Баллада Людмила анализ

Баллада В. А. Жуковского «Людмила», написанная в 1808 году, явилась подражанием «Леноре» Бюргера. В. А. Жуковский перенес действие в Россию, использовал русскую разговорную и народно-поэтическую лексику. «Людмила» стала откровением, так как для русских читателей открылся мир «романтических» ужасов.

Сюжет баллады романтический: Людмила, главная героиня, ропщет на судьбу, которая разлучила ее с любимым, хочет умереть; мольба ее была услышана Небом – появляется мертвый жених и забирает невесту в могилу.

Тема баллады – тема судьбы.

Главная героиня, тоскуя по любимому, молит о смерти: Расступись, моя могила;

Гроб, откройся; полно жить;

Дважды сердцу не любить.

Мать, напуганная мольбами дочери, пытается ее образумить:

О Людмила, грех роптанье;

Скорбь – создателя посланье;

Зла создатель не творит;

Мертвых стон не воскресит.

Дочь, воспомни смертный час;

Кратко жизни сей страданье;

Рай – смиренным воздаянье,

Ад – бунтующим сердцам;

Будь послушна небесам.

Жених Людмилы погиб в сражении, поэтому Небеса не могут вернуть его невесте. Они смогут быть вместе, если Людмила умрет. Небеса присылают за девушкой мертвеца.

Он рассказывает ей о своем » доме»:

Близ Наревы дом мой тесный.

Хладен, тих, уединенный,

Свежим дерном покровенный;

Саван, крест и шесть досток.

Людмила как будто не слышит страшных слов, она готова ехать с любимым на край света: «Что до мертвых? что до гроба? Мертвых дом – земли утроба». На заре, «примчась к могиле», жених Людмилы превратился в «труп оцепенелый: прям, недвижим, посинелый, длинным саваном обвит». Он «вдруг привстал. манит перстом. «Кончен путь: ко мне, Людмила; Нам постель – темна могила; Завес – саван гробовой; Сладко спать в земле сырой». Людмила умирает, воссоединившись с любимым, а «тихий, страшный хор» усопших завыл:

Смертных ропот безрассуден;

Царь всевышний правосуден;

Твой услышал стон творец;

Час твой бил, настал конец.

Эти последние строки служат предупреждением для читателей: нужно принимать жизнь такой, какая она есть.

В творчестве В. А. Жуковского есть еще одна баллада, «Светлана», сюжет которой схож с сюжетом «Людмилы». Но ее героиня послушна провиденью и не ропщет на свою судьбу, за что Небеса вознаградили девушку: ее жених возвращается живым и по-прежнему ее любящим.

«Баллады «Людмила» и «Светлана»»

Сочинение

…Здесь несчастье — лживый сон;
Счастье — пробужденъе.
В. Жуковский
Идея человечности, которую Василий Андреевич Жуковский пронес через всю жизнь, одухотворила и его лирику. Помня о неотвратимых утратах и ранах сердца, он поет взволнованно и даже патетически о любви к человеку.
При мысли великой, что я человек.
Всегда возвышаюсь душою.
Личность, по мысли Василия Андреевича, должна быть ежеминутно готова к участию и состраданию, потому что— “все в жизни к великому средство…” Гуманность окрыляет человека и поднимает его над низменным и прозаически тусклым существованием, ободряя его и помогая преодолеть жестокие удары судьбы. Многие стихотворения Жуковского увлекают читателя в волнующий мир, прекрасное “далеко”:
Иль Предчувствие сходило
К нам во образе твоем
И понятно говорило
О небесном, о святом?
Часто в жизни так бывало:
Кто-то светлый к нам летит,
Подымает покрывало
И в далекое манит.
Рядом с лирическими жанрами — элегией, посланием, песней и романсом — живет в творчестве поэта баллада.
Баллады Жуковского — это “театр страстей”, где до предела напряжены ситуации, где фантастика непосредственно вмешивается в судьбы персонажей, где чувства и настроения героев изменчивы, а поступки непредсказуемы. Людмила, героиня одноименной баллады, решается на бунт и защищает свою любовь, но неумолимый рок карает ослушницу:
Расступись, моя могила;
Гроб, откройся, полно жить;
Дважды сердцу не любить.
На стороне героини, преданной жениху, сила чувства и жажда счастья, однако судьба уготовила ей гибель:
О Людмила, грех роптанъе;
Скорбь — создателя посланъе;
Зла создатель не творит;
Мертвых стон не воскресит.
Но эта смерть воспринимается и самой героиней, и читателями как освобождение от земных страданий, воссоединение душ любящих, которых на земле разлучил рок. Воспринимается это все, скорее, как сказка, нежели трагедия.
Тихий, страшный хор завыл:
“Смертный ропот безрассуден;
Царь всевышний правосуден;
Твой услышал стон творец;
Час твой бил, настал конец”.
Героиня другой одноименной баллады, Светлана, до смерти напугана страшным сном, но рок ее пощадил. В непонятной и вихревой атмосфере “метели и вьюги” героев охватывает душевное смятение, противоречивые переживания:
“Как могу, подружки, петь?
Милый друг далеко;
Мне судьбина у мереть
В грусти одинокой…”
Герои его произведений стремятся убежать от преследующей их судьбы, противятся карающему их несправедливому року.
Два прибора на столе.
“Загадай, Светлана;
В чистом зеркале стекле
В полночь, без обмана
Ты узнаешь жребий свой:
Стукнет в двери милый твой
Легкою рукою…”
За всем этим Жуковскому видится непримиримое противоречие и противостояние вспыхнувшего чувства — общественным устоям, новой личной морали — омертвевшим этическим догмам. В его балладах осуждается корысть, низменные страсти, индивидуализм и эгоизм и воспевается невинность, чистота и душевная щедрость.
“Я с тобой, моя краса;
Укротились небеса;
Твой услышав ропот!”
Оглянулась… милый к ней
Простирает руки.
“Радость, свет моих очей,
Нет для нас разлуки…”
Автор убежден, что всем воздается по заслугам — это общий мудрый закон бытия, управляющий миром. Поэтому верная и любящая Светлана награждается встречей с любимым.
О! не знай сих страшных снов
Ты, моя Светлана…
Будь, Создатель, ей покров!
Ни печали рана,
Ни минутной грусти тень
К ней да не коснется…
Будь вся жизнь ее светла.
Будь веселость, как была,
Дней ее подруга.
Наперекор жестокому веку, Жуковский в балладах строит свою особую Вселенную, где все совершается по справедливости, как в сказке. По желанию автора соединяются и расстаются влюбленные, страшное превращается в смешное, наказываются виновные — во всем царит принцип высокой человечности.
Отворяйся ж,
Божий храм;
Вы летите к небесам,
Верные обеты;
Соберитесь, стар и млад;
Сдвинув звонки чаши, в лад
Пойте: многи леты
Черпая сюжеты баллад в народном эпосе, там же, в народной морали он находит свой гуманизм. Для поэта важна была не столько русская основа его произведений, сколько национальное мировосприятие.
Яркое начало баллады “Светлана” стало не просто данью “лубочной” России, а опорой на национальные традиции.
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
„За ворота башмачок.
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
Современные же читательницы воспринимают эти строки почти как “руководство к действию”.
Жуковский работает не только над “русскими”, но и над античными и средневековыми сюжетами баллад. При этом он стремится отыскать национальное, характерное в самом складе мышления героев и в общей атмосфере действия, не касаясь внешних примет эпохи, отвлекаясь от экзотики и декоративного фона.
Баллады Василия Андреевича познакомили Россию с европейскими народными преданиями. Поэт ввел в национальное художественное сознание множество неизвестных русскому читателю произведений. Это была большая работа, которая расширяла идейный и художественный кругозор русского общества, придавая нашей литературе еще не обжитый ею художественный мир.
Пал великий Ахиллес!
Машут фурии змиями.
Боги мчатся к небесам…
И карающий громами
Грозно смотрит на Пергам.

Другие сочинения по этому произведению

Анализ Баллады «Светлана»Анализа баллады «Светлана»Герои и сюжет романтической баллады В. А. Жуковского «Светлана»Черты романтизма в балладе В.Жуковского «Светлана»Сюжетный анализ баллады «Светлана»Фантастика и реальность в балладе Жуковского «Светлана»Баллада В.А. Жуковского «Светлана»»Преданья старины глубокой!» (по балладе В. А. Жуковского «Светлана»)Герои и сюжеты баллады В.А.Жуковского «Светлана»Баллада В. А. Жуковского „Светлана“ (герои и сюжет)Сопоставительный анализ баллад В.А. Жуковского “Светлана” и “Людмила”Что сближает балладу В.А. Жуковского «Светлана» с произведениями русского фольклораХудожественный мир баллады В. А. Жуковского «Светлана»БалладаСюжет, герои и проблематика баллады В. А.

Жуковского «Светлана»Герои и сюжеты баллады В.А. Жуковского \»Светлана\».Тема судьбы в одной из баллад В.А.Жуковского («Светлана»).Поэзия и жизнь в балладе «Светлана» В. А. ЖуковскогоСверхъестественный ход событий в балладе Жуковского «Светлана»Сентиментальный идеал верной любви в балладе «Светлана»

Образцом при написании «Людмилы» (см. её полный текст и краткое содержание) для Жуковского послужила баллада немецкого поэта Бюргера «Ленора». Жуковский взял на себя задачу пересказать её по-русски. Он решил написать подражание ей и желал придать ей русский колорит. Оттого Ленору переименовал он в Людмилу, событие перенес в Литву во времена Литовских войн; его Людмила – славянская девица.

Орест Кипренский. Портрет Василия Андреевича Жуковского, 1815

С первой же сцены Жуковский отступает от подлинника. Баллада Бюргера начинается тем, что девушка просыпается от страшного сна с коротким, тревожным вопросом о своём возлюбленном, Вильгельме. Людмила Жуковского стоит, преклонив очи, на распутье и вздыхает. Речь её многословнее и, подобно томной её позе, звучит какой-то тихой жалобой. Вместо отчаянного ропота Леноры, мы и далее слышим в ответе на утешения матери холодную фразеологию. И троекратное обращение матери, лишенное того разнообразия, какое есть у Бюргера, заменено однообразной угрозою наказания за ропот против Бога; без нужды сцена распространена; автор заставляет Людмилу лишь повторять свои бесцветные жалобы.

Как метр (у Жуковского 4-стопный хорей), более плавный, нежели торопливый ямб Бюргера, так и речи мертвеца, мало отличающиеся от речей других лиц, лишают все сцены драматической жизненности, а слова самого поэта – той напряженности, которая так выдает личное чувство Бюргера. Страшная свита мертвых теней, которую по дороге собирает вокруг себя призрак Бюргера – здесь не приглашается многозначительным тоном, как у немецкого поэта.

Встреча похорон и призраков на месте казни опущена совершенно; смягчена и жесткая речь призрака, несколько раз повторяющая один и тот же вопрос. У Жуковского он лишь спрашивает как бы с участием: «Страшно ль, девица, со мной?» И вместо наивной просьбы Леноры: «Ах, оставь мертвецов!», обличающей полное непонимание всего ужаса её положения, Жуковский заставляет свою героиню повторять тяжелое двустишие:

Что до мертвых, что до гроба?
Мертвых дом земли утроба –

и притом после того, когда мертвец, на вопрос Людмилы, где его дом, описал ей гроб в таких определенных чертах, не забыв при этом и савана, что для читателя должно казаться очень странным её непонимание, куда жених влечет ее.

Сцена на могиле переделана совершенно. Примчавшийся конь бросается прямо в могилу. Вскрывается гроб, и в нем Людмила видит не скелет, но труп, обвитый длинным саваном. Труп привстает и манит Людмилу перстом, обращаясь к ней с речью, которую оканчивает словами:

Сладко спать в земле сырой.

Автор Леноры самую смерть своей героини скрыл от нас – Жуковский же ее изображает. И в последней песне привидений, разъяснив все событие, как кару за ропот, он не дает ничего более. И в речи матери не было указано её отчаянию никакого исхода. Потому жизнь Людмилы представляется нам игрою какой-то слепой судьбы, в исходе которой почти не участвовала собственной волей неподвижная «славянская дева», точно она принимает казнь за неосторожное слово, один звук которого повлек за собою наказание. Совсем не заслужившая его простодушная Людмила должна и менее сильно почувствовать его жестокость. Потому в читателе остается чувство события, которое не было ничем вызвано и кажется собранием сцен страшных, но не страстных. Получив характер праздной мелодраматической фантазии, переделка Жуковского остается далеко позади подлинника, соединяющего с психологическим раскрытием характера действующих лиц и другие условия трагического действия.

Итак, на «Людмилу» следует смотреть не более, как на этюд начинающего художника, который с помощью его пробует свою кисть над изображением отдельных частей картины, не умея еще сладить с целым. Наиболее удачные части её не те, где изображаются внутренние движения действующих лиц, но те, где встречаем внешнее изображение мрачных или страшных картин. Одна из них даже сочинена самим поэтом:

Чу! в лесу потрясся лист;
Чу! в глуши раздался свист.
Черный ворон встрепенулся;
Вспыхнул в небе огонек –

картина, не имеющая никакого отношения к изображаемому действию; Жуковский вносит ее исключительно из пристрастия к мелодраматизму, – побуждение внешнее, не имеющее ничего общего с идеей стихотворения.

Лучше изображение коня и поездки:

Мчатся всадник и Людмила.
Робко дева обхватила
Друга нежною рукой,
Прислонясь к нему главой.
Скоком, летом по долинам,
По буграм и по равнинам,
Пышет конь, земля дрожит;
Брызжут искры от копыт;
Пыль катится вслед клубами;
Скачут мимо их рядами
Рвы, поля, бугры, кусты;
С громом зыблются мосты.

Хотя и здесь «робость», приписываемая Людмиле, свидетельствует более о невинной жертве неумолимой судьбы, заслоняя Ленору, идущую наперекор велениям неба, которым не умеет покориться не ожидающая скорой кары грешница.

Позднее, уже в пору полного развития таланта, Жуковский передал «Ленору» в близком и изящном переводе. Теперь же вкус его еще не сложился, не очистился от того юношеского смешения произведений, в которых чувствуется гений, с бездарными сочинениями услужников низменного вкуса – смешения Шиллера и Гете со Шписом и Коцебу, которым Жуковский тогда грешил.

Еще прежде «Людмилы», в стихе элегическом, не раз пытался выразить Жуковский стремление души, которой земное горе не должно и не может быть неисцелимою отравою.

История создания произведения

Василий Андреевич Жуковский прославился и как переводчик, и как редактор популярного в его время журнала «Вестник Европы», и, наконец, как воспитатель царской семьи.

Однако в памяти своих современников и большинства потомков он остался самым первым поэтом, обратившим свое внимание на русскую культурную традицию, и создавшим на основе ее ряд популярных баллад. К одной из них относится «Людмила», написанная и опубликованная в 1808 году.

Сюжет произведения в точности копирует одну из самых знаменитых баллад Европы, созданную основоположником немецкой школы романтизма Готфридом Бюргером. «Ленора» и по сей день любима многими читателями. Бюргер воспользовался немецкими народными мотивами для создания своего произведения. Для немецкого национального фольклора характерен живой интерес к потусторонней жизни и ее обитателям. Жутковатая история, вышедшая из-под пера Бюргера, вполне соответствовала духу германской поэзии.

Однако Жуковский совсем не стремился создать точный перевод «Леноры». Его интересы были намного шире. В результате сохранив основную идею произведения, он привнес в него национальный русский колорит, сделавший новую балладу популярной у всех слоев населения России. История, рассказанная далеким немецким писателем, перестала быть чужой, благодаря Жуковскому.

Краткий сюжет стихотворения

История рассказывает о прекрасной девушке, Людмиле, которая ждет своего жениха из военного похода. По окончанию войны полки возвращаются домой, где их с радостью встречают жены, невесты и дети. От новоприбывших Людмила узнает, что ее жених погиб.

В отчаянии она обращается к Творцу, укоряя его за несправедливость. Благоразумная мать пытается успокоить дочь, убедить ее не роптать, а больше времени посвящать молитвам. Людмила же говорит, что больше ей не остается ничего, как умереть. Она твердит, что, несмотря на все ее молитвы, Бог не уберег ее жениха, проклинает свою жизнь и призывает на суд жестокого, по ее утверждению, создателя.

В ту же ночь к ней является всадник, в котором она со страхом узнает своего погибшего жениха. Он требует, чтобы Людмила отправилась вместе с ним, в его новый дом. Они отправляются в путь. Всю ночь Людмила и ее жених провели в дороге. Перед самым рассветом жених привез Людмилу к кладбищу и опустился вместе с ней в свежевырытую могилу. В ней Людмила обнаружила труп жениха, который поднялся к ней навстречу и поманил ее к себе. В ужасе Людмила упала на него и умерла. Тут же толпа мертвецов поднялась из могил, крича о том, что Творец услышал ее и послал ей, то, что она просила – смерть.

Образ героини в произведении

Людмила предстает перед читателем еще очень юной девушкой, в чью размеренную жизнь внезапно вторгается смерть. Людмила уже планирует свадьбу, даже не задумываясь, что существуют обстоятельства, которые могут помешать ее замыслам. Реальность же шокировала девушку. Смерть любимого жениха она встретила с отчаянием, проклиная свою неудавшуюся жизнь.

Мать не раз пыталась поддержать неразумную дочь, убеждая не роптать на Бога и не пытаться противостоять случившемуся. Однако Людмила, не слушая мудрых советов, зовет и свою смерть, убеждая мать, что никакое райское блаженство, обещанное таким жестоким Богом, ей не нужно. Она говорит, что предпочтет умереть, чем жить дальше.

В произведении явно прослеживаются религиозные убеждения автора. Симпатия Жуковского явно на стороне матери, убеждающей свою дочь, смириться с обстоятельствами, в которых уже ничего нельзя поделать. Однако Людмила, противопоставляя себя Божественному замыслу, требует смерти. Ее слабость, нежелание взглянуть на положение дел трезво и приводят к плачевным последствиям.

Композиция стихотворения

Произведение «Людмила» относится к жанру баллада, имея все ее характерные признаки. Отличительной ее особенностью является некоторая фантастичность повествования, крепко переплетенная с реальными, вполне обыденными фактами. Такое явление есть и здесь – реальное событие, такое, как смерть жениха и оплакивание его невестой, тесно связано с проявлениями потустороннего мира, то есть с призрачным всадником, который забирает девушку с собой.

Как правило, баллады имеют диалогическую или монологическую композицию — произведение строится на основе беседы двух людей, или же это монолог, обращенный к собеседнику. Композиция Людмилы имеет смешанные черты – в ней присутствует и разговор с матерью, и монологичное обращение к Создателю. Дальнейшие события представляют собой повествование от лица рассказчика.

Еще одной яркая черта баллады – большое количество эпитетов, благодаря чему описанная картина представляется перед читателем как живая.

Стихотворный размер «Людмилы» – четырехстопный хорей, с характерной для Жуковского плавной, несколько растянутой ритмикой.

Благодаря Жуковскому нетипичный для России жанр баллады не только обрел истинно славянский колорит, но и получил широчайшую популярность. Многие поэты вслед за ним стали пробовать свои силы в этом направлении художественной литературы.

По произведению: «Людмила»

По писателю: Жуковский Василий Андреевич

Добавить комментарий

Закрыть меню