Правовое положение населения по Соборному Уложению 1649 г. Этапы юридического оформления закрепощения крестьян в XV — XVII вв.


Юридически все население страны в XVII делилось на 3 разряда, (не считая духовенства):

1 разряд составляли «служилые люди», которые служили государству лично. Этот разряд делился на 2 подгруппы: «служилые люди по Отечеству»(думные и недумные чины); «служилые люди по прибору»(стрельцы, пушкари, городовые казаки, казенные мастера)

Ко 2 разряду относились «тяглые люди»(городское население и крестьяне), обязанные выполнять натуральные повинности государству и платить ему налоги.

К 3 разряду относились холопы, имевшие обязанности только по отношению к своим владельцам.

Основными классами являлись феодалы и крестьяне.

Дворяне оттесняют бояр во всех сферах. Было расширено право помещика на владение землей (после отставки получал «прожиток и прожиточное поместье», после смертитакуюже землю получала вдова и дети)

По Соборному уложению покупать свободные земли могли только дворяне и дети боярские.

Соборное уложение дает право боярам распоряжаться вотчиной. Ее можно было продать, подарить, заложить, дать в приданное.

Соборное уложение закрепило право на крепостных крестьян. Крестьянство — основная производительная сила Российского государства. Оно делится на 2 группы: черносошные и частновладельческие.

Этапы юридического оформления закрепощения крестьян в XV – XVII вв.:

1. Судебник 1497 г:разрешался переход крестьян от одного помещика к другому только в течение недели до и недели после осеннего Юрьева дня при условии уплаты пожилого.

2. Судебник 1550 г: увеличивался размер пожилого, введены новые пошлины Повоз(чтобы забрать урожай) и пошлина, чтобы забрать нажитое за время работы на господина вещи

3. Заповедные лета 1581г: запрет перехода на период с 1581-1586гг.

4. 1592 г: составление писцовых книг: крестьян приписывали к земле

5. 1597 г: введение «урочных лет», определяющих сыск беглых крестьян 5 годами

6. 1607 г: продление урочных лет до 15 лет

7. 1649 г: отмена урочных лет и введение бессрочного сыска беглых крестьян

Добавить комментарий

Закрыть меню