Брусиловский прорыв 1916

4 июня 1916 года (103 года назад) начался «Брусиловский прорыв»

Боевые действия на восточноевропейском театре первой мировой войны в кампании 1916 года ознаменовались таким важнейшим событием, как наступательная операция русского Юго-Западного фронта под командованием генерала А.А. Брусилова. В ходе ее проведения впервые за весь позиционный период военных действий был осуществлен оперативный прорыв фронта противника, чего ни разу до этого не смогли сделать ни германцы, ни австро-венгры, ни англичане и французы.

генерал А.А. Брусилов

Успех операции был достигнут благодаря избранному Брусиловым новому методу наступления, сущность которого заключалась в прорыве вражеских позиций не на одном участке, а в нескольких местах на протяжении всего фронта. Прорыв на главном направлении сочетался с вспомогательными ударами на других направлениях, из-за чего расшатывался весь позиционный фронт противника и он не мог сконцентрировать все свои резервы для отражения основного удара.

«Ранним теплым утром 4 июня 1916 года, 22 мая по старому стилю, австрийские войска, зарывшиеся перед русским Юго-Западным фронтом, не увидели восхода солнца, — пишет историк. —Вместо солнечных лучей с востока ослепительная и ослепляющая смерть — тысячи снарядов превратили обжитые, сильно укрепленные позиции в ад… В это утро произошло неслыханное и невиданное в анналах унылой, кровопролитной, позиционной войны. Почти на всем протяжении Юго-Западного фронта атака удалась». (Яковлев Н.Н. Последняя война старой России. М., 1994. С. 169.)

Этот первый, ошеломляющий успех был достигнут благодаря тесному взаимодействию пехоты и артиллерии. Русские артиллеристы вновь продемонстрировали всему миру свое превосходство. Артиллерийская подготовка на различных участках фронта продолжалась от 6 до 45 часов. Австрийцы испытали на себе все виды русского артиллерийского огня и даже получили свою порцию химических снарядов. «Ходуном ходила земля. С воем и свистом летели снаряды трехдюймовок, с глухим стоном тяжелые взрывы сливались в одну страшную симфонию». (Семанов С.Н. Макаров. Брусилов. М., 1989. С. 515.)

Под прикрытием огня своей артиллерии русская пехота пошла в атаку. Она двигалась волнами (по 3—4 цепи в каждой), следующими одна за другой через каждые 150—200 шагов. Первая волна, не задерживаясь на первой линии, сразу же атаковала вторую. Третью линию атаковали третья и четвертая (полковые резервы) волны, которые перекатывались через первые две (этот метод получил название «атака перекатами» и был впоследствии использован союзниками на западноевропейском театре войны).

Наиболее успешно прорыв был осуществлен на правом фланге, в полосе наступления 8-й армии генерала Каледина, которая действовала на луцком направлении. Луцк был взят уже на третий день наступления, а на десятый день войска армии углубились в расположение противника на 60 км и вышли на р. Стоход. Гораздо менее удачной была атака 11-й армии генерала Сахарова, столкнувшейся с ожесточенным сопротивлением австро-венгров. Зато на левом фланге фронта 9-я армия генерала Лечицкого продвинулась на 120 км, форсировала реку Прут и 18 июня взяла Черновцы.

Успех надо было развивать. Обстановка требовала переноса направления главного удара с Западного фронта на Юго-Западный, но своевременно этого сделано не было. Ставка пыталась оказать давление на генерала А.Е. Эверта, командующего Западным фронтом, с целью вынудить его перейти в наступление, но тот, проявляя нерешительность, медлил. Убедившись в нежелании Эверта приступить к решительным действиям, сам Брусилов через его голову обратился к командующему левофланговой 3-й армией Западного фронта Л.П. Лешу с просьбой немедленно перейти в наступление и поддержать его 8-ю армию. Однако Эверт не разрешил своему подчиненному сделать это.

Наконец, 16 июня Ставка убедилась в необходимости использовать успех Юго-Западного фронта. Брусилову начади поступать резервы (5-й Сибирский корпус из состава Северного фронта генерала А.Н. Куропаткина и др.), а Эверт, хотя и с большим опозданием, но вынужден был под нажимом начальника штаба Верховного Главнокомандующего генерала М.В. Алексеева перейти в наступление на барановичском направлении. Однако оно закончилось неудачно.

Между тем в Берлине и Вене уяснили масштабы катастрофы, постигшей австро-венгерскую армию. Из-под Вердена, из Германии, с итальянского и даже салоникского фронта на помощь разбитым армиям стали спешно перебрасываться войска. Боясь потерять Ковель — важнейший центр коммуникаций, австро-германцы провели перегруппировку своих сил и начали мощные контратаки против 8-й русской армии. К концу июня на фронте наступило некоторое затишье. Брусилов, получив в подкрепление 3-ю, а затем Особую армии (последнюю сформировали из гвардейских корпусов, она была 13-й по счету и из суеверия ее назвали Особой), начал новое наступление с целью выйти на рубеж Ковель, Броды, Станислав. В ходе этого этапа операции Ковель так и не был взят русскими. Австро-германцам удалось стабилизировать фронт.

Из-за просчетов Ставки, безволия и бездеятельности командующих Западным и Северным фронтами блестящая операция Юго-Западного фронта не получила того завершения, на которое можно было рассчитывать. Но она сыграла большую роль в ходе кампании 1916 года. Австро-венгерская армия потерпела сокрушительное поражение. Ее потери составили около 1,5 млн. убитыми и ранеными и оказались уже невосполнимыми. В плен было взято 9 тысяч офицеров и 450 тысяч солдат. Русские потеряли в этой операции 500 тысяч человек.

Русская армия, отвоевав 25 тысяч кв. км, вернула часть Галиции и всю Буковину. От ее победы Антанта получила неоценимые выгоды. Чтобы остановить наступление русских, с 30 июня по начало сентября 1916 года немцы перебросили с Западного фронта не менее 16 дивизий, австро-венгры свернули свое наступление против итальянцев и отправили в Галицию 7 дивизий, турки — 2 дивизии. Успех операции Юго-Западного фронта предопределил вступление 28 августа 1916 года Румынии в войну на стороне Антанты.

Несмотря на свою незавершенность, эта операция представляет собой выдающееся достижение военного искусства, что не отрицают и иностранные авторы. Они воздают должное таланту русского генерала. «Брусиловский прорыв» — единственное сражение первой мировой войны, в названии которого фигурирует имя полководца.

По материалам Хроно.ру

Вопрос о названии операции

Современники знали битву как «Луцкий прорыв», что соответствовало исторической военной традиции: сражения получали названия согласно месту, где они происходили. Мы знаем Бородинскую битву, а не «Кутузовскую»; Невскую битву, а не «битву имени Великого Князя Александра Невского» и т.д. Однако именно Брусилову была оказана нигде и никогда невиданная честь: боевые операции весной 1916 года на Юго-Западном фронте получили наименование «Брусиловского наступления».

Российская либеральная общественность часто проявляла удивительную активность, когда требовалось прославить персону, возвеличивание которой было сопряжено с унижением самодержавия. Когда стал очевиден успех Луцкого прорыва, по словам военного историка А.А. Керсновского, «победы, какой в мировую войну мы еще не одерживали», которая имела все шансы стать победой решающей и войну завершающей, то в рядах русской оппозиции появилось опасение, что победа будет приписана Царю как Верховному главнокомандующему, что усилит монархию, олицетворявшийся Николаем II строй. Чтобы этого избежать, и было нужно попытаться возложить всю славу на главнокомандующего фронтом: Брусилова стали восхвалять в прессе, как не превозносили ни Н.И. Иванова за победу в Галицийской битве, ни А.Н. Селиванова за Перемышль, ни П.А. Плеве за Томашев, ни Н.Н. Юденича за Сарыкамыш, Эрзерум или Трабзон.

В советское время название, связанное с именем пошедшего на службу к большевикам генерала, пришлось ко двору и советским историографам, советский генерал-лейтенант М. Галактионов в своем предисловии к мемуарам Брусилова писал: «Брусиловский прорыв является предтечей замечательных прорывов, осуществленных Красной армией в Великой Отечественной войне».

По материалам Википедия

Брусиловский прорыв как объект мифологии

Нелипович С.Г.

Брусиловский прорыв 1916 г. занимает важное место в истории первой мировой войны. Его масштабы и драматизм не менее потрясли мир, чем ставший символом стратегии истощения Верден. Тем не менее, сегодня в России об этой крупной операции русской армии знают гораздо меньше, чем 60 лет назад.

В настоящее время вновь возродился и не собирается умирать миф о Брусиловском прорыве, порожденный официальной пропагандой и военной цензурой еще в годы войны, подвергнутый серьезной критике в 20-е годы, несмотря на противодействие А.А. Брусилова, опровергнутый в 30-е годы и воссозданный позднее в условиях Великой Отечественной войны. В послевоенные годы серьезные исследователи первой мировой войны (А.А.

Строков, И.И. Ростунов) не смогли преодолеть «мифологическую» тенденцию, их оценки Брусиловского наступления противоречивы, ибо факты опровергают идеологические построения. Почему есть повод говорить о мифологизации Брусиловского прорыва, в чем заключается миф и каковы возражения против его положений?

Сам А.А. Брусилов в мемуарах, а следом за ним советские военные историки 40-70-х годах создали следующие основные догмы истории наступления Юго-Западного фронта:

  1. идея наступления принадлежала лично Брусилову, и он лично настоял на его проведении;

  2. наступление имело громадный успех — противник потерял 2 млн. человек, перебросил с других театров военных действий 2,2 млн. солдат и офицеров, благодаря чему были остановлены операции у Вердена (Франция) и Тренто (Италия);

  3. прорыв удался только благодаря изобретенному лично Брусиловым методу — наступлению всеми армиями сразу, с тактическими задачами для каждой, с тем чтобы противник не догадался, где наносится главный удар (модифицирован в «теорию дробящих ударов» после 1941 г.);

  4. наступление остановилось из-за численного превосходства противника, отсутствия у Брусилова резервов, бездарности М.В. Алексеева и командующего 8-й армией А.М. Каледина, «измены» А.Е. Эверта.

Обращение и к историческим трудам 20-30-х годов (как советских, так и зарубежных авторов), и к документам Российского государственного военно-исторического архива позволяет опровергнуть вышеизложенное. Вот главные доводы.

  1. Идея отвлекающего удара на Луцк высказана 1 апреля 1916 г. на совещании в Ставке начальником штаба Верховного главнокомандующего М.В. Алексеевым и лишь доработана Брусиловым в тактическом и оперативном плане{1}.

  2. Прорыв у Луцка и на Днестре действительно потряс австро-венгерскую армию. Однако уже к июлю 1916 г. она оправилась от поражения и с помощью германских войск смогла не только отразить дальнейшие атаки, но и разгромить Румынию. Согласно опубликованным архивным данным, противник потерял, включая больных, на русском фронте до конца года чуть более 1 млн человек. Было переброшено против войск Брусилова 35 дивизий (в том числе с запада 8 сильно потрепанных и из Италии 6; из них 4 увезены обратно), т.е. меньше, чем потребовалось перебросить против румын (41).

  3. Именно из-за выступления Румынии было остановлено германское наступление под Верденом; операция же против Италии заглохла еще до начала Брусиловского прорыва.

  4. Метод «широкого наступления» — не изобретение Брусилова. Его применяли все стороны в кампании 1914 г., а в 1915 г. — русские войска Н.И. Иванова в Карпатах и наши противники в Галиции, на Волыни, в Польше, Прибалтике и Сербии. При укрепленном фронте успех мог быть достигнут только огромным численным превосходством или в условиях деморализации противника. Иначе лобовой штурм приводил к неоправданным огромным потерям. Противник уже в июне разгадал направление главного удара и затем отразил его с помощью мобильных резервов на узловых участках фронта.

  5. Брусилов напрасно винил в своих просчетах других. Каледин был его выдвиженцем и действовал успешно до тех пор, пока сам Брусилов не стал вмешиваться в каждую мелочь в управлении армией, потерявшей в результате операции свыше 300 тыс. человек{2}.

Несправедливы и обвинения в бездействии А.Е. Эверта: его Западный фронт начал наступление, которое противник отразил. Алексеев после неудачи Западного фронта переносит главный удар в полосу Брусилова. На Юго-Западный фронт посылается до полумиллиона солдат с других фронтов и более 600 тыс. маршевого пополнения. В то же время, только по приблизительным подсчетам по ведомостям Ставки, Юго-Западный фронт Брусилова потерял с 22 мая (4 июня) по 14(27) октября 1916 г. 1,65 млн человек{3}.

Именно это обстоятельство и решило судьбу наступления: русские войска благодаря «методе Брусилова» захлебнулись собственной кровью. Брусилов не выполнил ни одной задачи: враг не был разгромлен, его потери были меньше, чем у русских, успех для атак Западного фронта также не был подготовлен этой грандиозной отвлекающей операцией. Ковель, который притягивал все внимание Брусилова, как Селена лунатика, так и не был взят, несмотря на чудовищные потери трех армий, тщетно его штурмовавших. Не случайно многие авторы связывали разложение русской армии с крахом надежд на развитие успеха в результате наступления Брусилова.

Следует заметить, что миф может существовать только при небрежении к источникам. Ныне вновь стоит задача расширения источниковой базы исследований о первой мировой войне и, конечно, о Брусиловском прорыве. Речь идет в первую очередь об архивных источниках, прочно забытых с 40-х годов. Освоение новых документов позволит лучше и глубже осмыслить великую драму 1914-1918 гг.

Примечания:

  • {1} Стратегический очерк войны 1914-1918 гг. М., 1920, Ч.5. С.27, 28; Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. М., 1940. С.24.
  • {2} Российский государственный военно-исторический архив. Ф.2003. Оп.1. Д.1304. Л.227; Ф.2134. Оп.2. Д.308. Л.43-280.
  • {3} Подсчитано по: Там же. Ф.2003. Оп.1. Д.613. Л.7-308; Д.614. Л.1-277; Д.615. Л.3-209; Оп.2. Д.426. Л.218-280.

Нелипович С.Г. Брусиловский прорыв как объект мифологии // Первая мировая война: Пролог XX века. М., 1998. С.632-634.

Брусиловский прорыв

Брусиловский прорыв — наступательная операция Юго-Западного фронта русской армии под командованием генерала А. А. Брусилова во время Первой мировой войны, проведённая 21 мая (3 июня) — 9 (22) августа 1916 года, в ходе которой было нанесено серьезное поражение австро-венгерской армии и заняты Галиция и Буковина.

Планирование и подготовка операции

Летнее наступление русской армии являлось частью общего стратегического плана Антанты на 1916 год, предусматривавшего взаимодействие союзных армий на различных театрах войны. В рамках этого плана англо-французские войска готовили операцию на Сомме. В соответствии с решением конференции держав Антанты в Шантийи (март 1916) начало наступления на французском фронте было назначено на 1 июля, а на русском фронте — на 15 июня 1916 г.

Директива русской Ставки главного командования от 11 (24) апреля 1916 г. назначала русское наступление на всех трёх фронтах (Северном, Западном и Юго-Западном). Соотношение сил, по данным Ставки, складывалось в пользу русских. На конец марта Северный и Западный фронты имели 1220 тысяч штыков и сабель против 620 тысяч у немцев, Юго-Западный фронт — 512 тысяч против 441 тысячи у австрийцев. Двойное превосходство в силах севернее Полесья диктовало и направление главного удара. Его должны были нанести войска Западного фронта, а вспомогательные удары — Северный и Юго-Западный фронты. Для увеличения перевеса в силах в апреле-мае производилось доукомплектование частей до штатной численности.

Русская пехота на марше

Ставка опасалась перехода в наступление армий Центральных держав в случае поражения французов под Верденом и, желая перехватить инициативу, дала указание командущим фронтами быть готовыми к наступлению ранее намеченного срока. Директива Ставки не раскрывала цель предстоящей операции, не предусматривала глубины операции, не указывала, чего должны были добиться фронты в наступлении. Считалось, что уже после прорыва первой полосы обороны противника готовится новая операция по преодолению второй полосы. Это отразилось на планировании операции фронтами. Так, командование Юго-Западного фронта не определило действия своих армий в развитие прорыва и дальнейшие цели.

Вопреки предположениям Ставки Центральные державы не планировали крупных наступательных операций на русском фронте летом 1916 г. При этом австрийское командование не считало возможным успешное наступление русской армии южнее Полесья без ее значительного усиления.

К лету 1916 г. в русской армии появились признаки утомления солдатской массы от войны, но в австро-венгерской армии нежелание воевать проявлялось гораздо сильнее, и в целом боеспособность русской армии была выше, чем австрийской.

2 (15) мая австрийские войска перешли в наступление на итальянском фронте в районе Трентино и нанесли поражение итальянцам. В связи с этим Италия обратилась к России с просьбой помочь наступлением армий Юго-Западного фронта, которому противостояли в основном австрийцы. 18 (31) мая Ставка своей директивой назначила наступление Юго-Западного фронта на 22 мая (4 июня), а Западного фронта — на 28-29 мая (10-11 июня). Нанесение главного удара по-прежнему возлагалось на Западный фронт (командующий генерал А. Е. Эверт).

При подготовке операции командующий Юго-Западным фронтом генерал А. А. Брусилов решил произвести по одному прорыву на фронте каждой из четырех своих армий. Хотя это распыляло силы русских, противник также лишался возможности своевременно перебросить резервы на направление главного удара. В соответствии с общим замыслом Ставки сильная правофланговая 8-я армия наносила основной удар на Луцк для содействия намеченному главному удару Западного фронта. Командующим армиями была предоставлена свобода выбора участков прорыва. На направлениях ударов армий было создано превосходство над противником в живой силе (в 2—2,5 раза) и в артиллерии (в 1,5—1,7 раза). Наступлению предшествовали тщательная разведка, обучение войск, оборудование инженерных плацдармов, приблизивших русские позиции к австрийским.

Ход операции

Брусиловский прорыв в развитии

Артиллерийская подготовка продолжалась с 3 часов ночи 21 мая (3 июня) до 9 часов утра 23 мая (5 июня) и привела к сильному разрушению первой полосы обороны и частичной нейтрализации артиллерии противника. Перешедшие затем в наступление русские 8-я, 11-я, 7-я и 9-я армии (свыше 633 000 человек и 1938 орудий) прорвали позиционную оборону австро-венгерского фронта, которым командовал эрцгерцог Фридрих. Прорыв был осуществлён сразу на 13 участках с последующим развитием в сторону флангов и в глубину.

Наибольшего успеха на первом этапе достигла 8-я армия (командующий генерал А. М.

Каледин), которая, прорвав фронт, 25 мая (7 июня) заняла Луцк, а к 2 (15) июня разгромила 4-ю австро-венгерскую армию эрцгерцога Иосифа Фердинанда и продвинулась на 65 км.

11-я и 7-я армии прорвали фронт, но контрударами противника наступление было приостановлено. 9-я армия (командующий генерал П. А. Лечицкий) прорвала фронт 7-й австро-венгерской армии и 5 (18) июня заняла Черновцы.

Угроза наступления 8-й армии на Ковель заставила Центральные державы перебросить на это направление две германские дивизии с западноевропейского театра, две австрийские дивизии — с итальянского фронта и большое число частей с других участков Восточного фронта. Однако начатый 3 (16) июня контрудар австро-германских войск против 8-й армии не достиг успеха.

В это же время Западный фронт откладывал нанесение предписанного ему Ставкой главного удара. С согласия начальника Генерального штаба генерала М. В. Алексеева генерал Эверт отложил дату наступления Западного фронта до 4 (17) июня. Частная атака 1-го гренадерского корпуса на широком участке фронта 2 (15) июня оказалась неудачной, и Эверт приступил к новой перегруппировке сил, из-за чего наступление Запфронта было перенесено уже на начало июля. Применяясь к изменяющимся срокам наступления Западного фронта, Брусилов давал 8-й армии все новые директивы — то наступательного, то оборонительного характера, развивать удар то на Ковель, то на Львов.

К 12 (25) июня на Юго-Западном фронте установилось относительное затишье. 24 июня началась артподготовка англо-французских армий на Сомме, продолжавшаяся 7 дней, и 1 июля союзники перешли в наступление. Операция на Сомме потребовала от Германии только за июль увеличить число своих дивизий на этом направлении с 8 до 30.

Русский Западный фронт перешел, наконец, в наступление 20 июня (3 июля), а Юго-Западный фронт возобновил наступление 22 июня (5 июля). Нанося основной удар на крупный железнодорожный узел Ковель, 8-я армия вышла на рубеж р. Стоход, но в отсутствие резервов вынуждена была на две недели остановить наступление.

Атака

Наступление на Барановичи ударной группировки Западного фронта, предпринятое 20-25 июня (3-8 июля) превосходящими силами (331 батальон и 128 сотен против 82 батальонов 9-й германской армии) было отбито с большими потерями для русских. Наступление Северного фронта с Рижского плацдарма также оказалось безрезультатным, и германское командование продолжило переброску войск из районов севернее Полесья на юг.

В июле Ставка перебросила на юг гвардию и стратегический резерв, создав Особую армию генерала Безобразова, и приказала Юго-Западному фронту овладеть Ковелем. 15 (28) июля ЮЗФ начал новое наступление. Атаки укреплённых болотистых дефиле на Стоходе против германских войск закончились неудачей. 11-я армия ЮЗФ взяла Броды, а 7-я армия — Галич. Значительных успехов достигла в июле-августе 9-я армия генерала Н. А. Лечицкого, занявшая Буковину и взявшая Станислав.

К концу августа наступление русских армий прекратилось ввиду возросшего сопротивления австро-германских войск, а также больших потерь и утомления личного состава.

Итоги

В результате наступательной операции Юго-Западный фронт нанес серьезное поражение австро-венгерским войскам в Галиции и Буковине. Потери Центральных держав, по русским оценкам, составили около полутора миллиона человек убитыми, ранеными и пленными. Высокие потери, понесённые австрийскими войсками, ещё больше понизили их боеспособность. Для отражения русского наступления Германия перебросила с французского ТВД 11 пехотных дивизий, а Австро-Венгрия с Итальянского фронта — 6 пехотных дивизий, что стало ощутимой помощью союзникам России по Антанте. Под влиянием русской победы Румыния приняла решение о вступлении в войну на стороне Антанты, хотя последствия этого решения оцениваются историками неоднозначно.

Итогом наступления Юго-Западного фронта и операции на Сомме стал окончательный переход стратегической инициативы от Центральных держав к Антанте. Союзникам удалось добиться такого взаимодействия, при котором в течение двух месяцев (июль-август) Германии приходилось направлять свои ограниченные стратегические резервы и на Западный, и на Восточный фронт.

В то же время летняя кампания русской армии в 1916 г. продемонстрировала серьезные недостатки в управлении войсками. Ставка не смогла реализовать согласованный с союзниками план общего летнего наступления трех фронтов, и вспомогательный удар Юго-Западного фронта оказался основной наступательной операцией. Наступление Юго-Западного фронта не было своевременно поддержано другими фронтами. Ставка не проявила достаточной твердости по отношению к генералу Эверту, который неоднократно срывал намеченные сроки наступления Западного фронта. В результате значительная часть германских подкреплений против ЮЗФ поступала с других участков Восточного фронта.

Июльское наступление Западного фронта на Барановичи выявило неспособность командного состава справиться с задачей прорыва сильно укреплённой германской позиции даже при значительном превосходстве в силах.

Поскольку июньский Луцкий прорыв 8-й армии не был предусмотрен планом Ставки, ему не предшествовало сосредоточение мощных фронтовых резервов, поэтому ни 8-я армия, ни ЮЗФ не могли развить этот прорыв. Также в силу колебаний Ставки и командования ЮЗФ в ходе июльского наступления 8-я и 3-я армии вышли к 1 (14) июля к р. Стоход без достаточных резервов и вынуждены были остановиться и ожидать подхода Особой армии. Две недели передышки дали германскому командованию время перебросить подкрепления, и последующие атаки русских дивизий были отбиты. «Порыв не терпит перерыва».

Именно по этим причинам успешную операцию Юго-Западного фронта некоторые военные историки назовут «проигранной победой». Огромные потери русской армии в операции (по некоторым данным, только на ЮЗФ до полумиллиона человек на 13 июня) потребовали дополнительного призыва новобранцев, что в конце 1916 г. усилило недовольство войной среди населения России.

Источник: Зайончковский A.M. Первая мировая война; СПб.: Полигон, 2002 (militera.lib.ru), История первой мировой войны. — М.: Наука, 1975, т 2, 607 с.

Загадки истории

Что такое Брусиловский прорыв? Это наступление Юго-Западного фронта русской армии во время Первой мировой войны. Наступательная операция проводилась против австро-немецких войск с 22 мая по 7 сентября 1916 года (все даты приводятся по старому стилю). В результате наступления, Австро-Венгрии и Германии были нанесены ощутимые поражения. Русские войска заняли Волынь, Буковину и восточные районы Галиции (Волынь, Буковина и Галиция – исторические области в Восточной Европе). Данные боевые действия характеризуются очень высокими человеческими потерями.

Командовал этой крупной наступательной операцией главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал от кавалерии Брусилов Алексей Алексеевич. На тот период времени он также имел свитское звание генерал-адъютант. Прорыв оказался чрезвычайно успешным, поэтому его назвали в честь главного стратега. Данное название советские историки сохранили, так как Брусилов пошёл служить в Красную Армию.

Надо сказать, что в 1915 году Германия добилась существенных успехов на Восточном фронте. Она одержала ряд военных побед и захватила большие территории противника. В то же время она не смогла окончательно и бесповоротно разбить Россию. А последняя хоть и имела большие потери в живой силе и территориях, но сохранила способность продолжать военные действия. В то же время русская армия потеряла наступательный дух. Чтобы его поднять, русский император Николай II 10 августа 1915 года принял на себя обязанности Верховного командующего.

Не одержав полной победы над Россией, германское командование решило в 1916 году нанести основные удары на Западном фронте и разгромить Францию. В конце февраля 1916 года началось наступление германских войск на флангах Верденского выступа. Эту операцию историки назвали «Верденской мясорубкой». В результате упорных боёв и огромных потерь немцы продвинулись на 6-8 км. Эта бойня продолжалась вплоть до декабря 1916 года.

Французское командование, отражая атаки немцев, запросило помощи у России. И та в марте 1916 года начала Нарочскую операцию. Русские войска пошли в наступление в тяжелейших условиях ранней весны: солдаты шли в атаку по колено в снегу и талой воде. Продолжалось наступление 2 недели, и хотя германскую оборону прорвать не удалось, но наступление немцев в районе Вердена заметно ослабло.

В 1915 году в Европе появился ещё один театр военных действий – Итальянский. Италия вступила в войну на стороне Антанты, а её противником оказалась Австро-Венгрия. В противодействии с австрийцами итальянцы показали себя слабыми вояками и тоже запросили помощь у России. В результате этого генерал Брусилов 11 мая 1916 года получил телеграмму от начальника штаба Верховного командующего. Тот просил начать наступление, чтобы оттянуть с итальянского фронта часть сил противника.

Брусилов ответил, что его Юго-Западный фронт будет готов начать наступление 19 мая. Также он сообщил, что необходимо наступление Западного фронта, которым командовал Алексей Ермолаевич Эверт. Наступление это было необходимо, чтобы не допустить переброску немецких сил в южном направлении. Но начальник штаба сказал, что Эверт сможет наступать лишь 1 июня. В конце концов, согласовали дату наступления Брусилова, назначив её на 22 мая.

В целом надо отметить, что летом 1916 года Россия планировала наступление, но основные надежды ставка Верховного командующего возлагала на Западный фронт, а Юго-Восточный рассматривался как вспомогательный, оттягивающий часть сил противника на себя. Однако ситуация сложилась так, что именно генерал Брусилов стал главным игроком на полях сражений, а остальные силы приняли на себя роль вспомогательных.

Брусиловский прорыв начался ранним утром 22 мая с артиллерийской подготовки. Обстрел оборонительных сооружений противника продолжался 2 дня, и лишь 24 мая 4 русские армии перешли в наступление. В нём участвовало в общей сложности 600 тыс. человек.

Австро-венгерский фронт был прорван на 13 участках, и русские войска двинулись вглубь территории противника.

Наиболее успешным было наступление 8-й армии под командованием Каледина Алексея Максимовича. Через 2 недели боёв он занял Луцк, а к середине июня полностью разгромил 4-ю австро-венгерскую армию. Армия Каледина наступала 80 км фронтом и продвинулась вглубь обороны противника на 65 км. Также заметных успехов достигла 9-я армия под командованием Лечицкого Платона Алексеевича. Она к середине июня продвинулась на 50 км и взяла город Черновцы. К концу июня 9-я армия вышла на оперативный простор и захватила город Коломыю, обеспечив тем самым выход к Карпатам.

А в это время 8-я армия рвалась к Ковелю. Ей навстречу были брошены 2 немецкие дивизии, снятые с Французского фронта, также подтянулись 2 австрийские дивизии с Итальянского фронта. Но это не помогло. Русская армия отбросила противника за реку Стырь. Лишь там австро-немецкие части окопались и начали отбивать атаки русских.

Успехи России вдохновили англо-французскую армию начать наступление на реке Сомме. Союзники перешли в наступление 1 июля. Эта военная операция примечательна тем, что в ней впервые были применены танки. Кровавая бойня продолжалась вплоть до ноября 1916 года. При этом союзники продвинулись в глубину немецкой обороны на 10 км. Немцев оттеснили с хорошо укреплённых позиций, и те стали готовить Линию Гинденбурга – систему оборонительных сооружений на северо-востоке Франции.

В начале июля (на месяц позже намеченного) началось наступление Западного фронта русской армии на Барановичи и Брест. Но яростное сопротивление немцев сломить не удалось. Имея тройное превосходство в живой силе, русская армия не смогла прорвать немецкие укрепления. Наступление захлебнулось и не отвлекло силы противника от Юго-Западного фронта. Огромные потери и отсутствие результатов подорвали моральный дух солдат и офицеров Западного фронта. В 1917 году именно эти части стали наиболее подвержены революционной пропаганде.

В конце июня месяца Ставка верховного командующего русской армии пересмотрела свои планы и поручила нанесение главного удара Юго-Западному фронту под командованием Брусилова. На юг были переброшены дополнительные силы, и была поставлена задача взять Ковель, Броды, Львов, Монастыриску, Ивано-Франковск. Для усиления Брусиловского прорыва была создана Особая армия под командованием Безобразова Владимира Михайловича.

В конце июля начался второй этап наступления Юго-Западного фронта. В результате упорных боёв на правом фланге 3-я, 8-я и Особая армии за 3 дня продвинулись на 10 км и вышли к реке Стоход в её верхнем течении. Но дальнейшие атаки закончились неудачно. Прорвать немецкую оборону и взять Ковель русским войскам не удалось.

В центре наступали 7-я, 11-я и 9-я армии. Они прорвали австро-германский фронт, но им навстречу были переброшены с других направлений новые силы. Однако поначалу это ситуацию не спасло. Русские взяли Броды и двинулись на Львов. В процессе наступления были взяты Монастыриска и Галич. На левом фланге 9-я армия также развила наступление. Она заняла Буковину и взяла Ивано-Франковск.

Брусиловский прорыв на карте

Брусилов сосредоточился на ковельском направлении. Весь август там шли упорные бои. Но наступательный порыв уже сошёл на нет из-за усталости личного состава и больших потерь. К тому же сопротивление австро-германских войск с каждым днём усиливалось. Атаки стали бессмысленными, и генералу Брусилову начали советовать перенести наступление на южный фланг. Но командующий Юго-Западным фронтом к этим советам не прислушался. Как результат, к началу сентября Брусиловский прорыв сошёл на нет. Русская армия перестала наступать и перешла к обороне.

Подводя итоги масштабного наступления Юго-Западного фронта летом 1916 года, можно утверждать, что оно было успешным. Русская армия отбросила противника на 80-120 км. Заняла Волынь, Буковину и часть Галиции. В то же время потери Юго-Западного фронта составили 800 тыс. человек. А вот потери Германии и Австро-Венгрии составили 1,2 млн. человек. Прорыв заметно облегчил положение англичан и французов на Сомме и спас итальянскую армию от разгрома.

Благодаря успешному наступлению русских, Румыния в августе 1916 года заключила союз с Антантой и объявила войну Австро-Венгрии. Но уже к концу года румынскую армию разбили, а страну оккупировали. Но в любом случае 1916 год продемонстрировал перевес Антанты перед Германией и её союзниками. Последние в конце года предложили заключить мир, но это предложение было отклонено.

А как сам Брусилов Алексей Алексеевич оценил свой Брусиловский прорыв? Он заявил, что никакого стратегического перевеса данная боевая операция не дала. Западный фронт наступление провалил, а Северный фронт вообще не вёл активных боевых действий. Ставка в этой ситуации показала свою полную неспособность управлять вооружёнными силами России. Она не воспользовалась первыми успехами прорыва и не смогла скоординировать действия других фронтов. Те действовали по собственному усмотрению, а результат оказался нулевым.

А вот император Николай II посчитал данное наступление успешным. Он наградил генерала Брусилова георгиевским оружием с бриллиантами. Однако Георгиевская дума при Ставке Верховного командующего ратовала за награждение генерала орденом Св. Георгия 2-й степени. Но государь не согласился с такой наградой, решив, что она слишком высокая. Поэтому всё ограничилось золотым или георгиевским оружием за храбрость.

Леонид Журавлёв

Добавить комментарий

Закрыть меню