Б пастернак доктор живаго

«Герой романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»»

Сочинение

О прототипе Живаго сам Пастернак в 1947 г. сообщал следующее: «Я пишу сейчас большой роман в прозе о человеке, который составляет некоторую равнодействующую между Блоком и мной (и Маяковским, и Есениным, быть может). Он умрет в 1929. От него останется книга стихов, составляющая одну из глав второй части. Время, обнимаемое романом, — 1903-1945 гг. По духу это нечто среднее между Карамазовыми и Вильгельмом Мейстером». О. Ивинская свидетельствует, что само имя «Живаго» возникло у Пастернака, когда он случайно на улице «наткнулся на круглую чугунную плитку с «автографом» фабриканта — «Живаго»… и решил, что пусть он будет такой вот, неизвестный, вышедший не то из купеческой, не то из полуинтеллигентской среды; этот человек будет его литературным героем».
По воспоминаниям Марины Цветаевой, Пастернак еще в 1918г. мечтал о «большом романе: с любовью, с героиней». В рукописях ранних набросков прозы начала 10-х гг. во фрагменте, носящем название «Смерть Реликвими-ни», встречается вариант имени — поэт Пурвит (от искаж. франц. — pour vie — ради жизни). В 30-х годах Пастернак создает фрагменты романа под названием «Записки Патрикия Жи-вульта» (смысловое значение этого имени можно понять как «рыцарь жизни»). Все эти имена — Пурвит, Живульт, Живаго — составляют эмблематическую триаду, символизирующую претворенную в творчестве Пастернака «философию жизни» (наиболее известный сборник стихов поэта — «Сестра моя, жизнь»). Существует также «историко-грамматическая» трактовка имени Живаго — как прилагательное в церковнославянском языке в родительном падеже. Название романа в таком случае приобретает также символический оттенок: «доктор живого», «доктор жизни», «лечащий жизнь».
Духовным прототипом Живаго является сам Пастернак, роман же — это «автобиография не внешних обстоятельств, но духа». Нельзя не учесть и тот факт, что начало работы над романом совпало у Пастернака с завершением перевода «Гамлета» Шекспира. (Февралем 1946 г. датируется первый вариант стихотворения «Гамлет», открывающего «Тетрадь Юрия Живаго».) Сам процесс написания романа был практически синхронен процессу перевода «Фауста» Гете. (Фауст — доктор и Живаго — доктор, врач.) Образ Ж. -— это образ человека, живущего в эпоху, когда «распалась связь времен», он близок Гамлету, понятому Пастернаком как жертва («драма долга и самоотречения»), волею судьбы избранная «в судьи своего времени и в слуги более отдаленного». Но в отличие от Гамлета у него нет желания «умереть, уснуть» — он осознает себя человеком, которому необходимо нести на себе всю тяжесть и радость жизни — не «шагать в ногу», а лечить больных духом и телом.
Многие исследователи романа ставят вопрос: был ли Живаго «слабым» или «сильным» героем, личностью? С точки зрения «физической активности», давления на мир, Ж., безусловно, «слабый» герой (например, Анна Ахматова упрекала Пастернака в том, что его Ж. является «мячиком между историческими событиями»). Однако сам Пастернак, по-видимому, исходит из философского и религиозного понимания силы — как силы прежде всего нравственного противостояния злу, силы, требующей осознания и принятия решения. В этом отношении Ж. «сильный» герой. Он выживает в двух войнах, не допустив при этом ничего безнравственного, после трех попыток все же уходит из отряда красных партизан, пишет книги, которых ему никто не заказывал (А. Газизова).
Пастернак, считавший, что «ничем, кроме движущегося языка образов… не выразить себя силе, длительной лишь в момент явленья», при создании образа Ж. обращается именно к слову, магическая и необъяснимая сила которого, как он полагал, помогла Гете создать образ своего Фауста. Пастернак, как и Гете, хочет, чтобы его герой «…чутьем, по собственной охоте» вырвался бы «из тупика». Соблазном здесь выступает не Мефистофель, а опасность спутать «свою, личную» революцию с революцией «другой, всеобщей». Этому соблазну поддается герой-антипод Живаго — Антипов-Стрель-ников-Расстрельников, погружающийся в хаос ненависти и мести, приводящий к самоубийству. (Некоторые исследователи усматривают в образе Антипова параллели с пастернаковской оценкой «позднего» В. Маяковского.)
Образ Живаго выражает пастернаковскую концепцию «витализма», «жизненности» («vitalism» — Guy de Mallac). Ж. воспринимает жизнь через жизнь каждого человека, каждой вещи, каждого места — и всей вселенной: «И не то, чтоб говорили одни только люди. Сошлись и собеседуют звезды и деревья, философствуют ночные цветы и митингуют каменные здания». В этом смысле Живаго не только эпический, но и лирический герой. В романе Ж. еще и поэт, «человек с очень сильным творческим началом, как у врача А. П.Чехова». Но Ж. считает, что «искусство не годится в призвание, как не может быть профессией прирожденная веселость или склонность к меланхолии». По-особому раскрывает автор характер своего героя в его взаимоотношениях с женщинами. Главным фактором здесь выступает не любовь, а непреодолимое никакими внешними обстоятельствами стремление Ж. к жизнеустройству, к созданию атмосферы дома, семьи (в фактическом, а не в формальном смысле), к появлению детей (у него дети и от жены Антонины, и от Лары, и от Марины). Сама смерть Ж. наступает именно после того, как он уходит от Марины по наущению своего «таинственного» двоюродного брата Евграфа Живаго (его образ имеет явные параллели с образом гетевского Мефистофеля).
Живаго становится обобщенным образом русской интеллигенции в революции и после нее, он олицетворяет ее продолжение и гибель. В нем нашли отражение и религиозно-философские искания в духе Л. Н.Толстого, и раздвоенность мечущейся души, по Ф. М.Достоевскому, наконец, он являет собой тип «чеховского врача» (Г. Гачев). Ж. стал своеобразным итоговым образом, замыкающим цепочку героев русской классики: Евгений Онегин, Печорин, Мышкин, братья Карамазовы, Андрей Болконский, Пьер Безухое, Левин, Обломов, герои Чехова и Бунина.

Другие сочинения по этому произведению

«Доктор Живаго» — проза поэтаДоктор ЖивагоЯ весь мир заставил плакать над судьбой страны моейБиблейские мотивы в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Библейские мотивы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго».Взгляд на революцию и гражданскую войну в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Женские образы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Значение стихотворений Юрия Живаго в романе Б.Л. «Доктор Живаго»Изображение любви в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Интеллигенция в революции (по роману Б. Пастернака «Доктор Живаго»)Образ Лары в романе Пастернака «Доктор Живаго»Образ Юрия Живаго — центральный образ романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»Образ Юрия Живаго в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Особенности любви Юрия Живаго к ЛареОтношение Бориса Пастернака к революции (по роману «Доктор Живаго»)Природа в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Проблема интеллигенции и революции в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Символический образ железной дороги, его место и значение в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Тема любви в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Тема любви в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Тема революции и гражданской войны в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Тема революции, гражданской войны и судьба русской интеллегенции в русской литературе (Пастернак, Булгаков)Тема творчества в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Тема творчества и значение стихотворений Юрия Живаго в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Традиции христианства в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Философия в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Философская проблематика одного из произведений русской литературы XX века.Характер героя и средства его создания в одном из произведений русской литературы XX века. (Б. Пастернак. «Доктор Живаго».)Христианские мотивы в романе Пастернака «Доктор Живаго»Христианские мотивы в стихах из романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»Художественное своеобразие романа «Доктор Живаго»Художественное своеобразие романа Б.Пастернака «Доктор Живаго»Человек в огне революции и гражданской войныЧеловек и революция (по роману Б. Пастернака «Доктор Живаго»)Человек и революция в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Революция глазами Пастернака (По роману «Доктор Живаго»)Характеристика произведения «Доктор Живаго» Пастернака Б.Л.История создания романа «Доктор Живаго»Характеристика образа Живаго Юрия АндреевичаСочинение по роману Пастернака «Доктор Живаго»Интеллигенция и революция в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Образы героев в романе Пастернака «Доктор Живаго»Идейно-тематическое содержание романа «Доктор Живаго»Содержание романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»Характер соотношения поэзии и прозы в романе “Доктор Живаго”Человек и история в романе «Доктор Живаго» Б. Л. ПастернакаЧеловек и революция в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго»Роман о русской революции»И образ мира, в слове явленный…» («слово» в романе Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»)Жизнь и смерть Юрия ЖивагоПоэтический образ бытия в романе «Доктор Живаго»Поэтому интересны библейские мотивы в романе «Доктор Живаго»Незабвенная страница русской литературы роман «Доктор Живаго»Стихотворения Юрия ЖивагоФилософский итог романа «Доктор Живаго»Анализ сцены из романа Б. Пастернака “Доктор Живаго” (Лариса у гроба Юрия Живаго)Природа в романеТема революции и гражданской войны в романеЮрий Живаго 2Герой Пастернака военный врач Юрий ЖивагоМотив стихии в романе Б.Л.Пастернака «Доктор Живаго»Творческая история создания романа «Доктор Живаго»Значение природы в романе Пастернака «Доктор Живаго»Отъезды Дарнея и Юрия ЖивагоВеличие человека в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго»Роль стихов Ю. Живаго в романе»Доктор Живаго» тончайшее сочетание поэзии и реальностиСистема образов романа «Доктор Живаго» Б. Л. Пастернака»Стихотворения» доктора Живаго в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Художественное своеобразие романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»Мои размышления над страницами романа «Доктор Живаго»Стихотворения Юрия Живаго в романе Б.Л.Пастернака «Доктор Живаго».Личность и революция (по произведениям А. Фадеева, М. Булгакова и Б. Пастернака)Роман о русской революции (по роману Пастернака «Доктор Живаго»)Человек и революция (по роману Б. Пастернака «Доктор Живаго») 1″Доктор Живаго» – Основное содержание. Первая книгаЗаписки доктора МанеттаГлавный герой ПастернакаСказочные ключи к «Доктору Живаго»Изображение интеллигенции и революции Б. Пастернаком (по роману «Доктор Живаго»)Драма интеллигенции и революции в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Роман о русской революции (Б. Л. Пастернак. «Доктор Живаго»)Характеристика образа Лары (Антипова Лариса Федоровна)Цикл «Стихотворения Юрия Живаго» и его связь с общей проблематикой романа Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»Природа в романе Пастернака «Доктор Живаго»Тема революции и гражданской войны в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго»Лариса у гроба Юрия Живаго»Доктор Живаго» ПастернакаЮрий Живаго 1Антипова Лариса ФедоровнаВся жизнь Живаго в одноименном романе Б. Л. ПастернакаВзаимоотношение человека и революционной эпохи в романе «Доктор Живаго»История доктора ЖивагоВеличие человека в романе Пастернака «Доктор Живаго»Каким даром его наделил («Доктор Живаго»)Б.

Пастернак о своем романе «Доктор Живаго»И Живаго, и Стрельников – жертвы революцииХарактеристика образа Комаровского Виктора ИпполитовичаБ.Л. Пастернак «Доктор Живаго» (интеллигенция в революции)Интеллигенция в революцииГуманистический смысл цикла «Стихотворения Юрия Живаго»Судьбы скрещенья в романе Пастернака «Доктор Живаго»Юрий Живаго главный герой одноименного романа ПастернакаНейтральность Юрия Живаго в Гражданской войнеФилософские раздумья в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Характеристика образа Евграфа (Живаго Евграф Андреевич)Изображение гражданской войны в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»Человек и революция (по роману Б. Пастернака «Доктор Живаго») 2Что я понял прочитав роман «Доктор Живаго»Размышления над страницами романа «Доктор Живаго»Размышления над страницами романа Пастернака «Доктор Живаго»

Самый большой внутриполитический скандал «хрущевской оттепели». Свой отвергнутый советскими редакциями роман «Доктор Живаго» Борис Пастернак передал для публикации на Запад. Писателю присуждена Нобелевская премия. В СССР книга объявлена антисоветской, а ее автор — предателем и клеветником. Раздаются призывы лишить Пастернака советского гражданства и выслать за границу. Лауреат вынужден отказаться от награды, но и после этого гонения не прекращаются

Поэт последнего поколения Серебряного века, Пастернак относится к «безыдейному» литературному лагерю, вроде разгромленному постановлениями о журналах «Звезда» и «Ленинград». После войны его сборников стихов не выходило, жил он переводами — прежде всего идущих в советских театрах пьес Шекспира. За пожилым литератором могут признавать «высокую культуру стиха», но в целом его считают давно выпавшим из советского литературного процесса. 500-страничный роман о нескольких десятилетиях русской жизни Пастернак пишет в 1945-1955 годах. Врач и поэт Юрий Живаго мучим своей несовместимостью с революцией, гражданской войной и советской властью. После смерти героя остается сборник его стихов, прилагаемый в конце книги, — это усиливает впечатление автобиографичности.

Весной 1956-го рукопись предложена ведущим советским журналам. «Новый мир» отвечает пространной «внутренней рецензией» с выводом: о публикации «не может быть и речи». «Гослитиздат» на выпуск книги не решается. Пастернак передает роман итальянскому издателю Фельтринелли. Он коммунист, считается другом Советского Союза — это может отчасти извинять выпуск «Доктора Живаго» на Западе. В ноябре 1957-го «Доктор Живаго» выходит на итальянском. Впервые по-русски он печатается в Голландии, вскоре появляются французский и английский переводы, а всего за два года — издания на 23 языках. Скандал разгорается после присуждения Пастернаку 23 октября 1958-го Нобелевской премии по литературе «за выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и в области великой русской прозы».

Президиум ЦК КПСС по представлению секретаря по идеологии Суслова принимает постановление «О клеветническом романе Б. Пастернака». Нарушено сразу несколько советских запретов. Власть контролирует любую деятельность на территории СССР, а идеологическую сферу — особенно строго. Вредную рукопись нужно было своевременно выявить, все экземпляры изъять, а автора наказать. После признания официальной инстанцией романа антисоветским, он запрещается и не может быть напечатан. При монополии внешней торговли права на иностранные издания советских авторов продает единый госагент — ВУОАП. Признание заслуг гражданина СССР всецело зависит от отношения к нему власти. А тут Запад называет лучшим русским писателем фактического «внутреннего эмигранта». Сама Москва лоббировала в Швеции награждение Шолохова. Конечно, вышло бы за «Тихий Дон», где Мелехов — даже больший враг советской власти, чем Живаго. Но этот роман в основном написан в конце 1920-х — начале 1930-х и давно канонизирован, а автор — коммунист, академик и депутат. О соперничестве с Шолоховым Пастернака, уже в восьмой раз выдвинутого на премию, Кремлю известно, и ответные меры на «враждебный нашей стране акт» вырабатывали заранее.

Уже наутро после присуждения на дачу к Пастернаку в поселке писателей Переделкино приходит глава Союза писателей Федин. Гость требует немедленного отказа от премии, но хозяин непреклонен и не идет на фединскую дачу, где его ждет для объяснений зав. отделом культуры ЦК Поликарпов. Пастернак не является на заседание, исключающее его из Союза писателей, посылая письмо: «Ничто не может заставить меня считать эту почесть позором». Изгой даже предвидит, что коллегам придется его «реабилитировать, когда будет уже поздно». Литераторы первыми призывают лишить Пастернака гражданства и выдворить из СССР. Называют «литературным Власовым», указывая, что Власова советская власть расстреляла, и поправляясь: нет, повесила! В прессе тон задает «Правда» статьей «Шумиха реакционной пропаганды вокруг литературного сорняка» — фельетонно обыгрывать «растительную» фамилию будут часто. «Литературная газета» публикует двухлетней давности подробный отказ «Нового мира», а там самые острые цитаты из романа. Это единственный отзыв советских читателей «Доктора Живаго» — передовые рабочие и колхозники проклинают книгу, которую в глаза не видели. В историю войдет оборот «я Пастернака не читал, но осуждаю». Руководству страны высказываться лично и специально не с руки. Воспользовались заседанием в честь 40-летия комсомола. Новый первый секретарь ЦК ВЛКСМ Семичастный в своем докладе называет Пастернака паршивой овцой, которая хуже свиньи, поскольку та «никогда не гадит там, где кушает». После слов о том, что для выезда этого зверя из страны правительство «никаких бы препятствий не чинило», сидящие в президиуме вожди во главе с Хрущевым начинают аплодировать первыми. Эпизод показывают по телевидению и в кинохронике.

Видя, что Пастернак стоит на своем, власти решают надавить на его возлюбленную Ольгу Ивинскую. Это срабатывает сразу, лауреат посылает две телеграммы. В Стокгольм: «В связи со значением, которое придает Вашей награде то общество, к которому я принадлежу, я должен отказаться от присужденного мне незаслуженного отличия». И в ЦК: «Отказался от премии, прошу восстановить Ивинской источники заработка в Гослитиздате». Жертва оказалась напрасной — гонений это не останавливает, ТАСС в своем заявлении почти требует, чтобы Пастернак поехал за премией — «лично испытать все прелести капиталистического рая». Но непонятно — впустят ли его назад на родину. При участии Ивинской страны: «Я связан с Россией рождением, жизнью, работой», и отъезд был бы «равносилен смерти». После этого Пастернака привозят в ЦК, где Поликарпов объявляет: письмо прочитано, высылки не будет, но нужно составить текст покаяния для публикации в прессе.

Кампания поддержки на Западе уже сильнее советской травли, лично Хрущева явно впечатлило заступничество не только короля Швеции, но и премьера Индии Неру, важного союзника СССР. Выйдет еще хуже, если в ореоле нынешней всемирной славы изгнанник будет обличать советские взгляды, живя на Западе. Примирительное пастернаковское заявление печатает «Правда» — даже после правки по нему выходит, что в скандале виноваты те, кто превратно истолковал «Доктор Живаго», а его автор «под такими утверждениями, доведенными до нелепости, не в состоянии подписаться». После этого патриотический шум идет на спад, Пастернак оставлен членом Литфонда, у него не отобрали дачу. Власти потребуют отъезда из Москвы на время визита британского премьера Макмилана — тот хотел посетить писателя. Пастернак улетит в Грузию.

Новый виток преследований начнется весной 1959-го, после того как лондонская «Дейли мейл» опубликует факсимиле стихотворения Пастернака «Нобелевская премия»:

Что же сделал я за пакость?
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

В сопроводительном комментарии московский корреспондент газеты рассказывает о пережитой писателем расправе. По словам Поликарпова, это «еще хуже истории с романом»: значит, обманул, не раскаялся, считает себя правым и ищет поддержки у империалистов. 14 марта Пастернака насильно доставят к генеральному прокурору СССР Руденко, который два часа грозит уголовным делом по статье «измена родине» и запрещает говорить об этом допросе под страхом ответственности за «разглашение данных расследования». Логика: не хотел, чтоб мы выслали? Так мы посадить можем! Запрещены встречи с иностранцами, нельзя получать гонорары из-за границы, а в СССР публикаций быть не может. Режим новых строгостей продлится до кончины Пастернака от скоротечного рака легкого.

Мировой бестселлер еще при жизни автора, «Доктор Живаго» войдет в число главных книг XX века. Голливудская экранизация 1965 года с Омаром Шарифом в роли Юрия получит пять «Оскаров». В том же году на родине реабилитируют Пастернака-стихотворца: выйдет его том в большой серии «Библиотеки поэта».

«Доктор Живаго» 30 лет просуществует в «тамиздате» и «самиздате», пока «Новый мир», отвергнувший роман в 1956-м, не опубликует его в перестроечном 1988-м. Частично те же деятели, что исключали Пастернака, посмертно восстановят его тогда в Союзе писателей, а в 1989-м Нобелевскую премию за отца примет сын Пастернак Евгений.

Добавить комментарий

Закрыть меню