Чайковский пиковая дама история создания

Предмет: история музыки

Работу выполнила: Шваова Д.К.

Петр Ильич Чайковский
«Пиковая дама»

опера в 3 актах (7 картинах)

Либретто Модеста Ильича Чайковского по одноименной повести А. С. Пушкина.

Время действия: конец XVIII века, но не позднее 1796 года.

Место действия: Петербург.

Первое исполнение: Санкт-Петербург, 7 (19) декабря 1890 г.

История создания

Опера “Пиковая дама” – одно из величайших произведений мирового реалистического искусства. Эта музыкальная трагедия потрясает психологической правдивостью воспроизведения мыслей и чувств героев, их надежд, страданий и гибели, яркостью картин эпохи, напряженностью музыкально-драматического развития. Характерные черты стиля Чайковского получили здесь наиболее полное и совершенное выражение.

Поразительно, но прежде чем П. И. Чайковский создал свой трагический оперный шедевр, пушкинская «Пиковая дама» вдохновила Франца Зуппе на сочинение оперетты (1864); а еще раньше — в 1850 году — одноименную оперу написал французский композитор Жак Франсуа Фроманталь Галеви (впрочем от Пушкина мало что здесь осталось: либретто написал Скриб, воспользовавшись для этого переводом «Пиковой дамы» на французский язык, сделанным в 1843 году Проспером Мериме; в этой опере имя героя изменено, старуха-графиня превращена в молодую польскую принцессу и так далее). Это, конечно, курьезные обстоятельства, узнать о которых можно лишь из музыкальных энциклопедий — художественной ценности эти произведения не представляют.

Сюжет «Пиковой дамы», предложенный композитору его братом, Модестом Ильичем, не сразу заинтересовал Чайковского (как в свое время и сюжет «Евгения Онегина»), но когда он все же овладел его воображением, Чайковский стал работать над оперой. Особенно взволновала Чайковского сцена роковой встречи Германа с Графиней. Её глубокий драматизм захватил композитора, вызвав горячее желание написать оперу, и опера (в клавире) была написана в поразительно короткий срок — за 44 дня.

Чайковский уехал во Флоренцию и начал работать над «Пиковой дамой» 19 января 1890 года. Сохранившиеся эскизные наброски дают представления о том, как и в какой последовательности протекала работа: на сей раз композитор писал почти «подряд» (в отличие от «Евгения Онегина», сочинение которого началось со сцены письма Татьяны). Интенсивность этого труда поражает: с 19 — 28 января сочиняется первая картина, с 29 января — 4 февраля — вторая картина, с 5 — 11 февраля — четвертая картина, с 11 — 19 февраля — третья картина и т.д.

Либретто оперы в очень большой степени отличается от оригинала. Произведение Пушкина — прозаическое, либретто — стихотворное, причем со стихами не только либреттиста и самого композитора, но также Державина, Жуковского, Батюшкова. Лиза из бедной воспитанницы превратилась в богатую внучку графини. Пушкинский Герман — холодный, расчётливый эгоист, охваченный лишь одной жаждой обогащения — предстаёт в музыке Чайковского как человек с огненным воображением и сильными страстями. Различие общественного положения героев вносит в оперу тему социального неравенства. С высоким трагедийным пафосом в ней отражены судьбы людей в обществе, подчинённом беспощадной власти денег. Герман — жертва: стремление к богатству неизменно становится у него навязчивой идеей, заслоняющей любовь к Лизе и приводящей к гибели. В итоге он начинает черпать из нее жизненные силы. Эта опера о смерти. Она вся пронизана страхом и злом. Здесь присутствует обреченность некое любопытство к смерти. Мрачному смыслу сопутствует обстановка места ее действия — Питер. Пиковая дама выступает как символ инфернального зла.

Музыка

Интродукция. Опера начинается оркестровой интродукцией, построенной на трех контрастных музыкальных образах. Первая тема — тема рассказа Томского о старой Графине. Вторая тема обрисовывает саму Графиню (целотонная гамма и смквенции), и третья — страстно-лирическая (образ любви Германа к Лизе).

I действие открывается светлой бытовой сценой. Хоры нянюшек, гувернанток, задорный марш мальчиков выпукло оттеняют драматизм последующих событий. В ариозо Германа «Я имени её не знаю», то элегически-нежном, то порывисто-взолнованном, запечатлены чистота и сила его чувства. Причем тема «Я имени её не знаю» связана с темой 3-х карт. Здесь происходит остановка действия, что не характерно для развития. Дуэт Германа и Елецкого сталкивает резко контрастные состояния героев: страстные жалобы Германа «Несчастный день, тебя я проклинаю» переплетаются со спокойной, размеренной речью князя «Счастливый день, тебя благословляю». Центральный эпизод картины — квинтет «Мне страшно!» — передаёт мрачные предчувствия участников. В балладе Томского зловеще звучит припев о трёх таинственных картах, слышится интонация вздоха. Бурной сценой грозы, на фоне которой звучит клятва Германа, завершается 1-я картина. 2-я картина контрастна по отношению к первой и распадается на две половины — бытовую и любовно-лирическую.

Идиллический дуэт Полины и Лизы «Уж вечер» овеян светлой грустью. В нем присутствуют черты пасторальности. Мрачно и обречённо звучит романс Полины «Подруги милые». Контрастом ему служит живая плясовая песня «Ну-ка, светик-Машенька». Вторую половину картины открывает ариозо Лизы «Откуда эти слёзы» — проникновенный монолог, полный глубокого чувства. С этого момента начинается развитие картины. Тоска сменяется восторженным признанием «О, слушай ночь», это лирическая исповедь в романтическом духе. Нежно печальное и страстное ариозо Германа «Прости, небесное созданье». Тут он предстает как романтический рыцарь, жених. Но столь идилистическая сцена прерывается появлением Графини; звучит фагот, музыка приобретает трагический оттенок; возникают острые, нервные ритмы, зловещие оркестровые краски. «О страшный призрак смерти, я не хочу тебя». Создается образ смерти. Стоит только послышиться ее зову как Герман начинает черпать жизненные силы из Лизы дабы отсрочить свой конец. Бытовое гениально совмещено с мистическим.

II действие. Второе действие заключает в себе контраст двух картин, из которых первая (по порядку в опере — третья) происходит на балу, а вторая (четвертая) — в спальне Графини. С выведением в опере императрицы у Чайковского возникли трудности — те же, что раньше возникли у Н. А. Римского-Корсакова при постановке «Псковитянки». Дело в том, что еще Николай I в 40-е годы своим высочайшим повелением запретил выводить на оперной сцене царствовавших особ дома Романовых (причем в драмах и трагедиях делать это разрешалось); объяснялось это тем, что не хорошо будет, если царь или царица вдруг запоют песенку. Известно письмо П. И. Чайковского директору императорских театров И. А. Всеволожскому, в котором он, в частности, пишет: «Ласкаю себя надеждой, что великий князь Владимир Александрович уладит вопрос о появлении Екатерины к концу 3-й картины».) Строго говоря, картина эта завершается лишь приготовлением к встрече императрицы: «Мужчины становятся в позу низкого придворного поклона. Дамы глубоко приседают. Появляются пажи» — такова последняя авторская ремарка в этой картине. Хор славит Екатерину и восклицает: «Виват! Виват!»

В 3-й картине фоном развивающийся драмы становятся сцены столичного быта. Начальный хор в духе приветственных кантов екатерининской эпохи — своеобразная заставка картины. Ария князя Елецкого «Я вас люблю» обрисовывает его благородство и сдержанность. Пастораль «Искренность пастушки» — стилизация музыки XVIII в.: изящные, грациозные хоры и танцы обрамляют идиллический любовный дуэт Прилепы и Миловзора. В финале в момент встречи Лизы и Германа в оркестре звучит искажённая мелодия любви: в сознании Германа наступил перелом, отныне им руководит не любовь, а неотвязная мысль о трёх картах. 4-я картина, центральная в опере, насыщена тревогой и драматизмом. Она начинается оркестровым вступлением, в котором угадываются интонации любовных признаний Германа. Но вступление мрачное и нервозное. Хор приживалок («Благодетельница наша»). Ругая современные манеры, графиня предается воспоминаниям о своей французской жизни, при этом она поет (по-французски) арию из оперы Гретри «Ричард Львиное Сердце». И здесь автор допускает хронологическую ошибку, не знать о которой Чайковский не мог — он просто в данном случае не придавал значения исторической достоверности (хотя, что касается русского быта, стремился ее сохранить). Итак, эта опера была написана Гретри в 1784 году, и если действие опера «Пиковая дама» относится к концу XVIII века, и Графиня теперь восьмидесятилетняя старуха, то в год создания «Ричарда» ей было не менее семидесяти» и французский король («Король меня слыхал» — вспоминала Графиня) вряд ли стал бы слушать ее пение; таким образом, если Графиня и пела когда-то для короля, то гораздо раньше, задолго до создания «Ричарда».) Исполняя свою арию, Графиня постепенно засыпает. Песенка сменяется музыкой зловеще затаённого характера. Её контрастирует проникнутое страстным чувством ариозо Германа «Если когда-нибудь знали вы чувство любви». Из-за укрытия появляется Герман и становится против Графини. Заключительная сцена: «Не пугайтесь!» Она пробуждается и в ужасе беззвучно шевелит губами. Герман просит, молит ее открыть ему тайну трех карт. Он заклинает ее. «Старая ведьма! Так я же заставлю тебя отвечать!» — восклицает он и вынимает пистолет. Графиня кивает головой, поднимает руки, чтобы заслониться от выстрела и падает мертвая. Герман подходит к трупу, берет руку. Только теперь он осознает, что произошло — Графиня мертва, а тайны он не узнал. Она мертва! Сбылось!

Входит Лиза. Она видит Германа здесь, в комнате Графини. Герман указывает на труп Графини и в отчаянии восклицает, что тайны не узнал. Лиза бросается к трупу, рыдает — она убита тем, что произошло и главное — что Герману была нужна не она, а тайна карт. Темп ускоряется. «Чудовище! Убийца! Изверг» — восклицает она (ранее Герман называл ее: «Красавица! Богиня! Ангел!»). Герман убегает. Лиза с рыданиями опускается на труп. Это переломный момент в развитии действия и образов. Вершина симфонического развития.

III действие. Казармы. Комната Германа. Поздний вечер, сцена: «Я не верю». Он читает письмо Лизы: она видит, что он не хотел смерти Графини, и будет ждать его на набережной.

Если до полуночи он не придет, она должна будет допустить страшную мысль. Герман опускается в кресло в глубокой задумчивости. Ему грезится, что он слышит хор певчих, отпевающих Графиню. На фоне заупокойного пения и завываний бури возникает возбуждённый монолог Германа «Всё те же думы, всё тот же страшный сон». Его охватывает ужас. Ему мерещатся шаги. Он бежит к двери, но там его останавливает призрак Графини. Музыка, сопровождающая появление призрака Графини, завораживает мёртвенной неподвижностью, тема призрака зарождается из темы 3-х карт. Он обращается к Герману со словами, что пришел против своей воли. Мне страшно! Страшно! Я пришла к тебе Он приказывает Герману спасти Лизу, жениться на ней и раскрывает тайну трех карт: тройка, семерка туз. Сказав это, призрак тут же исчезает. Обезумевший Герман повторяет эти карты.

Оркестровое вступление к 6-й картине окрашено в мрачные тона обречённости. Ночь Зимняя Канавка, стоит Лиза. Она ждет Германа и поет свою арию. Широкая, свободно льющаяся мелодия ариозо Лизы «Ах, истомилась, устала я» близка русским протяжным песням; вторая часть «Так это правда, со злодеем» полна отчаяния и гнева. Часы бьют полночь. Лиза с отчаянием призывает Германа — его все нет. Теперь она уверена, что он убийца. Лиза хочет бежать, но входит Герман. Лирический дуэт Германа и Лизы «О да, миновали страданья» — единственный светлый момент. Он сменяется замечательным по психологической глубине эпизодом бреда Германа о золоте. «Там груды золота лежат и мне, мне одному он принадлежат!» — уверяет он Лизу. Теперь Лиза окончательно понимает, что Герман безумен. Герман признается, что поднял пистолет на «старую колдунью». Теперь для Лизы он убийца. Герман в экстазе повторяет три карты, хохочет и отталкивает Лизу. Она же, будучи не в силах этого вынести, бежит к набережной и бросается реку.

7-я картина начинается бытовыми номерами: игорный дом, гости поют: «Будем пить и веселиться». Князь Елецкий здесь впервые. Он теперь не жених, и надеется, что ему повезет в картах, коль скоро не повезло в любви. Томского просят что-нибудь спеть. Он поет довольно двусмысленную песню «Если б милые девицы» (ее слова принадлежат Г. Р. Державину) Все подхватывают ее последние слова. В разгар (Так в ненастные дни) игры и веселья входит Герман. С появлением Германа музыка становится нервно-возбуждённой. Елецкий просит Томского быть, если понадобится, его секундантом. Всем бросается в глаза странность вида Германа. Он просит разрешения принять участие в игре. Герман ставит на тройку — выигрывает. Теперь — семерка. И снова выигрыш. Герман истерически хохочет. Со стаканом в руке он поет свою знаменитую арию. Упоение победой и жестокая радость слышатся в его «Что наша жизнь? Игра!». В игру вступает князь Елецкий. Этот тур действительно похож на дуэль: Герман объявляет туза, но вместо туза у него в руках оказывается дама пик. В этот момент показывается призрак Графини. Все отступают от Германа. Он в ужасе. Он проклинает старуху. В припадке безумия он закалывается. Приведение исчезает. Герман еще жив. Придя в себя и увидев князя, он старается подняться. Он просит прощения у князя. В последнюю минуту в его сознании возникает светлый образ Лизы. Хор присутствующих поет: «Господь! Прости ему! И упокой его мятежную и измученную душу». Завершает оперу тихая молитва и трепетно-нежная тема любви в оркестре.

Заключение

Опера — самый любимый жанр композитора, он любил ее больше симфоний, больше романсов и сонат, любил за демократичность, за ту свободу в выражении чувств, которую он мог в ней себе позволить. Для своих произведений в этом жанре он чаще всего выбирал именно свободные, простые сюжеты, без детективных элементов, без массовых хоровых сцен, без огромного количества действующих лиц, что так любили, например, Вагнер или Верди. Нет, он ценил другое — возможность раскрыть душу человека, заглянуть в его внутренний мир. Уже в «Евгении Онегине» самое удачное место — письмо Татьяны, где на сцене ничего не происходит, но в музыке так ярко раскрывается вся радуга переживаний и чувств, которые испытывает молодая девушка, когда пишет первое в своей жизни любовное признание, что это удерживает внимание зрителя лучше, нежели гигантские народные сцены у иных композиторов.

Пиковая дама, это, бесспорно, лучшее достижения Петра Ильича в жанре психологической драмы, возможно, этому помог талантливый сюжет — одноименная повесть Пушкина. Надо заметить, что Чайковский полностью переосмысливает концепцию, даже изменяет характеристики героев (Лиза стала из обычной приживалки в доме графини ее богатой наследницей, Герман сильно облагорожен) и время действия на несколько десятилетий.

Эта музыкальная трагедия потрясает психологической правдивостью воспроизведения мыслей и чувств героев, их надежд и страданий, яркостью картин эпохи, напряжённостью музыкально-драматического развития. Характерные черты стиля Чайковского получают здесь наиболее полное и совершенное выражение. В основе оркестровой интродукции — три контрастных образа: повествовательный, связанный с балладой Томского; зловещий, рисующий образ старой Графини; страстно-лирический, характеризующий любовь Германа к Лизе.

В опере есть мистические моменты, они также придают ей неповторимую атмосферу. Тайна трех карт держит в напряжении до самого конца, трагедия и смерть Лизы отзывается глубоко в душе, а при появлении призрака графини мурашки начинают пробегать по спине. И неважно, что ты всего лишь в зрительном зале и вокруг сотни человек: становится не по себе. Чайковский использует различные музыкальные приемы для мистификации: целотонная гамма, которыя отображает зло, сухие низкие звуки порождают страх.

Идея оперы – столкновение света и тьмы, любви и смерти, а также присутствие некого нифернального зла, злого рока, против которого ты бессилен.

Опера «Пиковая дама»

  • Биография Чайковского. «Неслыханный подвиг» →
  • Опера в 3-х действиях, 7-ми картинах. Либретто М.И.Чайковского при участии П.И.Чайковского по одноименной повести А.С.Пушкина.

    Действие происходит в Петербурге в конце XVIII в.

    Созд. янв. 1890, Флоренция — июнь 1890, Фроловское.

    Первое исполнение 7 дек. 1890, Петербург, Мариинский театр. Дирижер Э.Ф.Направник. Режиссер Г.П.Кондратьев. Танцы и интермедия поставлены М.Петипа. Художники: В.В.Васильев — д. I, кар. 1, А.С.Янов — д. I, карт. 2, Г.Левот — д. II, карт. 3 и д. III, карт. 7, К.М.Иванов — д. III, карт. 4 и д. III, карт. 6, И.П.Андреев — д. III, карт. 5. Костюмы по рисункам Е.П.Пономарева.

    Сюжет

    д. I, 1к.
    Солнечный Летний сад. В обстановке благоденствия и радости прогуливается толпа горожан, дети в сопровождении нянюшек и гувернанток. Офицеры Сурин и Чекалинский делятся впечатлениями о странном поведении своего приятеля Германа. Все ночи напролет он проводит в игорном доме, но даже не пытается испробовать судьбу. Вскоре появляется и сам Герман в сопровождении графа Томского. Ему открывает Герман душу: он страстно, пылко влюблен, хотя имени своей избранницы не знает. Присоединившийся к компании офицеров князь Елецкий рассказывает о предстоящей скоро женитьбе: «Светлый ангел согласие дал свою судьбу с моею сочетать!» Герман в ужасе узнает, что невеста князя и есть предмет его страсти, когда мимо проходит Графиня в сопровождении своей внучки, Лизы.

    Обе женщины охвачены тяжелыми предчувствиями, гипнотизированные горящим взглядом несчастного Германа. Тем временем Томский рассказывает присутствующим светский анекдот о графине, которая, будучи юной московской «львицей», проиграла все состояние и «ценой одного рандеву», узнав роковую тайну трех всегда выигрывающих карт, одолела судьбу: «Раз мужу те карты она назвала, в другой раз их юный красавец узнал, но в эту же ночь, лишь осталась одна, к ней призрак явился и грозно сказал: «Получишь смертельный удар ты от третьего, кто, пылко, страстно любя, прийдет, чтобы силой узнать у тебя три карты, три карты, три карты!» Герман внимает рассказу с особым напряжением. Сурин и Чекалинский подшучивают над ним и предлагают выведать у старухи тайну карт. Начинается гроза. Сад пустеет. Лишь Герман встречает разбушевавшуюся стихию «с открытым забралом», у него в душе клокочет огонь не меньшей силы: «Нет, князь! Пока я жив, тебе я не отдам ее, не знаю как, но отниму!» — восклицает он.

    2 к.
    В сумерки девушки музицируют в комнате Лизы, стараясь развеселить опечаленную, несмотря на состоявшуюся помолвку с князем, девушку. Оставшись одна, она поверяет ночи свою тайну: «И вся моя душа во власти его!» — признается она в любви к таинственному незнакомцу, в глазах которого прочла «огонь палящей страсти». Неожиданно на балконе возникает Герман, который пришел к ней перед тем, как уйти из жизни. Его пылкое объяснение увлекает Лизу. Стук разбуженной Графини его прерывает. Спрятавшийся за портьеру Герман возбужден самим видом старухи, в лице которой ему чудится страшный призрак смерти. Не в силах больше скрывать свои чувства, Лиза отдается во власть Германа.

    II д., 1 к.
    В доме богатого столичного сановника бал. Елецкий, встревоженный холодностью Лизы, уверяет ее в безмерности своей любви. Чекалинский и Сурин в масках издеваются над Германом, нашептывая ему: «Не ты ли тот третий, кто, страстно любя, прийдет чтоб узнать от нее три карты, три карты, три карты?» Герман взволнован, их слова возбуждают его воображение. По окончании представления «Искренность пастушки» он сталкивается с Графиней. И когда Лиза отдает ему ключи от спальни Графини, которая ведет в ее комнату,Герман воспринимает это как предзнаменование. Сегодня ночью он узнает тайну трех карт — путь завладеть рукой Лизы.

    2 к.
    Герман пробирается в спальню Графини. С трепетом всматривается он в портрет московской красавицы, с которой связан «какой-то тайной силой». Вот и она в сопровождении приживалок. Графиня недовольна, ей не по вкусу нынешние нравы, обычаи, она с тоской вспоминает прошлое и засыпает в кресле. Неожиданно перед ней возникает Герман, умоляющий открыть тайну трех карт: «Вы можете составить счастье целой жизни, и оно вам ничего не будет стоить!» Но Графиня, онемевшая от испуга, недвижима. Под угрозой пистолета она испускает дух. «Она мертва, а тайны не узнал я», — сокрушается близкий к умопомрачению Герман в ответ на упреки вошедшей Лизы.

    III д. 1к.
    Герман в казармах. Он читает письмо Лизы, простившей его, где она назначает ему свидание на набережной. В воображении встают картины похорон старухи, слышится заупокойное пение. Возникший призрак Графини в белом похоронном саване вещает: «Спаси Лизу, женись на ней, и три карты выиграют сряду. Запомни! Тройка! Семерка! Туз!» «Тройка… Семерка… Туз…» — как заклинание повторяет Герман.

    2 к.
    Лиза ждет Германа на набережной у Канавки. Ее разрывают сомнения: «Ах, истомилась, исстрадалась я», — в отчаяньи восклицает она. В момент, когда часы бьют полночь, и Лиза окончательно разуверилась в возлюбленном, он появляется. Но Герман, поначалу повторяющий за Лизой слова любви, одержим уже другой идеей. Пытаясь увлечь девушку поспешить за ним в игорный дом, он с криком убегает. Поняв неотвратимость произошедшего, девушка бросается в реку.

    3 к. Игроки веселятся за карточным столом. Их развлекает Томский шутливой песенкой. В разгаре игры появляется взбудораженный Герман. Дважды подряд, предлагая крупные ставки, он выигрывает. «Сам черт с тобой играет заодно», — возглашают присутствующие. Игра продолжается. На сей раз против Германа князь Елецкий. И вместо беспроигрышного туза в его руках оказывается дама пик. Герману видятся на карте черты умершей старухи: «Проклятая! Что надобно тебе! Жизнь моя? Возьми, возьми ее!» Он закалывается. В проясненном сознании возникает образ Лизы: «Красавица! Богиня! Ангел!» С этими словами Герман умирает.

    Опера была заказана Чайковскому дирекцией императорских театров. Сюжет предложен И.А.Всеволожским. Начало переговоров с дирекцией относится к 1887/88 годам. Первоначально Ч. отказался и лишь в 1889 г. решил писать оперу на этот сюжет. На совещании в дирекции императорских театров в конце 1889 г. были обсуждены сценарий, планировка сцен оперы, постановочные моменты, элементы оформления спектакля. В эскизах опера сочинена с 19/31 янв. по 3/15 марта во Флоренции. В июле — дек. 1890 Ч.

    внес множество изменений в партитуру, в литературный текст, речитативы, вокальные партии; по желанию Н.Н.Фигнера было также создано два варианта арии Германа из 7-й карт. (разные тональности). Все эти изменения зафиксированы в корректурных оттисках переложения для пения с фортепиано, пометах, различных вставках 1-го и 2-го изд.

    При создании эскизов Ч. активно перерабатывал либретто. Он существенно изменил текст, ввел сценические ремарки, сделал сокращения, сочинил собственные тексты для арии Елецкого, арии Лизы, хора «Ну-ка, светик Машенька».

    В либретто использованы стихи Батюшкова (в романсе Полины), В.А.Жуковского (в дуэте Полины и Лизы), Г.Р.Державина (в заключительной сцене), П.М.Карабанова (в интермедии).

    В сцене в спальне графини использована старинная французская песня » Vive Henri IV». В той же сцене с несущественными изменениями заимствовано начало арии Лоретты из оперы А.Гретри «Ричард Львиное сердце». В заключительной сцене использована вторая половина песни (полонеза) «Гром победы, раздавайся» И.А.Козловского.

    Перед началом работы над оперой Чайковский находился в подавленном состоянии, в чем он признавался в письме к А.К.Глазунову: «Переживаю очень загадочную стадию на пути к могиле. Что-то такое совершается внутри меня, для меня самого непонятное. Какая-то усталость от жизни, какое-то разочарование: по временам безумная тоска, но не та, в глубине которой предвидение нового прилива любви к жизни, а нечто безнадежное, финальное… А вместе с этим охота писать страшная… С одной стороны чувствую, что как будто моя песенка уже спета, а с другой — непреодолимое желание затянуть или все ту же жизнь, или еще лучше новую песенку»…

    Чайковский очень любил и высоко ценил свою оперу «Пиковая дама», называя ее шедевром. Она была написана в эскизах в течение 44 дней во Флоренции. Сюжет заимствован из одноименной повести Пушкина. Либретто написано братом композитора М.И.Чайковским, хотя некоторые тексты написал сам Чайковский. Опера сочинялась скоро и с особой страстью. После ее завершения композитор написал струнный секстет «Воспоминание о Флоренции», посвятив его городу, в котором он создал своей любимое детище.

    Ч. хорошо осознавал значение «Пиковой дамы» даже в процессе работы. Вот строки его письма князю Константину Константиновичу: «Я писал ее с небывалой горячностью и увлечением, живо перестрадал и перечувствовал все происходящее в ней (даже до того, что одно время боялся появления призрака «Пиковой дамы») и надеюсь, что все мои авторские восторги, волнения и увлечения отзовутся в сердцах отзывчивых слушателей» (от 3 авг. 1890 г.). И еще одна красноречивая самооценка: «… или я ужасно ошибаюсь, или «Пиковая дама» в самом деле шедевр…» Эта самооценка оказалась пророческой. Характеристика композитором идеи Четвертой симфонии как нельзя лучше отвечает основному смыслу его оперного шедевра: «Это — фатум, это та роковая сила, которая мешает порыву к счастью дойти до цели». «Все новое, сравнительно с Пушкиным, в сюжете… — отмечает либреттист оперы М.И.Чайковский, — перенесение времени действия в эпоху Екатерины и введение любовно-драматического элемента». Добавим, что Герман в опере не рассчетливый и честолюбивый игрок с «душой Мефистофеля», а бедный офицер, «теплое, живое отношение» к которому со стороны самого автора рождает и наш ответный отклик — скорее сочувствие, чем осуждение. Лиза превращена из бедной воспитанницы во внучку старой графини. К тому же она — невеста и, в отличии от неимущего Германа, ее жених — знатный и богатый князь Елецкий. Все это усиливает мотив социального неравенства, разделяющий героев. Толкуя по-своему пушкинскую повесть, Ч. одновременно укрупнил ее.

    Особенностью оперы является то обстоятельство, что главный герой ее, Герман, присутствует на сцене и поет во всех семи картинах оперы, что требовало от певца высокого мастерства и выносливости. Партия Германа писалась в расчете на замечательного русского тенора Н.Н.Фигнера, который и стал ее первым исполнителем.

    Композитор сам принимал участие в подготовке петербургской премьеры, проходя партии Германа и Лизы с супругами Фигнер. По отзывам критики, «яркий темперамент Фигнера придал каждой фразе в соответствующих сильных моментах очень большую рельефность. В чисто лирических местах… пение Фигнера было проникнуто очаровательной мягкостью и задушевностью». «Фигнер и петербургский оркестр… сделали истинные чудеса», — писал впоследствии Чайковский. Успех «Пиковой дамы», как и предвидел ее автор, был потрясающим. С таким же невероятным успехом «Пиковую даму» приняли в Киеве 12 дней спустя после петербургской премьеры в исполнении оперной антрепризы И.П.Прянишникова под управлением И.В.Прибика с известным артистом М.Е.Медведевым в роли Германа. 4 ноября 1891 «Пиковую даму» давали в Москве в Большом театре. Автор присутствовал на спектакле, как и на первых представлениях в Петербурге и Киеве и принимал участие в репетиционной работе. Дирижировал И.К.Альтани. Главные роли исполняли выдающиеся артисты: М.Е.Медведев (Герман), перешедший из Киева в Москву, М.А.Дейша-Сионицкая (Лиза), П.А.Хохлов (Елецкий), Б.Б.Корсов (Томский) и А.П.Крутикова (Графиня). Очень тщательно была подготовлена постановка в национальном театре Праги под управлением дирижера А.Чеха (12 окт. — 30 сент. 1892 г.) — первое исполнение «Пиковой дамы» за рубежом.

    П. Е. Вайдман

  • Заметки С. И. Танеева на полях клавира «Пиковой дамы»
  • «ПИКОВАЯ ДАМА». Запись в mp3

    Действующие лица и исполнители:
    Герман — Никандр Ханаев (тенор), Лиза — Ксения Держинская (сопрано), Графиня — Бронислава Златогорова (контральто), Граф Томский — Александр Батурин (баритон), Князь Елецкий — Пантелеймон Норцов (баритон), Полина/Миловзор (Дафнис) — Мария Максакова (меццо-сопрано), Прилепа/Хлоя — Валерия Барсова (сопрано), Златогор — Владимир Политковский (баритон), Чекалинский — Сергей Остроумов (тенор), Сурин — Иван Маншавин (тенор), Чаплицкий — Михаил Новоженин (бас), Нарумов — Константин Терехин (бас), Маша — Надежда Чубиенко (сопрано), Гувернантка — Маргарита Шервинская (контральто), Церемонимейстер — Пётр Белинник (тенор).

    Хор и оркестр Большого театра СССР. Дирижёр Самуил Самосуд. Запись 1940 года.

    Опера в 3 актах (7 картинах)
    Либретто М. Чайковского
    Действующие лица
    Герман (тенор)
    Граф Томский (баритон)
    Князь Елецкий, жених Лизы (баритон)
    Приятели Германа:
    Чекалинский (тенор)
    Сурин (бас)
    Чаплицкий (тенор)
    Нарумов (бас)
    Графиня (меццо-сопрано)
    Лиза, её внучка (сопрано)
    Полина, подруга Лизы (контральто)
    Маша, горничная Лизы (сопрано)
    Гувернантка (меццо-сопрано)
    В интермедии:
    Прилепа (сопрано)
    Миловзор (Полина) (контральто)
    Златогор (Томский) (баритон)
    Нянюшки, гувернантки, гуляющие, распорядитель бала, гости, дети, игроки.
    Действие происходит в Петербурге в конце XVIII в.
    История создания
    Сюжет пушкинской «Пиковой дамы» не сразу заинтересовал Чайковского. Однако со временем эта повесть всё более овладевала его воображением. Особенно взволновала Чайковского сцена роковой встречи Германа с Графиней. Её глубокий драматизм захватил композитора, вызвав горячее желание написать оперу. Сочинение было начато во Флоренции 19 февраля 1890 года. Опера создавалась, по словам композитора, «с самозабвением и наслаждением» и была закончена в предельно короткий срок – 44 дня. Премьера состоялась в Петербурге, в Мариинском театре 7 (19) декабря 1890 г. и имела огромный успех.
    Вскоре после опубликования повести (1833) Пушкин записал в дневнике: «Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семёрку, туза». Популярность повести объяснялась не только занимательностью фабулы, но и реалистическим воспроизведением типов и нравов петербургского общества начала XIX столетия. В либретто оперы, написанном братом композитора М. И. Чайковским (1850-1916), содержание пушкинской повести во многом переосмыслено. Лиза из бедной воспитанницы превратилась в богатую внучку графини. Пушкинский Герман – холодный, расчётливый эгоист, охваченный лишь одной жаждой обогащения – предстаёт в музыке Чайковского как человек с огненным воображением и сильными страстями. Различие общественного положения героев вносит в оперу тему социального неравенства. С высоким трагедийным пафосом в ней отражены судьбы людей в обществе, подчинённом беспощадной власти денег. Герман – жертва этого общества: стремление к богатству неизменно становится у него навязчивой идеей, заслоняющей любовь к Лизе и приводящей к гибели.
    Сюжет
    На залтых солнцем аллеях Летного сада много гуляющих, дети играют под присмотром нянюшек, гувернанток. Сурин и Чекалинский беседуют о своём приятеле Германе: все ночи напролёт, мрачный и молчаливый, он проводит в игорном доме, но не прикасается к картам. Странным поведением Германа удивлён и граф Томский. Ему Герман открывает тайну: он страстно влюблён в прекрасную незнакомку, но она богата, знатна и принадлежать ему не может. К друзьям присоединяется князь Елецкий. Он сообщает о предстоящей женитьбе. В сопровождение старой Графини приближается Лиза, в которой Герман узнаёт свою избранницу; в отчаянии он убеждается, что Лиза – невеста Елецкого. При виде мрачной фигуры Германа, его пылающего страстью взора, зловещие предчувствия охватывают Графиню и Лизу. Тягостное оцепенение рассеивает Томский. Он рассказывает светский анекдот о Графине. В дни молодости она однажды проиграла в Париже целое состояние. Ценой любовного свидания молодая красавица узнала тайну трёх карт, и поставив на них, вернула проигрыш. Сурин и Чекалинский решают подшутить над Германом – они предлагают ему узнать у старухи тайну трёх карт. Но мысли Германа поглощены Лизой. Начинается гроза. В бурном порыве страсти Герман клянётся добиться любви Лизы или погибнуть.
    Комната Лизы. Вечереет. Опечаленную подругу девушки развлекают русской пляской. Оставшись одна, Лиза поверяет ночи, что любит Германа. Неожиданно Герман появляется на балконе. Он пылко признаётся Лизе в любви; узнав, что она выходит замуж, Герман готов покончить с собой. Стук в дверь прерывает свидание. Входит старая Графиня. Скрывшийся за портьерой Герман вспоминает о тайне трёх карт. После ухода Графини жажда любви с новой силой пробуждается в нём. Лиза охвачена ответным чувством.
    Бал-маскарад в доме богатого столичного сановника. Князь Елецкий, встревоженный холодностью невесты, уверяет её в своей любви и преданности. Среди гостей Герман. Чекалинский и Сурин продолжают подшучивать над приятелем; их таинственное нашёптывание о магических картах угнетающе действует на его расстроенное воображение. Начинается представление – пастораль «Искренность пастушки». По окончании интермедии Герман сталкивается со старой Графиней; мысль о богатстве, которое сулят три карты, овладевает Германом. Получив от Лизы ключи от потайной двери, он решает выведать у старухи тайну.
    Ночь. Пустая спальня Графини. Входит Герман; он с волнением всматривается в портрет Графини в молодости, но, заслышав приближающие шаги, прячется. В сопровождении приживалок возвращается Графиня. Недовольная балом, она предаётся воспоминаниям о прошлом и засыпает. Неожиданно перед ней появляется Герман. Он умоляет открыть тайну трёх карт. Но старая графиня молчит. Взбешённый Герман грозит пистолетом; испуганная старуха падает замертво. Герман в отчаянии. Близкий к безумию, он не слышит упрёков прибежавшей на шум Лизы. Лишь одна мысль владеет им: Графиня мертва, а тайны он не узнал.
    Комната Германа в казармах. Поздний вечер. Герман в задумчивости перечитывает письмо Лизы: она просит его прийти в полночь на свидание. Герман снова переживает случившееся, в его воображении встают картины смерти и похорон старухи. В вое ветра ему слышится заупокойное пение. Германа охватывает ужас. Он хочет бежать, но ему мерещится призрак Графини. Она называет заветные карты: «Тройка, семёрка, туз». Герман повторяет их как в бреду.
    Набережная Зимней канавки. Здесь Лиза должна встретиться с Германом. Она хочет верить, что любимый не виновен в смерти Графини. Башенные часы бьют полночь. Лиза теряет последнюю надежду. Наконец появляется Герман. Охваченный маниакальной идеей выигрыша, он машинально повторяет за Лизой слова любви. Из его несвязного рассказа Лиза в ужасе убеждается, что он убийца. В порыве безумия Герман отталкивает Лизу и убегает. В отчаянии Лиза бросается в воду.
    Игорный дом. Идёт игра. Герман одну за другой ставит две карты, названные Графиней, и выигрывает. Все ошеломлены. Упоённый победой, Герман ставит на третью карту весь выигрыш. Вызов Германа принимает князь Елецкий. Герман объявляет туза, но вместо туза в руках его оказывается дама пик. В исступлении смотрит он на карту, в ней ему чудится дьявольская усмешка старухи.

    В припадке безумия он стреляет себе в грудь. В последнюю минуту в сознании Германа возникает светлый образ Лизы. С её именем на устах он умирает.
    Музыка
    «Пиковая дама» — одно из величайших произведений мирового оперного искусства. Эта музыкальная трагедия потрясает психологической правдивостью воспроизведения мыслей и чувств героев, их надежд и страданий, яркостью картин эпохи, напряжённостью музыкально-драматического развития. Характерные черты стиля Чайковского получают здесь наиболее полное и совершенное выражение.
    В основе оркестровой интродукции – три контрастных образа: повествовательный, связанный с балладой Томского; зловещий, рисующий образ старой Графини; страстно-лирический, характеризующий любовь Германа к Лизе.
    I акт открывается светлой бытовой сценой. Хоры нянюшек, гувернанток, задорный марш мальчиков выпукло оттеняют драматизм последующих событий. В ариозо Германа «Я имени её не знаю», то элегически-нежном, то порывисто-взолнованном, запечатлены чистота и сила его чувства. Дуэт Германа и Елецкого сталкивает резко контрастные состояния героев: страстные жалобы Германа «Несчастный день, тебя я проклинаю» переплетаются со спокойной, размеренной речью князя «Счастливый день, тебя благословляю». Центральный эпизод картины – квинтет «Мне страшно!» — передаёт мрачные предчувствия участников. В балладе Томского зловеще звучит припев о трёх таинственных картах. Бурной сценой грозы, на фоне которой звучит клятва Германа, завершается 1-я картина. 2-я распадается на две половины – бытовую и любовно-лирическую. Идиллический дуэт Полины и Лизы «Уж вечер» овеян светлой грустью. Мрачно и обречённо звучит романс Полины «Подруги милые». Контрастом ему служит живая плясовая песня «Ну-ка, светик-Машенька». Вторую половину картины открывает ариозо Лизы «Откуда эти слёзы» — проникновенный монолог, полный глубокого чувства. Тоска сменяется восторженным признанием «О, слушай ночь». Нежно печальное и страстное ариозо Германа «Прости, небесное созданье» прерывается появлением Графини; музыка приобретает трагический оттенок; возникают острые, нервные ритмы, зловещие оркестровые краски. Картина завершается утверждением светлой темы любви.
    В 3-й картине (II акт) фоном развивающийся драмы становятся сцены столичного быта. Начальный хор в духе приветственных кантов екатерининской эпохи – своеобразная заставка картины. Ария князя Елецкого «Я вас люблю» обрисовывает его благородство и сдержанность. Пастораль «Искренность пастушки» — стилизация музыки XVIII в.: изящные, грациозные хоры и танцы обрамляют идиллический любовный дуэт Прилепы и Миловзора. В финале в момент встречи Лизы и Германа в оркестре звучит искажённая мелодия любви: в сознании Германа наступил перелом, отныне им руководит не любовь, а неотвязная мысль о трёх картах. 4-я картина, центральная в опере, насыщена тревогой и драматизмом. Она начинается оркестровым вступлением, в котором угадываются интонации любовных признаний Германа. Хор приживалок («Благодетельница наша») и песенка Графини (мелодия из оперы Гетри «Ричард Львиное сердце») сменяются музыкой зловеще затаённого характера. Её контрастирует проникнутое страстным чувством ариозо Германа «Если когда-нибудь знали вы чувство любви».
    В начале 5-й картины (III акт) на фоне заупокойного пения и завываний бури возникает возбуждённый монолог Германа «Всё те же думы, всё тот же страшный сон». Музыка, сопровождающая появление призрака Графини, завораживает мёртвенной неподвижностью. Оркестровое вступление к 6-й картине окрашено в мрачные тона обречённости. Широкая, свободно льющаяся мелодия ариозо Лизы «Ах, истомилась, устала я» близка русским протяжным песням; вторая часть «Так это правда, со злодеем» полна отчаяния и гнева. Лирический дуэт Германа и Лизы «О да, миновали страданья» — единственный светлый момент. Он сменяется замечательным по психологической глубине эпизодом бреда Германа о золоте. 7-я картина начинается бытовыми номерами: застольной гостей, легкомысленной песней Томского с хором игроков «Если б милые девицы» (слова Державина). С появлением Германа музыка становится нервно-возбуждённой. Упоение победой и жестокая радость слышатся в его ариозо «Что наша жизнь? Игра!». Завершает оперу тихая молитва и трепетно-нежная тема любви в оркестре.

    Пиковая дама — опера П.И. Чайковского в 3-х действиях, 7-ми картинах, либретто М.И. Чайковского по мотивам одноимённой повести А.С. Пушкина.

    Опера написана во Флоренции ранней весной 1890 года, автор либретто — брат композитора, Модест Чайковский, первая постановка — 7(19) декабря 1890г. в Мариинском театре в Петербурге.

    История создания

    Написать оперу на пушкинский сюжет Чайковскому предлагали неоднократно, даже, как вспоминал композитор, «приставали года два», но он не видел в повести Пушкина должной сценичности, не особенно был увлечён её героями. Действительно, повесть написана довольно отстранённым языком и имеет главного героя, не вызывающего сердечных симпатий. Герман у Пушкина холоден и расчётлив, он никогда не станет «жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее», Лиза для него только средство на пути к обогащению — легко согласиться, что такой персонаж не мог увлечь Чайковского, которому всегда необходимо было любить своего героя. И лишь когда, по собственным словам, он оценил, что «сцена в спальне графини великолепна», создание оперы «и пошло, и пошло».

    Многое в опере не соответствует повести Пушкина: время действия, характеры героев. Герман у Чайковского — пылкий, романтический герой с сильными страстями и огненным воображением; он любит Лизу, и лишь постепенно тайна трёх карт вытесняет её образ из сознания Германа. Лиза у Чайковского не бедная воспитанница Лизавета Ивановна, она внучка и наследница Старой графини — и это уже конфликт социальный. События оперы происходят во времена Екатерины Второй (на этом настаивал директор Императорских театров, пекшийся о пышности постановки), но герои Чайковского — не люди 18-го века, они даже не современники Пушкина, они современники самого композитора, особенно Герман, который буквально рождён духом лет, когда создавалась опера.

    «Пиковая дама» была написана в необыкновенно коротний срок, всего за 44 дня и является одним из тех великих произведений, в котором автору удалось выразить себя и своё время.

    Действующие лица

    • Герман — тенор
    • Граф Томский — баритон
    • Князь Елецкий — баритон
    • Чекалинский — тенор
    • Сурин — бас
    • Чаплицкий — тенор
    • Арумов — бас
    • Распорядитель — тенор
    • Графиня — меццо-сопрано
    • Лиза — сопрано
    • Полина — контральто
    • Гувернантка — меццо-сопрано
    • Маша — сопрано
    • Мальчик-командир — без пения

    Действующие лица в интермедии:

    • Прилепа — сопрано
    • Миловзор (Полина) — конральто
    • Златогор (граф Томский) — баритон

    Нянюшки, гувернантки, гуляющие, распорядитель бала, гости, дети, игроки.

    Действие оперы происходит в Петербурге в конце XVIII в.

    Первое действие

    Первая картина. Солнечный Летний сад, заполненный гуляющей толпой. Офицеры Сурин и Чекалинский делятся впечатлениями о странном поведении своего приятеля Германа: он ночи напролет проводит в игорном доме, но даже не пытается испробовать судьбу. Вскоре появляется сам Герман в сопровождении графа Томского. Герман признаётся, что страстно влюблен, хотя имени своей избранницы не знает. Присоединившийся к компании офицеров князь Елецкий рассказывает о своей скорой женитьбе: «Светлый ангел согласие дал свою судьбу с моею сочетать!» Герман в ужасе узнает, что невеста князя и есть предмет его страсти, когда мимо проходит Графиня в сопровождении своей внучки, Лизы.

    Обе женщины, заметившие горящий взгляд несчастного Германа, охвачены тяжелыми предчувствиями. Томский рассказывает приятелям светский анекдот о графине, которая будучи юной московской «львицей» проиграла все состояние и «ценой одного рандеву», узнав роковую тайну трех всегда выигрывающих карт, одолела судьбу: «Раз мужу те карты она назвала, в другой раз их юный красавец узнал, но в эту же ночь, лишь осталась одна, к ней призрак явился и грозно сказал: “Получишь смертельный удар ты от третьего, кто, пылко, страстно любя, прийдет, чтобы силой узнать у тебя три карты, три карты, три карты!”» Герман внимает рассказу с особым напряжением. Приятели подшучивают над ним и предлагают выведать у старухи тайну карт. Начинается гроза. Сад пустеет. Среди разбушевавшейся стихии Герман восклицает: «Нет, князь! Пока я жив, тебе я не отдам ее, не знаю как, но отниму!».

    Вторая картина. Сумерки. Девушки пытаются развеселить опечаленную Лизу. Оставшись одна, Лиза поверяет ночи свою тайну:»И вся моя душа во власти его!» — признается она в любви к таинственному незнакомцу. Неожиданно на балконе возникает Герман. Его пылкое объяснение увлекает Лизу. Стук разбуженной Графини их прерывает. Спрятавшийся за портьеру Герман возбужден самим видом старухи, в лице которой ему чудится страшный призрак смерти. Не в силах больше скрывать свои чувства, Лиза отдается во власть Германа.

    Второе действие

    Первая картина. Бал. Елецкий, встревоженный холодностью Лизы, уверяет ее в своей любви. Приятели в масках издеваются над Германом: «Не ты ли тот третий, кто, страстно любя, прийдет чтоб узнать от нее три карты, три карты, три карты?» Герман взволнован, их слова будоражат его воображение. По окончании интермедии «Искренность пастушки» он сталкивается с Графиней. Получив от Лизы ключи от потайной двери Графини, Герман воспринимает это как предзнаменование. Сегодня ночью он узнает тайну трех карт.

    Вторая картина. Герман пробирается в спальню Графини. С трепетом всматривается он в её портрет в молодости. Появляется сама Графиня в сопровождении приживалок. Она с тоской вспоминает прошлое и засыпает в кресле. Неожиданно перед ней возникает Герман, умоляющий открыть тайну трех карт: «Вы можете составить счастье целой жизни, и оно вам ничего не будет стоить!» Но Графиня, онемевшая от испуга, недвижима. Взбешённый Герман угрожает пистолетом. Старуха падает. «Она мертва, а тайны не узнал я», — сокрушается близкий к помешательству Герман в ответ на упреки вошедшей Лизы.

    Третье действие

    Первая картина. Герман в казармах. Он читает письмо Лизы, где она назначает ему свидание на набережной. В воображении встают картины похорон старухи, слышится заупокойное пение. Возникший призрак Графини в белом похоронном саване вещает: «Спаси Лизу, женись на ней, и три карты выиграют сряду. Запомни! Тройка! Семерка! Туз!» «Тройка… Семерка… Туз…» — как заклинание повторяет Герман.

    Вторая картина. Лиза ждет Германа на набережной у Зимней канавки. Ее разрывают сомнения: «Ах, истомилась, исстрадалась я». Когда часы бьют полночь и Лиза окончательно теряет надежду, появляется Герман, поначалу повторяющий за Лизой слова любви, но одержимый уже другой идеей. Лиза убеждается, что Герман — виновник смерти Графини. Он с криком убегает в игорный дом. Лиза в отчаянии бросается в воду.

    Третья картина. Игроки веселятся за карточным столом. Их развлекает Томский шутливой песенкой. В разгаре игры появляется взбудораженный Герман. Дважды подряд, предлагая крупные ставки, он выигрывает. «Сам черт с тобой играет заодно», — возглашают присутствующие. Игра продолжается.

    На сей раз против Германа князь Елецкий. И вместо беспроигрышного туза в его руках оказывается дама пик. Герману видятся на карте черты умершей старухи: «Проклятая! Что надобно тебе! Жизнь моя? Возьми, возьми ее!» Он закалывается. В проясненном сознании возникает образ Лизы: «Красавица! Богиня! Ангел!» С этими словами Герман умирает.

    Добавить комментарий

    Закрыть меню