Аудиозапись в гражданском процессе

Аудио- и видеозапись как средство доказывания в гражданском процессе.

Впервые в истории процессуального законодательства ГПК 2002 г. ввел в число доказательств аудио- и видеозаписи. Дискуссия по вопросу о необходимости легализации этого средства доказывания велась давно.

Судебная практика сделала шаг навстречу возрастающей потребности в расширении средств доказывания в 1983 г. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. «О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции» указывалось, что «в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследовать представленные звуко-, видеозаписи».

Это было обусловлено объективными причинами — все более распространенным становилось использование магнитофонов, видеокамер не только с профессиональными целями. В быту и деловых отношениях входило в обыкновение фиксировать различные события с помощью технических средств.

Однако при этом оставалось неясным, к какому средству доказывания следует относить данные записи. В процессуальной литературе неоднократно предпринимались попытки обоснования принадлежности аудио- и видеозаписей то к письменным, то к вещественным доказательствам.

В связи с этим официальное придание им доказательственного статуса явилось событием знаменательным.

Аудиозаписи подпадают под определение фонодокумента, т.е. документа, содержащего звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи.

Видеозаписи — под определение аудиовизуального документа. Аудиовизуальный документ — это документ, содержащий изобразительную и звуковую информацию.

В ГПК не дается определения аудио- и видеозаписей, однако содержится весьма важное предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК). Принципиальный характер данного требования определяется тем, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незаконным путем.

Кроме как уголовно-процессуальным законодательством (ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.), нигде не устанавливается порядок осуществления аудиозаписей и видеосъемки. Например, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, не могут служить доказательствами в суде по уголовным делам. В гражданском процессуальном законодательстве подобной регламентации нет.

В ГПК установлен процессуальный порядок исследования аудио- и видеозаписей.

Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части.

Аудио- или видеозаписи, содержащие сведения личного характера, воспроизводятся и исследуются в открытом судебном заседании только с согласия лиц, к которым эти записи непосредственно относятся. В противном случае назначается закрытое заседание.

В необходимых случаях для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист или назначена экспертиза (ст. 185 ГПК).

Аудио- и видеозаписи согласно ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь заранее установленной силы и приоритета перед другими доказательствами и оцениваются в совокупности с другими доказательствами. Проведение экспертизы аудио- и (или) видеозаписи не обязательно для того, чтобы таковая имела доказательственное значение (Определение Верховного Суда РФ от 4 декабря 2004 г. N 83-Г04-22).

Фальсификация доказательств является уголовно наказуемым деянием (ст. 303 УК РФ).

Отсутствие сведений о месте и времени аудио- или видеозаписи выступлений или иных материалов может иметь последствием недопустимость их использования в качестве доказательства. Так, Определением Верховного Суда РФ от 6 марта 2008 г. N 45-Г08-7 видеозапись выступления не была принята судом во внимание как не отвечающая требованиям ГПК РФ, поскольку заявителями не было указано, когда, где и в каких условиях она произведена.

42. Процессуальные сроки: понятие, виды, порядок исчисления.

Процессуальный срок – определенный период времени, который устанавливается судом или законом, в течение которого должно быть выполнено какое-либо процессуальное действие либо завершена часть производства по делу.

Цель установления процессуального срока – быстрое и эффективное рассмотрение гражданского дела. Законодатель устанавливает срок, для того чтобы никакие лица своими действиями умышленно не могли затягивать рассмотрение дела.

Особенности течения процессуальных сроков:

1)процессуальные сроки определяются датой и указанием на событие, которое должно неизбежно наступить в соответствии с этой датой;

2) течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало;

3) процессуальный срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующий месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В случае, если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, который соответствующего числа не имеет, срок истекает в последний день этого месяца;

4) в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день;

5) процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до 24 ч последнего дня срока;

6) в случае, если процессуальное действие должно быть совершено непосредственно в суде или другой организации, срок истекает в тот час, когда в этом суде или этой организации по установленным правилам заканчивается рабочий день или прекращаются соответствующие операции. Поданные по истечении процессуальных сроков жалобы и документы, если не заявлено ходатайство о восстановлении пропущенных процессуальных сроков, не рассматриваются судом и возвращаются лицу, которым они были поданы;

7) течение всех не истекших процессуальных сроков приостанавливается одновременно с приостановлением производства по делу. Со дня возобновления производства по делу течение процессуальных сроков продолжается;

8) назначенные судом процессуальные сроки могут быть продлены судом;

9) лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен;

10) заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие, и рассматривается в судебном заседании. Одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана жалоба, представлены документы), в отношении которого пропущен срок. На определение суда о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть подана жалоба.

Своевременности рассмотрения дела призваны содействовать установленные процессуальные сроки. Поскольку рассмотрение дела состоит из совокупности и последовательности выполнения процессуальных действий суда и всех участников процесса, то гражданскими процессуальными сроками считаются сроки, установленные Гражданским процессуальным кодексом для осуществления процессуальных действий судом, органом судебного исполнения и участниками процесса в гражданском судопроизводстве. Процессуальным сроком называется отрезок времени, устанавливаемый законом или судом для совершения процессуальных действий.

Гражданские процессуальные сроки можно классифицировать по разным основаниям:

· по способу определения они делятся на установленные законом и назначенные судом (судьей, судебным исполнителем); установленные законом процессуальные сроки по четкости определения являются абсолютно определенными (например, сроки рассмотрения дел – 7, 10, 15 дней), относительно определенными (например, отсрочка или рассрочка оплаты судебных затрат на срок не более как до окончания рассмотрения дела в суде первой инстанции), неопределенными (например, в случае, если не установлен срок рассмотрения судом заявления о снятии или уменьшении наложенного им штрафа); назначенные судом процессуальные сроки могут быть определены коллегиальным составом суда, судьей единолично и судебным исполнителем и бывают разной продолжительности в зависимости от сложности и места исполняемых процессуальных действий;

· по субъектам осуществления процессуальных действий процессуальные сроки делятся на установленные: суду (судье, судебному исполнителю); лицам, принимающим участие в деле; другим участникам процесса;

· по продолжительности процессуальные сроки определены на период от менее чем одного дня до срока более трех лет.

Соблюдение процессуальных сроков является важной задачей суда. Постановлением пленума Верховного суда РФ от 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации», особо подчеркивается, что судам при осуществлении правосудия необходимо исходить из того, что несоблюдение установленных законом сроков производства по уголовным и гражданским делам существенно нарушает конституционные права граждан на судебную защиту.

Процессуальные сроки для совершения процессуального действия ограничиваются определенным периодом времени, календарной датой, указанием на событие, которое должно произойти. Определение срока точной календарной даты производится при отложении дела слушанием, указании даты следующего судебного заседания (о чем судья обязан известить лиц, участвующих в деле) и т. п. Периодом времени определяется срок для исправления недостатков заявления и т. п.

Если речь идет о процессуальном сроке, исчисляемом днями, месяцами, годами, то его течение начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которым определено начало его течения, а течение срока при исчислении его месяцами начинается со дня, следующего за тем, когда наступило событие, с которым закон связывает начало срока, или вынесено постановление суда, указывающее на срок какого-то действия.

Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. Если конец срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, который соответствующего числа не имеет, то срок истекает в последний день этого месяца. Если последний день срока попадает на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.

Процессуальное действие, для совершения которого установлен срок, может быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока. Если какие-то документы или денежные суммы, направленные в суд, были сданы на почту или на телеграф до двадцати четырех часов последнего дня срока, то срок не считается пропущенным.

Приостановление течения процессуального срока является следствием приостановления производства по делу. Приостановление сроков начинается с даты возникновения обстоятельства, послужившего основанием приостановления производства по делу.

Продление процессуальных сроков, установленных судом, возможно по просьбе лиц, участвующих в деле, и по инициативе самого суда. Разрешение на продление срока дается в том же порядке, в каком он был установлен.

Если пропуск произошел по уважительной причине, судья или суд вправе восстановить его по заявлению лица, пропустившего срок.

Статья 55 ГПК РФ 2002 года наряду с объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными и вещественными доказательства, заключениями эксперта в качестве средств доказывания называет аудио- и видеозаписи . Причем аудио- и видеозаписи не просто названы в ГПК РФ, а последовательно рассматриваются именно как самостоятельные средства доказывания.

Несмотря на такой, в общем однозначный, подход к аудио- и видеозаписям в гражданском процессуальном законодательстве в теории гражданского процессуального права подход к аудио- и видеозаписям как доказательствам неоднозначный. Законодательное расширение перечня средств доказывания усилило дискуссии о правовой природе аудио- и видеозаписей и их месте в системе средств доказывания. Наряду с учеными, полагающими, что аудио- и видеозаписи следует рассматривать в качестве самостоятельных доказательств , есть и те, которые предлагают считать аудио- и видеозаписи разновидностью или вещественных, или письменных доказательств , что фактически и происходило до принятия ГПК РФ 2002 г.

Ранее ГПК РСФСР 1964 года не включал в установленный перечень средств доказывания аудио- и видеозаписи. Однако впервые по данному виду доказательств дал разъяснение Пленум Верховного Суда СССР в 1987 году «В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. С учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд может также исследовать представленные звуко-, видеозаписи. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами» .

Понятия аудио- и видеозаписей, раскрывающие их существенные признаки в процессуальном законодательстве отсутствуют. В научных трудах они также не сформулированы должным образом. Таким образом, использование как законодательных, так и научных понятий сравниваемых доказательств затруднительно, поскольку в них либо не содержатся существенные признаки, либо сами понятия отсутствуют вовсе.

Достоверность аудио- и видеозаписей в меньшей степени зависят от того, кем осуществляется запись: лицом, заинтересованным в исходе дела, или нет. Техническое средство фиксирует все то, что попадает в объектив видеокамеры и (или) улавливается микрофоном звукозаписывающего устройства (диктофона). Какие бы мысли не возникали у осуществляющего запись лица в связи с фиксируемыми обстоятельствами, не эти мысли составляют основное содержание аудио- и (или) видеозаписи, хотя запись и может сопровождаться какими-то его пояснениями, комментариями. Техническое средство не может выразить «свое» отношение к информации им фиксируемой. Кроме того, аудио- и видеозаписи могут создаваться не только с участием человека, но и в автоматическом режиме без непосредственного его участия, что также свидетельствует в пользу ограниченного воздействия человека на содержание этих доказательств.

Аудиозаписи позволяют фиксировать любую информацию, которая может быть выражена в звуковой форме. Особое значение аудиозаписей с точки зрения их содержания состоит в возможности с их помощью фиксировать разговоры, предшествующие и сопровождающие действия (бездействие), и иные компоненты так называемого «звукового ряда» (выкрики, возгласы, музыка, иные сопутствующие звуки и шумы).

С помощью видеозаписи возможно запечатление любой визуальной информации, которая может как сопровождаться, так и не сопровождаться звуковой информацией. Использование видеозаписи позволяет точно зафиксировать и сохранить значительную часть информации о произошедшем действии.

Законодательство связывает наступление правовых последствий с определенными юридическими фактами – действиями (бездействиями) и событиями.

С помощью аудио- и видеозаписей возможно фиксирование не только самого результата действий (бездействия), но и собственно, информации о том, как это действие протекало во времени, а также обстановки, в которой происходило действие (бездействия), и иные обстоятельства, сопровождавшие действие (бездействия) и предшествовавшие ему, наличие которых может поставить под сомнение его законность.

С помощью аудио- и видеозаписей информация фиксируется в динамике. При исследовании записей существует большая вероятность восстановить события, именно, в том виде и в той последовательности, в которой они имели место в действительности, настолько, насколько позволяют их зафиксировать технические средства. Особо следует учитывать, что восприятие видеозаписей, как и других изображений – это сложный психофизиологический процесс, связанный с определенными возможностями человека. Мозг перерабатывает зрительную информацию, согласовывает ее с информацией, получаемых от других органов чувств, и воссоздает представление о реально существующей трехмерной действительности .

Использование аудио- и видеозаписей позволяет сохранить смысловое содержание, интонационные характеристики и нюансы устного изложения мыслей, фразеологические обороты, мимику, жесты, тон разговора, эмоциональное состояние человека, выразительность его речи, отношение говорящего к произносимым словам, фразам, действиям, реакция на присутствие иных лиц и их поведение и т.п. При воспроизведении аудио- и видеозаписей создается так называемый «эффект присутствия» . Об этом же пишет и А.Т. Боннер, указывая, что, просмотрев видеозапись, особенно если она сделана на высоком техническом уровне, можно как бы стать очевидцем запечатленных на ней событий . Таким образом, при исследовании аудио- и видеозаписей у суда и лиц, участвующих в деле, имеется возможность воспринимать сведения об обстоятельствах дела в объеме приближенном к тому, который бы эти лица воспринимали, окажись они непосредственными наблюдателями данных обстоятельств в то время, когда они имели место в реальной жизни.

Для того, чтобы доказательство было принято и исследовано судом, необходимо соблюсти правило допустимости, которое сформулировано в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ: доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. К тому же, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ указывает «доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда».

С целью соблюдения законной процедуры собирания информации и возможности вовлечения ее в гражданский процесс ст. 77 ГПК обусловлено, что лицо, ходатайствующее об истребовании аудио- и (или) видеозаписи, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

В настоящее время практика применения судами аудио- и видеозаписей в качестве доказательств не отличается единообразием. Очень часто суды отклоняют такие доказательства, оценивая их как недопустимые. Так, при рассмотрении иска судья одного городского суда Московской области отказался принимать доказательства в виде видеосъемки собрания собственников многоквартирного жилого дома, ссылаясь на ч. 2 ст. 55 ГПК РФ. По мнению суда, доказательствами, собранными законным путем, могут быть признаны аудио- и видеозаписи совершенные с разрешения суда или правоохранительных органов. В данном случае судом неверно были восприняты и оценены условия, при которых производилась видеозапись. Суду необходимо было обратить внимание, что запись осуществлялась в общественном месте на собрании собственников жилья и, следовательно не нарушает право на тайну частной жизни, неприкосновенность и иные права, гарантированные Конституцией РФ . В данном случае получение разрешения компетентных органов не требуется.

Скрытая видеозапись, совершенная в магазине, также не нарушает личные конституционные права человека, поэтому может применяться, как допустимое доказательство в суде.

Другое дело – скрытая аудиозапись телефонного разговора о личной жизни без соответствующих санкций. Собранная такого рода информация не будет являться доказательством в суде, так как нарушает тайну телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Добавить комментарий

Закрыть меню